Зардушт Ализаде

КОНЕЦ ВТОРОЙ РЕСПУБЛИКИ


Copyright – Зардушт Ализаде.


Данный текст не может быть использован в коммерческих целях, кроме как с согласия владельца авторских прав


ГЛАВА I

НАЧАЛО РАСПАДА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ


  1. Армянский сепаратизм инициирует народное движение в Азербайджане


История последних пятнадцати лет ХХ века – это история распада СССР и социалистического лагеря, объективно самого важного события   прошлого века. Перестройка и ее крах, вернее, ее не совсем запланированный в начале итог окончательно изменила баланс сил на всей планете. Маленький Азербайджан в одночасье переместился совсем в иную координатную систему, политически, экономически и духовно переориентировался на совершенно иные направления. Хотя результат очевиден, но от этого не перестает представлять и научный, и практический интерес один вопрос: как и почему это случилось? Думается, что искать ответ необходимо не только в том, что СССР проиграл экономически, что “система изжила себя”, но и в том, как и почему реагировали на события массы, как повела себя элита.

Азербайджанцы до 1988-го года были в абсолютной своей массе верны СССР, строю, России. Хотя загнивание шло, коррупция въелась во все поры общества, теневая экономика сращивалась с госаппаратом, однако население, в силу природной пластичности, приспособилось к этим условиям и было органически чуждо к протесту и инакомыслию. Народ был настроен не менять порядки, а приспосабливаться к ним. Главная задача жизни для среднего азербайджанца - найти алгоритм, соответствие, угадать главный закон и правила поведения, вписаться в существующий порядок и добиться относительного материального благополучия.

Левые идеи, конкретно социал-демократия, появились в Азербайджане в начале ХХ века в связи с оформлением РСДРП как общероссийской партии. Промышленный и интернациональный Баку стал благодатной почвой для деятельности рабочих вожаков и профессиональных революционеров. В то же самое время ускорилось формирование националистических партий, что было характерно для всего закабаленного Востока - арабские страны, Иран, Индия… Хотя левые и националистические течения в то время еще не выглядели антагонистами, но признаки размежевания и соперничества были заметны уже тогда. Объективно националисты имели более широкую социальную базу и более соответствовали потребностям классово слабо структурированного общества, но победа большевиков России и вторичная колонизация Азербайджана в 1920-ом году на целых 70 лет формально отдала бразды правления в руки азербайджанских коммунистов. Очень скоро Компартия стала государственной структурой, и, несмотря на широкие репрессии против националистов, именно память о целой плеяде деятелей национального движения и патриотизм, осознаваемый в отрыве от «социалистического отечества», стали прибежищем мало-мальски протестных и оппозиционных настроений и взглядов.

Очень скоро, как и во всем СССР, идейные коммунисты Азербайджана были репрессированы, начался отбор в правящую элиту по отрицательным признакам: приспособленчеству, трусости, мздоимству. Со второй половиной советской эпохи ускорился процесс деградации и распада. В Азербайджане эта «вторая половина» связана с именем I секретаря ЦК КПА Гейдара Алиева. Именно он, благодаря природным способностям, более всех других в республике, способствовал деградации политической, идеологической и экономической базы советского коммунизма. Ложь, лицемерие, подхалимство, пустословие, коррупция, местничество и кумовство стали неписаными, но железными законами жизни. Качество компартийной служивой, творческой и научной элиты понизилось катастрофически и перестало быть адекватным запросам общества. Гейдар Алиев буквально внедрил огромный пласт своих земляков из Армении и Нахичевана в управленческие структуры во всех сферах и регионах республики. Гроссмейстер мимикрии, он навязывал ради личной карьеры приписки и громогласно боролся с ними, размещал в руководящих структурах своих земляков и боролся на словах с местничеством, уничтожал любое проявление свободомыслия, но провозглашая себя покровителем творческой интеллигенции. Естественно, такое усердие было замечено в Москве и его перевели в 1982 году на работу первым заместителем Председателя Совета Министров СССР. На свое место I секретаря ЦК КПА он поставил своего земляка, некоррумпированного, но слабовольного Кямрана Багирова, фактически продолжая управлять республикой, как своей вотчиной.    

Формирование правящей партийно-хозяйственной бюрократии, как и прежде, продолжало идти под тщательным контролем Гейдара Алиева, абсолютно полновластного “хозяина” партии-государства на этом уголке СССР. Достаточно сказать, что в 1997-ом году из 252 партийных секретарей районного, городского и республиканского уровней в восстановленную Компартию Азербайджана вошли лишь два бывших секретаря – Евлахского райкома партии и Бакинского горкома партии. Все остальные с той или иной долей успеха вписались в новые рыночные порядки.

Мысль о циничности конформистского поведения посещала очень редкие головы. В пору гласности, когда стало возможным печатать все, выяснилось, что азербайджанские литераторы не писали  в «стол». Оказалось, что они писали только то, что разрешалось печатать. После независимости, когда общественная мысль осознала неприличность отсутствия узников совести в республике, в прессе косяком пошли статьи о “диссидентах”. Все они были лауреатами премий Государственных и Ленинского комсомола, секретарями парторганизаций творческих союзов. Но были, оказывается, и диссидентами. Градус духовной активности можно измерить даже арифметически: в конце 1980-х годов, когда в России было совершенно невозможно подписаться на перестроечные газеты и журналы, в Азербайджане, в пределах республиканского лимита, подписка была доступна без особых проблем. Кратко можно подытожить, что в духовном и политическом плане Азербайджан был более близок  к Центральной Азии, чем к Прибалтике или Украине. Труженики полей и цехов глобальными и региональными вопросами совершенно не интересовались, интеллигенция приспосабливалась, чиновничество мучилось вопросами карьерного роста.

Но была почва для “ухода от России”. Незавершенность естественноисторического феодального развития до российской оккупации в начале XIX века и насильственное прерывание капиталистического развития в 1920-ом году, искусственное втягивание в “социализм” не могли не привести к причудливому напластованию глубинных и эклектичных, совершенно поверхностных представлений в менталитете, повадках, предрассудках, верованиях народа. При мощном потрясении “Карабахским конфликтом”, когда силовые магнитные линии событий начали воздействовать на  эту аморфную и рыхлую массу, она достаточно быстро и покорно перестроилась под диктовку “императива истории”. В ней, в этом императиве, и проявилась вся эклектичность и полихронность общественного сознания и бытия азербайджанского народа. Всплыли на поверхность и актуализировались средневековые и первобытные представления, варварские стереотипы поведения, фантасмагорические утопии. На арену истории вступили массы. Что сказали они? Что они могли сказать? И они ли говорили?

***

Начало перестройки мне запомнился одним сюрреалистическим событием, которое, однако, вскоре обернулось кошмарной реальностью. Непосредственно после избрания М.С.Горбачева Генеральным секретарем ЦК КПСС мой студенческий товарищ сообщил мне, что «Горбачева Генсеком сделали армяне». Я выразил сомнение в правдивости этой, на первый взгляд, алогичной информации, однако товарищ сослался на друга своего детства, дядья которого были крупными цеховиками в Ставрополье. По словам друга, именно эти цеховики щедро финансировали подкуп тех людей, от кого зависело возвышение Горбачева. Информация, которая казалась вздором в 1995-ом году, в 1998-ом году начала объяснять многое из того,   что творилось в Закавказье.

Старт антисоветским народным движениям в Азербайджане был дан в Нагорном Карабахе. Образцом для тщательно организованных массовых митингов, посредством которых в начале 3-го тысячелетия совершаются оранжевые и тюльпановые революции, стал не плохо организованный митинг в Алма-Ате после снятия Кунаева Д. Д. с поста Первого секретаря ЦК Компартии Казахстана, а митинг армянских сепаратистов в маленьком Степанакерте в феврале 1988 года. Подготовка к этому митингу шла и в самом Степанакерте, и в райкомах и исполкомах четырех армянских районов НКАО, и в Ереване, и в Москве. Говоря о том, что подготовка сепаратистского движения армян НКАО шла и в Москве, я опираюсь на рассказы своих армянских коллег по миротворческому процессу, в течение более чем десяти лет совместно с азербайджанскими миротворцами ищущих пути мирного урегулирования конфликта. Занимая жесткую и абсолютно неконструктивную позицию на публичной части этих обсуждений, в кулуарах они искренно признаются в том, что конфликт принес армянскому народу большую беду, что победа, которой кичатся недалекие люди, на самом деле пиррова, и что причиной всего этого общего несчастья народов Южного Кавказа, наряду с мифическим общественным сознанием, явилось вмешательство внешних сил. Они приводят много примеров того, как Горбачев и его окружение инициировали начало сепаратизма, который латентно существовал, но под угрозой государственных репрессий не осмеливался бросить вызов всему советскому строю. Рассказ доктора наук, профессора из Еревана (имя которого я не могу назвать, не имея на это его согласия): "В 1987 году я находился в МГУ на курсах повышения квалификации. Жили в общежитии аспирантов. Поздней осенью ко мне пришли несколько моих коллег-преподавателей из Еревана, также проходящих "ФПК" (факультет повышения квалификации), и сказали, что в Москве находится депутация армян из НКАО. У них, как правило, бывали "дары Карабаха": коньяк, фрукты, домашняя еда. Мы вместе отправились к своим землякам, которые нас приняли радушно. В застольной беседе выяснилось, что они приехали в ЦК КПСС  с ходатайством о "миацуме", воссоединении Нагорного Карабаха с Арменией. Я им откровенно сказал, что это нереально, кроме того, Москва неоднократно жестко отказывала Армении в этом вопросе. Они рассмеялись и ответили, что на этот раз все будет иначе. Они пригласили нас прийти на следующий день вечером, чтобы узнать ответ секретаря ЦК КПСС.

На завтра вечером мы все опять пошли к карабахской депутации. У них был праздник: секретарь ЦК КПСС обещал им всяческую поддержку и призвал "крепко держаться".

Аксиомой является, что сепаратизм развивается только в тех странах, где слабнет центральная власть и начинается разрушение государства. Другим необходимым условием является поддержка извне. В НКАО в 1988 году наличествовали оба условия.

Первые беженцы-азербайджанцы из Армении в Баку перед зданием ЦК Компартии Азербайджана появились осенью 1987 года. Москва приказывала бездействовать, и республиканское партийное руководство послушно выполняло указание ЦК КПСС. Тем временем в НКАО сепаратисты завершали свои приготовления.

