МОЛЛА НАСРЕДДИН

Анекдоты

 

 

 

 

 

 

КТО ЖЕ ПРИНОСИТ НЕСЧАСТЬЕ?

 

О первой встрече Моллы Насреддина с Тимуром рассказывают так.

Молла Насреддин был очень некрасив.

Однажды рано утром Тимур со своей свитой ехал на охоту. Навстречу ему попался Молла Насреддин. Тимур, увидя его, рассердился:

         Раз рано утром нам повстречался человек с таким скверным лицом, охота будет неудачной. Возьмите его и посадите в тюрьму.

Бедного Моллу тут же схватили и отправили в темницу.

Однако в этот день у Тимура была очень удачная охота. Вернувшись, он приказал выпустить Моллу из темницы и привести к нему.

Когда Моллу привели, Тимур сказал ему:

         Молла! Я думал, что если мы, выезжая на охоту, встретили человека с таким скверным лицом, то удачи нам не будет. Но вышло наоборот.    Поэтому я пожалел тебя и освобождаю.

— За мной, о повелитель, не было никакой вины, но ты посадил меня в тюрьму, а теперь освобождаешь. Спасибо! Я прошу тебя только ответить мне на один вопрос.

Задавай свой вопрос.

            — Утром, посчитав меня зловредным человеком, ты бросил меня в тюрьму, хотя именно потому, что я тебе повстречался, охота у вас была удачней, чем раньше. Я тоже вышел рано утром, чтобы заработать на хлеб своей семье. Но я встретил тебя — и мне не повезло. Я остался голодным здесь, а семья — дома. Теперь скажи по со вести, кто же из нас приносит несчастье?

 

ПОЧЕМУ ТЫ ЗАЛЕЗ НА САМОЕ НЕБО?

 

Есть и такое предание о первой встрече Моллы Нас-реддина с Тимуром.

Говорят, Тимур позвал Моллу к себе во дворец. Тот пришел и увидел, что комната полна народа. Все сидели кругом на полу'. Только Тимур сидел на высоченной тахте, Молла тотчас поклонился и сказал:

            — Здравствуй, боже!

            — Я не бог, — ответил Тимур. — Я...
Молла не дал ему договорить:

            — Я готов за тебя жизнь отдать, святой Азраил![1]

            — Что ты говоришь! — сказал   Тимур. — Какой из меня Азраил?

— Я не понимаю, — ответил Молла, — раз ты не бог и не ангел, то слезай и садись, как человек, рядом со всеми этими людьми. Почему же ты залез так   высоко, на самое небо?

 

СТРАСТЬ К ПРЕУВЕЛИЧЕНИЯМ

 

У Моллы Насреддина был маленький клочок земли. Каждый год он сеял на нем пшеницу, собирал пудов по пятьдесят—шестьдесят и кормил семью.

После того, как к власти пришел Тимур, налоги увеличились в пять раз. Сельские старосты делали все, что хотели и издевались над народом.

Очередь дошла и до Моллы. Староста схватил его за шиворот и сказал:

— Ты собрал в этом году пятьсот пудов зерна, из этого расчета ты и должен внести налог.

Долго Молла просил и умолял:

— Послушай! Ей богу, я собрал всего-навсего пятьдесят пудов!

Староста никак не отвязывался от Моллы и тому ничего не оставалось как только пойти в город и пожаловаться Тимуру.

Тимур выслушал его жалобу, а потом накричал на него:

         Как тебе не стыдно? У тебя аршинная борода, а ты лжешь!

Молла молча поднялся и пошел к двери.

            — Что    случилось? — спросил    Тимур. — Куда ты идешь?

            — Государь, — ответил Молла, — оказывается, староста не виноват!  Если повелитель называет аршинной бороду, которую всю можно вместить в кулак, то чего взять со старосты, у которого пятьдесят пудов превратились в пятьсот?

 

ПОДАРОК МОЛЛЫ

 

Однажды на огороде у Моллы раньше, чем у всех, созрели огурцы.

«Надо, — подумал Молла, — отвезти один вьюк огурцов Тимуру. Может быть, он смилостивится и даст мне хороший подарок».

Он поднялся рано утром, нарвал огурцов, погрузил их на осла и отправился в город.

В это время Тимур ехал куда-то верхом. Он был один и встретился с Моллой.

            — Эй  ты, — спросил  он, — что это у тебя и куда везешь?

            — Свежие огурцы, — ответил Молла, — и везу я их в подарок Тимуру.

Тимур до этого не знал Моллу Насреддина и заметил, что и Молла не знает его.

         Как же ты дружишь с Тимуром, — спросил он, — если вы даже не знакомы? Вы, как говорят, не собратья, не сверстники. Чего ради ты о нем заботишься?

— До сих пор,— засмеялся Молла,— я думал, что на свете только я один глупец, а теперь вижу, что ты еще глупее меня.

Тимур обиделся, но, не желая открыться, спросил:

            — Хорошо, с чего же ты взял, что я глупец?

            — Надо же было тебе столько прожить и до сих пор не знать меня. Ты не знаешь, что я — Молла Насреддин и что мне не пристало заботиться о таких  людях, как Тимур.

            — Раз ты Молла    Насреддин, — полюбопытствовал тот, — и не заботишься о Тимуре, то зачем же везешь ему эти огурцы?

            — Везу, — ответил Молла, — чтобы с легкой руки выцарапать у него что-нибудь детишкам на    молочишко.

            — Ну хорошо, почему ты думаешь, что Тимур подарит тебе что-нибудь?

            — Во-первых, как я слышал, он не особенно глубокомыслен. Похвали его немного и оседлай, как осла, — он все равно не поймет. Во-вторых, почему бы ему и не дать — он же раздает не отцовское достояние, а на родное!

Тимур очень разгневался,  но сдержался и спросил:

            — Хорошо, какой же ты ждешь от Тимура подарок за эти огурцы?

            — Не знаю, если  повезет, то выманю у него  монет пятьдесят—сто.

            — Нет, приятель, у тебя слишком  большой  аппетит. Не верится, что он тебе даст столько.

            — Ну его к черту, пусть не дает. Я согласен и на тридцать—сорок.

            — Нет, и это много. Ладно, пусть будет двадцать—двадцать  пять. С паршивой овцы хоть шерсти клок.

            — А если он ничего не даст? — разозлился Тимур

            — Тогда я отрежу хвост у моего осла и положу его на могилу предков Тимура.

Тимур, не сказав ни слова, тронулся в путь, и Молла двинулся дальше.

Тимур кратчайшей дорогой вернулся в город. Вскоре пришел и Молла.

Тимур прикрыл лицо и позвал Моллу. Он сперва посмотрел на огурцы, а потом спросил:

         Ну ладно, что ты за них от меня хочешь?

— Что я могу просить у тебя, государь, дай тебе бог здоровья? Ничего. Дал бы мне монет пятьдесят—сто.
     — Нет, это слишком высокая цена.

         Если это очень дорого, то пусть будет тридцать - сорок.

— Нет, — ответил Тимур, — это тоже очень много.

Молла по голосу узнал, что Тимур — тот человек, которого он встретил на дороге и понял, что беды ему не миновать. Однако, нисколько не смутившись, сказал:

            — Ладно, я согласен и на двадцать—двадцать   пять!
Тимур поднял покрывало и спросил:

            — А если не дам ничего?

         Государь, я уже сказал, что я — Молла Насреддин, и от своих слов не отрекаюсь. Если   не дашь двадцать — двадцать пять... мой черный осел стоит во дворе и хвост его при нем.

 

ПЕРВЫЙ ИНЖИР

 

У Моллы во дворе росло инжировое дерево. Однажды оно принесло прекрасный урожай. Молла решил отвезти первый инжир в подарок Тимуру.

Рано утром он встал, нарвал корзину спелых ягод и бережно понес повелителю.

Слуги Тимура не пустили Моллу во дворец, отобрали у него корзину и понесли сами. Молла уселся у дворцовых ворот и стал ждать. В это время стражники привели несколько арестантов. Сдавая их, стражники увидели, что одного не хватает. Оказалось, что из-за их небрежности тому удалось по дороге убежать. Чтобы избежать наказания, они схватили Моллу вместо сбежавшего арестанта и сдали начальству. Сколько бедный Молла ни кричал, ни умолял, ничего не помогло. Изрядно избив, его бросили в тюрьму; она оказалась наградой за инжир.

Прошли дни, прошли недели, прошли месяцы. Молла все еще томился в тюрьме.

Однажды Тимур как-то посетил тюрьму и спросил Моллу, за что он заключен. Молла рассказал обо всем, что случилось.

Тимур приказал освободить его, а потом сказал:

— Твой инжир мне очень понравился. Что ты хочешь от меня за него?

            — Вечной жизни и здравия государю!  — ответил Молла. — Я столько уже получил от тебя за него, что мне стыдно просить какую-либо   награду.    Прошу, однако, подарить мне острый топор.

            — Зачем же тебе топор? — спросил Тимур.

— Да так, мне теперь остается только одно — вырубить с корнем мое инжировое дерево.

 

БУДЕТ ХУЖЕ

 

Как мы уже сказали, о первой встрече Моллы Насреддина с Тимуром рассказывают по-разному. Один из рассказов таков.

Тимур много слышал о Молле и, желая показать своим вельможам, что он умнее и находчивее его, позвал Моллу к себе.

Моллу привели во дворец. Тимур нарочно заставил Моллу долго ждать у дверей и потом принял его. До тех пор Молла никогда не видел Тимура и не знал, что он хромой. Войдя, Молла увидел, что Тимур сидит, вытянув одну ногу. Молла подумал, что он принял такую позу нарочно из пренебрежения к нему.

Он уселся перед Тимуром и тоже вытянул одну ногу. Тимур очень обиделся, подумав, что Молла передразнивает его, смеясь над его увечьем. И он решил тоже оскорбить Моллу.

Поговорили они о разных вещах, и Тимур сказал Молле:

            — Я много слыхал о тебе и до сих   пор   думал,   что ты, действительно, умный человек. Но вот с утра, разговаривая с тобой и   приглядываясь к тебе, я не могу понять, далеко ли тебе до длинноухого осла.

            — Ты прав, государь! Сейчас мне на самом деле недалеко до длинноухого осла,— не    смущаясь, ответил Молла и, указав на расстояние между собой и Тимуром, добавил: — Теперь между мной и ослом не больше двух аршин.

Тимур покраснел, но не мог возразить ни слова. Он приказал подать обед. Поев немного, он начал рыгать прямо в лицо Молле, с притворным восторгом взглянувшего на Тимура. Тимур решил, что уже взял верх над Моллой, и поспешно воскликнул:

— Молла, скажи: «На здоровье!» У нас отрыжка означает сытость.

         На здоровье, — сказал Молла. — А потом, набив рот кушаньем, чихнул Тимуру в лицо и оплевал его.

Тимур разгневался и встал.

         Какой же ты невоспитанный человек!
Молла ни мало не смутился.

         Скажи, государь, «будь здоров!» У нас на всякое чиханье говорят: «Будь здоров!» Если ты этого не скажешь и мы начнем препираться; то дальше будет еще хуже.

 

ХОДАТАЙСТВО  МОЛЛЫ

 

Тимур каждый год распределял своих боевых слонов по разным селениям, чтобы их там кормили и смотрели за ними. Слоны уничтожали и вытаптывали все посевы.

Однажды прислали слона и в то селение, где жил Молла. Этот слон за несколько дней извел всех сельчан. Наконец, богатеи собрались и решили пойти к Тимуру — попросить его избавить их от этой беды. И задумались — кто же пойдет? Никто не осмеливался идти. Тогда стали умолять Моллу Насреддина:

— Ты должен взяться за это дело.

Молла идти не хотел, но его так долго упрашивали, что он, подумав, согласился, но только с тем, чтобы идти всем вместе.

И они сообща отправились в путь. Дойдя до города, они долго просили, чтобы их пустили во дворец. В конце концов, их впустили.

Молла увидел, что не одни они пришли к Тимуру — возле него стояли и другие люди. Молла молча присел в сторонке и стал ждать своей очереди.

Тимур начал выслушивать жалобы. Когда жалоба. приходилась ему не по нраву, то он приказывал заточить жалобщика в тюрьму. Увидев это, пришедшие с Моллой односельчане один за другим потихоньку улизнули. Молла вдруг очнулся и заметил, что остался один и хотел тоже удрать, но тут Тимур спросил его:

— Куда же ты идешь? Что ты хотел сказать мне?

Молла со вздохом посмотрел на дверь и сказал:

— Дай бог здоровья повелителю! Мы — твои слуги-крестьяне, благодаря тебе мы живем и всегда молимся за тебя. В этом году ты прислал лам в гости одного из своих слонов, хорошего, умного, доброго. Он воспитай прекрасно, помогает нам ухаживать за посевами и во многом другом. Мы очень признательны тебе. Но он, бедный, в нашем селении одинок и ему скучно. Он не спит все ночи напролет. И наши люди послали меня к тебе просить, чтобы ты прислал еще одного слона — ему в сотоварищи, чтобы он перестал скучать.

Слова Моллы очень понравились Тимуру, и он приказал на другой же день послать в то селение, где жил Молла, слониху.

Когда Молла вышел из дворца, его окружили односельчане и стали расспрашивать:

         Ну как, Молла, удалось тебе что-нибудь сделать?
Молла искоса посмотрел на них и ответил:

         Удалось! Еще какое большое дело удалось! За таких друзей, которые поддерживают друга беде, как вы, мало отдать жизнь. Поздравляю вас! Завтра нам пришлют еще и слониху!

 

КУХНИ И ДВОРЦЫ

 

Когда Молла Насреддин переселился из деревни в город, то несколько лет жил квартирантом в разных домах. Наконец, он скопил немного денег, одолжил кое у кого и построил себе дом с очень маленькой кухней.

Об этом сообщили Тимуру, и тот, чтобы посмеяться над Моллой, собрал своих придворных и пришел к нему.

Тимур оглядел комнаты и кухню и сказал Молле:

         Дом у тебя хороший, он вполне достоин тебя, вот только кухня мне совсем не    понравилась. Разве можно делать такую маленькую кухню?  В ней и двум мышам не разыграться — одна обязательно угодит в мышеловку.

— Размер моей кухни свидетельствует о величине моей любви к тебе, — ответил Молла.

         Я что-то тебя не понимаю, — сказал Тимур.

         Что ж тут не понять? Если у таких людей, как я, будут большие кухни, то тогда у таких как ты, не будет больших дворцов.

 

ХОЧЕТ ВИДЕТЬ САМОГО ПОВЕЛИТЕЛЯ

 

Говорят, что Тимур некоторое время держал Моллу Насреддина у себя во дворце. Как-то в это время прибыл к Тимуру иностранный посланник. Тимур был на охоте, и везирь поручил слугам принять гостя со всеми почестями.

Повар каждый день готовил посланнику изысканные блюда из куропатки, турача и фазана.

Один день, другой, пятый — наконец, посланнику приелось птичье мясо. Ему захотелось говядины. Он позвал повара и попытался на своем языке объяснить ему, что он хочет. Повар ничего не понял. Сообщили об этом везирю.

Везирь вызвал Моллу Насреддина и сказал ему:

         Молла, ты понимаешь больше всех нас. Иди узнай, что хочет наш гость.

Молла пришел к посланнику и жестами спросил, чего он хочет.

Посланник заговорил по-своему, но Молла ничего не понял. Наконец, гость приставил руки к вискам, выставил вверх указательные пальцы и замычал.

Молла, не сказав ни слова, пришел, к везирю. Тот спросил:

            — Что случилось? Чего хочет наш гость?

            — Ей богу, из его слов я ничего не понял, но под конец он так держал руки и так ревел, что я    понял: он хочет видеть самого повелителя.

 

ПУСТЬ ПРИШЛЮТ ПОВЕЛИТЕЛЯ МУДРОГО

 

Говорят, во времена владычества Тимура в одном городе вспыхнул мятеж. Горожане схватили градоправителя и стражников и бросили в темницу. Узнав об этой, Тимур страшно разгневался и, взяв свои войска, пошел усмирить и наказать мятежников. Горожане заперли все ворота и начали обороняться. Тимур, несмотря на все усилия, не мог взять город. Несколько раз он штурмовал его, но терпел поражение. Тогда он позвал гонца и сказал ему:

         Готовься в путь. Я напишу письмо и ты отвезешь его моему везирю. На этой неделе надо покончить с мятежниками.

Тимур взял перо и бумагу и начал писать. Писал он долго, а потом обернулся к окружавшим его приближенным:

         Я написал, чтобы мне спешно прислали отряд всадников, отряд пеших воинов, отряд   лучников,  воинов с баллистами. Теперь скажите, что еще нужно, чтобы справиться с этим городом.

Молла Насреддин тоже был среди приближенных, Тимур взял его с собою в поход.

         Чтобы справиться с этим городом, — сказал Молла, — совсем не нужно того, что ты перечислил в письме. Напиши, пусть пришлют мудрого    повелителя. Если такой найдется, то дело уладится и без боя.

 

ОПАСНЫЙ НИЩИЙ

 

Тимур приказал Молле Насреддину:

         Город переполнен нищими, и они такие наглые и бесстыжие, что, ухватив кого-нибудь, не   отпускают, пока не получат подаяния. Возьми бумагу и перо и составь список этих наглецов — я вышлю всех из города.

Молла взял бумагу и перо и первым написал имя Тимура.

Тот, взглянув на бумагу, чуть с ума не сошел от ярости.

— Не сердись, о повелитель! Ты же сам приказал мне составить список самых наглых нищих. Я так и сделал.

            — Что ты! — ответил Тимур — Я, Тимур, нищий? И из самых наглых?!

            — Что же ты гневаешься,  государь? Шила  в  мешке не утаишь! Ты нищий! И из самых наглых!

            — Так, по-твоему, меня надо выслать из города?

         Да, государь! Другие нищие не так опасны, как ты. Они получают что-нибудь у народа, умоляя об этом, а ты — насильно, с помощью ругани и плетки.

 

СКРОМНОСТЬ МОЛЛЫ

 

Однажды Тимур сказал Молле:  

         Молла, у меня сегодня очень хорошее настроение. Хочу сделать тебе какой-нибудь подарок, но не знаю, что бы пришлось тебе по душе.

— Слава повелителю! — ответил Молла. — Что Бы ты ни подарил, все мне будет по душе.

         Ну хорошо, — предложил   Тимур, — я тебе буду перечислять, а ты выбирай. Десять золотых, коня, стадо овец или сад — что ты хочешь?

— Если ты спрашиваешь, что мне по душе, то желал бы я, чтобы ты доказал, что ты на самом деле справедливый государь.

         Как? — спросил Тимур.

            — Если ты позволишь мне положить в карман десять золотых, сесть и на коня и погнать стадо овец в сад, — тогда ты докажешь, что на самом деле справедлив.

            — Аппетит у тебя неплохой. А если я ничего не дам?

            — Ну что ж, — ответил Молла,— тогда докажешь, что ты и есть Тимур.

 

НАД КЕМ СМЕЯЛСЯ МОЛЛА

 

Однажды Тимур разгневался на кого-то и приказал Молле:

         Влепи ему сейчас же сто палок!

Молла рассмеялся. Тимур еще больше рассвирепел в закричал:

         Чего ты смеешься? Исполняй мой приказ! Влепи ему сейчас же пятьсот палок!

Молла расхохотался.

Тимур совсем разгорячился:

         Раз так, влепи ему немедля тысячу палок!
Молла расхохотался еще громче. Тимур вскочил, как сумасшедший.

         Ты что, смеешься надо мной?

— Нет, о повелитель! Разве я посмею смеяться над тобой. Я смеюсь над аллахом. Как это случилось, что он сделал государем такого человека, как ты, который никогда не пробовал палок и не разбирается в цифрах! Разве можно влепить одному человеку тысячу палок?

 

ВОПРОСЫ ТИМУРА

 

Однажды Тимур сказал Молле:

            — Я хочу задать тебе один мудреный вопрос.    Скажи мне, что на белом свете еще не поспело, не поспевает и никогда не поспеет.

            — Это, — ответил Молла,  — та плата, которую ты назначил, когда нанимал нас.

 

СПИСОК ГЛУПЦОВ

 

Однажды Тимур приказал Молле составить и представить ему список всех глупцов, служивших в его дворце.

Молла понял, что Тимур, получив этот список, будет издеваться над своими вельможами и позабавится. Но он понял и то, что эти люди станут его врагами. Он долго думал, потом взял лист бумаги и написал заголовок: «Глупцы во дворце Тимура». И посредине листа крупными буквами написал только одно слово: «Тимур» и отдал бумагу Тимуру.

А тот, увидев в списке глупцов только свое имя, обезумел от ярости и спросил:

— Что это такое?

— Это список глупцов,— ответил Молла.

— По-твоему, в этом дворце только один глупец, и это — я?

— Да, государь! Глупее тебя я не нашел никого.

— Как ты докажешь,  что я глупец? — закричал Тимур.

— Вечная жизнь и здравие повелителю! — ответил Молла. — Ты же сам поручил мне составить список глупцов, которые живут у тебя яри дворе. Значит, ты сам знал, что придворные, которых ты собрал у себя, если не все, то по большей части — глупцы. Раз ты    знаешь, что они глупцы и все-таки держишь их во дворце и окружаешь почетом, значит, — ты самый большой глупец.

Тимур видит, что возразить ему нечего. Немного подумав, он сказал Молле:

— Хорошо, если я докажу, что все они не глупцы, а умные люди, что тогда?

— И тогда в этом списке все равно останется только твое имя. — Почему?

— Потому что сам ты приказал составить список глупцов. Если окажется, что во дворце нет глупцов и все люди умны, то настоящий глупец ты, потому что умных людей подозреваешь в глупости.

Тимур понял, что опять попал впросак, и, совсем  разгневавшись, сказал:

— Если я докажу, что в этом дворце только один глупец и это — ты, что тогда?