Рассказ бывшего жителя Степанакерта Алямшаха Рагимова, насильно изгнанного из своей квартиры в этом городе в сентябре 1988 года, переехавшего в Шушу, и изгнанного повторно в мае 1992-го года, ныне проживающего в землянке в Бардинском районе:

"Азербайджанцы в Степанакерте жили компактно, на улицах Параллельных, Лесной и Мелик-Пашаева. Уже в 1987 году наши армянские соседи начали открыто говорить нам, что скоро они выйдут из состава Азербайджана и присоединятся к Армении, вот тогда они заживут свободно, богато и счастливо. В 1988 году 12-го февраля состоялся первый митинг, не слишком людный. 13-го февраля митинг получился огромный. Я тоже начал ходить на эти митинги, из любопытства. Иногда виделся со своими товарищами по заводу, стоял с ними, беседовал. Отношение было не совсем доброжелательное, но терпимое, сказывались добрые отношения на работе. Я проанализировал ситуацию и понял, что весь процесс хорошо управляется из единого центра. Каждый район и каждое большое село НКАО, каждое предприятие и учреждение Степанакерта имели свое определенное место на площади. Сигнал о начале сбора давался на рабочих местах. Слово "забастовка" означало и то, что работа прекращается, и то, что всем необходимо собраться на площади. Информация с площади распространялась по городу и области молниеносно. Были ответственные за каждый участок площади. Иногда митинг назначали на ночь. 8-го мая 1988-го года была проведена "сидячая молчаливая забастовка". На постамент статуи Ленина водрузили флаг Армянской ССР. Долгие сборы на площади для организаторов оплачивались в размере от 25 до 50 рублей в день. Численность митингующих из различных районов была постоянной, состав менялся таким образом, чтобы численность не уменьшалась. Я сам видел, что тех армян, которые отказывались выходить на митинг, били, обзывали "турецким шпионом". Первым лидером сепаратистов НКАО был директор электротехнического завода Сейранян Альберт, он еще при Гейдаре Алиеве поднимал вопрос "миацума". После его смерти в 1987 году лидером "Крунка" стал директор мраморного карьера Манучаров Аркадий. В "Крунке" собирались большие деньги».

8-го мая Алямшаха Рагимова задержали на площади, обвинили в подготовке взрыва и зверски избили в помещении горкома комсомола. Его спасли от расправы русские офицеры КГБ и Внутренних Войск МВД СССР, иначе толпа собиралась его сжечь на костре.

На площади, по словам Рагимова, соблюдалась идеальная чистота, на земле не было ни обрывков бумаги, ни сигаретных окурков.

Азербайджанцев уже с мая перестали допускать на рабочие места, выплачивать им заработную плату. Азербайджанских студентов и преподавателей Степанакертского пединститута пинками выгнали из здания института".

Еще штрихи  к движению карабахских армян за “миацум”. Пока режим был сильным, ни о каком “Крунке” и речи быть не могло. Первой реакцией на ослабление режима стал “Крунк”. Рассказ Захида Аббасова, сотрудника Нагорно-Карабахского облисполкома в 1987 году, беженца из Степанакерта, ныне живущего в Баку. “До 1987-го года мы жили как добрые соседи. Я с Робертом Кочаряном (нынешний Президент Армении – З.А) и Аркадием Гукасяном (официальный лидер карабахских армян – З.А.) близкими приятелями были, вместе ели, пили, в гости ходили. Но в 1987-ом году была создана тайная неформальная организация “Крунк”. “Крунк” союзной общественности представили как “журавль” по-армянски, символ печали и разлуки. Но была и другая, не менее правдоподобная версия – Комитет Революционного Управления Нагорным Карабахом (КРУНК). Памятуя, что первые митинги в Степанакерте шли под транспарантами “Ленин, партия, Горбачев”, нельзя исключить и такой симбиоз революционного большевистского романтизма с национализмом, что вовсе не было чуждо Южному Кавказу начиная с самого начала XX века. Первый секретарь областной парторганизации Борис Кеворков послал человека за одним из лидеров “Крунка”, пригласил его к себе поговорить. Когда тому сообщили, что его зовет к себе Кеворков, тот со страху упал и у него случился сердечный приступ.” Еще одно свидетельство. Тамерлан Нагиев, бывший директор республиканского объединения книготорговли “Азеркитаб”: “У объединения в Степанакерте были два книжных магазина, директоры –  женщины. Одна относилась к азербайджанцам враждебно, другая – дружелюбно. Приезжали они в Баку раз в квартал для отчета. Так вот, в конце 1987-го года второй директор попросила меня принять ее. Посидели, поговорили. Рассказала она, что появились мужчины из Армении, агитируют, записывают в “Крунк”, собирают деньги. Кто не согласен, - объявляют предателем, преследуют, оскорбляют. Помощи от официальных властей нет, партийные органы области с ними заодно, люди все запуганы. Будет нехорошо, чувствуем беду”. Разговор с этой женщиной Тамерлан Нагиев написал в виде докладной в ЦК КПА, однако никакой реакции не последовало. И еще одно свидетельство. Бывший народный депутат ВС Азербайджана от Сальянского района, подполковник КГБ Айдын Абдуллаев: “В течение всего 1987-го года Степанакертское отделение КГБ информировало Баку о деятельности эмиссаров из Еревана и активность “Крунка”, в том числе партийного руководства армянских районов НКАО. (Из четырех районов НКАО – Мардакертский, Мартунинский, Гадрутский и Шушинский – только в последнем азербайджанское население составляло большинство) Республиканское КГБ докладывал в союзный КГБ, и, конечно, руководству Азербайджана. Союзное КГБ, как это принято, докладывал в ЦК КПСС. Оттуда в Баку в КГБ не было никаких распоряжений, кроме одного: “Не вмешиваться”. На запросы ЦК КПА из ЦК КПСС так же поступало: “Не предпринимать никаких мер!”

***

Информация о сессии областного совета НКАО 20-го февраля 1988 года и принятом на ней решении обратиться к Верховным Советам Азербайджана, Армении и СССР с просьбой удовлетворить желание НКАО о выходе из состава Азербайджана, официально широко не распространялась, однако «сорочья почта» эту весть разнесла очень быстро. 21-го февраля группа студентов, активистов неформального кружка «Юрд» (стойбище, родина)  устроили перед зданием ЦК Компартии Азербайджана небольшой митинг протеста. Затем началась серия митингов в Академии наук Азербайджана. 22-го февраля группа научных сотрудников Института востоковедения АН Азерб. ССР, обсудив ситуацию, решила выпустить прокламацию, которую автор этих строк написал, напечатал, размножил на ксероксе библиотеки АН на личные средства в количестве 50 штук и отправил для распространения в университет (АГУ) и нефтяной индустриальный институт (АЗИИ). Смысл прокламации сводился кратко к тезису, что межнациональные конфликты - испытанное оружие правящей номенклатурной реакции для недопущения солидарности демократических сил  различных народов в борьбе за народовластие. В прокламации конкретно назывались фамилии Демирчяна и Алиева, являвшихся в то время фактическими вождями республиканских партийно-хозяйственных элит.  

23-го февраля толпа жителей из Барды и Агдама двинулась в Степанакерт «проучить армян». Около Аскерана толпа была остановлена, были убиты два молодых человека по имени Али и Бахтияр. Точно известно, что одного из них сразила пуля азербайджанского милиционера. Про убитых в прессе почти ничего не было сказано, зато много и возвышенно писали про поступок Хураман Аббасовой, Героя Социалистического Труда и председателя богатого агдамского колхоза, которая смогла остановить огромную толпу разъяренных мужчин якобы одним мановением руки, просто бросив им под ноги головной платок, символ женской чести.  Увлекающийся внешними проявлениями жизни Евгений Евтушенко даже посвятил этому эпизоду патетическое стихотворение. Рассказывают, что большую роль в сдерживании толпы сыграл и секретарь ЦК КПА Гасан Гасанов, который стал на колени и умолял людей не идти дальше. Естественно, информация о стрельбе и убийстве двух молодых людей дошла до Баку в смутном виде, без уточнения, кто стрелял, и как это происходило.

В тоталитарном обществе, контролирующем не только поступки граждан, но и их мысли, карательные акции силовых структур против населения являются весьма обыденным и объясняемым явлением. Но кровавые столкновения между группами граждан, бесчинства и насилие без ведома и санкции властей - чрезвычайно редкое явление. Можно лишь предположить, что Сумгаитский погром 28-го февраля 1988-го года стал возможным только из-за совпадения и наложения друг на друга множества различных факторов. Так кому был выгоден погром в Сумгаите, и кто пострадал от него?

Версия, объясняющая якобы нерешительную позицию ЦК КПСС в вопросе армянского сепаратизма, абсолютно неубедительна. Горбачев не был так примитивен, как пытаются его представить хулители. Перебороть компартийную клику, отобрать у нее власть и сломать ему хребет мог только очень опытный и умелый политик. Естественно, что Генеральный Секретарь ЦК КПСС ясно представлял себе последствия этнотерриториального конфликта между двумя советскими республиками. Именно поэтому он, имея все возможности, не повторил сценарий своих предшественников по решительному пресечению поползновений армянских сепаратистов. Следовательно, если мы согласимся с версией, что демонтаж тоталитарной системы был выгоден Горбачеву, то Сумгаитский погром должен быть интерпретирован как звено в цепи акций по этому самому демонтажу. Если принять эту версию, то тогда становиться абсолютно логичным и потакание экстремистам, и игнорирование сигналов обкома партии и структур КГБ, и якобы запоздалая реакция на начавшийся погром, и последующие действия общесоюзного руководства во главе с Горбачевым.

Погром был выгоден и спецслужбам, и силовым структурам центра. Появлялось новое поле практической деятельности: для усиленного расходования средств и, следовательно, расхищения их.

Погром был выгоден крайним националистам и Армении, и Азербайджана, как в руководстве, так и на низовом уровне. Погром углубил конфликт, окропил его кровью, сделал его погашение и мирное урегулирование почти невозможным, перенаправил внимание и энергию общества от борьбы против партийно-хозяйственной бюрократии на борьбу против «врагов нации». Именно в этом контексте становится ясной странная история, случившаяся с известным армянским диссидентом Паруйром Айрикяном. Советская власть, вынужденная под давлением Запада освобождать политзаключенных, возвращать из ссылки академика Сахарова А.Д, именно в это время высылает армянского диссидента в Эфиопию, под надзор марксистского диктатора Менгисту Хайле Мариама. Чем был опасен Айрикян в то время? Ведь по стране быстрыми темпами шла либерализация, к чему он призывал. Его общедемократические идеи были полностью созвучны проводимым сверху реформам. Общедемократические проповеди Паруйра Айрикяна не могли быть основанием для его высылки из СССР в изолированную тираническую Эфиопию. Его могли выслать только по одной причине: самый авторитетный и популярный в то время общественный деятель Армении, несгибаемый диссидент Паруйр Айрикян открыто призывал к солидарной борьбе народов Кавказа, в том числе и армянского, и азербайджанского народов, против имперского центра, против тирании Компартии. Паруйр Айрикян не отрицал существования проблемы Нагорного Карабаха, но он предлагал ее не актуализировать, отложить на то время, когда в независимых Армении и Азербайджане установятся демократические режимы, и только тогда начать решать ее за столом переговоров, в духе демократии и согласно международным законам. Естественно, что такая позиция могла бы сорвать планы центра ввергнуть регион в омут регулируемых Москвой конфликтов, вот почему самолет «Аэрофлота» отвез Айрикяна в Аддис-Абебу, а на митингах в Ереване «пошел процесс» выращивания новых, более популярных, чем диссидент тоталитарной поры, лидеров нации.