— Опять-таки в описке останется только твое имя.

— Почему?

— Потому что умный не поручит дураку  составлять список глупцов.

— Если я сейчас позову палача и велю ему вырвать у тебя язык, тогда что?

— Тогда из этого списка я вычеркну твое имя и впишу свое, чтобы потом никто не поступал   глупо и не говорил тебе правды.

 

БАКЛАЖАНЫ

 

Однажды Молла обедал у Тимура. Подали соус из баклажан. Чтобы испытать Моллу, Тимур сказал:

         Больше всего на свете я люблю баклажаны.

         И я тоже, государь, — отозвался Молла.
Немного спустя, Тимур сказал:

— Баклажаны не так уж вкусны. Если я не поем их несколько лет, то и тогда про них не вспомню

— И я тоже, государь, — отозвался Молла.

Прошло еще немного времени   и Тимур сказал:

            — Всегда, как только я поем баклажаны, у меня начинается сердцебиение и болит голова.

            — У меня тоже, государь, — подхватил Молла.

            — Они, проклятые, — вещь  очень   полезная, — опять сказал   Тимур.— Когда я их ем, то у меня светлеет в глазах.

            — У меня тоже, государь,— поддакнул Молла.

Под конец обеда Тимур подозвал повара и сказал ему:

         Если ты еще раз подашь мне на стол баклажаны, то я сниму с тебя шкуру, как с баклажан кожицу. Знай раз и навсегда: я их терпеть не могу!

Молла тотчас же отодвинул свою тарелку:

            — Я, государь, даже смотреть на них не могу.

              Ай Молла,— сказал Тимур,— какой ты странный человек! Ты соглашаешься со всем, что бы я ни сказал об этих несчастных баклажанах. Что это такое?

         Дело тут ясное, о повелитель! — ответил Молла. — Это так и должно быть. Ведь жалованье мне платишь ты и служу я тебе, а не баклажанам.

 

ИЗВИНЕНЬЕ ХУЖЕ ПРОСТУПКА

 

Однажды Тимур спросил Моллу:

         Молла, что это значит: извиненье хуже проступка.

         Вечная жизнь и здравие повелителю! Это персидские слова, и смысл их таков: иной раз извиниться еще хуже, чем сделать ошибку.

Тимур не понял, и Молла стал ему разъяснять.

         Предположим, какой-то человек совершил оплошность, а потом пришел просить прошенья, но его извиненье оказывается еще хуже его проступка.

Тимур опять не понял.

Сколько Молла ни старался, но так и не смог толком объяснить Тимуру значение этих слов. Наконец, тот обозлился и сказал:

— Что ты за глупец! Всего три слова — и ты не можешь объяснить. Смотри, даю тебе срок, пока я досчитаю до ста ты должен объяснить мне. Если же ты не объяснишь, я прикажу отрубить тебе голову.

Мопла не сказав ни слова, приблизился к Тимуру и больно ущипнул его в бок. Тимур громко вскрикнул и повернулся к Молле:

         Ты что, с ума сошел? Что ты делаешь?
Молла поклонился ему и сказал:

         Прошу извиненья, о повелитель! Мне померещилось, что я у себя дома — и ты моя жена.

— Что ты мелешь? — закричал Тимур.

  Не гневайся, государь! — ответил   Молла. — Вот когда извиненье хуже проступка.

 

МОЛЛА И ПРИДВОРНЫЕ

 

Во дворце Тимура все придворные ненавидели Моллу Насреддина. Они всячески старались очернить Моллу перед Тимуром, но каждый раз сами попадали впросак.

Однажды несколько придворных старались убедить Тимура в том, что у Моллы Насреддина изо рта идет такой дурной запах, что рядом с ним невозможно стоять.

Случайно, когда происходил этот разговор, пришел и Молла. Тимур заметил, что до прихода Моллы придворные болтали, как попугаи, но едва только вошел Молла Насреддин, все они смолкли и страшно побледнели.

Чтобы выяснить истину, Тимур сказал Молле:

            — Подойди сюда, Молла. Они говорят, что с тобой стряслась новая беда.

            — Все они, государь,— сказал Молла,— мои дорогие друзья. Они не могут лгать. Скажи,   пожалуйста, что они говорят, что за новая беда стряслась со мной?

            — Говорят, у тебя из рта идет дурной запах.

         Увы, государь, они говорят правду. До сих пор я, видя все их дурные поступки, нигде о них не говорил и молча таил у себя в груди. Теперь она так   переполнилась, что дурной запах выходит у меня изо рта.

 

МОЛЛА СОБИРАЕТСЯ В ПОХОД

 

Однажды Тимур собрался на кого-то напасть. В тот день, когда войска должны были выступить в поход, он сказал Молле:

         Ты тоже приготовься! Хватит тебе есть и спать. Этот век — век меча, а не языка. Ты будешь вместе со мной в походе.

Сколько Молла ни старался, но увильнуть от похода не смог. Наконец, он нашел где-то лук, сел на осла и приехал к Тимуру.

Тимур вдоволь нахохотался, а потом спросил:

                                             Что же это, Молла? Разве ты не мог найти лошадь, что сел на осла?

         Это, государь, сделать не удалось: осел мне не позволил. Он сказал: «Если повелитель не может разлучиться с тобой, то я с тобой — тем более! Куда бы ты ни шел, я должен быть вместе с тобой».

Тимур понял, что Молла его опять провел, но, не желая, чтобы окружающие помяли это, сказал:

            — Ну хорошо, у тебя есть лук, но я не вижу стрел.

            — Да, стрел у меня нет,— ответил Молла.

            — Чем же ты будешь стрелять во врагов?

            — Теми стрелами, которые они пошлют в нас.

            — Ты глуп просто на удивленье! А если врага не будут стрелять в нас?

            — Если враги не будут стрелять в нас, то и война не начнется. Зачем же мне тогда стрелы?

 

СМЕРТЬ МИНУЕТ МОЛЛУ

 

Однажды Тимур спросил у Моллы:

            — Молла, скажи правду, хотелось бы тебе стать повелителем?

            — Не дай бог, — ответил Молла Насреддин. — Что мне самого себя не жалко?

— Почему? — спросил Тимур.

         За время своей скромной жизни видел я, как умерли два повелителя. Бог даст, еще двух провожу на кладбище. Но ни один из этих повелителей не видел кончины Моллы Насреддина.

 

МОЛЛА ИЩЕТ КЛАД

 

Говорят, когда Молла служил у Тимура, произошел такой случай.

Одному богачу очень нравился сад соседа. И он хотел как-нибудь завладеть им. Сосед не соглашался продать свой сад и всегда говорил:

  Нет, сосед, сад свой я не продам, потому что мне стоило больших трудов вырастить его. Теперь все мое богатство в этом саде. Каждый день я хожу по нему и радуюсь.

Богач понял, что по своей воле сосед сада не продаст. Тогда те деньги, которые он хотел заплатить за сад, он отнес городскому правителю, судьям, главному придворному везирю и подкупил их. Потом возбудил такое дело: «Я видел во сне, что покойный отец моего соседа был должен сто золотых моему покойному отцу, Теперь я требую: или пусть сосед вернет мне отцовский долг, или отнимите у него сад и отдайте мне».

Соседа вызвали в суд. Сколько тот ни умолял, ни взывал к справедливости, все было напрасно. По решению суда сад у него отняли.

Сосед пожаловался городскому правителю, но тот утвердил решение суда. Тогда обездоленный бедняга передал свое дело Тимуру. Тимур поручил главному везирю разобраться в нем и вынести свой приговор.

Везирь тоже утвердил решение суда.

Бедняга потерял всякую надежду. Жители его квартала посоветовали ему пойти к Молле Насреддину и все рассказать ему — только Молла может помочь его горю.

Бедняга пошел к Молле и рассказал все, как было.

         Не горюй,— ответил Молла.— Завтра на рассвете приходи ко дворцу Тимура. Как с осла   снимают   вьюк, так я отберу твой сад и верну тебе.

На другой день рано утром бедняга пришел ко дворцу и увидел, что Молла, подобрав полы своей чухи, роет киркой землю под дворцовой стеной. Он удивился и спросил:

            — Ай Мояла, что ты делаешь?

              Возьми  лопату,    кирку и помогай    мне,— ответил Атолла,— сейчас отсюда выйдет твой сад.

Бедняга подумал, что Молла, наверно, сошел с ума.

А тот, смеясь, сказал:

Я понимаю, ты думаешь, что я рехнулся, но я в своем уме. С такими людьми надо поступать так, как я задумал. Возьми кирку!

Бедняга взял кирку и принялся помогать Молле. Оказывается они копали под стеной спальни Тимура.

Тимур от стука проснулся. Дворцовые слуги всполошились. Они вышли и увидели, что Молла успел подрыть стену так, что она вот-вот обрушится. Слуги сказали об этом Тимуру. Тот встал и сам пришел к Молле.

— Ты что, — спросил он, — с ума сошел? Что ты делаешь?

            — Я видел во сне, что мой покойный отец  закопал под этой стеной семь кувшинов с золотом. Возьми кирку и копай вместе со мной. Половина того, что мы найдем — тебе, половина — мне.

            — Не сходи с ума, — сказал Тимур. — Вылезай оттуда. Этот дворец построен сотни лет тому   назад. Тогда на свете не было и дедушки твоего отца.

            — Знаю,— ответил Молла.

            — Раз знаешь, так чего же копаешь?

            — Копаю потому, что видел такой сон.

            — Глупец, разве то, что видишь во сне, всегда бывает правдой?

Молла поднялся и расправил плечи.

— Я как раз хотел, чтобы ты оказал именно это. Теперь послушай.

И он рассказал Тимуру всю историю бедняги, а потом спросил:

         Теперь, о  повелитель, ты мне скажи: почему у богатых и сановных людей сон всегда бывает правдой, а у бедняков — ложью?

Тимур не знал, что ответить.

Молла начал опять рыть под стеной и сказал:

         Или сейчас же отмени приговор суда, накажи этих людей и верни бедняку его сад, или я буду копать, пока не найду золота.

Тимуру ничего не оставалось, как только отменить приговор.

 

ИЗМЕРИТЕЛЬ ПОГОДЫ

 

Однажды Тимур, взяв с собой Моллу, выехал на охоту. Внезапно небо почернело от туч и стало темно. Тимур спросил Моллу:

— Как думаешь, Молла, будет дождь или нет?

  Не знаю, государь, в астрологии я не разбираюсь

В это время с пастбища возвращалось стадо.

— Иди спроси у пастуха,— сказал    Тимур Молле,— может быть, он знает.

Молла подъехал к пастуху и опросил:

— Скажи, будет дождь или нет?

Пастух поднял хвост мула, оглядел его со всех сторон, погладил и потом сказал:

— Иди и скажи своему господину, что по сведениям, которые дает мой мул, тучи разойдутся и дождя не будет.

Молла вернулся и передал Тимуру слова пастуха.

— Животные, — заметил Тимур, — предугадывают погоду лучше, чем люди. Раз пастух, посмотрел на хвост мула и предсказал так,— значит это правда. Отправимся дальше, дождя не будет.

Но едва они отъехали, хлынул ливень. Струи хлестали так, что по ним, как говорится, можно было взобраться на небо. Все промокли до нитки.

Тимур разозлился и закричал на Моллу:

            — Что это такое? Ты же сказал, что дождя не будет!

            — Государь! О том, что дождя не будет,   говорил не я! Эти сведения дал хвост мула, о них сказал пастух, а ты их подтвердил.

            — Что нам теперь делать? — спросил Тимур.

            — Ничего, — ответил Молла. — Что мы можем сделать? Властитель, у которого астролог — пастух, а измеритель погоды — хвост мула, всегда обречен на не удачи.

 

БОЯЗНЬ ЩЕКОТКИ

 

Говорят, Тимур, желая узнать  насколько храбр Молла, приказал своим палачам:

         Повесьте его сейчас же!

Палачи поволокли Моллу, который не промолвил ни слова. Когда его довели до дверей, Тимур спросил:

         Если у тебя есть, что завещать, сделай   это, — настали твои последние минуты.

— Никакого завещания у меня нет. Есть только одна маленькая просьба.

         Какая? — спросил Тимур.

         Мне щекотно, когда дотрагиваются до моей шеи, — ответил Молла,— и прошу тебя приказать, чтобы меня повесили не за шею, а за пояс.

 

КТО  ВЫШЕ?

 

Однажды Тимур взял Моллу Насреддина с собой на прогулку. По дороге они встретили старого пахаря. Тимур прошел мимо. Молла же остановился и поздоровался с пахарем.

Когда они отошли немного, Молла спросил у Тимура:

— Почему ты, государь, не поздоровался с этим пахарем?

— А почему я должен был с ним здороваться? Он обязан был поздороваться со мной, а не я с ним.

— Нет, государь, ты должен был поздороваться первым.

— Почему? — спросил Тимур.

— Потому, что он пахарь.

— Ну и что же? Он пахарь, а я — повелитель! Кто же выше — пахарь или я?

— Конечно, пахарь.

— Почему?

         Потому что, если пахарь не будет сеять,   растить, собирать урожай и давать вам, то такие повелители, как ты, помрут с голоду.

 

ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ МОЛЛЫ

 

Однажды Тимур спросил Моллу:

— Скажи, как ты меня любишь?

         Я — Молла Насреддин, а ты—великий Тимур. Значат, я могу любить тебя так, как только может любить Молла Насреддин Тимура.

         Хорошо! Пойдешь ли ты ради меня на смерть?

            — Если не смогу сам, то твои палачи помогут, — ответил Молла.

            — Например, я сейчас прикажу тебе броситься в море, сделаешь ли ты это?

Молла, услышав эти слова, сразу же поднялся. Тимур спросил:

         Куда ты?

— Вечная жизнь и здравие повелителю! — ответил Молла. — Броситься за тебя в море и утонуть для меня большая честь. Но сперва разреши мне пойти научиться плавать, а потом — пожалуйста!

 

ДУХОВНЫЙ НАСТАВНИК

 

Однажды Молла спросил у кази[2], который всегда бывал у Тимура:

         Кто твой духовный наставник?

Кази подобострастно взглянул на Тимура и, низко склонившись перед ним, ответил:

         Наш великий повелитель Тимур!

Один из присутствующих тихонько шепнул Молле:

            — Молла, спроси, а кто его пророк?

            — Кто же может быть? — сказал Молла. — У кого духовный наставник Тимур, у того пророк Чингиз-хан или кто-нибудь вроде его.

 

ПРОЗВИЩЕ ТИМУРА

 

Однажды Тимур спросил Моллу:

            — Молла, ты очень хорошо  знаешь, что в прошлые времена каждый арабский халиф имел свое прозвище: Муваффакбиллах[3], Мутасимбиллах[4], Мутаваккулбиллах[5], Муайидбиллах[6]...

            Знаю,— ответил Молла.

            — Если бы и я тоже захотел иметь какое-нибудь прозванье, то мог бы ты выбрать его для меня? — спросил Тимур.

            — Не нужно мне ни искать, ни  выбирать,— ответил Молла, — сам народ уже нашел для тебя    подходящее прозвище.

            — Какое? — спросил Тимур.

— Наузубиллах[7], — сказал Молла.

 

ЗАБОТА МОЛЛЫ

 

Как говорит предание, однажды Моллу Насреддина назначили правителем того города, в котором он жил.

Через два дня после того, как он приступил к своим обязанностям, стражники поймали двух воров и привели к нему. Одного поймали ночью, другого — днем.

Молла расследовал дело, и того, кто воровал ночью, освободил, а того, кого поймали днем,—посадил в тюрьму.

Хозяин того дома, где вор совершил кражу ночью, пожаловался Тимуру, что Молла вел дело несправедливо.

Тимур прислал Молле приказ: поймать вора, совершившего кражу ночью, и как следует наказать.

Молла получил этот приказ, прочел его и подумал: «Наверно, законы изменились, а я этого не знаю».

Он поймал этого вора и посадил в тюрьму, а того, который воровал днем, освободил, украденные им вещи он отобрал у хозяина и отдал вору.

На сей раз этот хозяин пришел к Тимуру жаловаться на Моллу.

Тимур рассердился и вызвал Моллу к себе.

            — Что ты делаешь? — спросил он.— Почему ты освободил этого вора?

            — По твоему приказанию,— ответил Молла.

            — Как по моему приказанию? — еще больше рассердился Тимур — Когда я писал, чтобы ты   освободил его?

         Слава повелителю! — сказал Молла. — Один из воров совершил кражу днем, другой — ночью. Еще со времен наших предков мы знаем: воруют   всегда ночью, а днем —   никогда. Поэтому   тот, кто ворует днем, нарушает и законы и обычаи. Вот я и посадил в тюрьму того, который совершил кражу днем, и выпустил пойман ного ночью. Потом я получил за твоей подписью приказ: нужно поймать и посадить того, кто воровал ночью. Я и подумал, что законы, наверно, изменились. Поймал того, кто воровал ночью, а пойманного днем — освободил.

Тимур совсем разгневался:

         Сейчас же иди, поймай и этого.

  О повелитель! — возразил Молла. — Это же несправедливо! Если нельзя воровать ни ночью, ни днем, то что же им, беднягам, остается? Когда же им заниматься своим делом?

 

С ЧЬЕЙ СТОРОНЫ?

 

Говорят, Тимур всегда ходил с особой охраной, в которую набирал самых храбрых юношей.

Однажды Тимур послал приказ прислать ему храбрецов из того села, где жил Молла. Сельчане знали, какой Тимур кровожадный, и никто не соглашался пойти к нему на службу.

Наконец, седобородые старцы собрались и пришли к Молле с просьбой избавить их от этой напасти и самому пойти на службу к Тимуру.

Молла согласился. Старцы повели его и представили Тимуру как самого храброго из их села.

Тимур поглядел то иа Моллу, то на старцев, приведших и расхваливающих его, и понял, что дело здесь не чисто.

А Молла молча, спокойно ждал, какое несчастье обрушится на него.

Тимур захотел испытать бесстрашие Моллы и приказал позвать самого меткого стрелка из лука.

По приказу Тимура стрелок натянул тетиву и выпустил в Моллу стрелу.

В первый раз стрела пролетела между ног Моллы Насреддина.

Увидев, что дело оборачивается плохо, Молла хотел сперва закричать, что он, дескать, вовсе не храбрец, но потом опомнился: Тимур накажет всех старцев.

Закрыв глаза, он ждал своего конца.

Вторая стрела пролетела у него под мышкой.

Третьей стрелой лучник сбил с Моллы папаху.

Молла не раз терял сознание, но все-таки стоял не шелохнувшись.

Тимур убедился, что Молла и вправду храбрец и подозвал его к себе.

Видя, что испытание закончено, Молла, нисколько не оробев, смеясь, подошел к Тимуру.

Тот, восхищаясь храбростью Моллы, приказал дать ему новую шубу и папаху.

            — Да будут вечны жизнь и здравие повелителя! — сказал Молла. — Почему ты даешь мне эту шубу и папаху?

            — Потому что от стрел и шуба твоя и папаха продырявились.

            — Ну уж, если таково твое пожелание, то пусть мне дадут еще и подштанники.

            — Но мы ведь твоим подштанникам никакого вреда не причинили.

Молла, склонив голову, ответил:

         Правда, с вашей стороны ничего не попало, зато с моей досталось.

 

МОЛЛА — СТРЕЛОК

 

Однажды Тимур повел Моллу Насреддина на площадь, где воины обучались стрельбе из лука.

— Молла, — спросил Тимур, — ты когда-нибудь в своей жизни стрелял из лука?

Молле стыдно было сознаться, что он никогда не стрелял, и он сказал:

         В молодости я был хорошим стрелком. Теперь постарел и уж не беру в руки лук.

Услышав это, Тимур приказал дать Молле лук. Сколько он ни отговаривался, но отказаться не мог. Наконец, ему пришлось взять лук, прицелиться и выстрелить. Стрела упала за пятнадцать шагов до цели.

Молла, не растерявшись, воскликнул:

— Так стреляет ваш полководец!

Он выпустил вторую стрелу, опять промахнулся, но, не унывая, продолжал:

         А так стреляет ваш советник!

Таким образом, сколько раз Молла ни стрелял, он все время не попадал в цель и называл разные имена.

Последняя стрела попала в цель, и Молла крикнул:

         Так стреляет Молла Насреддин!

 

ПРИЗНАНИЕ МОЛЛЫ

 

Однажды Тимур дал большой званый обед. В числе гостей был и Молла.

Тимур увидел, что Молла ведет приятную беседу с одним человеком. Чтобы пристыдить Моллу, он подошел к нему и сказал:

         Кто знает, какие лживые похвалы ты воздаешь!

         Что мне делать, государь? — невозмутимо ответил Молла. — Без лжи не обойдешься, ибо я рассказываю моему другу о твоей справедливости.

 

СИЛА СТРАХА

 

Однажды некто принес Тимуру гуся. Тимур поручил Молле сказать повару, чтобы тот поджарил гуся. Когда гусь был поджарен и Молла понес его Тимуру, он не вытерпел и съел одну ножку.

Увидев, что у гуся только одна нога, Тимур спросил:

— Молла, а где вторая нога?

— Как то есть где вторая нога? — невозмутимо ответил Молла.— Гуси же всегда бывают одноногими!

            — Что за вздор ты мелешь? — рассердился   Тимур — Где ты видел одноногих гусей?

            — Клянусь тобой, видел,— уверял Молла.

Тимур был сильно разгневан. Молла понял, что дела его плохи, и вдруг, взглянув в окно, увидел на берегу реки несколько гусей, которые, стоя на одной ноге, грелись на солнце.

Он сразу повернулся к Тимуру и сказал:

         Ты, как повелитель, всегда настаиваешь на своем. Но вот посмотри на этих гусей — одноногие они или нет?

Тимур, взглянув в окно, рассвирепел, схватил лук и прямо из окна выпустил по гусям стрелу. Гуси разлетелись по сторонам.