Погром в Сумгаите был выгоден определенной части компартийной верхушки: устранялся сильный претендент на пост первого секретаря ЦК КПА Дж. М. Муслимзаде, расшатывались позиции первых лиц республики, открывались перспективы для карьерного роста.

Сумгаитский погром был на руку низовым националистическим лидерам. В процессе борьбы за демократизацию советского общества они никому не были нужны. Многие националисты были вообще чужды идеям демократии, ибо были носителями идеологии национальной буржуазии, которая была на Южном Кавказе не промышленная, не аграрная и не торговая, а чиновничья, государственная, паразитическая, и, следовательно, антидемократическая, авторитарная. Погром перевел все общественные процессы в Армении и Азербайджане однозначно и бесповоротно в русло беспощадной битвы двух национализмов - армянского и азербайджанского.

Сумгаитский погром, как это не странно, принес огромные дивиденды армянским сепаратистам для информационной войны против Азербайджана, воскресил на Западе подзабытые фобии и симпатии, дал индульгенцию всем последующим общим советским и сугубо армянским преступлениям против граждан азербайджанской национальности. Дубиной «Сумгаитского погрома» начали бить Азербайджан и азербайджанцев повсюду. Но азербайджанские националисты на национальные интересы вообще-то большого внимания не обращали, были полностью лишены способности мыслить системно, действовали согласно импульсам, получаемым от инстинктов, а также своих закулисных хозяев. Вот почему они, в последующем, с огромным рвением повели дело так, что погром стал возможен и в Баку.  

Как рассказывает бывший в то время первым секретарем Бакинского горкома партии Фуад Мусаев, его и I секретаря Сумгаитского горкома партии Муслимзаде Джахангира, отдыхавших в Минеральных Водах, информировали о напряженном положении в республике, и посоветовали прервать отпуск. Муслимзаде отказался прервать отпуск и ответил, что «за свой город спокоен». Мусаев же 19 февраля вернулся в Баку, ночью собрал совещание руководителей партийных и правоохранительных органов всех 11-ти районов столицы, заслушал их отчеты проанализировал информацию. Он представил себе картину происходящего: «С начала февраля из Армении в Азербайджан начали прибывать уже сотни беженцев. Они размещались в селах под Баку, там, где компактно проживали их земляки. Выходец из Армении, I секретарь Абшеронского райкома партии Зохраб Мамедов каждое утро организовывал для этих беженцев автобусы, которые привозили их в Баку не к зданиям ЦК, Верховного Совета или Совета министров, а в студенческие и рабочие общежития, где эти беженцы рассказывали о притеснениях и несправедливостях, которые они терпят в Армении. Эти рассказы беженцев распаляли чувства молодых людей. Накал страстей достиг опасной черты. В любой момент мог найтись человек, который поведет возмущенную толпу в заселенные армянами кварталы Баку».

Вечером Мусаев приказал перекрыть все шоссейные дороги, ведущие из пригородных сел в Баку. На следующий день, встретив кордоны ГАИ на подступах к Баку, автобусы повернули к Сумгаиту. Агитация началась в студенческих и рабочих общежитиях Сумгаита, всего лишь в 26 км от столицы.

27-го февраля в город прибыли I секретарь ЦК Компартии Азербайджана Багиров и председатель Совета Министров республики Сеидов. Они встретились с горожанами и беженцами из Армении. Но что они могли сказать этим людям? Ответить  пустыми, гладкими и далекими от реальности словами постановлений ЦК КПСС и заверений генерального секретаря ЦК КПСС Горбачева? Вопли и крики обиженных, оскорбленных и изгнанных с родины людей заглушили речи лидеров. Они вышли через черный ход клуба и буквально спаслись бегством  в Баку, где за спокойствие отвечал горком партии.

28-го февраля Муслимзаде с небольшой свитой из работников горкома партии направился к «трудящимся молодого города нефтехимии и металлургии» на злополучный митинг, где кипела яростная толпа.

Здесь он выступил с речью, сказав, что никогда Карабах не отдадут Армении, что оснований для беспокойства нет, есть 78-я статья Конституции СССР, что, если ее нарушат и примут решение «отнять Карабах», то он сам вольется  в ряды митингующих. Тут его аккуратно отсекли от окружения, вручили в руки флаг Азербайджанской ССР и потребовали показать, как он пойдет с народом на демонстрацию.

Последним на митинге с краткой речью выступил директор средней школы Хыдыр Алоев (поэтический псевдоним - «Аловлу», что означает «пламенный»), курд из Армении. Свою речь он закончил призывом: «Смерть армянам!» После возвращения к власти, в свой первый приезд в Сумгаит, Гейдар Алиев неожиданно спросил: «А где наш Хыдыр»? Из толпы вышел сияющий от счастья погромщик, и вождь тепло поздоровался с «нашим Хыдыром». Видимо, в награду, президент Алиев включил Хыдыр Алоева в список депутатов парламента Азербайджана в 2000 году.

Оставшийся один, без привычного окружения, с флагом республики в руках, в окружении возбужденных и кричащих людей, Джахангир Муслимзаде подчинился воле толпы и пошел с ними туда, куда его вели. Эту сцену – высокого Муслимзаде с флагом во главе колонны - аккуратно засняли и потом показывали в ЦК КПСС - партийный вожак ведет толпу погромщиков. Партийно-государственной карьере Муслимзаде пришел конец, его сняли со всех постов, свалив на него всю вину за погром, исключили из партии.

Как только колонна во главе с обреченным Муслимзаде двинулась с места, подготовленные команды погромщиков с кусками арматуры в руках разбежались по городу громить армянские квартиры. Списки «нехороших квартир» были, по всей видимости, составлены известными всему населению «неподкупными патриотами» из ЖЭК-ов.

То, что произошло в Сумгаите, стало неожиданностью не только для жителей Баку, но и для самих сумгаитцев. Хотя на какое-то время название города стало синонимом варварства, но это было огромной несправедливостью в отношении подавляющего большинства жителей Сумгаита. Вот рассказ сумгаитца Дадашова Юсифа Йолдашбала оглу: «28-го февраля утром мне позвонил мой друг Армен Мусаэлян и взволнованным голосом попросил срочно приехать к нему. Я взял с собой еще одного нашего друга Фуада и поехал к Армену. Мы забрали всю его семью и привезли к нам домой. Через некоторое время мы приютили и семью нашего соседа Бабаяна Григория (он, его жена Джульетта, сын Размик и его беременная жена). Все мы сидели в гостевой комнате в страшном напряжении. Я и мой брат спустились во двор. Скоро из квартир начали спускаться во двор азербайджанская молодежь и образовалась своеобразная дворовая охрана, человек 10-12. После полудня во двор с криком ворвалась толпа, человек 40-50. Большинство были подростки, от 15-и до 18-ти лет, было несколько взрослых. У всех на руках были куски арматуры. Странно, что я, коренной житель Сумгаита никого из них не знал. Они начали орать и требовать выдать им армян. Мы начали с ними спорить, и, хотя соотношение сил было явно в их пользу, наша решимость не уступить несколько остудила их пыл. Несколько человек из толпы начали выламывать дверь квартиры на первом этаже, даже не спросив, чья эта квартира. Им явно хотелось чем-то поживиться. Спор и крики продолжались более получаса, потом кто-то из них крикнул: «Айда на соседний двор», и толпа поспешно побежала на соседний двор. Мы еще постояли часа 3-4, потом разошлись по своим квартирам. Целые сутки мы все провели в страшном напряжении. На следующий день утром во двор на военных грузовиках прибыла часть ВВ МВД СССР, они выстроили оцепление вокруг двора, и со всех блоков начали выходить армянские семьи, которых весь страшный день погрома прятали азербайджанские друзья.  

Погромы осуществлялись по единой технологии, что в Кишиневе в начале ХХ века, что в Сумгаите, Гугарке, Масисе, Баку и Гяндже в конце века. Одна группа врывалась в квартиру или дом, била, увечила, убивала обитателей, по ходу  забирая самое ценное – деньги и драгоценности.  После их ухода появлялись  падальщики – выносили бытовую технику, мебель. Затем появлялись экзальтированные обыватели, которые не гнушались тазами и кружками с отбитой эмалью.

Подавляющее большинство жителей Сумгаита было застигнуто врасплох вакханалией разнузданной толпы. Правоохранительные органы бездействовали, власть отсутствовала. Единственное, что могли сделать горожане – это спасти своих соседей - армян, друзей, просто незнакомых.

Сумгаитский погром сразу же стал мощным идеологическим оружием в руках армянских националистов. «Сумгаитом»  укоряли и попрекали весь азербайджанский народ, как будто народ имел возможность принимать решения и выполнять их, как будто азербайджанский народ на демократически организованном референдуме проголосовал за организацию армянского погрома и затем реализовал его. Понятие «коллективной ответственности», этот пережиток темных веков варварства, был широко применен армянской, да временами и всей советской, и «либеральной» пропагандой против целого народа. Но и «азербайджанская  сторона, уподобившись своему соседу и оппоненту, впала  в тот же грех, облыжно обвиняя весь армянский народ во всех тех преступлениях, которые творились и творятся в течение конфликта.

Во время всех погромов, как в Азербайджане, так и в Армении, большинство населения не принимало никакого участия в этих преступлениях, более того, каждый честный  и порядочный человек, подвергая свою жизнь смертельной опасности, спасал других. Армяне спасали азербайджанцев в Армении, азербайджанцы спасали армян в Азербайджане.  

Почти сутки Сумгаит был во власти погромщиков. Не действовал горком,  исполком, милиция, КГБ. Случайность? Умысел?  Или это - признак бессилия и деградации системы? Единственно, аппарат горкома комсомола бил тревогу, звонил и слал телеграммы.

     На следующий день после начала погромов в Сумгаит прислали невооруженных курсантов Бакинского общевойскового командного училища. Погромщики камнями закидали и разогнали курсантов. Только потом в Сумгаит вошли части Внутренних Войск МВД СССР, переброшенные из центральных районов России. Ситуация была взята под контроль, задержаны сотни людей, которых начали фильтровать, выявлять зачинщиков и исполнителей. Сумгаит был окружен и изолирован от внешнего мира.

     Даже в такой ситуации партийная верхушка республики не могла придумать ничего лучшего, чем послать в Сумгаит группу лекторов общества «Знание!» Не будучи лектором этого общества, автор этих строк по причинам, неведомым ему до сих пор, получил предложение от парткома АН поехать в Сумгаит с лекцией о положении в стране.