         Ну посмотри,— сказал Тимур,— одноногие они или двуногие.

Молла спокойно ответил:

         Если бы я так  пустил в тебя стрелу, как ты в них — то от страха ты стал бы четвероногим.

 

ПРИДВОРНЫЕ ВОРОНЫ

 

Однажды Тимур пригласил Моллу на охоту. Гонец сообщил, что Молла сейчас придет. Его долго ждали. Наконец, он пришел с вороной на руке.

Тимур, увидев Моллу, не мог удержаться от смеха и спросил:

— Ай Молла, что это за ворона? Неужели ты собираешься идти на охоту с вороной?

— Разве нельзя? — спросил в свой очередь Молла.

— Ведь ворона — не ловчая птица.

— Она может охотиться, и даже очень хорошо. Я знаю таких ворон, которые охотятся лучше сокола. Они набрасываются не только на птиц, но и на людей.

Заметив на лице Тимура недоумение, Молла, указав на придворных, добавил:

         Оглянись вокруг!

 

МОЛОДЕЦ

 

Тимур приехал в город и задал пир, на который были приглашены чиновники и городские богачи. Молла тоже был там.

От страха перед Тимуром никто не решался и рта раскрыть.

Подали шербет[8]. Сперва его выпил Тимур. Один из богачей хотел подольститься к нему и сказать: «На здоровье», но так растерялся, что вместо этого сказал:

         Молодец!

Тимур рассердился на это неуместное слово и хотел отчитать богача. Увидев это, Молла поспешил на выручку:

         Не гневайся, о повелитель!  В нашем городе «молодец» значит «на здоровье!»

 

МОЛЛА ВОССТАНАВЛИВАЕТ ИСТИНУ

 

Однажды Тимур, чтобы испугать и пристыдить Моллу Насреддина, при всех придворных повернулся к нему и гневно сказал:

         Мне стало известно, что вчера на одном собрании меня хвалили, называя    справедливым государем. Ты тоже был там, но о моей доброте не сказал ни слова.

Молла невозмутимо ответил:

         Нет, государь, это ложь! Не только вчера, но и ни разу в жизни я не был на таких собраниях, где говорили бы о твоей доброте и справедливости.

 

МОЛЛА ОЦЕНИВАЕТ ТИМУРА

 

Однажды Тимур взял Моллу Насреддина с собой в баню. На Тимуре был дорогой банный фартук. Они мылись и беседовали о разных делах. Наконец, Тимур спросил:

            — Молла, какой я человек — ценный или нет?
Молла, немного подумав, ответил;

            — Цена тебе — десять туманов.

 

            — Что ты говоришь! — возразил Тимур — Один мой фартук стоит десять туманов.

            — Об этом фартуке я и говорю!

 

СКАКУН МОЛЛЫ

 

Однажды Тимур пригласил Моллу принять участие в скачках. Молла взял своего быка, покрыл его попоной, надел на него недоуздок и приехал на площадь.

Увидев это, Тимур опросил:

— Ай Молла! Почему ты сел на быка? Разве он может угнаться за конем?

         Ей богу, я давно на него не садился,— ответил Молла. — Но когда он был теленком, то, проклятый, скакал так, что не только конь, но и птица не могла за ним угнаться.

 

ПОЧЕМУ РАЙ БОЛЬШЕ АДА

 

Однажды Тимур в разговоре с Моллой спросил:

— Молла! Что больше — рай или ад?

— Рай больше,— ответил Молла.

— Откуда ты знаешь, что рай больше?

         Ведь бедных больше, чем богатых.

 

КОМНАТА ТИМУРА

 

Однажды Тимур дал Молле несколько персиков и сказал:

         Возьми их и отнеси ко мне в комнату.

Молла отнес персики на кладбище и положил в склеп.

Тимур вернулся домой, но, сколько ни искал, персиков не нашел.

Разгневавшись, он позвал Моллу:

            — Молла, где персики?

            — Слава повелителю! — ответил Молла. — Как ты сказал, так я и сделал — отнес персики в твою комнату.

            — Где же они? Я искал их и не нашел. Куда ты их положил?

            — Великий повелитель! Это же не твоя комната.. Я положил их в твою.

         Что ты говоришь? — удивился Тимур. — Как то есть не моя комната? А где же моя?

Молла встал и сказал:

         Пойдем, я покажу тебе.

И он повел Тимура на кладбище к склепу:

         Смотри, вот твоя настоящая комната.  А там, во дворце, ты только гость!

 

ВЕЛИЧИЕ ТИМУРА

 

Однажды разговор зашел о величии Тимура, Присутствующие говорили о его силе и могуществе и восхваляли его. Наконец, городской правитель сказал:

— Сколько   бы ни было в этом    мире    повелителей, Тимур среди них — великан.

Сидевший в сторонке и до тех пор молчавший Молла вмешался в разговор:

         Поменьше превозносите его. Каким бы великаном он ни был, а все-таки верблюд больше!

 

ИМ ЧИСЛА НЕТ

 

Тимуру сообщили, что кое-кто из придворных сошел с ума. Вызвав Моллу, он приказал ему узнать, сколько человек сошло с ума и кто именно. Получив такое приказание, Молла, немного подумав, сказал:

— Слава повелителю! Ты бы лучше приказал мне сообщить, сколько у тебя людей в своем уме, ибо такие все же есть и их можно сосчитать быстрее. А как мне сосчитать сумасшедших?  Им же числа нет!

 

МУРАВЬИНАЯ СИЛА

 

Все свои государственные расходы Тимур покрывал налогами, безжалостно сдираемыми с несчастных крестьян. Налогам числа не было, и они следовали один за другим.

У крестьян того села, где жил Молла Насреддин, так же, как и у всех других, отнимали последнее.

Наконец, у Моллы Насреддина не стало сил терпеть такую жестокость. Он пришел к Тимуру и предъявил ему очень тяжелые обвинения.

Поступок Моллы разгневал Тимура, и он закричал:

         Как ты набрался смелости разговаривать в присутствии такого великого государя, как я?!

Молл а невозмутимо ответил:

         О   повелитель! Не очень-то пугай нас тем, что ты велик. Ты велик, а мы малые, но не забывай, что хотя еж и покрыт иглами, ему хорошо может насолить маленький муравей.

 

ПРЕДОСТОРОЖНОСТЬ МОЛЛЫ

 

Однажды Тимур проверял дела городского правителя. Оказалось, что он, взыскивая с горожан налоги, делал в книгах неправильные записи.

Тимур разгневался и заставил правителя съесть все налоговые книги.

Вместо него он назначил правителем Моллу.

Через некоторое время Тимур решил проверить дела Моллы и велел ему явиться вместе с налоговыми книгами.

Молла пришел. Тимур увидел, что он сделал книги из тонкого лаваша[9] и вел свои записи на нем.

Тимур рассердился и спросил:

            — Что, во всей стране не нашлось бумаги?

            — Вечная жизнь и здравие повелителю! — ответил Молла. — Я знал, что ты разгневаешься на меня и прикажешь съесть налоговые книги, а у меня желудок не такой крепкий, как у моего предшественника, чтобы переварить столько бумаги. Вот я и принял заранее меру предосторожности.

 

ПОСЛЕДСТВИЕ ГОЛОДОВКИ

 

Однажды Тимуру подарили хорошего осла. Чтобы угодить повелителю, льстецы стали чрезмерно расхваливать этого осла. Присутствовавший при этом Молла тоже высказал свое мнение:

         Правда, осла хорошо расхвалили, но одно его достоинство осталось никем не    замеченным. В этом прекрасном создании я вижу огромный талант. Если бы он попал ко мне в руки, я научил бы его читать.

Тимур очень заинтересовался.

         Если ты сделаешь это,— сказал он Молле,— я дав тебе все, что захочешь.

— Вечная жизнь и здравие повелителю! — поклонился Молла. — Разве ты можешь сказать, что я не исполнил хотя бы одно дело, если обещал? Сделаю! Это животное очень умное и одаренное, научится. Только при соответствующих условиях.

— Скажи, Молла, что это за условия? — спросил Тимур.

— Первое условие таково: ты должен дать мне двухмесячный срок. Второе: ты должен дать мне деньги на содержание осла в эти два месяца, на учебники для него, тетради и на асе другие школьные принадлежности... На все это ты должен выдать мне по золотому на день.

Тимур согласился и приказал выдать Молле столько денег, сколько он просил.

Молла привел осла домой и начал учить.

Прошло два месяца. В последний день народ собрался на городской площади. Молла подвел осла и остановился перед Тимуром.

Перед ослом поставили стол, и Молла положил на него книгу, которую нес под мышкой. Увидев книгу, осел начал перелистывать ее языком. Через каждые три—четыре страницы он поворачивал голову к Молле и ревел.

Все стоявшие вокруг удивились. Тимур был очень доволен и спросил Моллу:

            — Молла, я дам тебе все, что захочешь, скажи мне только правду, как ты научил осла читать?

            — Вечная жизнь и здравие повелителю! — ответил Молла — Я сшил книгу из кожи джейрана и сыпал между страницами книги ячмень. Через пятнадцать дней началась вторая часть обучения. Два дня я держал осла голодным, а на третий клал  перед ним кожаную книгу.
Осел языком перелистывал страницы и ел ячмень. Потом я заменил кожаную книгу    обыкновенной.  Целый месяц ушел на это. Началась третья часть обучения. Она состояла в том, что иногда я давал ослу книгу без ячменя. Осел искал и, ничего не находя, начинал    реветь. Тогда я давал ему ячмень. Так я научил осла перелистывать книгу и реветь. Сейчас он уже второй день голоден. Сегодняшний экзамен — последствие двухдневной голодовки.

 

ИЛИ ОСЕЛ, ИЛИ ТИМУР

 

Однажды Тимуру опять подарили осла, а у Моллы к этому времени кончились деньги. Тимур сказал Молле:

— Чего же ты, Молла, молчишь? Может быть, у этого осла нет никакого таланта?

Молла почуял, что туг можно поживиться, и поспешно ответил:

         Почему же нет? Этот осел еще умнее того. Если ты отдашь его мне, я научу его говорить.

Тимур заинтересовался и сказал:

— Хорошо, я дам тебе его, скажи свои условия.

— Условия мои немного накладны, — ответил Молла. — На этот раз дело очень трудное. Ты должен дать мне пять лет сроку и на каждый день — по золотому.

Тимур согласился.

Молла сосчитал, сколько золота ему полагается за пять лет и, получив вое сполна, привел осла домой. Жена увидела, что Молла опять пришел с ослом и спросила:

            — Что это такое?

            — Помолчи, жена, — ответил Молла — Возьми эти деньги и расходуй. Посмотрим, что будет дальше.

И он рассказал жене все.

         С ума ты опятил, что ли? — оказала жена. — Или голову потерял? Разве осел сможет говорить?

— Жена, — возразил Молла, — я думал, что глуп только Тимур, поверивший моим словам. Оказывается, вы одного поля ягоды. Конечно, осел не сможет говорить!

            — Раз не сможет говорить,—   рассердилась жена,— так чего же ты взялся его обучать?

            — Ты задаешь нелепый вопрос. Разве не видишь, что я принес целый амбар золота?

            — Ну хорошо, через пять лет срок окончится. Что же ты тогда скажешь?

Молла, немного подумав, ответил.

         Жена, из будь дурой! Возьми деньги и покупан, что нужно. Аллах милостив! За эти пять лет кто-нибудь да сдохнет — или осел, или Тимур!

 

СЫН МОЛЛЫ НАСРЕДДИНА

 

Говорят, однажды Тимур потребовал к себе во дворец сына Моллы. Он увидел, что мальчик очень похож на отца: и рост, и лицо, и нос, и рот — точь в точь, как у Моллы Насреддина.

«Интересно, — подумал Тимур, — умен ли этот мальчик, как его отец».

Он достал золотую монету и протянул сыну Моллы, но тот отвел его руку.

— Почему ты не берешь монету? — спросил Тимур.

— Я боюсь матери. Она велела мне не брать на улице деньги у незнакомых.

— Молодец! — сказал Тимур, — но я ведь не из тех незнакомых, о которых тебе говорила мать. Я повелитель!

                                                                      — Я вижу, что ты повелитель, — сказал мальчик, — но мать этому не поверит.

            — Почему же?

            — Потому что она скажет — если уж подарит повелитель, то подарит не одну монету, а много.

 

СНЫ ТИМУРА

 

У Тимура была такая привычка: если он видел во сне, что кто-нибудь ослушался его или непочтительно ответил, то на утро приказывал повесить того человека.

Молла Насреддин, узнав об этом, собрал пожитки и убежал в свое село. Односельчане собрались вокруг него и спросили:

         Молла, почему ты сбежал от Тимура? Пока ты был при дворе, то помогал нам: облегчал нам налоги, а кое-кого и совсем освобождал от них.

         Правда, когда Тимур бодрствовал, я еще мог ладить с ним. Но присниться и вызвать его гнев я не хочу, а понравиться ему во сне у меня сил не хватит. Поэтому я и убежал, пока не поздно.

 

МОЛЛА И ЮНОША

 

Однажды зимним вечером Молла пришел в чайхану, которая была в их квартале. Он заметил, что в углу сидит сильно опечаленный юноша. Молла заинтересовался и подошел к нему. Они поговорили немного, и Молла спросил:

— Братец, скажи, что за беда стряслась с тобой? Чем ты так опечален?

Юноша вздохнул и начал рассказывать:

— Молла-ами! Мне стыдно сознаться тебе: я влюблен в дочь одного купца, и девушка любит   меня.   Мы дали друг другу слово, но отец у нее очень богат, а я, как ты видишь, беден. Я долго думал и вчера, наконец, пошел к купцу и попросил руки его дочери. Купец оглядел меня с ног до головы и сказал:

«Ты должен доказать, насколько сильно любишь мою дочь. Для этого ты должен пойти к реке, выломать лед, опуститься в прорубь и остаться там до утра. Если ты это выполнишь, я отдам за тебя свою дочь».

Сила моей любви была такова, что я сказал: «Слушаюсь» и ушел. Подождав, пока стемнело, я пришел на берег реки, сломал лед и влез по горло в холодную воду. Шел снег. Завывал ветер. Стоял такой холод, такой холод, что и передать невозможно. До самого рассвета я оставался в воде. Когда рассвело, я вылез из проруби и направился к дому купца. Придя к нему, я сказал: «Купец, я выполнил твое условие, теперь выполни свое обещание». Купец опять оглядел меня с ног до головы и сказал: «Ты лжешь! Докажи, что ты на самом деле до утра оставался в воде». Я поклялся, что это правда, и добавил, что я даже видел как в одном доме всю ночь горела свеча. Купец, смеясь, ответил: «Значит, наше условие нарушено! Ты смотрел на этот огонь и грелся». Сколько я ни старался доказать: «Дорогой, эта свеча горела за несколько верст от меня, разве я мог греться, глядя на нее?» Но купца убедить я никак не мог. Я пожаловался правителю, не зная, что купец успел с ним сговориться. Правитель признал купца правым и прогнал меня. Теперь мне осталось одно — сидеть и сокрушаться.

Молла, внимательно выслушав рассказ юноши, сказал:

         Завтра вечером приходи ко мне. Только обязательно!

Выйдя из чайханы, Молла пошел прямо к Тимуру. Поклонившись ему, он сказал:

         Государь! Почтительно прошу придти завтра вечером ко мне в гости.

После этого он пригласил к себе правителя и купца.

На следующий день Тимур, правитель, купец и другие приглашенные пришли к Молле. Молла хорошо принял их, усадил, а сам куда-то отлучился. Тимур огляделся, но никаких приготовлений к угощению не увидел — очаг не горел и ничего не варилось. Он недоумевал — что это за гостеприимство?

Одним словом, прождали они часа два. Молла не возвращался. Наконец, Тимур позвал жену Моллы и сппосил:

            — Сестра, куда же ушел Молла?

            — Он в конце сада и варит для вас плов.

Тимур, захватив с собой всех гостей, пошел в сад и увидел, что Молла повесил на верхушке самого высокого дерева огромный медный котел, зажег под деревом свечу, сидит и ждет.

            — Молла, что это такое? — спросил Тимур. — Что ты тут делаешь?

            — Слава повелителю! — преспокойно ответил Молла.— Я поставил воду и жду, когда она закипит, чтобы сварить для вас плов.

Правитель рассердился и сказал:

         Кого ты морочишь, себя или нас? Разве можно разогреть воду от огня этой свечи да еще на таком расстоянии.

Молла рассердился еще больше правителя и сказал:

         Почему бы и нет? Ведь можно согреться, глядя на свечу, которая от тебя далеко?

         В чем дело? — спросил Тимур.

Молла рассказал все, что произошло с юношей, и дочь купца была отдана ему.

 

АСТРОЛОГ

 

Однажды Тимур говорит Молле:

Молла, мне нужен астролог в мой дворец, но нам никак не удается найти подходящего. Ты не    сможешь быть астрологом?

— Могу, — отвечает Молла, — только вместе с женой.

— Как так? — спрашивает Тимур.

— Так уж издавна повелось, — сказал Молла, — что мое мнение никогда не сходиться с мнением моей жены. Вот, например, если я вечером, глядя на небо, говорю: «Завтра будет дождь», то она, посмотрев на облака, обязательно скажет: «Нет, дождя не будет». После этого каждый из нас твердо стоит на своем и, мы скорее умрем, чем уступим друг другу. Если она, предположим, скажет, что в этом году будет хороший урожай, то я непременно скажу: «Нет, не будет!» И вот уже несколько лет — я это заметил сам — сбываются или ее слова, или мои. И ничего третьего не случается. Потому астрологом я могу быть только вместе с женой.

 

КАК ОКЛЕВЕТАЛИ МОЛЛУ

 

Тимуру сообщили, что Молла Насреддин в каком-то собрании говорил о его жестокости. Тимур разгневался и вызвал Моллу к себе.

            — Что это такое? — спросил он. — Говорят, ты везде и всюду судачишь о моей жестокости? Может быть, тебе надоело утруждать плечи лишним весом?

            — Вечная жизнь и здравие повелителю! — ответил Молла. — Ты сам знаешь, что я говорю только об интересных и новых вещах — о том, что еще никому не известно, чего никто не знает, о чем никто не слыхал, о чем никто до сих пор ничего не сказал, о чем, как говорят, и петухи еще не прокричали. О твоей жестокости знает весь мир и вое только о ней и говорят. Ничего нового к этому я добавить не могу и мне незачем толковать об этом. Меня оклеветали!

 

ПРАВО НА БОРОДУ

 

Говорят, у каждого человека — своя привычка. Молла, например, часто поглаживал свою бороду. Тимур, чтобы помучить Моллу, приказал ему:

         Запрещаю  тебе поглаживать бороду! Если ты ослушаешься меня, прикажу сбрить тебе бороду и отрубить руки.

Молла, прекрасно зная крутой нрав Тимура, скрепя сердце, отказался от любимой привычки.

После этого прошло несколько времени. Однажды Тимур спросил Моллу:

            — Молла, что мне делать, чтобы народ поверил  в мою справедливость?

            — Прежде всего, государь, верните каждому мужчине право на его бороду.

 

НА БАХЧЕ МОЛЛЫ

 

Однажды, под вечер, Молла собирал дыни на своей бахче. Вдруг к нему подошли трое неизвестных и приветствовали его.

Молла ответил на их приветствие и сразу же разрезал несколько дынь:

         Кушайте, пожалуйста!

Неизвестные, наевшись, хотели уйти, но Молла, остановив их, сказал:

         Выберите дыни и возьмите для детей.
Услышав эти слова, двое из неизвестных взяли по две дыни, а третий схватил сразу три.

Тут Молла поклонился третьему и сказал:

         Вечная жизнь и здравие тебе, о повелитель, за то, что ты со своими придворными пожаловал ко мне на бахчу.

Неизвестный с удивлением спросил:

            — Откуда ты узнал, что я — повелитель, а эти — мои придворные?

            — По степени твоей жадности.

 

КТО ВИНОВАТ?

 

Однажды Тимур взял Моллу с собой на охоту. Все сели на добрых коней, а Молле дали такую ленивую клячу, что она еле плелась за ними,

На обратном пути полил сильный дождь. Все охотники подхлестнули лошадей и ускакали. Как Молла не понукал свою клячу, она и не думала ускорять шага.

Тогда Молла спокойно разделся, спрятал одежду под себя и отпустил поводья. Тимур со своими людьми укрылся в пещере. Пока Молла доехал до нее, дождь перестал. Молла оделся и въехал в пещеру.

Видя, что одежда Моллы совсем не промокла, Тимур очень удивился и спросил:

            — Молла, как ты ухитрился остаться сухим?

            — Разве можно промокнуть на таком иноходце, как мой? — ответил Молла. — Он закусил удила и в один миг вынес меня из-под дождя.

Когда они возвратились, Тимур приказал поставить клячу в лучшую его конюшню.

Через несколько дней Тимур снова отправился на охоту и, помня предыдущий выезд, сел на ту же самую клячу.

Но едва охотники отъехали от города, как хлынул такой ливень, что и описать невозможно.

Как Тимур ни хлестал клячу, она даже не думала двигаться с места. Одним словом, когда Тимур приехал во дворец, он промок до нитки.

Придя к себе, он позвал Моллу и набросился на него:

         Что это такое? Ты мне наврал, одурачил меня!
      — Что случилось, о  повелитель?

         И он еще спрашивает, что случилось? Ты нарочно расхвалил мне эту клячу, чтобы я был уподоблен мокрой курице.

Молла, смеясь, ответил:

         Я не виноват! Не виновата и кляча. Виноват ты зам! Почему ты не разделся, как я, не спрятал свою одежду под себя и не переждал, пока не перестанет дождь? Вот и стал мокрой курицей.

 

НА ОДНОМ ПУТИ

 

Градоправитель считал Моллу своим самым страшным врагом и все время мечтал о том, как бы найти удобный случай и напакостить Молле. Но какие бы козни он ни строил, Молла всегда ловко увертывался, и правитель оставался в дураках.

Однажды у Моллы издох осел и бедняга впал в полное уныние. Но свое горе он переносил молча.

Градоправитель узнал об этом и очень обрадовался тому, что наконец-то настал удобный случай поддеть Моллу. Он послал за ним.

Поздоровавшись с Моллой, он притворно пригорюнился и сказал:

         Аи Молла, что за несчастье стряслось с тобой? Говорят, у тебя издох осел, которого ты любил больше самого себя и который был достоин тебя. Почему же ты не поделился своим горем с такими друзьями, как мы!

Молла понял, что правитель позвал его, чтобы поиздеваться над ним, и, нисколько не смутившись, ответил:

         Ты прав, правитель! Я, действительно, любил этого осла. Он был для меня и ослом, и конем. Не скажу, что он был лучше тебя, но для меня он был хорошим другом. Но увы — бедняга вдруг занемог и приказал тебе долго жить.

Правитель понял, что Молла опять берет верх и пожалел, что позвал его к себе. Желая как-нибудь отделаться от него, он сказал:

— Не горюй слишком много. Ничто не вечно на земле. Все мы идем к одному концу. Что тут можно поделать?

— Лишь бы ты был здоров, — ответил Молла. — Аллах лишил моего осла жизни, пусть же   он продлит твою жизнь, ибо ты мне такой же друг, как и осел. Живи и здравствуй! Я горюю не только об осле, ибо знаю, что и ты на том же пути, и печаль о том, что тебя ждет, меня тяготит не меньше.

 

ВЕСЕЛЬЕ ПРАВИТЕЛЯ

 

Говорят, село, в котором родился Молла, было прекрасным уголком. Климат в нем был чудесный, множество родников, садов  и бахч окружало село.

Однажды, в жаркий летний день, Молла услышал, что городской правитель прибыл в их селение провести время. Молла забеспокоился о родном селении и подумал: во что обойдется ему прогулка правителя?

Прошла неделя, и Молла узнал, что правитель вернулся. Он пришел к нему и увидел, что настроение у него очень хорошее.

         Салам, о правитель! Хорошо ли ты провел время? Остался ли ты доволен моей родиной?

         Ты себе и представить не можешь, до чего было хорошо! Я и не заметил, как пролетела эта неделя. В первый день в селении случился большой пожар и половина домов сгорела. Люди так кричали и метались из стороны в сторону, что у меня от смеха чуть не лопнул живот. Сгорело даже несколько человек. Во второй день взбесилась собака я покусала человек   десять—пятнадцать. Сам подумай, как было весело и сколько я получил удовольствия. На третий день случилось наводнение, да такое, что я описать не могу. Вся скошенная пшеница плавала в воде, а за ней поплыли и люди. Многих из них унесла вода.

На четвертый день один крестьянин сошел с ума и убил человек пять—шесть.

На пятый день рухнул один дом, и вся семья была погребена под развалинами. Кое-кто умер, а кому переломило руки и размозжило голову.

На шестой день повесилась одна женщина. Мы все очень веселились! За всю свою жизнь я не видел такого веселья.

Молла выслушал все, что рассказал правитель, и заметил:

         Хорошо, что ты уже вернулся и не пробыл там больше недели. Побудь ты дольше — у нас в селении не осталось бы камня на камне.

 

МОЛЛА ПОЕТ

 

Однажды Молла пошел в баню. Настроение у него было хорошее, и он, плавая в бассейне, начал потихоньку петь. Молла был один в бассейне и его голос звучал так, что стал нравиться ему самому. От неожиданности у него захватило дух и он подумал: «Оказывается, у меня прекрасный голос! А я и не знал, что во мне сокрыт такой талант».

Выйдя из бани, он пошел прямо к градоправителю и сказал ему:

            — Я неожиданно открыл у себя    прекрасный   голос и хочу для тебя спеть.

            — Пожалуйста, — ответил градоправитель, — cпой! Посмотрим, как ты поешь.

                  Но я не могу так петь, — сказал Молла. — Для этого мне нужен бассейн, наполовину наполненный водой

         Откуда же я возьму тебе бассейн? И можно    ли его сюда принести? — спросил правитель.
Долго они думали и, наконец, принесли большой глиняный кувшин, наполненный до половины водой.

Молла сунул в кувшин голову и начал петь. Услышав голос Моллы, правитель заткнул уши и приказал слугам:

         Мочите ладони водой и бейте Моллу до тех пор, пока кувшин не станет пустым.

Слуги начали лупить Моллу, и после каждого шлепка он воздевал руки вверх и благодарил аллаха.

После порки правитель спросил Моллу:

            Молла, за что ты благодарил аллаха?

            За то, что сюда не смогли принести бассейн. В нем вода никогда бы не иссякла.

 

                                                                       

                                                            ВОЛОС ГОРОДА

 

Говорят, что когда Молла впервые попал из деревни в город, с ним стали случаться странные происшествия. Одно из них было таким.

Увидев впервые, городские крепостные стены с башнями, он, как зачарованный, долго на них смотрел. Когда один из чиновников заметил это, он решил посмеятся над Моллой и, подойдя к нему, спросил:

            Что случилось, Молла? Что ты уставился на    эти здания, как баран на новые ворота?

            Ей богу, я деревенский   и в городе   первый    раз. Вижу: дома, улицы, магазины, сады — все есть. И все прекрасно! Одного не могу понять:  что это то тут,    то там тянется в небо.

Чиновник, видя, что Молла говорит о башнях, сказал:

         Что тут непонятного? Это стоят дыбом волосы нашего города.

Молла понял, что чиновник над ним издевается. Он поглядывал то на него, то на башни и не знал, что ответить.

В это время на одной из башен появились градоправитель и с ним несколько человек.

            Слов нет, — сказал Молла, — город ваш прекрасен, но, я вижу, вы плохо смотрите за головой вашего города.

            Почему? — спросил чиновник.

            Взгляни, сколько вшей влезло на один волос.

 

                                                            ЗЕМЛЯК

Однажды Молла, придя домой, застал врасплох забравшегося к нему вора.

Молла испугался вора, но вор, увидев Моллу, испугался еще больше. Вор, наконец, опомнился и хотел бежать. Молла волей-неволей бросился на него.

Боролись они долго, то Молла подминал    под себя вора, то вор Моллу. Наконец, Молла взял верх.    Повалив вора, он связал ему ноги, оставив руки свободными. Бросив связанного вора в комнате, он побежал к правителю за стражниками.

Правитель выслушал Моллу и потом спросил:

            Кто же теперь сторожит вора?

            Никто, — ответил Молла.

            Хорошо, ты сказал, что связал ему только ноги и около него никого нет. Ведь он    может   развязать   себе ноги и убежать!

Молла подумал и убедился, что правитель прав.

         Господин, — ответил Молла, — ты    совершенно прав.   Но ведь если я не подумал о том, что он   может убежать, то ему это в голову не придет и подавно. Он же мой земляк!

И действительно, когда они пришли к Молле, то застали вора со связанными ногами. Он и не догадался развязать себе ноги и убежать.

 

 

                                    ВЕЛИКОДУШИЕ ПОВЕЛИТЕЛЯ

 

Однажды Молла понес Тимуру три грецких ореха. По дороге во дворец он не вытерпел, два ореха съел, и вручил Тимуру лишь один.

Тимуру понравилась забота Моллы, и он дал ему подарок. Молле такое дело тоже понравилось и, спустя немного времени, он повез Тимуру целый пуд свеклы в надежде выманить у него еще что-нибудь.

По дороге встретился ему приятель и спросил:

            —Куда ты, Молла, и что ты везешь?

            —Ей богу, — ответил Молла, — все говорят, что Тимур очень плохой человек, но я от него ничего, кроме добра, не видел. В прошлый раз я принес ему всего-навсего один орех, а он щедро одарил меня за это. Теперь я везу ему пуд свеклы и думаю, что он даст мне столько подарков, что я забуду о нищете.

— Хорошо, — сказал приятель Моллы, — если получится так, как ты думаешь. Боюсь только, что   случится     совсем наоборот. Я все-таки знаю и видел больше тебя и мой совет — не вези ему   свеклы, а   привези   хорошего  инжира.

Слова приятеля образумили Моллу. Он пошел на базар и на все деньги, какие у него нашлись, купил корзину спелого инжира и повез Тимуру.

А тот, увидев инжир, приказал слугам забросать им Моллу.

Слуги стали швырять инжир, метя прямо в голову Моллы. И всякий раз, как инжир разбивался о его голову, Молла благодарил аллаха.

Наконец, Тимур спросил:

            —За что же ты благодаришь аллаха?

            —Дай бог тебе здоровья государь! — ответил Молла — Я хотел привезти тебе пуд свеклы, но встретил по дороге приятеля, и он посоветовал мне принести инжир. Теперь я благодарю аллаха, что встретил этого человека, Будь у меня в корзине свекла, то, благодаря твоему великодушию, у меня не осталось бы ни глаз, ни головы.

 

 

                                                ПУГЛИВЫЙ РЕБЕНОК

 

Однажды Тимур беседовал со своими полководцами. Каждый из них рассказывал о каком-нибудь сражении. Один из полководцев сказал:

—Когда мы однажды штурмовали один город, все его жители разбежались. Дома горели как свечи, и нам было очень весело.

Другой полководец вспомнил:

         Когда мы шли в поход, у нас было больше тысячи слонов и много пушек. От их выстрелов поднялся такой грохот, что...

 

             В это время с одним из сидевших  там детей    случилась беда.

Полководец рассердился и закричал на него:

         Что это такое, наглец!

Молле надоело слушать рассказы о всяких зверствах и жестокостях, и он сказал:

         Что тут такого? Ребенок испугался грома    ваших пушек.

 

 

                                                ОДЕЖДА   ПРАВИТЕЛЯ

 

Однажды  градоправитель позвал  Моллу    и     сказал ему:

         Ты слоняешься то тут, то там и болтаешь всякий вздор, позоря нас. Все это я могу тебе    простить   при условии, что ты сегодня ночью напишешь стихотворение и завтра прочтешь его в знатном обществе.

Сколько Молла ни уверял правителя в том, что он не поэт, тот и.слушать не хотел. И Молла понял,  что градоправитель задался целью опорочить его в обществе поэтов.

Всю ночь он сидел и нацарапал какую-то чепуху, без ритма, без рифмы и без всякого смысла.

Утром поэты собрались. Панегиристы начали читать свои пространные оды в честь правителя. И за каждую оду правитель одаривал их подарками и деньгами.

Настала очередь Моллы Насреддина. Нисколько не смутившись, Молла прочел своя «стихи».

Все присутствующие смеялись, морщились и подтрунивали над Моллой, а когда он кончил читать, правитель сказал:

         Прекрасно    написано!    Вполне    достойно твоего имени.

И потом по его приказанию слуги принесли седло для осла.

Правитель сказал:

—Вот тебе подарок за твои стиха.
Снова раздался хохот.

Молла без всякого смущения взял седло и, поклонившись правителю, сказал:

            —Вижу, господин правитель, что мое произведение пришлось тебе по душе.

            —Так и есть, Молла, — ответил правитель. — Клянусь, из всех стихов, что сегодня    здесь прочли,    твои мне понравились больше всего.

            —Не клянись, верю! — сказал Молла. — Если бы это 'было не так, ты не подарил бы мне свою лучшую  дежду.

 

 

                                                            СТАРОСТА

 

Однажды городские повесы, чтобы подразнить Моллу, украли у него осла и начали уверять, что его осел в некоем селении стал старостой.       .

         Верю, братцы, — сказал Молла, — потому   что при слове «староста» мой осел всегда   поднимал    уши. Видно, он уже давно замыслил стать старостой.

 

 

                                                ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ  ЗАЯЦ

 

Как-то Молла остался без денег. Как он ни старался что-либо заработать, у него ничего не выходило. Потеряв всякую надежду, печальный, расхаживал он по базару и вдруг увидел, что один охотник продает двух зайцев. Он обрадовался, подошел к охотнику, купил на последние гроши обоих зайцев и принес их домой. Жена спросила:

         Что это такое?

         Молчи жена! — ответил Молла. — Это западня для денег. Сегодня с их помощью я как-нибудь   общипаю городского правителя.

            —Как это? — спросила жена.

            —Вот посмотри! Одного зайца я привяжу здесь. Ты приготовишь хороший плов, принесешь с нашей    бахчи одну — две спелых дыни и будешь держать все наготове.
А дальше уж дело не твое.

 

Жена начала готовить плов, а Молла, привязав одного зайца в комнате к столбу, другого взял с собой и вошел прямо к городскому правителю. Поздоровавшись с ним, Молла сказал:

         Господин правитель, у меня есть хороший заяц, я трудился несколько лет и научил его говорить. Теперь, правду сказать, дела мои плохи, и я вынужден продать его.  Но я не хочу, чтобы он достался плохому человеку, я поэтому принес его тебе. Если хочешь — купи.

Правитель посмотрел на зайца и спросил:

            —То есть, как это научил его говорить?

            —Он понимает все, что бы я ему не сказал, а потом идет и передает жене.

Правитель не поверил.

            —Этого не может быть.

            —Проверить не трудно, — ответил Молла,—хочешь, сделаем это сейчас.

Правитель согласился.

Молла нагнулся и сказал на ухо зайцу:

         Пойдешь домой, скажешь жене, чтобы она приготовила хороший плов и купила одну — две дыни. Сейчас мы с правителем придем домой.

Сказав это, Молла выпустил зайца и тот убежал. Побеседовали они немного, и Молла предложил:

         Вставай и пойдем.

Правитель с Моллой пришли к нему домой и увидели, что плов уже на очаге, дыни в углу, а заяц привязан к столбу.

Молла, кивнув на зайца, спросил жену:

         Жена, заяц пришел?

Та сразу смекнула, в чем дело, и ответила:

            —Пришел. И я сделала все, что ты велел.

            —За сколько же ты продаешь этого зайца? — спросил правитель.

Они долго торговались, и Молла продал зайца за большую цену.

Но дело обернулось не так, как думал Молла. Правитель захотел тут же дать зайцу поручение, отвязал его от столба и сказал ему на ухо:

         Пойдешь сейчас ко мне домой и передашь жене, чтобы она приготовила что-нибудь вкусное. Вечером мы придем с Моллой.

Сколько Молла ни уговаривал правителя   отложить это дело на завтра, правитель не соглашался:

         Нет, я должен сегодня же угостить тебя хорошим ужином.

Он выпустил зайца, и тот исчез в одну минуту.

Обрадованный правитель сел и сказал:

         Давай сейчас поедим плов, а ужинать будем у нас.
Подали плов, а Молла задумался, что он будет   делать вечером.

Наступил вечер. Молла всячески старался отвязаться от правителя и на несколько дней куда-нибудь скрыться но тот не отставал и насильно повел его к себе домой.

Пришли они и увидели, что жена правителя    гуляет по саду со своими служанками.

            —Жена, — спросил правитель, — заяц пришел?

            —Какой заяц? — удивилась она. — Что за заяц?

         Как? Разве заяц не пришел к тебе   и    не   сказал что сегодня вечером у меня гость?

Жена правителя попятилась от него, решив, что муж спятил с ума, и спросила:

         Что за заяц? Не заболел ли ты?

Правитель рассказал ей все. К счастью она была глупее мужа и начала сетовать:

         Ах, как жаль! Какой, оказывается,    был    хороший заяц! Если бы у нас был такой заяц, который быстро мог передавать мне, что сказал ты, и тебе — то, что сказала я, то мне бы завидовали все женщины! Куда же ты девал его?

         Послал его домой, чтобы он передал тебе то, что я сказал, — ответил правитель.

Они с женой заспорили, а Молла все думал, как ему вывернуться.

Правитель заметил, что Молла задумался, его взяло сомнение, и он спросил:

         Ну, Молла, скажи, где же этот заяц?
А жена правителя тут же перебила мужа:

         А вдруг заяц не узнал наш дом и пошел в другое место?

Ее слова натолкнули Моллу на то, о чем он все время думал.

         Хорошо, господин правитель, — быстро    опросил Молла, — когда ты посылал его, сказал ему, где   ваш дом?

— Нет, — ответил правитель, — как раз об этом я и не подумал.

Жена правителя накинулась на него:

-— Ты всегда был глупцом. Упустил из рук такого замечательного зайца.

 

 

                                                НАХОДКА

 

Однажды Молла пахал в поле. Вдруг соха наткнулась на что-то твердое. Нагнувшись, Молла увидел большой кувшин, полный золотых. Бедный не знал, что ему делать: если он не отдаст кувшин с золотом правителю, а тот узнает о его находке, то ему не сдобровать — правитель поймает его и спустит с него шкуру. Расставаться с кувшином Молле тоже не хотелось.

После долгого раздумья он принес кувшин домой и рассказал обо всем жене.

         Жена, дай мне немного хлеба, я подкреплюсь    и отнесу кувшин правителю. А то он узнает и развеет наш пепел по ветру.

         Послушай, — уговаривала жена, — зачем ты хо чешь отдать золото правителю? Откуда он узнает    про него? Лучше оставим деньги у себя и потихоньку израсходуем.

Молла не соглашался.

Жена принесла ему хлеба, и, когда он занялся едой, быстро вытащила кувшин из мешка, положила вместо него большой камень и крепко завязала.

Молла поел, взвалил мешок на спину и пошел пряма к правителю. Войдя к нему, он увидел, что правитель беседует с несколькими людьми.

 — Что   случилось,   Молла? — спросил   правитель. — Что тебя сюда привело?

Молла, не говоря ни слова, опрокинул мешок и вдруг увидел, что из него вывалился большой камень.

Правитель и все, кто был у него, с удивлением смотрели на Моллу.

Тот понял, в чем дело, и, не растерявшись, оказал:

         Господин 'Правитель!    Законом установлено,    что камни, которые служат вместо гирь, должны быть вывешены. До нашего селения не дошли установленные правительством настоящие гири,    и    каждый    взвешивает камнями, какие попадаются под   руку.   Мы,   сельчане, просим тебя, хотя это   и доставит   тебе   беспокойство: взвесь для нас этот камень!

 

 

                                                ЦЕНА МОЛЛЕ

 

Накануне весны Молла купил козу, чтобы кормить своих детей молоком. Он сел на осла, привязал козу к палану и тронулся в путь.

Его заметили воры и решили украсть у него козу, Пройдя немного и выйдя на пустынную улицу, один из воров подобрался к козе, отвязал ее, сорвал с ее шеи бубенчик, привязал к хвосту осла, а сам с козой удрал.

Дремавший на осле Молла ни о чем не догадывался. Немного погодя второй вор загородил Молле дорогу и стал расспрашивать:

         Здравствуй, Молла-ами[10]. Что это такое? Почему ты привязал бубенчик к хвосту осла?

Молла обернулся и увидел, что козы нет. Что же ему еще оставалось? Руки и голова, чтобы рвать на себе волосы.

         Только что, — сказал    вор, — какой-то   человек вел здесь козу. То была, наверно, твоя коза. Не горюй! Я подержу здесь твоего   осла,   а    ты   побеги,   догони этого негодяя, забери у него свою козу и возвращайся.

Молла отдал вору осла, а сам побежал за козой.

Вор сел на осла  и пустился наутек.

Бедный Молла обегал все вокруг, но козы и след простыл. Опечаленный, вернулся он обратно и увидел, что и осла нет. Он понял, что и этот человек был вором и обманул его.

Потеряв надежду найти козу и осла, он пошел домой. Долго шел и, наконец, добрался до колодца. Он увидел, что у колодца сидит какой-то человек и плачет.

—Что случилось, — опросил Молла, — чего ты плачешь?

            —Я бездетный человек, — ответил тот, — а богатства у меня много. Решил я переселиться в большой город и там провести остаток дней.  Поэтому я распродал все свое имущество, собрал вырученные от продажи золотые в мешок и отправился в путь. Чтоб был проклят тот, кто вырыл этот колодец! Когда я дошел до него, то споткнулся о камень, упал и уронил мешок с золотом в
колодец. Спуститься в него я боюсь и теперь сижу тут и предаюсь своему горю.

Молла уселся рядом и тоже заплакал.

         А ты чего плачешь? — спросил путник.
Молла рассказал все, что с ним случилось.

         Слезами горю не поможешь, — сказал путник. — Вставай, мы свяжем вместе наши кушаки, ты опустишься в колодец, достанешь мой мешок, и я дам тебе столько золота, что ты купишь себе пять ослов и целое   стадо коз.

Молла согласился. Они связали свои кушаки, и путник сказал:

         Ты разденься, а то твоя одежда промокнет, я пока доберешься до дому, простудишься и заболеешь.

Молла разделся и остался в чем мать родила. Он обвязал себя кушаком и полез в колодец. Путнику, а это был один из воров, только это и нужно было. Он потихоньку привязал конец кушака к камню и, забрав всю одежду Моллы, дал стрекача.

Конечно, в колодце Молла ничего не нашел. А стал кричать путнику, чтобы тот его вытянул, но никто не откликнулся. Кое-как он выбрался из колодца и увидел,  что путника и его одежды и след простыл.

Схватив палку, чтобы защититься от воров, Молла пустился бежать. На пути ему встретился городской правитель со своими людьми. Увидев их, Молла швырнул палку, лег на землю и, закрыв глаза, начал кричать:

            —Идите, идите! Я жду вас с самого утра!
Правитель узнал Моллу и спросил:

            —Ай  Молла, что случилось?

         Как будто ты не знаешь, что случилось! — ответил Молла. — Не   валяй   дурака!    Один    из    твоих   друзей украл у меня козу, другой — осла,    а третий   унес всю мою одежду. А теперь, я знаю, ты пришел, чтобы украсть меня самого. Не смущайся, забери меня, копеек двадцать пять—пятьдесят я стою!