     В автобусе «РАФ» в Сумгаит отправилась разношерстная кампания, в которой были и доктор философских наук Гюльрух Алибейли, и молодой социолог Тахир Фарадов, и Шамиль Алиев (псевдоним, как стало мне известно позже – Янардаг, что означает «Огненная гора»), известный узкому кругу людей как лютый враг советской власти. По всей видимости, власти послали к рабочим Сумгаита только тех, кто осмелился поехать.

     За полчаса пути в Сумгаит автор этих строк услышал от Янардага страшные истории о том, как советская империя целенаправленно уничтожает тюрков Азербайджана желтой радиацией, которая направляется по подводной трубе из ядерного реактора на острове Наргин в пустырь посредине жилого массива Гюнешли (окраина Баку). Налицо были все симптомы шизоидальной истерии.

В Сумгаите автор этих строк попал в механический цех алюминиевого завода, где смирным и напуганным рабочим красочно описал битву между перестроечными силами и партноменклатурной реакцией. После получасовой речи автора единственным рабочим, пожелавшим выступить, оказался армянин Амо, маленький и худой мужчина средних лет, который виновато сказал: «Что, мы не знаем, кто это делает? Меня и мою семью спасли соседи-азербайджанцы. Это делает те – тут он показал большим пальцем вверх - кому выгодно, кто боится потерять доходы, власть. Это делает мафия, а нам, простым людям, самое важное – что принести поесть вечером детям, семье. Как свести концы с концами…»

После Сумгаитского погрома в АН прошел еще один шумный митинг. Ученые требовали, чтобы власть снизошла до народа. Приехал Сахиб Алекперов, кандидат в члены бюро ЦК КПА и первый секретарь ЦК комсомола Азербайджана. Зал требовал объяснений. «Как могло такое случиться? Как могло республиканское руководство допустить, чтобы дело дошло до подобного преступления?»

Алекперов попытался изъясниться с учеными фразами из официальной советской версии: «Это сделали наркоманы и уголовники». Зал услышал  вместо честного ответа обычную советскую липу. На трибуну прорвалась, отодвинув вождя комсомольцев, миниатюрная женщина и звонким голосом отчеканила: «Этих наркоманов и преступников породила и воспитала советская система, ваш пионер, комсомол и ваша партия!» Это была Лейла Юнусова из Института истории АН. Алекперов, бледный, шептал; «Умоляю вас, не разжигайте страсти…» Зал неистовствовал, все возмущенно кричали. Как всегда, в минуту апогея появился академик Зия Буниятов. Зал встретил его овацией. Как же, это он, единственный, противостоит научным козням армянских историков, переписывающих историю «в свою пользу». Академик быстро овладел вниманием аудитории. Для этого он отпустил несколько шпилек в адрес соседей, несколько острот в адрес руководства республики, чем полностью расположил к себе обиженных и оскорбленных ученых. Далее он посоветовал верхам приглядеться к тем, "кто способен защитить республику" и не делать ставку на "трусов и бездарей". Затем он посоветовал аудитории разойтись, что и было всеми сделано с чувством исполненного перед Родиной долга.

Не все были удовлетворены этим ритуалом "выпуска пара". Несколько человек всегда оставались после митингов, обменивались мнениями о происходящем. Скоро эти разговоры вылились в замысел создания некоего Бакинского Клуба Ученых (БКУ), где за чашкой чая могли бы встретиться и поговорить ученые не только из различных академических институтов, но и вузов столицы. Было решено написать устав клуба, зарегистрировать его и попросить власти выделить под клуб помещение.

Весь март и апрель сотрудники различных институтов собирались в кабинетах Институтов востоковедения и физики АН для обсуждения программы и устава  БКУ. В этих обсуждениях принимали участие десятки людей, но костяком были Тофиг Гасымов, Мирбаба Бабаев и Агаджавад Саламов из Института физики, Лейла Юнусова из Института истории, Хикмет Гаджизаде из Института ботаники, автор этих строк, Алтай Эфендиев и Мамедгасан Гамбаров из Института востоковедения.

Тем временем страсти в столице все накалялись. Беженцы из Армении продолжали прибывать. В марте 1988 г. группу молодых сотрудников из различных  академических институтов пригласили в ЦК ЛКСМ Азербайджана, на встречу с комиссией из Высшей партийной школы при ЦК КПСС и Высшей комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ. На встрече выступили историки Эльдар Намазов, Лейла Юнусова, Ариф Юнусов, искусствовед Санубар Багирова, востоковед Джейхун Моллазаде. По лицам московских гостей было видно, что их больше занимает переваривание съеденного накануне, чем взволнованные речи молодых ученых. В конце встречи автор этих строк сделал попытку пробить броню безразличия этих научно-партийных бюрократов. «Вы, кажется, не понимаете сути происходящего. Пересмотр границ и передел территорий между союзными советскими республиками, если это не будет пресечено жестко и сурово уже сейчас, приведет  к кровавым конфликтам, погромам и человеческим трагедиям. Возобновится армяно-азербайджанская вражда, передел территорий перебросится в Среднюю Азию. Если Москва начнет силой оружия поддерживать Армению, это нанесет огромный ущерб СССР в глазах общественного мнения в мусульманском мире. Конфликт в НКАО похоронит последние остатки уважения к социалистическому лагерю и приведет в итоге к распаду Советского Союза!»

На безучастных лицах московских гостей не дрогнул ни один мускул. Крамольные слова о перспективе распада СССР не тронул их сердца. Как будто разговор шел о Береге Слоновой Кости. Не на шутку были встревожены моими вольными разговорами местные вожди, но и они, заметив олимпийское спокойствие московских гостей, повеселели.

15-го мая в Баку на площади им. В.И.Ленина состоялся первый общегородской митинг. По прошествии лет свою заслугу в его организации отстаивали и сотрудник Музея истории азербайджанской литературы им. Низами Мохаммед Хатами, выходец из Ирана, которого семья привезла в СССР в 1946 году еще ребенком на волне эмиграции «демократов» после падения просоветской Азербайджанской Республики, и Энвер Алиев, сотрудник Института географии АН, и еще несколько лиц, так и не закрепившихся на политической арене.

Шествие к площади у побережья, начавшееся с нагорной части города, с проспекта Нариманова, прошло до середины пути, когда автору этих строк, шедшему где-то в середине колонны, сообщили, что поэт Халил Рза намерен повести людей к армянской церкови у скверика «Парапет» с целью поджечь храм. Сообщив это известие сотруднику Института географии  Энверу Алиеву, и пробившись в первый ряд колонны, взявшись крепко за руки, нам удалось у развилки около Дома профсоюзов повернуть колонну на площадь Молодежи, откуда толпа уже потекла по руслу улицы Зевина на проспект Нефтяников, и дальше, на площадь им. Ленина. Тогда предотвратить нападение толпы на храм удалось.

На первом общегородском митинге было тысяч 15,  большинство – молодые рабочие и студенты.  На трибуне, где обычно стояло руководство республики, принимавшее парад войск и приветствовавшее демонстрацию трудящихся на советских праздниках, и на этот раз стояла номенклатура, разбавленная статусной интеллигенцией – академиками, народными поэтами и писателями. Там же были несколько рядовых граждан, принявших деятельное участие в организации митинга.

Все выступавшие клеймили карабахских сепаратистов. Те ораторы, которые угрожали армянам или же оскорбляли их, удостаивались аплодисментов. Ораторов, которые хотели успокоить людей и заверяли их в решимости и способности руководства республики «дать отпор», освистывали . Тогда же на митинге впервые выступил будущий «соловей площади» - рабочий машиностроительного завода им. л-та Шмидта Неймат Панахов. Сказав несколько напыщенных фраз о нации и Родине, он начал декламировать стихи. Его тут же начали освистывать. В какой-то момент микрофон предоставили некой женщине, которая на чистейшем азербайджанском языке стала призывать собравшихся отомстить армянам Баку за те унижения, которым подверглись азербайджанцы в Армении. Разгоряченные ее призывами, толпа ринулась к трибуне, видимо, бить партократов для разминки. Сама женщина, после провокационного призыва, попыталась скрыться, но ее сумели задержать. Она оказалась буфетчицей Каспийского пароходства, бакинской армянкой. Никакого дела против нее не возбудили, никто не попытался найти корни этой опасной провокации, она просто «испарилась».

В конце концов, толпа все-таки разошлась без эксцессов и… горком партии решил дать импульс еще одному митингу 18-го мая. Для чего определенные люди за два дня обегали множество рабочих и студенческих общежитий и предупредили, что «народ собирается, чтобы выразить свою волю».

18-го мая состоялся еще один общегородской митинг. Митингу пытался помешать некий генерал Внутренних Войск МВД СССР, но все его угрозы были игнорированы, и массы народа, взявшие старт с различных точек города, слились в единую 30-ти тысячную толпу на площади. Опять море «черных голов» (по цвету волос) внимало пафосным выступлениям ораторов на трибуне. Руководство страны представлял Сулейман Татлыев, председатель Президиума ВС  Азербайджана. Были стихи, призывы, угрозы, но контакта власти с народом не получилось. Люди опять заволновались, не хотели расходиться. Тут Татлыев предложил «продолжить разговор прямо в здании ВС Азербайджана». 300-350 решительных людей направились с площади Ленина к зданию ВС.  «Простой народ» впервые расселся в мягких креслах, обитых красной тканью. Руководители республики, решив, что опасность миновала, попытались повести разговор в том русле, который им был привычен: «ЦК все сделает, просто дайте нам время, наберитесь терпения, мы решим вопрос, не надо забывать про интернационализм, просто мы не можем дать немедленного отпора, армяне готовились, мы же этого не ожидали…»

Секретарь ЦК КПА по идеологии Рамиз Мехтиев продолжал бы внушать уже оробевшим студентам и рабочим эту партийную версию происходящего, но был бесцеремонно прерван. К трибуне подошел мелкий клерк Баксовета, недавно вернувшийся с мест заключения, Араз Ализаде, который, не давая т. Мехтиеву опомниться, начал персональную атаку на него: «Вы говорите, что армяне давно готовились к отторжению Карабаха, мы же не могли этого делать, потому что… Потому что мешали такие азербайджанские руководители, как вы! Кто запрещал труды азербайджанских ученых, поэтов, писателей, которые пытались полемизировать с армянскими измышлениями? Кто? Вы лично! Правду я говорю?»

Сидящие в зале моментально преобразились в толпу, буйную и яростную. Сотни глоток начали извергать рев и проклятия. Рамиз Мехтиев испугался. Он был раздавлен. На каждый риторический вопрос оратора «Кто это делал?» он трусливо отвечал: «Да, я. Да, я».

Запись «встречи руководства с трудящимися»  была срочно доставлена в Москву, нужным людям. Еще один партократ был развенчан, как «способный руководитель».

21 мая 1988-го года Кямран Багиров, после многочисленных обращений, был освобожден с должности I секретаря ЦК КПА, и на эту должность избрали Абдуррахмана Везирова, посла СССР в Пакистане. Было известно, что он работал в молодости с Горбачевым М.С. в комсомоле. Одновременно в Армении К.С.Демирчяна сменил Сурен Арутюнян, такой же комсомольский товарищ Горбачева. После пленума ЦК КПА Везиров сгоряча созвал митинг в Баку, на площади им. Ленина. Он выступил крайне неудачно, показав, что не только плохо владеет азербайджанским языком, но и не понимает ситуацию в целом. Люди были настроены к нему дружелюбно, но когда он начал бросать в толпу округлые и ничего не значащие слова об интернационализме, потом о некоем своем несчастном знакомом, задавленном «алиевщиной», то площадь загудела и засвистела. С первой же публичной встречи Везиров потерял поддержку улицы.

***

А в это  время сотрудники АН Аз. ССР продолжали лелеять мечту о создании Бакинского Клуба Ученых (БКУ). Был совместно составлен проект Положения о БКУ. В то время у населения не было знаний и навыков по самоорганизации. Например, для написания Положения о БКУ  сотрудники АН искали, находили и изучали все мыслимые документы подобного рода, чтобы понять структуру, язык и  формат. В числе изученных было и Положение о Молодежном клубе политпросвещения при Комитете молодежных организаций Азерб.ССР. Однако изучение этих документов привело к тому, что активисты БКУ решили жить по такому порядку, который начисто исключал всякий внешний контроль и бюрократизацию. В одной из последних редакций «Положения о БКУ», пункт первый гласил:  «Общественная организация – клуб ученых г. Баку – объединяет людей, занимающихся научным исследованием и ставящих перед собой научно-просветительские задачи».

В пункте третьем декларировалось, что «создание и деятельность клуба исходит из статьи 51 Конституции СССР, статьи 49 Конституции Азерб. ССР, Положения ВЦСПС от 13.05.1986 г. и других советских законов (арх. автора)».

После завершения «Положения о БКУ» уполномоченные от инициативной группы физик Саламов Агаджавад и биолог  Гаджизаде Хикмет отправились в Октябрьский райисполком за регистрацией. В которой им, естественно, отказали.

***

Всю первую половину 1988 года различные общесоюзные структуры «мирили» армян и азербайджанцев. На слете воинов - «интернационалистов» в Волгограде за общий стол посадили ветеранов войны в Афганистане из Армении и Азербайджана. Дело чуть не дошло до кулачного боя. «Интернационалистов»-соседей развели «афганцы» из других республик. Затем эту же миссию начали выполнять творческие союзы и Академия Наук СССР. Художники, композиторы и писатели поспорили, но к единому мнению не пришли. Автору этих строк о встрече писателей рассказывал народный писатель Азербайджана, ветеран Великой Отечественной войны Исмаил Шыхлы: «Есть у меня друг армянин, с такой же судьбой, как у меня. Воевал, трудился, верил. Когда начали обсуждать эту грязь, многие с армянской стороны рвали глотку. Он молчал. В перерыве я подошел к нему, обнялись. Он сказал мне со слезами на глазах: «Исмаил, я вижу страшную беду. Народ перестал слушать своих старейшин. Вперед выдвинулись молодые горячие головы. Им все нипочем. Крови они не боятся. Уроки прошлого не осознают».

ЦК ЛКСМ Азербайджана и ЦК ЛКСМ Армении отобрали по десять молодых ученых для того, чтобы они нашли общий язык в Москве, под эгидой ЦК ВЛКСМ. И на этой встрече произошла яростная полемика. Позиции сторон никак не сходились. Армянские ученые расстелили карты Армении в древности и средневековья, на которых Карабах был обозначен как часть Армении. Кандидат исторических наук Ариф Юнусов напомнил своим коллегам, что эти карты, составленные армянскими учеными, в свое время были официально отвергнуты московскими историками как не подтвержденные данными науки. Азербайджанский ученый расстелил карты, официально признанные советской исторической наукой. Эти карты говорили другое. Армянские историки обвинили азербайджанского ученого в армянофобии. На что Ариф Юнусов мирно ответил: «Что вы говорите? У меня мама армянка…»

Затем пришел черед академиков. По десять ведущих ученых из Армении и Азербайджана были созваны на совещание по «проблеме НКАО» в союзную Академию. Каждая из сторон выставила свои аргументы, которые, конечно же, имели силу аргумента только для одной стороны и начисто отвергались другой. Под конец выступил академик АН Азерб.ССР Зия Буниядов, который свел смысл встречи к анекдоту: «Из-за карабахской проблемы я лишен возможности посещать Ереван и встречаться со своим внебрачным сыном, прижитым от медсестры, которая ухаживала за мной во время войны в эвакуационном госпитале…»  

Конечно же, на таких встречах было невозможно добиться какого-либо позитивного результата. Мировая наука и практика знает только один эффективный путь предотвращения эскалации этнотерриториального конфликта внутри государства – применение государством законной силы, а в дальнейшем – нахождение новой, более соответствующей сложившимся условиям формы совместного проживания конфликтующих групп населения.  

***

Между БКУ и I секретарем Бакинского горкома партии Ф.Мусаевым создалась связь через брата автора этих строк, Араза Ализаде, который в то время работал в аппарате Баксовета. Ф.Мусаев лично знал некоторых активистов БКУ и обещал даже выделить помещение для клуба.

Приближалась XIX партийная конференция, где, как предполагали члены БКУ, армянские делегаты поднимут вопрос Карабаха. Через Араза Ализаде БКУ обратился к Мусаеву, чтобы тот предложил в бюро ЦК командировать в Москву максимально возможное число азербайджанских ученых, управленцев, инженеров, снабдив их информационными материалами. Называлась даже цифра – около двух тысяч. Каждый из этих командированных должен был поработать со своей курирующей организацией, информировать свой круг знакомых и сослуживцев о сути «проблемы НКАО». Мусаев прислушался к предложению БКУ и выступил с такой инициативой на бюро ЦК. Везиров категорически отверг это предложение и, по словам Мусаева, заявил что, «азербайджанские коммунисты никогда не уподобятся армянским…»

Тогда БКУ предложилу Мусаеву командировать в Москву хотя бы двух активистов БКУ. Предложение было принято и АН Азерб.ССР командировала в Москву кандидата исторических наук Эльдара Намазова и автора этих строк. В Москву выехал также Араз Ализаде для поддержания связи. Нас поселили в Постпредстве Азербайджана.

В первый же день партконференции все делегаты от Компартии Азербайджана обнаружили под своими подушками брошюру «Нагорный Карабах. Историческая справка», написанную группой армянских академиков и изданную АН Армении. Когда Везиров узнал, что эта же брошюра подложена под подушку каждого делегата партконференции, он собрал азербайджанскую делегацию и потребовал «дать адекватный ответ». Когда же он увидел растерянность делегатов,  то напустился на президента АН Азербайджана академика Эльдара Салаева, начал попрекать его  неэффективностью работы Академии. Вмешался Фуад Мусаев, обещал «дать ответ». Все были удивлены, так как  знали его как опытного строителя, успешного управленца, бывшего футболиста, но не как специалиста в области истории.

Мусаев прислал книжку нам с просьбой срочно подготовить научную рецензию. После чтения брошюры нам стало ясно, что в ней просто собраны все армянские доводы в пользу своей версии истории. Эльдар Намазов, в 1981-1985 г.г. бывший стажером-исследователем Института этнографии АН СССР и уже знакомый с армянской системой аргументации, вызвался оперативно написать «ответ армянам». Что и было сделано им за одну ночь. Когда машинистки Постпредства Азербайджана оперативно отпечатали написанный за ночь Эльдаром ответ, куда я добавил полстранички обвинений в отходе от принципов интернационализма, выяснилось, что текст составил 18 машинописных страниц. Заработали ксероксы Постпредства, более тысячи сброшюрованных «ответов» на микроавтобусе были отвезены в распоряжение партийной делегации Азербайджана. Везиров прочитал «ответ» и ему он очень понравился сдержанностью и тем, что в нем было не меньше ссылок, чем в ереванской брошюре. Мусаев заплатил горничным, и на следующий день все делегаты партконференции обнаружили под своими подушками «азербайджанский ответ». На вопрос Везирова, как ему удалось так оперативно сработать, Мусаев ответил, что с «неформалами надо уметь работать». Везиров заинтересовался и попросил Мусаева «как-нибудь представить ему этих неформалов».

На XIX конференции делегация КП Армении попыталась протолкнуть какое-то решение по НКАО, но из этого ничего не вышло, так как более важные проблемы затмили карабахский вопрос. Эту неудачу армянские радикалы Сурену Арутюняну не простили. Самолет, на борту которого летел новоиспеченный первый секретарь ЦК КП Армении, не сумел приземлиться в аэропорту Звартноц, т.к. взлетно-посадочная полоса аэродрома была заблокирована. Самолет делегации приземлился на другом аэродроме, а части Внутренних Войск МВД СССР получили приказ очистить аэродром. Произошли столкновения, были раненые и среди солдат, и среди демонстрантов. Московская «центральная» пресса напечатала фотографии солдат с перевязанной головой и статьи против армянских экстремистов. Ось противостояния плавно сместился из «Москва-Баку» на "Москва-Ереван".

Ожидалось, что 16-го июля Президиум ВС СССР обсудит решения областного совета НКАО и ВС двух союзных республик. На БКУ мнение было единодушное: если ось противостояния не будет переключена опять на Баку, то у Центра причин для поддержки позиции Армении, избравшей путь конфронтации, не будет. И тут к нам из горкома партии поступила информация, что "группа Неймата Панахова готовит в Баку забастовку и митинг". Информацию эту сообщил Араз Ализаде.  Он сказал, что в горкоме опасаются повторения попытки повести толпу на компактно заселенную армянами часть города – "Арменикенд", и устроить погром по сумгаитскому сценарию. Фуада Мусаева особенно встревожило то, что "кто-то" организует для Неймата Панахова доступ на оборонные заводы Баку. Услышав это, встревожился  и я, т.к. на учебных сборах ВДВ нам объясняли, что на военные объекты может попасть или диверсант высшей квалификации, или же человек, имеющий официальный допуск на объект особой секретности. Кем же был этот молодой рабочий со средним образованием? Неужели ему создают условия для организации погромов? Кто мог помочь ему  в таком деле? Ответ напрашивался естественный: спецслужбы, действующие по высочайшему указанию. У нас и так были серьезнейшие подозрения, что сумгаитский погром произошел не без участия КГБ, а тут еще военные заводы, куда в рабочее время ходит Неймат Панахов и выступает в цехах… Араз Ализаде также сообщил, что штатных агитаторов из идеологических отделов рабочие не слушают и высмеивают.

     Я посоветовался с активистами БКУ, поделился своими опасениями насчет возможности еще одной крупной провокации, предложил коллегам обратиться в горком партии и попросить предоставить нам, ученым АН, возможность выступить перед рабочими. Это предложение БКУ было передано в горком партии через Араза Ализаде. Без большой надежды на успех, но Мусаев все-таки дал свое согласие, более того, выделил в распоряжение нашей группы микроавтобус РАФ и одну комнату с телефоном, столами и стульями по адресу ул. Видади 125. Нам также сообщили, на каких заводах успел уже поработать Неймат Панахов и его сподвижники, и сообщили, что через райкомы партии нас допустят туда как ученых лекторов.