 

 

                                                ИНЖИРОВОЕ    ВАРЕНЬЕ

 

Однажды какой-то богач пригласил Моллу на обед, Когда подали кушанья, Молла посмотрел и сказал:

—Еда прекрасная, жаль только, что не хватает варенья. Было бы здесь инжировое варенье, то все было бы чудно.

Хозяин сказал слуге:

— Иди, скажи, пусть дадут инжировое варенье.

Слуга ушел. Молла долго ждал, но варенья не принесли, и хозяин забыл об этом. Обед закончился. Хозяин сказал Молле:

— Молла, ты хорошо читаешь газеллы. Прошу тебя, прочитай одну газеллу из Хафиза, а мы послушаем.

Молла начал читать, но нарочно пропускал самые; лучшие бейты[11].

Когда он кончил читать, хозяин сказал ему:

            —Молла, ты   читал хорошо, но не думай, что я   не понял, что самые лучшие бейты этой газеллы ты забыл.

            —Что же тут делать — мир таков: учись тому,   что видишь. Я увидел, что у тебя обещанное сразу забывается, и подумал — может, в вашем доме такое правило?

            —А что случилось? — спросил хозяин.

         К тому обеду, который ты дал, лучшей приправой было, как эти бейты к газелле, — инжировое   варенье, но ты и твой слуга забыли об этом. Я тоже   пропустил, самые сладкие, как варенье, бейты. Если ты вспомнишь о варенье, я вспомню эти бейты.

 

 

                                                ЖЕРТВА    МОЛЛЫ

 

Однажды некий почтенный человек позвал Моллу в гости. Молла увидел, что среди приглашенных — правитель города. Хозяин дома либезил перед ним во-всю.

Расстелили скатерть, хозяин усадил правителя на самое почетное место. Молла заметил, что всем гостям подали одно, а правителю — другое, особое блюдо.

Молла потихоньку подтолкнул свою тарелку правителю, а его еду придвинул к себе.

Обеспокоенный хозяин тут же сказал:

            —Молла, не трогай это блюдо,—как бы оно тебе   не повредило.

            —Я это знаю, — ответил Молла, — и поэтому беру его себе, а то, не дай бог, поест его господин правитель, заболеет, стрясется несчастье, и наш город останется    без правителя. А если я умру — так какая же беда? Да будет моя жизнь жертвой правителю!

 

 

                                                НЕ ТРУДНО ЕСТЬ МЕДЛЕННО

 

Однажды Моллу опять позвали в гости. Он был голоден и ел очень торопливо. Когда убрали скатерть,  Молла сказал хозяину:

         Я очень доволен тобой. Дай бог, чтобы в ближайшие дни ты снова устроил такое же угощение, тогда    я буду доволен еще больше.

            —Нет, Молла, — шутя ответил хозяин, — больше я тебя в гости не позову. Ты портишь всю прелесть пира. Ты ешь так быстро, что за тобой не угонишься.

            — Мир праху отца твоего! Не трудно есть медленно! Устрой опять званый обед и пригласи меня   снова. Обещаю тебе, что на этот раз проглочу кусок, сбегаю в баню, вымоюсь, потом вернусь и возьму второй кусок.

 

 

                                                ПРОПАВШАЯ КОРОВА

 

Однажды у Моллы пропала корова. Бедняга ходил по улицам и громогласно, скороговоркой, повторял одно и то же:

         Кому бы моя корова не встретилась, лишь бы   не кази! Кому бы моя корова не встретилась, лишь   бы   не казни!

         Ай Молла, —спросили его, — почему    ты  так боишься кази? Что же будет, если твою корову   встретит именно он?

         Вы — невежды! — ответил Молла. — Вы ничего не знаете, а я хорошо знаком со сводом законов. Если корова попадется кази, он по всем законам съест ее. А если я стану возражать, он вдобавок    еще    оштрафует меня.

 

 

                                                МОЛЛА — ЛЖЕСВИДЕТЕЛЬ

 

В молодости Молла некоторое время очень нуждался. Часто он не имел денег даже на хлеб. В один из таких дней некто пришел к нему и оказал:

            —Я оклеветал одного человека в том, что он должен мне сто лудов пшеницы. Пойдем со мной к кази, будь лжесвидетелем,  и я дам тебе за это десять монет,

            —Нет, брат! — ответил Молла. — За сто пудов пшеницы десяти монет мало. Дай двадцать, тогда пойду!

Они долго спорили, наконец обманщик согласился дать пятнадцать монет и повел Моллу к кази.

Кази  расспросил сперва жалобщика, потом мнимого  должника, а потом спросил Моллу:

            —Ты — свидетель?

            —Да, — ответил Молла.

                  Ты своими глазами видел? 

                  Да!

            —Хорошо, скажи мне, что ты видел своими глазами?

            —Я видел своими глазами, как этот человек дал    в  долг тому человеку сто пудов ячменя.

            —Он же говорит, что дал пшеницу, а ты говоришь—ячмень.

            —Хорошо и делаю. Не пожадничал бы он, я сейчас сказал бы — пшеницу.

Кази понял, в чем дело и спросил:

            —Как же он пожадничал?

            —Последние дни,—ответил Молла,—мне    что-то    не везло. Этот человек пришел ко мне и сказал: «Идем со мной и будь лжесвидетелем, Я дам тебе за это   десять монет». Я попросил двадцать, а он больше пятнадцати дать не хотел, и я про себя решил: раз он так жадничает, то я вместо пшеницы назову ячмень.

 

 

                                                            сокол моллы

 

Однажды под вечер Молла возвращался с поля. Двое детей дрались на улице. Молла подошел к ним и увидел, что в руках у них ворона. Один тянул ворону к себе, крича: «Она моя!», а другой — к себе, тоже крича: «Она моя!»

Молле стало жаль ворону, и он спросил:

         Что случилось? Почему вы деретесь?
Один из мальчишек ответил:

            —Я увидел, как эта ворона залетела в свое гнездо и сказал об этом ему: «Вот   посмотри,   гнездо   здесь».
Потом я подставил спину, он залез мне на плечи,    взял ворону и теперь говорит: «Она моя».

            —Конечно, моя, — оказал другой мальчишка.—Если бы ты сумел, то поймал бы ее сам.

Видя, что ребятишки вот-вот растерзают ворону, Молла отнял ее у них, дал им гривенник и сказал:

         Жалко ворону. Отдайте ее мне. Я выпущу ее, пусть летит, куда хочет. А вы возьмите эти деньги и   купите себе халвы.

Мальчика обрадовались, взяли деньги и убежали, а Молла выпустил ворону.

Ворона взмахнула крыльями, взлетела и села на спину буйволице, пасшейся поблизости.

Молла посмотрел на нее и сказал:

— Молодчина ворона! Она, совсем как ловчая птица! Смотри, как ловко схватила такую громадную добычу!

Молла потихоньку подкрался, схватил ворону, посадил ее на руку, как сокола, и вместе с буйволицей отпвравился к себе домой.

Когда стемнело, хозяин буйволицы после долгих расспросов пришел, наконец, к Молле и потребовал свою буйволицу.

         Почему она твоя? — спросил Молла. — Еще наши предки охотились с соколами за дичью. Буйволица    — моя добыча! Я выпустил свою птицу, и она поймала буйволицу.

Они долго спорили, и в конце концов дело их попало к кази. Тот вызвал к себе Моллу и спросил:

         Почему ты не отдаешь этому человеку его буйволицу?

         Кази ага[12], — ответил Молла, — к счастью, здесь никого нет, мы с тобой поговорим с глазу на глаз. Выслушай меня. Я подсчитал, что из молока этой буйволицы каждый месяц можно обивать десять фунтов масла. Если из этих десяти фунтов я буду отдавать тебе пять, можешь ты по книгам закона посчитать мою ворону соколом, а эту буйволицу — моей охотничьей добычей.

— Иди и готовь масло, — сказал кази.

Молла ушел. Через несколько дней кази вызвал и хозяина буйволицы и Моллу. Ссылаясь на книги и на оводы законов он доказал, что буйволица принадлежит Молле.

Прошли дни, недели — месяц пришел к концу. Кази послал к Молле за маслом. Молла взял кувшинчик, наполнил его жидким навозом буйволицы, покрыл сверху слоем масла толщиной в два пальца и принес кази.

— Молла, — сказал кази, — смотри, не забудь принести и в следующий месяц.

         Будь спокоен, — ответил Молла, — каждый месяч я буду приносить тебе кувшин такого же масла.

Когда Молла ушел, кази сразу же открыл кувшин. Он попробовал масло пальцем раз, другой, а на третий почувствовал, что у масла какой-то странный вкус. Ковырнув еще раз, кази увидел, что кувшин наполнен навозом.

Он так рассердился, что тут же послал за Моллой. Молла пришел, и кази сказал ему:

            —Молла, ты дошел до того, что кормишь меня навозом.

            —Во-первых, — возразил Молла, — не я    кормлю тебя навозом, господин судья, а ты сам его ешь. А, во-вторых, ты начал есть его еще тогда, когда на основании закона ворону сделал соколом, а буйволицу — охотничьей добычей.

 

 

                                                КУРИЦА  С ЦЫПЛЯТАМИ

 

Молла Насреддин изводил всех священнослужителей в городе. Наконец, они собрались, пошли к Тимуру И пожаловались, на Моллу.

Молла понял, что дело может обернуться плохо. Он долго думал, потом, захватив с собой курицу с цыплятами, пошел к везирю. Подарив их, он попросил защитить его перед Тимуром.

На следующий день по приказу Тимура Молла Насреддин и священнослужители предстали перед ним.

Они повторили свои жалобы. Потом везирь, встав и выйдя вперед, начал хвалить Моллу Насреддина. Тимур выслушав везиря, спросил Моллу Насреддина:

            —Ну хорошо, что ты можешь сказать в свое оправдание?

            —Слава повелителю! — ответил Молла — Курица с цыплятами уже все сказала в мою пользу. И мне нечего добавить!

 

 

                                    ДОЛГ   ПРАВИТЕЛЯ

 

Однажды утром два соседа увидели, что какая-то собака нагадила на пустыре между их домами. Никто из них не хотел убирать за собакой. Дело у них дошло до драки, и оба пошли к городскому правителю жаловаться друг на друга.

Правитель был не в ладах с Моллой Насреддином и поэтому решил поручить ему разбор этого дела. Позвали Моллу, собрался народ. Правитель насмешливо обратился к Молле:

         Молла, эти два человека поспорили. Дело    очень важное, потому я послал за тобой. Ты такие дела    решаешь быстро и хорошо.

Молла выслушал жалобу соседей и понял, что правитель позвал его, чтобы оскорбить. Он, нисколько не смутившись, сказал спорщикам:

         Собака нагадила на улице. Это место   принадлежит не вам, а повелителю. А у повелителя здесь    есть представитель — правитель города. Поэтому убирать за собакой должны не вы, а правитель!

 

 

                                    ПРАВОСУДИЕ МОЛЛЫ

 

Однажды, когда Молла был городским кази, пришел к нему один караульщик и говорит:

            —Господин судья, на улице один бык ударил другого и убил его. Что гласит закон? Как нам поступить?

            —Иди, — ответил Молла, — и позови   хозяев   обоих быков.

            —Бык, который ударил   другого, — сказал   караульщик, — был ваш, а убитый бык — принадлежит кому-то из ваших соседей.

            —Хорошо, что же теперь делать, — стал рассуждать Молла.—Ведь    с ударившего   быка   не взыщешь   цену крови.

— Да нет, я ошибся, — спохватился караульщик, — ударявший бык — соседский, а убитый — ваш.

Услышав это, Молла воскликнул:

.— Да? Тогда дело оборачивается иначе. Дай-ка эту книгу, посмотрим.

 

 

                                                КТО ПРАВ?

 

Однажды, когда Молла Насреддин был городским правителем, к нему пришли два жалобщика, между которьми возник спор. Молла внимательно выслушал  первого из них, который, кончив говорить, спросил Моллу:

         Теперь сам посуди, прав я или нет?
      Ты прав, дорогой, — сказал Молла.

Первый жалобщик сел. Начал говорить второй и старался доказать, что его противник с начала до конца лгал. Он тоже спросил:

            —Теперь сам посуди, прав я или нет?

            —Ты прав, дорогой,—опять сказал Молла.

Сын Моллы был тут же. Услышав    ответ отца,    он спросил:

            —Ты каждому из них говоришь, что он прав. Разве так может быть?

            —И ты прав, сынок, — ответил Молла.

            —Тогда кто же неправ? — спросил сын.

            —Неправ тот дурак, который .назначил меня правителем.

 

 

                                                            СОВА

 

Однажды Молла заболел. К нему привели лекаря, у которого был очень злой язык: никто никогда не слышал от него доброго слова.

Лекарь осмотрел Моллу и потом сказал:

         Молла, ты сам хорошо знаешь, что умирают по воле аллаха. Однажды мы рождаемся и однажды умираем. Я вижу, тебе уж не подняться. Поэтому зови всю свою семью, и сделай завещание.

Молла созвал всех и,  когда они собрались, сказал:

         Выслушайте, что я завещаю вам. Умру ли   я или останусь   жив, не забывайте моего завещания.   Можете привести в мой дом всякую собаку, но эту сову больше сюда не впускайте.

 

 

                        СТРАННАЯ БОЛЕЗНЬ

 

Однажды некий человек пришел к Молле и сказал:

            —Молла, я заболел, и никто не может указать мне средство, как избавиться   от болезни.   Может   быть ты найдешь какой-нибудь способ?

            —А что у тебя за болезнь? — спросил Молла,

            —У меня болят все волосы на теле.

            —Странно! В первый раз я слышу о такой болезни. Ну хорошо! Не поел ли ты на этих днях чего-нубудь неподходящего?

            —Я поел лед с хлебом.

            —И   болезнь   твоя — нечеловечья,   и еда — нечеловечья. Беги-ка скорей к ветеринару!

 

 

                                                НОЖ МОЛЛЫ

 

Однажды Молла заткнул за пояс большой нож и пошел в медресе[13]. По дороге ветер отбросил полу  чохи и нож стал виден. В то время власти запретили носить оружие. Моллу поймали и привели к правителю. Тот спросил:           

            —Разве ты не слышал о приказе повелителя? Почему ты носишь с собой оружие?

            —Господин правитель, это не оружие,    а нож.    Он мне бывает нужен на уроках в медресе.

            —Для чего же тебе этот нож на уроках?

         Этим ножом я исправляю ошибки в книгах.
Правитель разгневался:

         Ты заткнул этот нож за пояс, чтобы    исправлять им ошибки? Разве ножом исправляют ошибки?

Молла глубоко вздохнул и сказал:

         Иногда сочинители книг    делают   такие    грубые ошибки, что их не только ножом, но и топором не   исправишь.

 

 

                                                ЦЕНА ОПЛЕУХИ

 

Однажды, когда Молла шел по дороге, какой-то незнакомец ударил его сзади по шее. Молла обернулся а увидел, что человека, который его ударил, он совсем не знает. Тот, узнав Моллу, смутился, покраснел и начал просить прощения:

         Извините, я ошибся! Сзади я принял вас за одного своего приятеля и шутя ударил.

Молла был очень рассержен и потащил обидчика к кази. Случилось так, что обидчик оказался одним из друзей кази. Тот, узнав, в чем дело, хотел под каким- либо   предлогом    избавить   своего   друга   от   Моллы. Обратившись к нему он сказал:

         Молла, он обознался и поэтому ударил тебя. Если ты не хочешь простить его,   то   ударь его и вы будете квиты.

Молла не согласился. Тогда кази сказал:

         Раз    так, то пусть   этот человек   даст тебе, как штраф, один золотой.

Обидчик стал утверждать, что денег при нем нет. Кази, посылая его домой за деньгами, намекнул, чтобы он не возвращался.

Молла ждал час, ждал два, пока не убедился, что его обидчик не вернется. Поняв, в чем дело, он подошел к кази и спросил:

            —Кази ага, значит, по закону одна оплеуха стоит один золотой?

            —Да, — ответил кази.

Молла размахнулся, крепко ударил кази по уху и. сказал:

         У меня нет времени ждать его. Когда он  придет, ты возьмешь у него этот золотой.

 

 

                                                УКУСИЛ ТЫ

 

Говорят, Тимур назначил на некоторое время Моллу городским кази.

Однажды к нему пришли два жалобщика. Один, указывая на другого, сказал:

         Кази ага, этот человек укусил меня за ухо.
Другой стал божиться:

         Он врет! Я тут не при чем.  Он сам укусил свое ухо.

Молла был в недоумении—может человек самого себя укусить за ухо или нет. Он долго думал, а потом сказал:

         Идите и приходите через полчаса.

Они ушли. Молла тотчас же встал и отправился домой, вошёл в комнату, запер  дверь и .начал пробовать — может ли он укусить себя за ухо.

Сколько он ни старался, у него ничего не получилось. Наконец, он закрутился на месте и так сильно упал, что разбил себе голову и лицо. Он кое-как встал, перевязал раны и, охая, пошел в суд.

Через полчаса пришли жалобщики, и первый из них опять сказал:

         Кази ага, ей богу, он укусил меня за ухо.

.   -— Нет, — отнекивался   другой, — он    врет,    он   сам укусил себя.

Молла разозлился на него:

         Ты нагло врешь! Если он сам укусил себя за   ухо,  то почему не разбил головы? Одно только это доказывает, что не он сам, а ты укусил его за ухо.

 

 

                                                АБА МОЛЛЫ

 

Молла продал на базаре осла и ему пришлось возвращаться в свое селение пешком. Дорога предстояла долгая, уже начало смеркаться, и он не знал, что делать.

В это время он увидел, что их деревенский староста, собираясь куда-то ехать, выводит из каравансарая свою лошадь. Поспешно сняв свою абу, он сказал:

            —Господин староста, если можно, прихвати с собой и мою абу.

            —Хорошо, — спросил староста, — а почему ты сам не едешь?

            —Я же пеший, — ответил Молла.

            —Ладно, — сказал староста, — я    возьму твою  абу. А кому отдать ее в селении?

            —Никому    не нужно отдавать.    Она сама слезет и уйдет.

            —Не морочь мне голову, Молла! Разве аба может сама слезть и уйти?       

            —Но ведь не поедет же она одна!  Я буду в ней и помогу ей.

 

 

                                                УПРЕК ПРАВИТЕЛЮ

 

Как-то Молла повздорил с одним человеком, и его привели к правителю. Оказалось, что несколько дней назад. Моллу уже приводили к нему по какому-то другому делу.

Он, увидев Моллу, сказал:

            —Как тебе не стыдно, Молла! Ты уже второй раз приходишь сюда,

            —Что же тут такого? — спросил Молла.

            —Как то есть что тут такого?—спросил  правитель.—Разве ты не знаешь, что честный человек сюда не придет?

            —Послушай, — возразил    Молла, — я всего    второй раз прихожу сюда, а ты пропадаешь здесь каждый день.

 

 

                                                ТЕОРИЯ  И ПРАКТИКА

 

В город, где жил Молла, назначили нового правителя. Этот правитель не думал ни о чем, кроме еды. В первый же день он созвал всех почтенных горожан и поручил им составить список всех блюд, какие они знают.

Молла подумал и, наконец, придумал новое кушанье. Через два дня правитель позвал его к себе и спросил:

         Ну, что ты скажешь?

            —Слава правителю! — ответил Молла. — Я придумал для тебя совсем новое кушанье.

            —Какое? — спросил правитель.

            —Нужно   обмакивать    чеснок    в мед и кушать, —сказал Молла.

Правитель приказал повару приготовить к вечеру это блюдо. Вечером его подали.

Едва правитель съел несколько кусочков, как его тут же стошнило. Разъярявшись, он приказал вызвать к себе Моллу.

         Приказываю тебе съесть все свое кушанье.
Молле делать было нечего, и он стал есть это блюдо.

            —Ну, очень вкусно? —спросил правитель. — Что озираешься по   сторонам?   Ты же   сам изобрел это блюдо.    

—Правда,  изобрел я сам, — ответил    Молла, — Но это   была теория,    на практике же    я ее не применял. Теперь вижу, что в моем изобретении практика теории не соответствует.

 

                                    ОШИБКА В КУВШИНЕ С МАСЛОМ

 

Однажды Молле пришлось обратиться к кази. Тот стал мариновать его дело. Наконец, Молла понял, что без взятки не обойдешься. Он пошел на базар, купил кувшин, наполнил    его до горлышка    глиной, а сверху положил тонкий слой масла и принес кази.

Кази, увидав масло, тут же составил нужную Молле бумагу и с почетом проводил его.

После ухода Моллы, кази стал перекладывать масло в другую посуду и сразу же обнаружил подвох. Он обозлился и послал своего помощника за Моллой. Тот нашел Моллу и сказал, что у кази к нему очень важное дело.

Молла понял, что его проделка раскрыта, но к кази все же пошел. Тот, увидев Моллу, злобно прошипел:

            —Молла, отдай мне бумагу! Там, кажется, ошибка. Ее надо исправить.

            —Не трудись кази, — ответил,    смеясь, Молла. —Я прочел бумагу. Там нет никакой ошибки. Ошибка, наверно, была в кувшине с маслом. Об ошибке в бумаге ты бы гак не беспокоился.

 

 

                                    НОСИ  НА ЗДОРОВЬЕ

 

Однажды ночью, возвращаясь домой, Молла заметил лежавшего на улице человека. Подойдя ближе, он узнал в лежавшем городского кази, который был сильно пьян. Молла раздел его и унес всю одежду.

Проснувшись на рассвете, каэи увидел, что он совсем голый. Кое-как он добрался домой и поклялся проучить того, кто украл у него одежду.

Утром кази приказал слуге пойти на базар и, если он увидит у кого-нибудь его одежду, то схватить и привести к нему.

В то же утро Молла Насреддин, нарочно накинув на себя абу кази и надев на голову его чалму, тоже вышел на базар.

Слуга кази, опознав одежду своего хозяина, схватил Моллу и привел его к кази.

Войдя в комнату кази, Молла увидел, что у него сидит много народу. Не дав судье заговорить первому, Молла сказал:

            —Здравствуй, кази-ага!

            —Здравствуй! Подожди, я закончу с этими людьми, и тогда мы поговорим.

         Нет, кази-ага, — ответил Молла, — у    меня очень спешное дело, и я ждать не могу. Вчера ночью, возвращаясь домой, я увидел на улице пьяного в абе и чалме. Я подумал, что если его заметят воры, то они его разденут.
Поэтому я сам снял все, что на нем было и принес домой. Вот эти вещи. Я прошу тебя найти хозяина и   вернуть ему их.

Кази понял, как обернулось дело, поглядел на собравшихся людей и на Моллу и, чтобы не опозориться перед всеми, сказал:

         Хотел бы я видеть того глупца, кому принадлежит эта одежда. Возьми ее себе и носи на здоровье.

 

 

                                                МОЛЛА НАХОДИТ ОСЛА

 

У Моллы пропал осел. Кто-то ему сказал:

                                            Твоего осла государь назначил городским правителем.

Молла, немного подумав, ответил:

         Ты говоришь правду. У него на лице была печать величия    и власти и   они   с государем    были старыми друзьями. Пойду, посмотрю, что будет со мной дальше.

Купив недоуздок и положив в подол чохи немного ячменя, Молла пошел в канцелярию городского правителя. Войдя в комнату, он увидел правителя, окруженного множеством людей.

Показывая правителю ячмень, Молла начал чмокать.

Правитель с удивлением посмотрел на него.

Обращаясь ко всем присутствующим, Молла сказал:

         Прошу вас, поглядите, как он форсит и важничает. Получил высокую должность и уже не признает своего хозяина. Как будто он еще вчера не был ослом!

Потом Молла тихонько подошел к правителю, схватил его за бороду и надел ему на голову недоуздок.

Правитель закричал. В комнату вбежали слуги, набросились на Моллу и задали ему хорошую трепку.

Молла кричал им:

         Сделали моего осла своим правителем, так этого еще мало! Теперь меня же и бьете. Хотя в этом вы не виноваты. Виноват тут государь. Из дружбы к моему ослу он отнял его у меня и назначил правителем.

 

 

                                    ГОЛОВА КАЗИ

 

Городской кази терпеть не мог Моллу. Однажды Молла должен был пойти к нему по делу. Подходя к дому кази, Молла заметил, что тот поспешно отошел от окна.

Молла постучал. Вышел слуга и спросил:

            —Кого тебе нужно?

            —Я хочу видеть кази, —ответил Молла.

            —Хозяина нет дома, — сказал слуга,—он ушел на базар.

            —Передай своему хозяину, — посоветовал Молла, —чтобы он, уходя на  базар, не оставлял свою голову на окне, а то люди подумают, что он дома.

 

 

                                                ПОДАЛЬШЕ ОТ ГРЕХА

 

Дом Моллы был рядом с домом кази. Однажды шел сильный дождь. Молла увидел, что кази бежит домой. Высунувшись из окна, он крикнул:

— Кази ага, ты всегда говорил, что дождь — милость аллаха. А бежать от милости аллаха—грех. Зачем же ты бежишь?

Кази замедлил шаги и, пока добрался домой, промок до нитки.

Через несколько дней опять неожиданно пошел сильный дождь. Молла возвращался домой с базара и, попав под дождь, пустился бежать.

Кази увидел его из окна и сказал:

            —Молла, от милости аллаха не бегут. Почему же ты бежишь?

            —Нет, кази ага. — ответил Молла, — ты не понимаешь! Я не бегу от милости аллаха, а боюсь, как бы не растоптать ее. Грех топтать милость аллаха, вот я и бегу подальше от греха.

 

 

                                                            СОН

 

Однажды, когда Молла был кази, один хитрюга-богач притащил к нему своего соседа, бессловесного простака, и сказал:

         Мне приснилось,    что он   мне должен.    Сейчас я прошу его вернуть долг, а он отказывается.

Молла подумал немного и сказал:

         Ты, брат, прав! Раз ты увидел во сне, значит, он тебе должен. Но в этих проклятых книгах закона ничего не разберешь. Закон не позволяет получать приснившийся долг.  Пойди и засни! И если тебе опять приснится тот же сон, ты, не   просыпаясь,    прибеги ко    мне и я взыщу с него деньги.

 

 

                                                            РАЗВОД

 

Однажды некто пришел к Молле Насреддину и говорит:

            —Я пришел к тебе, чтобы ты развел меня с женой.

            —Пожалуйста, — ответил Молла и принес бумагу и перо.

Он уселся и спросил:

         Как зовут твою жену?

Пришедший за разводом сколько ни силился, но имени жены вспомнить не смог, и, наконец, сказал:

            —Не знаю.

            —Ну хорошо, — сказал Молла, — а сколько ей лет?

Как ни хлопал глазами пришедший, сколько ни думал, но вспомнить, сколько было лет жене, он не смог и в конце концов сознался:

            —Ей богу, и этого не знаю.

            —Хорошо, а откуда она родом? — спросил    Молла.

            —Молла, я и этого как следует не знаю.

Молла положил бумагу и перо на  место и сказал:

—- Судя по вашей любви,    аллах вас давно развел. Зачем же ты пришел ко мне?

 

 

                                                ДЕЛЕЖ МОЛЛЫ

 

Однажды к кази пришли три просителя. Кази выслушал их, и оказалось, что они втроем купили семнадцать ослов и теперь никак не могут поделить их: один из них заплатил половину денег, второй — треть, а третий — девятую часть.

Сколько кази ни думал, сколько ни старался, однако  ни к какому решению прийти не смог. Наконец, не находя иного выхода, он позвал Моллу Насреддина. Молла сел на своего осла и приехал к кази. Он внимательно выслушал жалобу и потом спросил:

            —Как вы хотите поделить этих ослов?

            —Мы хотим, — ответили просители,—чтобы каждому досталось столько, сколько он заплатил, и чтобы все ослы были целы.

Молла поднялся и позвал их: — Пойдем к ослам.

Все вместе они вышли во двор. Молла прибавил и своего осла — стало их восемнадцать, а потом начал делить.

            —Нет,  Молла,  твой осел нам  не нужен, — сказали ему спорщики. — Зачем тебе иметь ущерб? Ты раздели так, чтобы каждому досталось свое.

            —Молла Насреддин не такой дурак, — ответил, смеясь, Молла, — чтобы отдать вам своего осла. Потерпите немного. Сейчас вы получите своих ослов, а мой останется у меня.

Потом он спросил первого спорщика:

            —Ты говоришь, что уплатил половину денег?

            —Да, — ответил тот.

Молла отделил девять ослов и дал ему:

            —Вот твоя доля.
Потом сказал второму:

            — Ты заплатил треть, не правда ли?

            — Да, — ответил он.

— Значит, тебе полагается шесть ослов, не так ли?

         Да, даже немного больше.
Наконец, Молла спросил третьего:

            —Ты   заплатил   девятую часть.    Это составляет от  восемнадцати—два. Правда?

            —Это точно, — ответил третий.  

Молла отдал ему двух ослов, сел на своего и уехал.

 

 

                                                            ИЛИ-ИЛИ

 

Однажды к Молле пришли три друга и сказали:

         Молла-ами, мы три товарища,    имеем вместе четыре  копейки и не    можем их разделить.    Помоги нам?

         Или разделите их пополам, и пусть третий из    вас подождет, пока вы достанете еще две копейки, или одну копейку дайте мне и тогда вам останется ровно по одной.

 

 

                                                РЕШЕНИЕ МОЛЛЫ

 

Однажды к кази пришли два человека. Они вдвоем купили одного верблюда. Один из них уплатил три четверти цены, а другой — одну четверть. И прибыль, которую они получали от перевозки грузов на этом верблюде, они делили так:  заплативший больше получал три четверти, заплативший меньше — одну четверть.

Как-то перебираясь через реку, верблюд утонул. Тот, кто заплатил за верблюда больше, стал требовать у другого возмещения нанесенного ему убытка, так как он, дескать, потерпел больший ущерб. Его сотоварищ был бедняк и ничего не мот ему заплатить.

Сколько кази ни старался, решение дела ему оказалось не под силу. К тому же бедняк говорил:

         Правда, что он заплатил за верблюда в три раза больше чем   я, но ведь    до сих   пор он всегда получал   втрое больше меня.

Кази позвал Моллу Насреддина. Молла выслушивая жалобу, заметил, что  все время говорил богатый, бедняк же молчал. Богатый всячески старался решить дело в свою пользу.

Молла спросил:

  Когда    верблюд тонул,    была    ли    на нем  какая-нибудь поклажа?

— Нет, не была, — ответили ему.

            —Значит, — сказал Молла богатому,—верблюд утонул не от тяжести поклажи, а от   своей   собственной. В весе же верблюда большая часть,   то есть три доли — твои, а одна—его; значит, тяжесть твоей доли и погубила верблюда.    Теперь ты должен    вернуть товарищу те деньги, которые он заплатил за свою долю.

            — Нет, — возразил богатый, — моя    доля    не    была тяжелей.

            — Если, — спросил Молла, — ваши   доли были одинаковы, то почему же тогда ты требуешь с него деньги?

            — Потому, что я заплатил больше.

— Значит, твоя доля была тяжелее. Кази увидел, что Молла говорит правду, а они взяли у богатого деньги и  отдали бедняку.

 

 

                                                ВЫ КВИТЫ

 

 Однажды нищий, найдя черствую корку, подошел к дверям харчевни. Ни разу в жизни нищий не ел жаркого и тут, глядя на жаровню с шашлыком, от которого шел вкусный запах, он стал уплетать свой хлеб.

Его заметил повар и, когда нищий хотел уйти, повар, схватив его за руку, потребовал:

            — Плати за шашлык!

            — Дорогой, — взмолился нищий, — разве    я ел твой шашлык, чтобы платить за него?

            —Нет,— ответил повар. — Ты нюхал идущий от него запах и ел свой хлеб и за это ты должен заплатить.

Сколько нищий ни умолял отпустить его, повар от него не отставал и, наконец, привел к кази.

Случайно там оказался и Молла. Кази выслушал жалобу повара и сказал Молле:

         Решить   это   дело я не берусь.    Это — по   твоей часта.

            — Этот бедняк твоего шашлыка не ел, — оказал Молла, — что же от него хочешь?

            — Хотя он и не ел, но зато смотрел и нюхал, — ответил повар. — За это я и требую платы.

            — Ты прав, братец, — решил   Молла, — он   должен заплатить.

Повар обрадовался, подумав, что Молла сейчас    отберет у нищего несколько монет и отдаст ему.

Молла вытащил    из кармана кошелек   с деньгами и потряс его над ухом повара.

            — Слышал? — сказал он.

            — Что? — спросил повар.

            — Звон денег.

            — Слышал.

            —Значит, вы в расчете. Теперь уходи.

            — Никакой платы я не получил, — рассердился  повар.

                  Он смотрел на твой шашлык и нюхал.   Ты видел кошелек и слышал звон денег. Вы квит

 

 

                                                            ПЛАТА

 

В одном квартале с Моллой жил один бедный старик. Всю жизнь он занимался только тем, что ходил в ближний лес, рубил дрова, таскал их на спине на базар для продажи и кое-как сводил концы с концами.

Однажды он шел из леса с большой вязанкой дров и, сильно устав, решил передохнуть. Свою ношу он опустил на землю. Когда же бедняк хотел двинуться дальше, то взвалить вязанку на спину был не в силах: она была очень тяжела, а он стар и слаб.

В это время кто-то проходил по дороге. Старик попросил его помочь взвалить вязанку на спину. Прежде чем выполнить просьбу, прохожий задал старику вопрос:

            —Если я взвалю эту вязанку тебе на спину, что ты мне за это дашь?

            —Милый,— ответил старик,— что у меня есть, чтобы дать тебе? Ничего.

Прохожий, не сказав ни слова, взвалил на него вязанку, а потом стал требовать:

         Давай мне обещанное «ничего».
Старик долго упрашивал:

         Дорогой, что ты от меня хочешь? Оставь меня в покое.

Но тот не отставал и поднял крик и шум:

         Как  то есть   чего я хочу! Я же спросил тебя, что ты мне дашь, если я подниму   твою вязанку, а ты сказал: «Ничего». Я поднял твою ношу, теперь давай мне это «ничего».

Старик долго упрашивал прохожего, но тот и слушать не хотел. В конце концов он отвел бедняка к кази.

Кази, не сумев разрешить их тяжбы, позвал Моллу  Насреддина и стал просить:

         Ради бога, Молла, возьмись за это дело.    Только ты сможешь его разрешить.

Молла уселся на тюфяк, выслушал обоих и, повернувшись к жалобщику, сказал;

         Ты, брат, прав! Раз он обещал за твою помощь «ничего» — то он должен тебе его дать. Но я вижу,   что он беден,  и, кроме того, «ничего»  бывает не у всех. Согласись, чтобы это «ничего» вместо него дал тебе я.

Жалобщик согласился.

Тогда Молла приподнял край тюфяка и сказал:

— Протяни руку  и  посмотри,  что лежит под тюфяком.

Жалобщик   пошарил    под ним   и ничего   не нашел.

            — Ну, что ты .нашел? — спросил Молла.

            — Ничего, — ответил тот.

            —Это как раз то «ничего», которое тебе было обещано. Возьми его  и уходи.

 

 

                                                МОЛЛА  ПОСТИТСЯ

 

Молла никогда не постился, и жена всегда упрекала его в этом. Наконец, на семнадцатый день рамазана[14] она снова начала его укорять. Молла дал слово, что со следующего утра он начнет поститься.

Ночью жена разбудила его. Молла наелся досыта и опять улегся спать. Рано утром он встал, положил в хурджун хлеба и, бросив его на осла, отправился в поле работать.

До полудня он кое-как терпел, а дальше почувствовал, что у него сосет под ложечкой и дальше поститься нет сил. Вынув из хурджуна  хлеб, он начал потихоньку есть.

За этим занятием его застал один из прохожих. Он стал стыдить Моллу:

            — Молла, как тебе не стыдно! Ты уже седобородый, а поста не соблюдаешь.

            — Стыдного   тут   ничего   нет, — ответил   Молла.— Уже время нарушить пост.

— Молла! — воскликнул прохожий. — О каком времени ты говоришь, ведь едва-едва наступил полдень! В этот момент заревел осел. Молла, быстро указав на осла, возразил:

         Не веришь,    вот,    пожалуйста,    голос муэдзина.[15]

 

 

                                                            БОЖИЙ  ГЛАЗ

 

Однажды Моллу Насреддина спросили:

            — Молла, ты не знаешь, есть ли у бога глаза?

            — Есть, — ответил Молла. — Но только один глаз и причем на самой макушке. Поэтому, когда    он смотрит вниз, на землю, то людей не видит. Иногда он протягивает руку вниз, схватывает кого-нибудь, поднимает его над головой, подносит к макушке и рассматривает. Если человек ему понравится, то он некоторое время любуется им, а если не понравится, то бросает его, и тот летит кувырком обратно на землю,

 

 

                                                ЗНАНИЯ  МОЛЛЫ

 

Однажды Молла пришел в мечеть, поднялся на минбар[16]  и воскликнул:

         Люди!  У кого какие есть вопросы? Задавайте, я отвечу!

Моллу стали забрасывать вопросами. Но на  каждый из них он отвечал:

         Этого я не знаю.

Наконец, кто-то рассердился и сказал:

            — Раз ты ничего не знаешь, так зачем же залез на минбар?, Ты не знаешь даже и того, что невежды наверх не забираются.

            — Я залез высоко ровно настолько, сколько у меня знаний, а если бы я залез туда, куда добираются круглые невежды, то сейчас витал бы в облаках.

 

 

                                                ОБЕТ   МОЛЛЫ

 

Однажды Молла Насреддин вместе с сыном куда-то отплыл на корабле. В пути их застигла страшная буря. Волны бросали корабль словно щепку.    Молла, до тех пор никогда не видевший море, поднял глаза   к небу   и взмолился:

         О всемогущий аллах! Усмири эту    бурю,    избавьнас от беды! А я даю обет —как только доберусь до дому, то поставлю в мечети свечу длиной в корабельную мачту.

Сын посмотрел    на отца, потом    на мачту и сказал:

         Отец, где же ты найдешь   свечу   такой   длины.
Молла поспешно закрыл рукой сыну рот:

         Молчи! Вдруг бог услышит и поймет.    Пусть он утихомирит бурю и даст нам возможность благополучно вернуться домой. А отказаться от обета — легко.

 

 

                                                НЕГОДОВАНЬЕ МОЛЛЫ

 

Однажды Молла нагрузил осла пшеницей и отправился на мельницу. В дороге ему в голову пришла такая мысль:

         Как было бы хорошо, если   бы    сейчас   пшеница в моих мешках превратилась в золото.

Вдруг он увидел, что один мешок продрался и зерно сыплется на дорогу. Он тут же поднял голову и воззвал к небу:

         Не надо мне твоего золота! Засорило б оно тебе глаза! Зачем же рассыпать мое зерно?

 

 

                                                ЗЕМЛЯ С МЯКИНОЙ

 

Однажды сын Моллы  Насреддина спросил    у    него:

            — Отец, сегодня в  медресе ахунд[17] говорил нам, что аллах создал человека из земли.    Как    же   так?   Значит раньше людей не было?

            — Да, не было, — подтвердил Молла.

            — Раз не было людей, то, значит, никто не сеял ни ячменя, ни пшеницы.

            — Да, никто не сеял, — снова    подтвердил    Молла.

            — Раз не было ячменя и пшеницы, значит и мякины не было.

            — Да, не было, — еще раз подтвердил Молла.

            — Как же без мякины можно что-нибудь слепить из земли? — спросил сын.— Когда я сказал об этом  ахунду, он ответил: «Аллаху ничего не трудно. Раз он мог создать из земли человека, то что значит для него горсть мякины?»

Молла подумал и сказал сыну:

            — Значит, по словам    ахунда, к земле,    из которой  был создан человек, была примешана и мякина?

            — Да, он так говорит, — ответил сын. — Но я ему неверю.

         Если это в самом    деле так, то тогда    почему у ахунда лицо растрескалось    на столько   морщин? Ведь если к земле примешать мякину, она никогда    не   трескается.

 

 

                                    НЕСОГЛАСИЕ МОЛЛЫ

 

Однажды ахунд, взойдя на минбар, сказал:

            — Тому, кто в эту ночь дважды совершит молитву, аллах пошлет такую гурию, у которой голова будет на востоке, а, ноги на западе.

             — Почтенный    ахунд, — возразил    Молла,—нам   не нужны ни такая молитва,    ни такая гурия.    Не хватит жизни, чтобы пройти от ее ног до головы.

 

 

                                    ВРЕДНАЯ  СКОТИНА

 

Однажды к Молле в сад забралась буйволица. Молла, жена его и сын, схватив палки, побежали ее выгонять. Не успели они до нее добежать, как вдруг Молла заметил идущего по саду дервиша. Остановившись, он крикнул жене и сыну:

         Здесь есть скотина повредней буйволицы. Давайте сперва прогоним ее.

 

 

                                    ВОЗЬМИ РУБЛЬ ОБРАТНО

 

Некто дал Молле пять рублей и сказал:

         Возьми эти пять рублей и каждый день после пятого намаза молись за меня.

Молла вернул ему один рубль и сказал:

         По правде говоря, ночи стали очень короткие,  а долгих, бессмысленных разговоров хоть отбавляй, поэтому я не могу вставать так рано, чтобы совершать утренний намаз. Возьми рубль обратно.

 

 

                                    НЕ ВОЗЬМИ, А ДАЙ

 

Однажды некий молла, совершая омовение перед намазом, свалился в бассейн. Бассейн был очень глубоким, молла же не умел плавать. Он то погружался в воду, то всплывал, не забывая при этом кричать. Собрался народ.

         Давай  руку, — кричали все    вокруг,    но он  руки никому не давал и продолжал барахтаться.

Никто не знал, что предпринять, если бы в это время не подошел Молла Насреддин. Узнав, в чем дело, он подошел к бассейну и, протянув руку, сказал:

         Молла, возьми!

Утопающий как клещ впился в руку Моллы, и тот вытянул его из бассейна.

Люди  недоумевали. Один из собравшихся спросил моллу:

         Почему,  сколько мы тебе ни кричали:  «Дай руку!» ты не давал, а   когда   Молла    Насреддин   сказал: «Возьми!», ты сразу схватил?

Молла молчал.    За него ответил Молла Насреддин:

         Удивляться тут нечему.    Вы кричали:    «Дай руку!», — он не давал. Я  оказал:   «Возьми» — и он взял.
Дело в том, что все моллы привыкли к слову «возьми», а не «дай».

 

 

                                    ХВОСТ ОСЛА

 

Однажды между Моллой и неким дервишем, выдававшим себя за ученого, зашел спор.

Молла Насреддин одержал верх над этим проходимцем и доказал, что тот лгун и неуч.

Дервиш понял, что дела его плохи, но чтобы смутить Моллу Насредцина, он сказал:

— Ты бы по крайней мере замолчал. Ведь ты ничего не умеешь делать!

            — Ты говоришь правду, — ответил Молла. — Я не могу делать то, что делаешь ты, но меня знают все. Может быть, ты скажешь, кто ты и чем ты занимаешься.

            Я    в родстве    с пророком, — сказал дервиш, — и каждую ночь возношусь на небо из этого мира грешников.

Молла Насреддин притворился, что поверил этому и спросил:

         Хорошо, а ты когда-нибудь возносился на четвертое небо?

Дервиш горделиво ответил:

         И даже не один раз!

Молла    опять прикинулся    поверившим    и спросил:

                                                                   Когда  ты вознесся,    то почувствовал,  как что-то мягкое коснулось твоих губ?                           