     Но прежде всего следовало переговорить с Нейматом Панаховым. Мне было известно, что с ним поддерживает тесные связи Иса Гамбаров. Я обратился к нему с просьбой устроить мне встречу с Нейматом и рассказал о цели встречи. Иса сразу же насторожился и сказал, что "не советует мне влезать в это дело". Когда я ответил, что мне нужны не советы, а помощь для встречи с Нейматом, то Иса уклонился от роли посредника и объяснил, что "Неймат прячется от КГБ и в общежитии не ночует". Отговорка звучала весьма неубедительно, потому что не ночевать в общежитии завода им. лейтенанта Шмидта Панахов мог, но на сам завод, на работу, приходить он был обязан, если хотел продолжать быть рабочим. Когда я сообщил Аразу, что Иса Гамбаров отказался устроить мне встречу с Нейматом Панаховым, то он ответил, что эту встречу  устроить проще простого. Он связался с горкомом партии, из горкома дали указание в Наримановский райком партии, на территории которого находился завод Шмидта, и вот на узкой улочке Видади останавливается крытый "УАЗ", из которого выходят два молодых человека, оглядывают улицу, затем вылезает Неймат и тоже подозрительно оглядывается вокруг. Я отхожу от своей красно-оранжевой "ноль-пятой  "Жигули"" и подхожу к нему.

     - Я - Зардушт Ализаде, сотрудник Института востоковедения АН, работаю вместе со знакомым вам Исой Гамбаровым. У меня к вам недолгий разговор.

     Разговор на самом деле получился недолгий. Когда мы зашли в комнату и сели друг против друга, я начал с того, что сравнил его с героическим Павлом Власовым из повести "Мать" Горького, но попросил учесть особенности момента и не создавать ситуацию, благоприятную для различного рода провокаций. Выслушав меня, Неймат зло спросил: "Тебя подослал горком партии?" - "Какое имеет значение, кто подослал, я тебе говорю, что забастовка, митинг и возможный погром нанесут огромный урон Азербайджану. Я прошу тебя не организовывать митинг и забастовку".

  • Нет, я сделаю это.

  • А я не допущу этого.

  • Делай, что сможешь (по азербайджански это звучит так "Разложи по пяти тарелкам то, что сможешь сделать").

  • Я сделаю, а ты посмотришь…

Мы расстались врагами. Мое убеждение – он или хитрый и коварный провокатор, или же невежественный дурак, ставший инструментом в чужих руках. Эту нашу встречу потом он будет много раз описывать. Мои "Жигули" превратятся в его рассказах в черную "Волгу", атрибут номенклатурной роскоши, а я сам – в агента партийных органов, конкретно - Фуада Мусаева.

Со следующего дня мы стали ездить по предприятиям Баку и выступать перед рабочими с агитацией против митинга и забастовки. Заводы "Озон" и "Электрон", «Бакинский электромашиностроительный завод» (БЭМЗ), завод нефтяного машиностроения  имени Сардарова, сталелитейный завод…. Рабочие принимали нас очень хорошо, потому что каждый раз мы начинали свое выступление с того, что называли себя рабочими науки, называли размер своих зарплат, говорили, что работаем не в партийных органах, а в Академии. Рабочих интересовали вопросы истории, прежде всего Карабах, общая политическая ситуация,  наше мнение о ближайшем будущем.

Через два дня после начала нашей работы меня нашел Иса Гамбаров. Он был встревожен, стал уговаривать меня прекратить агитацию против митинга и забастовки. Я отказался. Тогда он зловеще предупредил меня, что "мое имя будет вписано в анналы истории черными буквами». Я ответил, что меня этот вопрос не занимает. Для меня важно, чтобы в Баку не было погромов, и чтобы по Азербайджану Центром не был нанесен удар.

Последний завод, куда заехала группа агитаторов из БКУ, был завод Шмидта. Мы послали Неймату Панахову предложение принять участвие на нашей встрече с рабочими, однако от этого он уклонился. Разговор с рабочими завода имени Шмидта получился  сердечным. Мы расстались друзьями. Опасность организации митинга, забастовки и вероятных погромов в Баку миновала. Везиров еще больше заинтересовался неизвестными неформалами.

18-го июля 1988 года в Москве состоялось заседание Президиума ВС СССР, на котором был рассмотрен вопрос НКАО. Бурные дебаты завершились тем,  что ходатайство областного совета НКАО было отклонено. Везиров чувствовал себя победителем. Вернувшись в Баку, он решил принять группу неформалов. На встречу нас повез I секретарь горкома партии Фуад Мусаев.


В зале совещаний здания ЦК КПА на пятом этаже мы - Тофиг Гасымов, Лейла Юнусова, Эльдар Намазов, Араз Ализаде и я - ждали Везирова. В комнату стремительно вошел невысокий человек. Моя первая мысль: как   же он похож на армянина. Я же могу его различать, этот этнический тип столь близкого нам народа! Но в условиях Карабаха, где два этноса жили столетиями бок о бок, и было множество смешанных браков, такое сходство было не удивительным.

Вторая мысль - какой же он простой. В гуаябере, рубашке из тонкой ткани навыпуск с накладными карманами, в коих щеголями чиновники Южного Йемена, где я работал в середине 70-х годов, и которая распространена в странах с жарким климатом. Без пиджака, без галстука! Только тут я заметил, что и Мусаев был без галстука, в рубашке с расстегнутой верхней пуговицей, но в пиджаке. Про себя я отметил, что новый руководитель привнес в жизнь партократов, застегнутых на все пуговицы в любую погоду, некую раскрепощенность.

Расселись. Везиров предупредил, что у него всего 40 минут времени и попросил высказаться так, чтобы он успел выслушать всех.

По старшинству первым начал говорить Тофиг Гасымов. Он сообщил Везирову, что ученые АН Азербайджана по некоторым направлениям фундаментальной науки имеют хорошие результаты с перспективой внедрения в промышленное производство наукоемкой продукции, что может принести в бюджет Азербайджана значительный доход.

Лицо Везирова оказалось весьма богатым на мимику, оно выражало его чувства совершенно открыто. Он резко прервал Тофига и обрушился на руководство Академии. Он обещал, что "ЦК примет решение по руководству АН". Тофиг растерялся, он вовсе не выступал против руководства АН. Он просто делился своими предложениями с человеком, обладавшим полномочиями решать вопросы.    

 Слово взяла Лейла Юнусова. Она обратила внимание Везирова на то, что народ недостаточно знает свою историю, что книги по истории Азербайджана не удовлетворяют потребности народа, что имеющиеся книги сложны, что если поручить ученым –историкам изложить доступным языком историю страны по векам, то быстро можно издать серию книжек по истории для массового читателя.

И тут Везиров снова возбудился. Он прервал Юнусову и разродился длинной тирадой о том, какое плохое руководство у АН Аз.ССР и что ЦК скоро займется Академией. Потом повернулся к Эльдару Намазову и неожиданно миролюбиво предложил: «А теперь вы».

Эльдар в присущей ему мягкой манере начал излагать свое предложение: «Сейчас ученые отмечают, что до сих пор проводимая политика КПСС не в полном объеме учитывает желания населения и потребности развития страны».

Везиров это выслушал спокойно, так как горбачевское «новое мышление» предполагало некачественность и устарелость старого мышления КПСС. Эльдар продолжил: «Необходимо проводить широкие социологические исследования, формулировать задачи партии на основе потребностей развития общества». Тут терпение Везирова опять лопнуло, он прервал Намазова и стал горячо доказывать, что социология – вовсе не наука, что результатами опросов манипулирует кто как хочет, что он сам в молодости чуть не стал кандидатом наук по социологии… Потом повернулся ко мне и точно так же, как и Намазову, предложил: "Теперь вы".

Я начал с того, что сообщил ему о наличии трех вопросов, которые считал необходимым довести до его сведения. Везиров недовольно кивнул, мол, давай излагай, только побыстрее. "Во-первых", - я начал , - "партия решила, что к 2000-му году почти треть ВВП страны будет производится кооператорами и лицами, занимающимися индивидуальной трудовой деятельностью. Исполкомы ставят преграды на пути регистрации кооператоров и частников. Необходим один партийно-государственный орган под вашим личным руководством, который взял бы этот вопрос под контроль. Достаточно образцово-показательного наказания пары-тройки бюрократов, как остальные сразу вспомнят о необходимости выполнять решения партии". Везиров прервал меня и многозначительно обрезал: "ЦК этим вопросом займется".

Я перешел ко второму вопросу:  "С каждым годом эффективность управления народным хозяйством СССР снижается. Много нестыковок, неувязок. Из единого центра управлять всей громадой советской экономики невозможно. Необходима реформа, надо переходить на республиканский хозрасчет". Тут он яростно взорвался и стал минут пять кричать о том, что он не позволит идеям, позаимствованным у эстонских сепаратистов, обсуждаться в ЦК КП Азербайджана. И тут иссякло терпение у меня: "Абдуррахман Халилович, я член партии с 20 летним стажем, я вижу, как партия все больше теряет авторитет  и связь с обществом, партия не имеет поступательного потенциала и интеллектуальной смелости. Я, как рядовой коммунист, предлагаю вам, как руководителю Компартиии Азербайджана, провести внеочередной съезд. Отбросьте инструкции ЦК КПСС о порядке  назначения делегатов! Давайте проведем искренние и демократические выборы делегатов! Давайте живо обсудим проблемы! Давайте вдохнем новую жизнь в партию!"

Везиров удивленно спросил: "А что же будет с ЦК? С аппаратом?" "Я что, предлагаю их расстрелять, что ли? Каждый из них имеет диплом о высшем образовании, пусть пойдут работать по специальности". Везиров неожиданно спокойно отрезал: "ЦК держит руку на пульсе событий и способен принимать правильные решения".

И тут без спроса вмешался Араз Ализаде: "Этот ЦК - продукт алиевского производства. Вот вы все говорите ЦК, ЦК, а этот ЦК, если вы его не разгоните и не наберете новых людей, сожрет вас. Процесс саботажа и вашей дискредитации начался, но вы этого еще не знаете". Везиров горячо стал убеждать, что ЦК - за него, а не за Алиева, народ его уважает, что линия ЦК - правильная. Араз его прервал: "Алиев вас так испугал, что вы на все глядите сквозь призму вашего отношения к нему". Везиров прервал Араза. Араз прервал Везирова. И так… два часа. Оба взмокли. Оба упорно отстаивали свое. Четверо членов БКУ уложились в отведенные 40 минут, но вынуждены были слушать горячий спор двух заядлых спорщиков. Видимо, сказанное Аразом где-то в глубине души беспокоило и Везирова, и теперь в очном споре он пытался опрокинуть и одолеть это глубоко спрятанное  сомнение.      