Дервиш, не чувствуя подвоха со стороны Моллы, поспешно ответил:

         Да, да...

Молла подмигнул собравшимся:

         Это был хвост моего осла.

 

 

                                    МУДРОСТЬ МОЛЛЫ

 

Однажды завязался спор между Моллой и дервишем, выдававшим себя за мудреца.

Молла задал ему несколько вопросов, но дервиш не ответил ни на один. Наконец, дервиш рассердился и сказал:

            — Я могу задать тебе такие вопросы, что на них не ответил бы даже твой дед.

            — На    свете нет   такой вещи, — ответил   Молла, — которой бы я не знал. Ну-ка задавай свои вопросы, посмотрим!

            —Знаешь  ли ты, — спросил    дервиш, — где    центр земли?

Молла, воткнув свою палку в землю, сказал:

            — Здесь!

            — Докажи! — закричал дервиш.

            — Я уже доказал, — -возразил Молла. — Если ты не веришь, можешь произвести    вычисления    и убедиться.

Дервиш задал второй вопрос:

            — Сколько звезд на небе?

            — Столько, сколько волос на теле моего осла.

            — А   где доказательства? — спросил дервиш.

            —Не веришь, — ответил Молла, — иди и сосчитай.

            — А сколько волос у меня в бороде? — спросил дервиш.

         Столько, — ответил    Молла, — сколько    на хвосте моего осла.

Дервиш совсем рассвирепел:

         Ты лжешь!

Молла спокойно ответил:

         Я не вру. Вот твоя борода, а вот хвост моего осла,
Тяни по волоску из бороды и из хвоста   осла — и если счет не совпадет, тогда упрекай.

 

 

                                    СОБАЧЬЯ МОЛИТВА

 

Однажды некий человек пришел к Молле Насредди-ну и сказал:

         Молла, на нашей улице есть   собака,    которая не дает мне жить. Я так боюсь ее, что не могу выходить из дому. Я слышал, что есть такая молитва, на арабском языке, прочтешь ее — у собаки закрывается пасть,    и укусить человека она уже не может. Прошу тебя, научи меня этой молитве.

--- Лучше носи всегда с собой палку. Я не верю, что собака с вашей улицы знает арабский язык,

 

 

                                    ЖЕРТВА  МОЛЛЫ

 

У Моллы был верблюд. Однажды верблюд заболел. Люди, разбирающиеся в болезнях животных, осмотрев верблюда,  Сказали, что он сдохнет.

         Раз он все равно сдохнет, — сказал Молла, — то лучше я зарежу его во славу аллаха.

Молла зарезал верблюда. После этого, куда бы он ни ходил,  везде говорил только о том, что зарезал верблюда во славу аллаха.

Наконец, ему сказали:

            — Ай Молла, подумаешь, какое большое дело ты совершил. Ты уже надоел нам всем. И на свадьбе, и    на пире ты только об этом и толкуешь.

            — И на свадьбе, и на пире, и на похоронах, и на базаре, и на улице буду говорить только об этом.  Аллах за пророка Исмаила принес в жертву всего одного   маленького барашка, но нет ни одного дня, чтобы моллы не говорили об этом.  Дело дошло до того, что об этом написали даже в коране. А я зарезал такого огромного верблюда! Как мне об этом не говорить?

 

 

                                    БЕЗЫСХОДНОЕ   ГОРЕ

 

Однажды Молла, расхаживая по базару, увидел плачущую армянку и толпу, идущую за ней. И кто бы из идущих ни спрашивал, почему она плачет, женщина никому не отвечала. Молла преградил ей дорогу и спросил:

         Сестра, чего ты плачешь? Скажи, в чем твое горе, может мы найдем какой-нибудь выход.

Женщина заплакала навзрыд и сказала:

            — Ох, попала я, несчастная, в беду, прах на мою голозу!

            — Скажи, что же случилось?

            — Что же может быть хуже? Один из моих   сыновей принял мусульманскую веру.

Молла склонил голову:

         Плачь сестра, плачь,   горе у   тебя   безысходное. У тебя только один сын стал мусульманином, и    ты    так плачешь, а что делать мне, горемычному? У меня же все сыновья мусульмане!

 

 

                                    ЗЛАЯ ЛУНА

 

До начала поста оставалось несколько дней. Молла пришел к кази и спросил:

         Кази-ага! Как можно узнать,    когда    начинается пост?

            — С наступлением месяца рамазана, — ответил кази.

            — А как узнать, когда начинается рамазан?

            — С наступлением новолуния.

            — Значит, пока не увидишь новую луну, пост соблюдать необязательно?

            — Нет, необязательно.

С того дня Молла никогда не смотрел на небо и не соблюдал поста.

Так продолжалось до конца рамазана.

В последний день месяца Молле пришлось куда-то идти. Чтобы случайно не взглянуть на небо и не увидеть луны, он шел, глядя в землю. На пути ему попалась лужа и он стал ее обходить. Вдруг он увидел в ней отражение луны. Рассердившись, Молла воскликнул:

         Вот тебе и на! Какая же ты наглая! — Что ты лезешь мне в глаза?  Но ничего у тебя не выйдет!    Заберись ты хоть в лужу,  хоть в море, я назло тебе    пост соблюдать не буду.

 

 

                                    СРЕДСТВО ОТ БЕССОННИЦЫ

 

Однажды жена сказала Молле:

         Молла, наш ребенок с утра до вечера не засыпает ни на минуту. Он столько плачет, что совсем извел меня. Ради бога напиши для него какую-нибудь молитву или найди лекарство, чтобы он хоть немного поспал.

Молла быстро взял коран и отдал жене:

            — На, возьми этот коран. Когда ребенок начнет плакать, почитай ему немного вслух. Он сразу успокоится и уснет.

            — Как? — спросила жена — Разве от чтения корана ребенок может уснуть?

— Жена, — ответил Молла, — ты ничего не знаешь. А я заметил: всегда, когда читают коран, все в мечети засыпают.

 

 

                                    ХУДШЕЕ НАКАЗАНИЕ

 

У Моллы совсем кончились деньги. Жена пристала к нему:

— Для чего ты столько учился? Пойди и побудь хотя бы несколько месяцев в селениях моллой, привези немного муки и пшеницы.

Молла и сам видел, что ничего другого ему не  остается, и был вынужден пойти по селениям.

Но куда вы он ни приходил, ему всюду говорили, что у них есть свой молла, и не принимали его.

Наконец, добравшись до одного селения, он увидел несколько крестьян, убивающих пойманную лисицу. Молла подошел к ним и спросил:

         Почему вы ее убиваете?

— Молла, — ответил один из них, — эта лисица не оставила у нас ни одной курицы, ни одного цыпленка. Наконец она попала к нам в руки. Мы должны ее убить.

         У вас ничего не выйдет, — сказал Молла, — дайте ее мне, и я так накажу ее, что она всю жизнь   этого не забудет.

Крестьяне подумали и отдали лисицу Молле. Тот снял свою чалму, надел ее на голову лисы, а затем накинул на нее свою абу и выпустил.

         Молла,— спросили его, — почему ты выпустил ее? Что это за наказание?

         Вы ничего не понимаете,— ответил Молла. — Худшего наказания вы не придумаете. Теперь    она    стала моллой. В какое бы селение она ни пришла, ее отовсюду выгонят. Всю свою жизнь она будет нуждаться в куске хлеба и умрет с голоду.

 

 

                                    КОЗА

 

Однажды в молодости Молла Насреддин остался совсем без гроша. Он не мог купить даже хлеба. Долго думал Молла, что ему делать, и, наконец, решил продать единственную козу.

Но коза была такая тощая, что никто и близко к ней не подходил. Насреддин водил ее по базару до самого вечера, но продать так и не смог.

Когда начало смеркаться,   он привел козу к ахунду, хоронившему людей. Ахунд подошел к двери и спросил:

            — Кто ты такой и что тебе нужно?

            — Ахунд-ами, — ответил Насреддин, — я чужой   в этом городе и совсем одинок. Я предчувствую, что скоро умру, жить мне осталось немного. У меня ничего    нет, вся моя надежда на эту козу. Я хочу, чтобы ты заколол ее этим вечером и покушал, а когда умру, пришел бы и
сам похоронил меня.

Ахунд сейчас же загнал козу к себе во двор и дал Насреддину слово, чтобы тот был спокоен.

Ночь Насреддин проспал в чужом саду и на следующий день, вечером, он опять пришел к ахунду. Увидев во дворе висевшую козью шкуру, Молла догадался,  что ахунд уже съел ее мясо.

Он постучал в дверь. Ахунд вышел, узнал Насреддина и спросил:

                                     — Что  Случилось? Зачем ты  пришел?

                                     — Ахунд-ами,   со мной приключилась  беда.

                                     —Какая беда?

—Вчера,  вернувшись домой,   я   застал   у   себя стражников      правителя. Они схватили меня  и отвели к правителю. Тот дал мне осла, список ста   селений и приказал, чтобы я за год объездил все эти селения и узнал, как там живут люди, кто    их    притесняет, кто обманывает бедных, кто дает слово и    не   сдерживает его. Теперь я пришел предупредить    тебя:    приготовься, мы завтра  выедем.

            — А я-то почему должен ехать?

            — Как почему? Вдруг    по   дороге   или   где-нибудь в селении я умру, кто же тогда похоронит меня?

         Что ты болтаешь? Что мне за дело до этих селений?

            — Ахунд, скажи мне: ты взял у меня козу?

            — Взял.

—Ты дал мне слово, что сам похоронишь меня?

            — Ну и что же? Неужели ты думаешь, что за одну худую козу я должен ходить за тобой до тех пор, пока ты не умрешь, и похоронить тебя?

            — Во-первых, моя коза не была худой, если бы она была худая, ты не заколол бы ее и не съел! Во-вторых, я же еду не по своей воле. Это — приказ правителя. Если мы не пойдем, он схватит ас   и   заточит   в   тюрьму. В-третьих, если ты отказываешься от своего слова, то я сейчас же пойду и скажу правителю, что ты из тех людей, которых он ищет. Ты обманул меня, бедного, и съел мою козу. А теперь отпираешься от своих слов и не хочешь подчиниться приказу правителя.

У ахунда от страха глаза полезли на лоб.

            — Ну хорошо, — сказал он. — Оставишь ли ты меня в покое, если я заплачу тебе за козу?

            — Но ведь я надеюсь на то, что ты меня похоронишь! Раз уж случилось так и ты не можешь ехать, о чем    я весьма сожалею, то что ж, давай деньги. Я найду кого-нибудь другого. Но я должен тебе сказать,  что за эту козу я заплатил много денег.

Так Насреддин получил за свою худую козу  в    пять раз больше того, что она стоила.

 

 

                                    МЕЖДУ КАЗИ  И  КУПЦОМ

 

Однажды Молла встретил на дороге кази  и   купца, Те хотели посмеяться  над ним и спросили:

         Молла, ошибался ли ты когда-нибудь,   читая    с минбара проповеди?

         Да, — ответил Молла, — я    ошибся   два   раза. Один раз вместо того, чтобы сказать, что на том свете сгорят на огне все, присвоившие    чужое достояние,    я сказал, что сгорят все кази. Во второй раз, вместо того, чтобы сказать: место тех, кто совершает дурные дела,— в аду,  я сказал: место купцов — в аду.

Купец и кази смутились.

         Ты не можешь говорить, как человек, — рассердился кази. — Как был скотиной, так и остался.

         И  к тому же скотиной длинноухой,— добавил купец.

Молла шел между кази и купцом. Как только они начали говорить ему грубости, он посмотрел сначала направо, потом налево и спокойно сказал:

         Пока что я не скотина! И не длинноухая! А    вот нахожусь я между скотами.

 

 

                                    БОРОДА МОЛЛЫ

 

Говорят, у Моллы борода и усы были редкие. Однажды кази, желая пристыдить этим недостатком Моллу, сказал:

— Ты же не мужчина.

— Почему, кази-ага?

Кази, поглаживая свою рыжую бороду, ответил:

— У мужчины должна быть такая рыжая    борода, как у меня, а не как у тебя — один волосок здесь, другой — там.

— В этом повинен я сам, — ответил Молла. — Кто упал сам, тот не плачет.

— Почему же ты  виноват сам? — удивился кази.

— Когда аллах создавал мир, — объяснил Молла, — я опоздал к дележу бород и мне достались только большая рыжая борода и волоски, осыпавшиеся с уже розданных бород. Аллах протянул мне рыжую бороду.    Я подумал, подумал и решил: лучше уж иметь редкую бороду, чем такую рыжую, как у тебя.

 

 

МОЛЛА НАКАЗЫВАЕТ СЕБЯ

 

Однажды Молла сбрил себе бороду. Кази,    встретив его в таком неподобающем для мужчины виде, спросил:

            — Молла! Что ты наделал? Как тебе не стыдно? Какой же ты молла без бороды?

            — Кази-ага,—ответил Молла, — в    те   годы,    когда я был моллой, я так много грешил, что теперь   мне   эти  грехи никогда не замолить. И вот, чтобы получить прощение, я сбрил себе бороду.

 

 

ГНЕЗДО САТАНЫ

 

Однажды Молла снова сбрил себе бороду. Один   из встречных спросил его:

         Молла, почему ты сбрил   бороду и   обездолил   ангелов?

         Дорогой, — ответил Молла, — до сих пор я    ни разу не видел ангелов в своей бороде Там всегда было гнездо сатаны, как и у тебя.

 

 

РОПОТ МОЛЛЫ

 

Однажды Молла шел пешком из города в   селенье. Устав в дороге, он обратился к аллаху с молитвой:

         О аллах! Как я устал! Нельзя ли послать лошадь, чтобы она отвезла меня домой.

В это время сзади кто-то вскочил Молле на спину. Молла поднял голову к небу и сказал:

         Шестьдесят лет ты мой аллах, а до сих пор еще ни черта не смыслишь в моих словах.

 

 

ПРЕДОСТОРОЖНОСТЬ МОЛЛЫ

 

  Молла завещал:

                  Похороните меня в старой могиле.

— Почему? — спросила жена.

         Когда придет ангел смерти, — ответил Молла, — я покажу ему мою старую могилу и, может быть, избавлюсь от его допроса.

 

 

ДВЕРЬ АЛЛАХА

 

Однажды у Моллы украли калитку от ворот. Сколько он ни искал, вора найти не мог. Наконец, он пришел в мечеть и снял там дверь. Взвалив на плечи, Молла хотел ее унести, но тут его остановил привратник:

            — Ты что делаешь?

            — Вы говорите, — ответил Молла, — что аллах все знает. Если это правда, значит, он знает, кто украл мою калитку. Пусть скажет, кто вор — и я отдам ему   его дверь.

 

 

ДЕЛЕЖ  ПО-НАСРЕДДИНСКИ

 

Однажды ребятишки, сложив деньги, купили грецкие орехи. Когда они начали делить орехи, то у них возник спор. Наконец, они пришли к Молле и стали просить:

            — Молла-ами, раздели, пожалуйста,    между    нами эти орехи.

            — Как вы хотите, чтобы я разделил, — спросил Молла,. — по-божески или ло-насреддински?

Ребятишки решили, что делить по-божески лучше, и ответили:

         Конечно, по-божески.

Молла начал делить. Одному дал десять орехов, другому — один, третьему — сто, четвертому — шестьдесят, пятому — лять, а шестому не дал ни одного.

Ребятишки удивились:

            — Молла-ами! Как ты делишь? Это же неправильно!

            — Так делит аллах! Вы же сами видите, как он разделил богатство между людьми. А если вы хотите, чтобы я разделил орехи по-насреддински,   то каждому    из вас достанется по тридцать орехов и тридцать — мне.

 

 

ДОМ АЛЛАХА

                       

Молла настолько не любил сеидов и дервишей, что и видеть их не хотел. Однажды, под вечер, возвратившись домой с базара, он прилег отдохнуть. Вдруг послышался стук в дверь. Он долго спрашивал: «Кто там? Кто там?» но никто не отвечал.

Наконец, Молла поднялся, открыл дверь и увидел сеида в зеленой чалме и с зеленым кушаком.

—- В чем дело? — спросил, нахмурившись, Молла.— Что ты хочешь?

         Я гость аллаха, — ответил сеид, — и хочу эту ночь провести у тебя.

Молла тихонько вышел на улицу и хорошенько притворил дверь. Потом он взял сеида за руку и повел за собой.

Сеид, ни слова не говоря, следовал за ним.

Молла привел сеида к мечети и указал на нее:

— Вот дом аллаха, пусть бы он разрушился!    Если ты гость аллаха, то и остановись в его доме. Почему ты суешься ко мне? Я же не опекун аллаха!

 

 

ПЛЕМЯННИК АЛЛАХА

 

Перед домом Моллы был пустырь. С некоторых пор, выходя по утрам из дому, Молла стал замечать, что кто-то ночью гадит перед его дверью.

 Убрал он нечистоты раз, два раза, но, наконец, это ему надоело. И он подумал: «Надо поймать этого наглеца и проучить».

Выйдя однажды под утро из дому, Молла взял палку, притаился за стеной и начал ждать. Через некоторое время он заметил, что к его порогу крадется какой-то человек. Оглянувшись по сторонам, человек присел и стал отправлять свои потребности.

Немного выждав,  Молла бросился  из-за  стены    на зтого человека.

А тот, увидев Моллу, не растерялся и, желая его припугнуть,- сказал:

         Я — племянник аллаха! Я прокляну того, кто хоть пальцем тронет меня.

Молла положил палку на землю и ответил:

         Добро пожаловать! Но дядя обманул тебя! — и, указав на мечеть, добавил: — Смотри, вот дом твоего дяди, теперь ходи туда. А это мой дом и к    аллаху отношения не имеет.

 

 

МОЛЛА СЧИТАЕТ ДНИ   ПОСТА

 

Молла, чтобы не спутать счет дням месяца рамазана, поставил в стенную вишу маленький кувшин и каждое утро, как только вставал, бросал в него по горошине.

Однажды за этим занятием Моллу застала его младшая дочь. Это ей понравилось. Раз, когда Молла, бросив очередную горошину, ушел, девочка взяла целую пригоршню гороха и всыпала в кувшин. Молла об этом не узнал.

Как-то пришли к нему соседи и спросили:

         Молл а, ты не знаешь, сколько дней рамазана уже прошло?

         Подождите, — ответил    Молла, — сейчас!  — и прошел в другую комнату.

Он взял кувшин, высыпал из него горох и начал считать. Насчитал сто двадцать две горошины и подумал: «Если я назову столько, то меня засмеют. Лучше скажу половину». Он пришел и сказал:

         Сегодня ровно шестьдесят первый день рамазана
— Ай Молла!—-возразили ему. — Месяц поста имеет всего-навсего тридцать дней. Откуда ты    взял   шестьдесят один?

         Я еще хорошо сказал, — ответил Молла. — Если бы я назвал столько, сколько было в кувшине, то оказалось бы, что сегодня сто двадцать второй день поста.

 

 

НАШЛИ ДРУГ ДРУГА

 

Однажды, когда пост мусульман совпал с постом армян, Молла увидел одного армянина, который сидел и ел жареную курицу. Поздоровавшись с ним, Молла без всякого приглашения сел рядом и начал вместе с ним есть курицу.

Армянин посмотрел то на его чалму, то на абу и сказал:

            — Голубчик, ты мусульманин и к тому же еще молла, как же тебе не стыдно не соблюдать пост?

            — А почему ты не соблюдаешь свой пост и ешь курицу? — спросил Молла.

            — Я всегда нарушаю    армянский    пост, — ответил тот.

            — Вот и хорошо, — сказал Молла, — и я нарушаю мусульманский пост.

 

 

НАДО ГРЕШИТЬ  ПОМЕНЬШЕ

 

Молла не соблюдал пост, но все-таки вставал перед рассветам и вместе с женой наедался досыта. И еще каждый день требовал у нее разные кушанья.

Наконец, жене это надоело, и она сказала:

— Послушай, что это такое?  Ты днем    нарушаешь пост, да еще встаешь и ешь перед рассветом. Или днем придерживайся  поста, или больше не вставай перед рассветом.

Молла рассердился и ответил:

         О чем ты думаешь? Не соблюдая пост, я совершаю один грех, а ты еще хочешь, чтобы я не ел и    перед рассветом — это было бы вторым моим грехом. Нет, дорогая, грешить так много я не могу.

 

 

МОЛЛА СВОДИТ СЧЕТЫ С АЛЛАХОМ

 

Однажды ахунд сказал с минбара:

         Кто на десятый день магеррама будет поститься до полудня, тот совершит такое доброе дело, которое равно семидесятимесячному посту.

Молла услышал это и в тот год в десятый день магеррама постился до полудня. После этого он уже никогда не соблюдал поста.

Однажды в день поста кто-то увидел, что Молла ест хлеб и спросил:

            — Не стыдно ли тебе не соблюдать пост?

            — Разве не слышал, что сказал ахунд?    В десятый день магеррама я постился, а это равно семидесятимесячному посту. Один месяц я использовал в этом    году, и, чтобы рассчитаться с аллахом,    у   меня   осталось   еще шестьдесят девять месяцев.

 

 

КОНЕЦ ПОСТА

 

В последние дни поста Молла пошел в соседнее село. Дойдя до сельской площади, он увидел на ней всех жителей, внимательно смотревших на небо. Подойдя к ним, Молла тоже уставился на небо.

         Вон! Вон! — воскликнул один из собравшихся.

         Где? Где? —спросил другой.—Там же ничего нет!

         Смотрите   внимательней,       сказал   третий. — Вдруг там появится.

Оказывается, они искали молодую луну, чтобы    узнать, кончился ли месяц поста.

Молла об этом не знал, и, когда ему надоело смотреть на небо, он спросил у одного из присутствующих:

            — Что это вы так внимательно высматриваете?

            — Луну, — ответили ему.

            — Луну? — переспросил Молла.