Кто-то на цыпочках подошел к Везирову и что-то прошептал ему на ухо. Он как будто очнулся, перестал спорить и сказал: "Вот что, ребята. Время покажет, насколько вы заблуждаетесь, и насколько был прав я".

Мы очутились внизу, у подножия беломраморной громады здания ЦК, настроение у всех было подавленное. Тофиг Гасымов сказал: "Все. Все глухо. Пойду-ка я домой, продолжать ремонт квартиры". Эльдар Намазов вздохнул печально: "Я разочарован. Он не понимает, какие времена настали. Участь Азербайджана меня тревожит. Он не способен защитить народ". Лейла нервно расхохоталась: "Он человек не застойного времени. Нет. Он продукт дозастойной эпохи. Он - осколок 50-х годов". И тут я сказал: "Да-а, на него никакой надежды. Остается одно - создавать Народный Фронт Азербайджана" Тофиг рассмеялся: "Брось, Зардушт, куда наш народ, куда Народный Фронт". Араз ушел в свой Баксовет на работу, Эльдар отправился по делам, а мы трое - Лейла, Тофиг и я - купили торт "Сказка" и пошли к Лейле домой, рядом с Центральным Универмагом, пить чай с тортом.


  1. Зарождение НФА и «Мейдан»


На следующий день я начал собирать информацию о кружках и общественных объединениях, которые существовали в то время. Выяснилось, что в Баку с этим было не густо, а те, что были, находились под патронажем ЦК комсомола. Какие это были организации, из кого они могли состоять и чем заниматься, не трудно было догадаться. Я сумел раскопать две неформальные организации. Одну из них - "Гала" (крепость) - опекал ЦК ЛКСМ, другую - "Догрулуг" (правдивость, честь) - не опекал никто. Вторая оказалась совершенно прелестной организацией. В ней объединились несколько работников Бакинского почтамта (имена двоих - Халид и Теймур -  я не забыл до сих пор), их целью была борьба против хищения работниками Бакпочтамта ценных вещей из посылок. Я с ними встретился. Хамид оказался высоким, симпатичным и интеллигентным человеком. Все их сигналы в правоохранительные органы и Министерство связи оставались без реакции. Теймур, коренастый брюнет, был уверен, что грабители из Бакпочтамта и правоохранительные органы связаны круговой порукой. Оба они надеялись, что можно придумать такую систему обработки посылок, которая исключала бы возможность воровства. Как я понял, с «Гала» и «Догрулуг» начать большое политическое дело было невозможно. Оставался «Ченлибель», который был мне чужд из-за своего националистического крена, мифический «Ашуг Алескер», возглавляемый педагогом Политехнического института Беджаном Фарзалиевым по кличке «папах Беджан» (из-за того, что на зачетах и экзаменах он открыто брал взятки, мол, перед ним лежит кепка, куда студенты бросают деньги). В моем представлении Народный Фронт должен был дебюрократизировать страну, привнести элементы демократии и реального народовластия в советский социализм. По своим главным параметрам НФА должен был стать организацией, способной преодолеть сопротивление партийно-хозяйственной номенклатуры и открыть новые горизонты развития социализма в СССР. Без свободы слова, многопартийности и честных выборов построить социализм шведского образца было невозможно.

Делать было нечего, создавать НФА как союз самостоятельных организаций в Азербайджане было не из чего. Надеяться на то, что сервильные и глубоко антидемократические творческие союзы интеллигенции Азербайджана смогут стать инициаторами Фронта, как это случилось в Эстонии, нечего было. Фронт надо было лепить из отдельных индивидуумов. Я, человек,  в общем-то, замкнутый и стеснительный, начал знакомиться с людьми. Очень быстро «производственная необходимость» выбила из меня комплексы прошлого, как-то неожиданно для себя я обнаружил, что совершенно свободно заговариваю с незнакомыми людьми и обладаю способностью к публичным выступлениям.

Ключи от комнаты, выделенной горкомом «антизабастовочному комитету», все еще были у меня. Про эту комнату все забыли. Я начал по вечерам собирать всех своих старых и новых знакомых в этой комнате. Пол был из необработанных досок, почти из горбыля, был прибит плохо, шатался, стулья были тяжелые, из наследия канцелярий 50-х годов. Но беседы шли горячие, перестроечные. Перечислялись больные темы, обсуждались возможные пути решения проблем, но каждый раз обсуждение заканчивалось одним и тем же горестным восклицанием:  «Да разве дадут? Да разве позволят? Да разве поймут?» Тысячеголовая гидра бюрократии опутывала народное тело и души бесчисленными щупальцами, сковывала и душила любую инициативу и свободную мысль.

В сентябре 1988-го года, после завершения летних студенческих каникул, группа Неймата Панахова вновь приступила к попыткам провести митинг. Милиция жестко пресекала эти попытки. Каждую субботу сентября людей собирали где-то на подступах к площади Ленина, чтобы затем прорваться на оперативный простор площади, но их разгоняли. От субботы к субботе число сторонников Неймата Панахова уменьшалось. Оптимистическое настроение населения от положительного для Азербайджана решения Президиума ВС СССР еще не развеялось. Информацию о депортации 12 тысяч азербайджанцев из Степанакерта в сентябре 1988-го года властям удалось утаить от народа.

Численность участников посиделок «ради НФА» росла. Тех, кто не знал адреса, встречали у памятника поэту Насими и препровождали в комнату на Видади 125. После трех собраний народу стало так много, что негде стало сидеть, к тому же одна из досок пола проломилась. И тут один из моих новых знакомых, преподаватель Азербайджанского инженерно-строительного института Расим Иманов предложил проводить заседания в помещении музыкально-спортивного объединения преподавателей и студентов АЗИСИ «Джанги».

«Джанги» по-азербайджански означает и название танцевальной музыки, и название местности в Шамахинских горах. Я спланировал три заседания в помещении клуба «Джанги», находящемся на территории общежитий АЗИСИ у въезда в Ясамал, один из нагорных районов Баку. На первом заседании обсуждались проблемы исторической науки. Мое приглашение выступить с докладом принял Ариф Юнусов, который изложил официально принятую точку зрения на историю, которой придерживались академики Играр Алиев и Зия Буниядов,  Иса Гамбаров изложил версию тех ученых, которые считали, что официальная история Азербайджана намеренно преуменьшает роль тюркского фактора. Каждый из докладчиков обосновал свою точку зрения. В конце заседания я подвел черту под дискуссией: «Вопросы есть. Необходимы глубокие и объективные исследования. Но позволит ли партийное руководство проводить такую работу?» Ответ был единодушным, что Компартия этого не позволит. «Тогда нам необходим Народный Фронт, который заставит партийную верхушку снять бессмысленные запреты с научных исследований».

Этими словами и закончилось наше первое заседание в помещении «Джанги». Второе заседание было посвящено проблемам экономики, планирования и республиканского хозрасчета. Доклад сделал сотрудник отдела тюркологии Института востоковедения Алтай Эфендиев. После обзора экономической ситуации и перечисления проблем, которые тормозили экономическое развитие СССР и Азербайджана, тех мер, которые, как нам казалось, были необходимы для решения проблем, последовали риторические вопросы: «Способно ли руководство Компартии сделать это? Нет? Тогда единственная сила, которая вынудить его пойти на эти реформы - Народный Фронт».

К третьему заседанию я написал проект программы НФА, напечатал ее на пишущей машинке матери и размножил на ксероксе фундаментальной библиотеки АН. Человека, который за деньги размножил эти документы, звали Сейран. Наверное, получая свои двадцать копеек за лист, он не подозревал, что занимается делом, который будет влиять каким-то образом на историю.

Я планировал, что на третьем заседании раздам проект программы и мы начнем обсуждать ее. К тому времени численность участников наших собраний дошла до тридцати. Большинство были сотрудники Академии, но были и из вузов, и из заводов и отраслевых институтов.

12-го октября 1988 года мне позвонил хозяин помещения, Расим Иманов, и сообщил, что ректор АЗИСИ Буняд Сардаров запретил проведение наших собраний в помещении «Джанги». Ему было сделано внушение из КГБ. До собрания оставался один день. Я стал обзванивать знакомых. Муслим Эльдаров, сын народного художника Азербайджана Омара Эльдарова, отозвался на мою просьбу «придумать что-то». Он договорился с Рамазаном Халиловым, директором дома-музея Узеирбека Гаджибекова, основоположника азербайджанской классической музыки. Рамазан Халилов согласился дать нам для собрания подвальный зал музея, где показывали фильмы. Во время разговора с Муслимом что-то щелкнуло, и мы услышали фразу на чистейшем, без бакинского акцента, русском языке: «они ищут зал для банкета». Опять что-то щелкнуло, и Муслим спросил меня: «Нас что, подслушивают?» «Пусть» - я ответил  - «мы поддерживаем Горбачева и перестройку. А те, кто нам мешают, против партии».

Вечером 13-го октября в зальчик на 37 мест набилось человек 60, люди стояли на лестнице, в коридоре и во дворе музея. Были приглашены и пришли известные в республике люди - член-корреспондент Академии Наук кристаллограф Худу Мамедов, режиссер Эльдар Кулиев, пианист Фархад Бадалбейли. Пришли и Иса Гамбаров с Нейматом Панаховым. За неимением мест они сели прямо на пол, благо, он был выстлан серым ковролитом.  Все экземпляры программы были розданы, естественно, всем не хватило, я начал читать по пунктам, просил мнения участников и записывал предложения. Тут выяснилось, что пришел Мохаммед Хатами со своей группой «кызылбашей», (так именовались воины средневекового поэта, царя и воина Шаха Исмаила Сефеви). Это была шпана с красными повязками на голове. Выяснилось, что у Хатами совсем другое понимание Фронта. Он каждую минуту возмущенно выкрикивал: «Кончайте говорильню! Давайте провозгласим создание Фронта и призовем народ объединиться вокруг нас». Каждый его такой возглас вызывал бурный восторг его команды, по виду весьма далекой от такого занятия, как обсуждение какой-либо программы.

Слово взял Худу Мамедов. Он призвал всех к умеренности и дальновидности. Он напомнил о характере власти и опасности репрессий, советовал вести все дела строго в рамках закона, не забывать о важности поиска путей сотрудничества с руководством партии и правительства.

После того, как сел Худу Мамедов, слово попросил Иса Гамбаров. Полемизируя с профессором, он риторически вопрошал: «Как можно сотрудничать с людьми, которые нарушают самими же установленные законы? Как можно верить людям, которые на каждом шагу нарушают обещания, людям, чьим словам нельзя верить. Как можно сотрудничать с людьми….»