            — Да, — оказали ему, — а что?

            — До чего же глупы бывают люди, — заметил Молла. — В нашем селении, когда увидят луну, будь она даже величиной с колесо телеги, то даже головы не повернут, а тут ищут луну, словно это иголка.

 

 

РЕЛИГИОЗНОСТЬ МОЛЛЫ

 

Однажды Молла совершал у реки предмолитвенное омовение рук. В это время у него с ноги упал башмак, и вода тут же унесла его.

Молла побежал немного за башмаком, но, увидев, что догнать его не сможет, прервал омовение и, осерчав, обратился к небу:

         На, забери свое омовение! Оно мне не  нужно. Но верни мой башмак.

 

 

МОЛЛА НА МОЛИТВЕ

 

Однажды в мечети, когда народ совершал намаз, одни из молящихся, стоявший позади Моллы, так толкнул его, что тот еле удержался на ногах.

Молла ударил головой стоявшего впереди человека и свалил его с ног.

Тот повернулся и гневно спросил:

            — Что ты делаешь, Молла?

            — Об этом опроси у того, кто стоит позади меня.

 

 

ОШИБКА ЗОДЧЕГО

 

Однажды Молла пошел в баню. В это время в ней не было ни одного купающегося, и Молла начал петь. Спел он раз, другой и решил, что у него хороший голос. Он подумал:

«Если у меня такой прекрасный, такой прелестный голос, то почему я должен скрывать его от людей?»

На следующий день он поднялся на минарет и, приложив руку ко рту, стал пением сзывать на молитву. На самом же деле у Моллы был грубый и отвратительный голос, и когда он запел, то у него вместо мелодии из горла вылетали хриплые, отрывистые звуки.

Все, кто проходил мимо минарета, убегал, зажав уши. Наконец, один из прохожих не удержался и  крикнул:

— Спускайся вниз. Ты всем уже надоел! Кто    тебя просил призывать на молитву таким отвратительным голосом?

Молле стало ясно, что голос у него действительно никудышный. Оглянувшись то сторонам, он сказал:

— Что же мне делать? Когда строили этот минарет, проклятый мастер не сделал на нем бани. Была бы здесь баня, спел бы я там, тогда б ты понял, какой у меня обаятельный голос.

 

 

МОЛЛА—ПРОПОВЕДНИК

 

Однажды Моллу стали упрашивать, чтобы он поднялся на минбар и произнес проповедь. А Молла не любил этого и ответил:

— Не приставайте ко мне! Не умею я читать проповеди

Сколько он ни отнекивался, люди не отставали. Наконец, Молла вынужден был подняться на минбар; обратившись с него к народу, он сказал:

            — Знаете ли  вы, что произошло?

            — Нет, не знаем, — ответили ему.

Молла потихоньку спустился  с минбара и сказал:

         Раз вы не знаете, то и объяснять мне нечего.

На следующий день горожане условились — во что бы то ни стало заставить Моллу говорить. И опять пристали к нему — тот понял, что от них не отвязаться, опять поднялся на минбар и спросил:

            — Знаете ли вы, что произошло?

            — Да, знаем, — быстро ответили ему несколько человек.

— Раз  знаете, то что мне вам говорить, — сказал   Молла и сошел с минбара.

Все поняли, что из их затеи опять ничего не вышло. На третий день, договорившись между собой, они заставили Моллу снова подняться на минбар. Молла опять задал тот же вопрос:

— Знаете ли вы, что произошло?

Одна часть присутствующих ответила «знаем», другая — «нет, не знаем, скажи, что случилось».

Молла смекнув, что его хотят провести, не расстерялся и сказал:

         Тогда знающие пусть объяснят незнающим!

 

 

НЕЛЕПЫЙ  ВОПРОС

 

Молла пошел в гости в соседнее село. Люди пристали к нему, чтобы он рассказал что-нибудь из жизни святых. Молла попытался избавиться от них, но не смог. Волей-неволей пришлось ему подняться на минбар.

О чем ему было говорить? Он начал с рассказа о том, как Иисус вознесся на небо, и закончил так:

         И с того дня Иисус остался там,    на    четвертом небе.

Люди разошлись. Когда Молла собирался выйти во двор, одна женщина подошла к нему и спросила:

         Молла, ты, вот, говоришь, что Иисус остался    на четвергом небе. А чем он там питается?

  Молла подумал немного и понял, что эта женщина поймала его врасплох  Но, нисколько не смутившись, он ответил:

— Уже третий день  в вашем селении находится такой важный молла, как я. А  у тебя до сих пор  язык не повернулся спросить, чем же я здесь питаюсь. Сейчас мне пришло на ум соврать, а ты сразу прицепилась и спрашиваешь — чем он там питается.

 

 

ПРЕДСКАЗАНИЕ МОЛЛЫ

 

Однажды, в холодный зимний вечер, почтенные старцы собрались в одном доме скоротать время. Разговор зашел об аде и рае. Все говорили, как плох ад и восхваляли рай. В это время туда пришел и Молла. Войдя в комнату, он подошел к жаровне с углями и начал греть руки и ноги.

Старцы продолжали свою беседу. Молла послушал  немного и сказал:

— Напрасно вы рассуждаете!    Если светопреставление начнется зимой, то какой дурак оставит ад и полезет в рай?

 

 

ЦЕННАЯ КНИГА

 

Однажды Молла пошел на свадьбу и увидел, что у двери нет никого, кто принимал бы гостей и присматривал бы за их башмаками. Молла побоялся, что когда он войдет в комнату, башмаки его украдут. Поэтому он вытащил из кармана платок, завернул в него свои башмаки и понес их с собой в комнату.

Один из гостей, сидевший рядом с Моллой, подумал, что у него под мышкой какая-нибудь дорогая книгами спросил:

— Это у тебя книга?

— Да, — ответил Молла, — и притом очень ценная. Поэтому-то я не могу с ней расстаться. Куда бы   я   ни шел — я всегда беру ее с собой.

— О чем же эта книга? — заинтересовался гость.
— О богословии.

— Где ты ее купил?

— У сапожника! — ответил Молла.

 

 

МОЛЛА ОБЕЩАЕТ БЛАЖЕНСТВО

 

Некто принес Молле вареную баранью    голову.   Он подождал, пока Молла съел ее всю, и попросил:

            — Молла, помолись теперь за меня.

            —Ты принес мне эту баранью голову, так пусть же аллах на том свете одарит тебя головой праведника, жителя рая.

 

 

ЧАЛМА МОЛЛЫ

 

Односельчанин Моллы получил из города письмо от родственника. Крестьянин нашел Моллу и попросил его прочитать письмо. Молла увидел, что письмо написано такими каракулями, что прочесть его он не сможет, и, чтобы отделаться от крестьянина, сказал:

            — Найди кого-нибудь другого, пусть прочтет он.

            — Нет, Молла,—ответил   крестьянин,—я   от   тебя не отстану. Где я найду другого человека, который прочел бы мне это письмо? Ты сам должен его прочесть.

            — Во-первых, — возразил Молла, — я не   знаю   языка персидского. Во-вторых, это письмо написано на языке турецком. А в-третьих, я попросту не могу его   прочесть.

Крестьянин рассердился:

            — Ладно, персидского ты не знаешь, турецкого тоже не знаешь и читать на этих языках не умеешь.    Тогда почему же ты напялил себе на голову чалму величиной с целый жернов?

            — Если в чалме можно читать, — ответил Молла,—то надень ее на  свою голову, посмотрим, прочтешь ли ты хоть слово.

 

 

МОЛЛА ЗАБОТИТСЯ О  НАСЛЕДНИКЕ

 

            Однажды какой-то дервяш, прослышав о славе Моллы, поспорил, что сможет обмануть его и взять у него, что захочет.

Стали ждать, пока Молла не пришел на базар. Как только он показался, дервиш вышел ему навстречу и сказал:

— Здравствуй, Молла-ами!

— Здравствуй, почтенный дервиш!

—Молла, — сказал дервиш, — у меня к тебе есть несколько вопросов. Ты, как я вижу, ученый, и должен мне ответить правильно.

— Пожалуйста, — сказал Молла. — Что у тебя за вопросы?     

— Кем нам приходится Адам?                       

— Дедом.

— А кем Ева?

— Бабушкой.

— Значит, мы внуки одного деда и одной бабушки?

— Да, это так.

— Значит,   мы   родные   или   двоюродные   братья,  не так ли?

— Это безусловно так.

— А раз это так, — сказал   дервиш, — ты   должен поделиться со мной всем, что имеешь.

Молла понял, что дервиш — хитрец, и невозмутимо сказал:

— Ты прав, дорогой. Пожалуйста, — и протянул ему на ладони копейку.

— Молла, — воскликнул дервиш, — разве из твоего несметного богатства на мою долю приходится   только копейка?

Молла прошептал ему на ухо:

— Возьми, что я тебе даю, и уходи. Если услышат об этом остальные двоюродные братья, то соберется столько наследников, что тебе не достанется и копейки.

Окружающие засмеялись.

— Что вы смеетесь? — спросил дервиш. — Я   хоть копейку, но все-таки взял у него.

Молла понял, что они бились об заклад, и сказал:

— Взять-то ты у меня взял, почтенный дервиш,    но должен и вернуть.

— Как это так? — спросил дервиш.

— Ведь я тоже твой родной или двоюродный брат. И мне от тебя полагается доля наследства.   Теперь   будь любезен — отдай.

И Молла вернул свою копейку обратно.

 

 

МОЛЛА  И  СЕИД[18]

 

Однажды Молла вернулся с работы усталый. Жена дала ему стакан чаю, а сама стала подогревать ужин. Молла, медленно прихлебывая чай, спокойно сидел и поглядывал на кипящий котел.

Едва жена собралась подавать на стол, как вдруг постучали в дверь. Молла обозлился: «Интересно, черт возьми, кто это в такое позднее время надумал к нам придти. Есть у нас немного бозбаша — и тот не дадут спокойно поесть». Молла стал рассуждать об этом, негодуя и сетуя на пришельца, а в дверь между тем продолжали настойчиво стучать.

Молла несколько раз крикнул: «Кто там?» Но никто не откликнулся. Наконец, жена сказала:

            — Умрешь ты что ли, если встанешь и   посмотришь, кто там так  неистово ломится в дверь.

            — Клянусь аллахом, жена, — ответил Молла, — сил у меня нет спускаться и подниматься по.этой лестнице. Почему бы тебе самой не пойти и узнать?

         Как? — воскликнула жена. — И не стыдно будет тебе, что ты, мужчина, останешься сидеть здесь, а я, женщина, пойду открывать дверь?

Молле ничего другого не оставалось — и он, ругаясь про себя, встал, спустился по лестнице и открыл дверь. Оказалось, что стучал к нему сеид. Молла спросил:

            — Что случилось, что ты хочешь?

            — Я сеид, — ответил тот, умиленно поглядывая   на Моллу, — и ради моих предков прошу свою долю.

Молла так рассердился, что чуть с ума не сошел, и, не выдержав, закричал:

            — Без конца я спрашиваю: «Кто там?    Кто   там?» Почему же ты не отвечал?

            — Я позвал тебя сюда,— ответил сеид,—чтобы узнать, не найдется ли у тебя места, чтобы приютить меня    на ночь.

Молла убедился, что этот сеид из самых наглых, и сказал:

         Ах, вот чего тебе нужно! Тогда иди за мной.

Молла впереди, сеид за ним поднялись по лестнице наверх. Когда они дошли до комнаты, Молла обернулся и сказал сеиду:

            — Пусть тебе, братец, бог подаст, у нас нет ни хлеба, ни места.

            — Раз нет, — обиделся сеид, — зачем же ты заставил меня подниматься, сказал бы уж там, внизу.

            — Я сделал так, чтобы ты сам почувствовал, что значит спуститься  и подняться по лестнице, понял бы, как это приятно, и больше не был бы таким опрометчивым.

 

 

МОЛЛА И АРМЯНСКИЙ СВЯЩЕННИК

 

Однажды Молла увидел армянского священника, сидевшего на обочине дороги. Священник, разложив на платке свои припасы, завтракал.

Молла подошел, сел рядом со священником и не произнеся ни слова, стал помогать ему в еде.

Священник вопросительно взглянул на Моллу и сказал:

         Друг мой, по мнению мусульман, мы поганые. Почему же ты ешь мою пищу?

—- По мнению армян, я тоже поганый. Если два поганца встретились, то они уже друг для друга чистые.

 

 

ВЫЖИРКИ

 

В квартале, где жил Молла, обитал один дервиш. Молла постоянно над ним издевался. Дервиш так боялся Моллу, что не смел при нем раскрыть рта, но искал случая, чтобы отомстить.

Однажды жена послала Моллу купить оливкового масла. Молла сел у окна и стал смотреть — не пройдет ли кто-нибудь на базар, чтобы передать ему это поручение.    

Тут он увидел проходившего мимо дервиша. Подозвав его, Молла спросил:

         Дервиш-ага, куда ты   идешь   и   кого   опять    собираешься обмануть?

         Чтоб ты сдох! — ответил дервиш. — Я иду на базар, но разве ты дашь мне морочить людей?

         Если тебе не трудно, — сказал Молла, — купи мне оливкового масла.

         Почему же не купить? Куплю.
Молла дал дервишу посуду и деньги.

Дервиш обрадовался случаю и, чтобы отомстить Молле, налил в бутылку вместо оливкового масла касторку и  принес.

Едва Молла раскупорил бутылку, как ему сразу все стало ясно и он про себя сказал:

                  Хорошо, дервиш, посмотрим, кто у кого останется в долгу.

Прошло несколько дней, и однажды Молла, проходя мимо чайханы, увидел сидевшего в ней дервиша. Не показавшись дервишу, он вернулся домой, взял черного перцу, смешал с нюхательным табаком и насыпал приготовленную смесь в табакерку. Потом, взяв другую табакерку и насыпав в нее настоящего нюхательного табаку, он пришел в чайхану.

Увидев Моллу, дервиш кое-как кончил свою болтовню и, чтобы Молла не дразнил его, пришел и сел рядом. А Молла, не вспоминая о случае с касторкой, стал говорить с дервишем о разных делах. Иногда он вынимал табакерку и нюхал табак. Дервиш попросил у Моллы понюшку, а тот потихоньку подменил табакерку и угостил дервиша.

Дервиш с удовольствием втянул в нос, но от перца глаза его полезли на лоб. Он чуть не задохся и, повернувшись к Молле, воскликнул:

         Что ты дал мне понюхать?
Молла спокойно ответил:

         В тот день ты принес мне масло, а это—выжирки от него.

 

 

МОЛЛА  ОТВЕЧАЕТ   НА  ВОПРОСЫ

 

Один путешественник услышал о том, что Молла Насреддин — ученый и мудрый человек. Он пришел к нему в село, чтобы разрешить несколько трудных задач.

Когда он дошел до села, где жил Молла, тот в это время был в поле и распахивал свой участок.

Путешественник принял его за простого пахаря и, подойдя к нему, спросил:

            — Говорят, что в этой деревне живет человек по имени Молла Насреддин. Не знаешь ли ты его?

            — Да, есть такой человек, и я его очень хорошо знаю.

            — А где его можно найти?

— Он показывается не всякому. Чтобы  его видеть, надо прожить здесь хотя бы два месяца.

Путешественник задумался и оказал:

         Что же мне делать? Он мне очень нужен.

— А зачем тебе? — спросил Молла.

                       Я — путник. Говорят, он человек ученый. А у меня к нему есть несколько вопросов, на которые я хотел бы получить ответы.

Молла, увидев в хурджуне путешественника гранаты, сказал:

         Правда, Молла Насреддин — человек ученый. Мы все его земляки и его ученики. Мы многому научились у него. Но зачем нам понапрасну беспокоить Моллу Насреддина. Спроси у меня, может, я и отвечу на твои вопросы.

Путешественник согласился  и только    собрался    задать Молле вопросы, как тот сказал:

         У меня есть одно условие: ты    видишь,    сегодня жарко, а я занят делом. Меня и сейчас   мучит   жажда, а ты меня отвлекаешь. Поэтому ты должен    за каждый ответ дать мне один гранат.

Путешественник согласился и за каждый ответ давал Молле по гранату. Гранаты кончились. Молла догадался об этом, встал и отряхнул подол.

            — Но у меня есть еще один вопрос, — сказал путешествешик.

            — А гранаты у тебя есть?

            — Нет, гранаты кончились.

            —Раз нет гранатов, то и вопросов тоже не    может быть.

 

 

ЛЮДИ АЛЛАХА

 

Однажды Молла работал в поле. В полдень он расстелил скатерть и сел кушать. В это время к нему подошло несколько человек. Они поздоровались с Моллой и все уставились на его скатерть.

— Пожалуйста, — сказал Молла, — присаживайтесь и покушайте.

Все путники тотчас присели и принялись за еду. В один миг все, что было на скатерти, исчезло, и Молла остался голодным.

Путники  поднялись,   сказали   Молле   «спасибо»    и собрались уходить. Тут Молла спросил их:

            — Братья, вы не сказали, кто вы такие.

            — Мы — люди аллаха, — ответили они.

Когда путники ушли, несколько всадников подъехало к роднику, что был поблизости. Они закололи барана, приготовили шашлык и начали есть и пить.

Молла подошел к ним и сказал:

            — Да осенит радость все ваши дни, братцы! Извините меня, скажите, кто вы и куда держите путь?

            — Мы люди шаха, — ответили они.

Молла взглянул на них, затем посмотрел вслед ушедшим людям божьим, а потом, подняв глаза к небу, сказал:

         Если ты не можешь содержать своих людей так, как содержит   своих   шах,   то   почему   тебя   называют «аллах»?

 

 

ЧТО ЗНАЧАТ ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ КОПЕЕК

 

Однажды в молодости, Молла решил заняться торговлей. Взяв с собой приятеля помоложе себя, он купил кувшин молока и понес в город продавать. Продав молоко, они решили купить кувшин сиропа, чтобы отнести к себе в селение и там продать.

Так и сделали.

После того, как они наполнили кувшин сиропом, у них осталось еще двадцать пять копеек. Так как Мотла был старше приятеля года на два, то деньги он взял себе.

Взяли они сироп и отправились в путь. Прошли они немного, и Молла сказал:

            — Тьфу, тьфу! Только бы не сглазили. Удачно продали молоко и удачно купили сироп.

            — Если и дальше пойдет   так, — сказал    приятель Моллы, — то мы за месяц — два сумеем сколотить деньжонок. Вылезем тогда из нужды.

Прошли они немного, и Молла Насреддин сказал:

            — Дорогой друг, мы и без того сегодня заработали. Я хочу в счет этого выпить чашечку нашего сиропа.

            — Дружба дружбой, — ответил приятель,   — а денежки врозь. Этот сироп мы покупали вместе. И я подсчитал, что чашка сиропа стоит двадцать пять копеек. Хочешь выпить — плати.

Молла вынул из кармана двадцать пять копеек, отдал приятелю и выпил чашку сиропа.

Потом захотелось пить товарищу. Он вернул Молле двадцать пять копеек и тоже выпил чашку сиропа.

Прошли они еще немного, и Молла  отдав двадцать пять копеек приятелю, выпил еще чашку сиропа.

Потом приятель Моллы сделал то же самое.

Одним словом, пока они дошли до своего селения, кувшин был пуст, но зато у них осталось двадцать пять, копеек

 

 

БОЛЬШОЕ ЗДАНИЕ

 

Однажды Молла пришел в город и, гуляя по улицам, увидел большое и красивое здание. Оно так понравилось ему, что  он несколько минут стоял и как зачарованный смотрел на него.

Оказалось, что этот дом принадлежал городскому смотрителю.

Когда тот увидел, что Молла с таким восторгом смотрит на его дом, он возгордился и, чтобы высмеять Моллу, подошел к нему и спросил:

            — Что случилось, почему ты так внимательно    рассматриваешь мой дом?

            — Какое прекрасное   здание!       ответил    Молла.
—Оно мне очень понравилось. Только чересчур большое.
Вот я и думаю: интересно, зачем построили такое большое здание.

            — По-твоему, что это за дом? — спросил смотритель.

                  Ей-богу, кажется, это жилой дом, но...

                  Нет,   ты    ошибаешься,      перебил    смотритель. — Это не дом, а каравансарай.

Молла понял, что этот человек издевается над ним, но, нисколько не смутившись, ответил:

         Вот я и говорю: оказывается, здесь живут лошади и ослы, поэтому-то и построили такое большое здание.

 

 

МОЛЛА И БОГАЧ

 

Однажды утром Молла помолился и сказал:

         О  аллах! До сих пор я никогда у тебя ничего не просил. А теперь хочу испытать тебя. Если ты есть    на самом деле, то дай мне сто золотых.

Жена, стоявшая поодаль, сказала:

            — Может быть, не сто, а немного меньше.

            — Нет, мы уже условились, пусть будет хоть девяносто девять я все равно не возьму.

Этот разговор Моллы с женой услышал их богатый сосед и, чтобы подразнить Моллу, положил в кошелек  девяносто девять золотых монет и на другой день ранним утром бросил его в дымоход.

Молла заметил выпавший из дымохода кошелек, схватил его, открыл и увидел, что он полон золота. Молла считал, пересчитывал и убедился, что в кошельке  ровно девяносто девять монет.

Даже не изменившись в лице, он оказал:

— Ничего, кто дал девяносто девять монет, тот даст и одну.   Я могу подождать — когда будет, тогда и даст.

Молла спрятал золото в карман. Сосед-богач, увидев, что дело обернулось по-иному, слез с крыши и пришел прямо к Молле.

            — Ну, дружок, — сказал он, — отдай-ка мои   золотые.

            — Какие золотые? — спросил    Молла. — Ты    что, обезумел? Разве я тебе должен?

            — Те золотые, что упали в дымоход, бросил, я. Я услышал утром твою молитву и хотел узнать, сдержишь ли ты свое слово.