Тут я услышал рядом с собой какой-то хрип. Я взглянул налево и вниз – Худу Мамедов растянулся в кресле и хрипел. Его подняли и быстро вынесли наверх, уложили прямо на ковре в коридоре. Нашлись среди участников и врач, и медсестра. Когда прибыли вызванные машины скорой, осталось только констатировать смерть ученого. Выяснилось, что до этого у него было три инфаркта, а за день до этого он перенервничал на учредительной конференции общества «Гайгы» (Забота), создаваемой для помощи азербайджанскому населению Карабаха. Армянскому же населению Москвой было выделено полмиллиарда рублей.  

Так закончилась наше третье заседание, посвященное обсуждению Программы НФА. Похороны ученого прошли на второй аллее Почетного захоронения, при большом стечении народа. Смерть Худу Мамедова нанесла огромный ущерб моим планам в отношении НФА. Я мечтал об организации, управляемой патриотическими интеллектуалами, способными трезво анализировать ситуацию и принимать оптимальные решения, гарантирующие достижение целей перестройки, а именно – демократизацию, переход собственности из под контроля номенклатуры под контроль трудящихся, свободу слова, многопартийность и честные выборы. Худу Мамедов с его умеренными взглядами, высокой культурой, обширными знаниями и несомненным патриотизмом был идеальным кандидатом на  руководство НФА.

После заседания 13-го октября как-то вдруг создалось ядро из людей, серьезно занявшихся НФА. Это были Лейла Юнусова и Арзу Абдуллаева из Института истории, я и Мамедгасан Гамбаров из Института востоковедения, Хикмет Гаджизаде из Института ботаники, Санубар Багирова из Института искусства и архитектуры, Вагиф Сепханов из Азгосуниверситета, Нариман Зульфугаров из Института усовершенствования руководящих кадров при Совете Министров, Тофиг Гасымов. Агаджавад Саламов и Мирбаба Бабаев из Института физики, Сабит Багиров из Вычислительного центра объединения «Азнефтемаш». Над окончательным проектом программы НФА начал работать целый коллектив, отдельные разделы взялись написать специальные группы и люди. Написанное размножалось и раздавалось для общего обсуждения, в основном заботами Сабита Багирова.

Раздел экономики согласился написать доктор экономических наук Вахид Ахундов, в то время проректор Института усовершенствования руководящихся кадров при Совмине. Меня с ним познакомил Нариман Зульфугаров, кандидат психологических наук и один из самых полезных людей во Временном Инициативном Центре Народного Фронта Азербайджана (ВИЦ НФА), как мы стали именовать себя с легкой руки Хикмета Гаджизаде, который предложения по программе готовил вместе со своим другом, невероятно скромным и эрудированным человеком Зауром Алиевым.  Преданно, с полной отдачей сил над программой работали Тофиг Гасымов, Лейла Юнусова, Сабит Багиров.

Расим Иманов обещал, что экологический раздел напишет и пришлет его брат Назим Иманов, который в то время в Москве завершал свою докторскую. Но он задерживал прект, поэтому в программу был включен вариант Шахина Панахова, человека скромного, деликатного и образованного. Раздел по правам человека писали Лейла Юнусова и Хикмет Гаджизаде.                

Мы чувствовали, что нам не хватает специалиста по государственному праву. Я отправился в Университет, к заведующему кафедрой государственного права, доктору юридических наук Муртузу Алескерову.  Тот выслушал меня с непроницаемым лицом, подробно обо всем расспросил и … вежливо отказал. Пошел я и к другому известному ученому-правоведу, Мамеду Халафову, имевшему огромный авторитет среди юристов. Он благожелательно выслушал меня, но помочь отказался. Пришлось писать раздел самим.

К концу октября проект программы НФА был готов. Нам очень помогло то, что кто-то достал программу Народного Фронта Эстонии и мы в какой-то мере заимствовали структуру документа у программы НФЭ.

Примерно в это же время Агаджавад Саламов и Хикмет Гаджизаде сумели зарегистрировать БКУ в Октябрском райисполкоме. Бюрократ, который напрасно ожидал от настырного Агаджавада и постоянно издевающегося Хикмета хоть какого-нибудь намека на взятку, устал от нажима на него спросил в отчаянии: «Что же означает «Бакинский клуб ученых»? На что Хикмет ответил: «Брат, это кооператив. Мы надеемся на этом заработать». Чиновник просиял, «зарабатывать» ему было понятно. Непонятно было только то, почему люди, собирающиеся заработать, отказывались делиться прибылью. Но, глядя на лица двух ученых, излучающих стопроцентную неплатежеспособность, чиновник решил поступиться принципами и хоть раз поставить печать без взятки.

Активисты БКУ отметили регистрацию вечеринкой на квартире у Гафура, сотрудника Президиума АН Аз. ССР, интеллигентного и доброжелательного человека. Были песни, танцы, здравицы.

Через неделю Октябрьский исполком отменил свое решение о регистрации БКУ. Власти узнали, что «БКУ» - это та самая группа, которая на самом деле - ВИЦ НФА. Но нам это было уже нипочем, так как всех нас поглотил проект «НФА». БКУ остался позади. От теории мы уже переходили к практике. В те же дни в стране обсуждался проект дополнений и изменений к Конституции СССР. На ВИЦ НФА мы разработали типовые обращения в ВС СССР и ВС Азербайджана (копия в ЦК КПСС и ЦК КПА, газеты, куда угодно) от имени трудовых коллективов. Тут нам очень помогли наши контакты с рабочими лидерами, установленные еще в июле, в пору нашей «антизабастовочной» деятельности. Мы начали встречаться с рабочими, объяснять им, какие западни устраивает народу «партхозноменклатура» в проекте конституционной реформы. Особенно ВИЦ НФА тревожил пункт 13 статьи 119 законопроекта, который полностью ревизовал понятие суверенитета союзной республики. Было подготовлено несколько вариантов обращения, и все они нашли живой отклик и сочувствие у населения. В приемную ВС Азербайджана пошел поток обращений от десятков трудовых коллективов, из различных районов Азербайджана. Вот текст одного такого обращения:

«Цель нашего обращения – заострить внимание Президиумов Верховных  Советов союзных республик на некоторых статьях и пунктах обсуждаемого проекта «Об изменениях и дополнениях в Конституции (основного закона) СССР», принятие которых в предложенном варианте неприемлемо. Они направлены на ограничение суверенных прав союзных республик и прав отдельных граждан и поэтому не отвечают курсу партии, провозглашенному на XIX партийной конференции на перестройку и демократизацию нашего общества с целью построения правового государства.

Среди этих пунктов и статей особое внимание следует обратить на пункт 13 статьи 119 законопроекта, который гласит: «Президиум Верховного Совета СССР… в интересах защиты СССР объявляет военное либо чрезвычайное положение в отдельных местностях или по всей стране с введением при необходимости особых форм управления.»

В действующей Конституции СССР этому соответствует пункт 15 статьи 121, который гласит: «Президиум Верховного Совета СССР… объявляет в интересах защиты СССР военное положение в отдельных местностях или всей стране.»

Что касается объявления военного или чрезвычайного положения по всей стране, включая все союзные республики, в случае военной опасности, то это несомненно находится в компетенции Верховного Совета СССР, а что касается введения военного или чрезвычайного положения в отдельных регионах (местностях) союзной республики, целиком по республике, то это компетенция Верховного Совета союзной республики, как суверенного государства.

В нынешней обстановке, сложившийся в нашей республике в связи с событиями в Нагорном Карабахе и вокруг него, данная формулировка содержит наибольшую опасность для суверенитета Азербайджанской ССР.

Экстремистам из НКАО спровоцировать беспорядки – дело нескольких часов, а это, в свою очередь, может послужить причиной для введения в области чрезвычайного положения и перехода к особым формам управления. В конечном счете Азербайджанская ССР может лишиться своей законной территории. Такая ситуация может возникнуть в любом регионе любой союзной республики и в любое время. Причины (условия) и сроки введения военного или чрезвычайного положения и особых форм управления не оговорены.      

Следует обратить внимание на то, что пункт 13 статьи 119 явно противоречит 70 и 72 статьям действующей Конституции СССР.

Предотвратить эту угрозу суверенитету республик может лишь наш коллективный протест. Поэтому мы просим Вас выступить против принятия пункта 13 статьи 119 в предлагаемой редакции, а вместо этого предложить оставить его в прежней редакции (пункт 15 статьи 121) или дополнить поправкой "… по просьбе и с согласия Президиума соответствующей союзной республики, на территории которой вводится военное, либо чрезвычайное положение".

Как известно, равное и прямое избирательное право обеспечивает подлинную демократичность выборов.  

В предлагаемом законопроекте принцип всеобщности выборов нарушен из-за того, что в избрании кандидатов от общественных организаций участвуют только члены этих организаций.

Принцип равноправия нарушен вследствие того, что интересы членов общественных организаций будут защищены в высших органах власти большим количеством депутатов, чем граждан, не состоящих в общественных организациях. Поскольку депутатов от общественных организаций предлагается избирать не всеми членами, а только делегатами их съездов и конференций, то естественно нарушается прямое  избирательное право.

Так как одним из основных достояний Великой Октябрьской Революции считалась ликвидация сословий в нашем обществе, и учитывая, что предлагаемый законопроект, ввиду вышеизложенного, снова вводит косвенное возвращение к созданию сословий, считать его неприемлемых и предложить Верховному Совету СССР:

  1. Продлить срок обсуждения законопроектов на 3 месяца и переработать их с учетом замечаний, поступающих от организаций и отдельных граждан.

  2. Проводить выборы народных депутатов СССР с соблюдением принципа всеобщего, равного и прямого избирательного права.

Один из активных сторонников НФА, коими мы уже обзавелись по всей республике, привез в приемную ВС Азербайджана пакет с несколькими сотнями подписей под обращением. Чиновник, принимающий пакет, посмотрел на ходока и спросил "Вы кто?" "Я водитель такси из Барды, а это подписи всех работников таксопарка, заверенные печатями парткома, профкома и самого предприятия". Чиновник возвел руки к небу и воскликнул: "О Аллах! Неужели нация просыпается?" Ходоки от Бакинского электромашиностроительного заводы (БЭМЗ) приняли и с гордостью показали Тофигу Гасымову обращение, подписанное тремя  тысячами рабочих и заверенное печатями директора, секретаря парткома и председателя профкома завода. Обращения, подготовленные ВИЦ, принимались и рассылались по различным адресам всеми академическими и отраслевыми научными институтами, вузами, техникумами, школами. Всем организациям, которым мы сумели передать текст нашего обращения, мы вручали маленькое уведомление о дальнейших их действиях. Вот перечисление этих действий:

  1. Обсудить проект обращения в трудовом коллективе. Внести в текст, если будут, дополнения и предложения членов коллектива.

  2. Собрать подписи членов коллектива.

  3. Послать обращение по адресу:

Баку, пр. Нариманова, председателю Президиума ВС Азербайджана (к обсуждению конституции)

  1. Просьба позвонить по телефонам (тут сообщались номера телефонов Тофига Гасымова, мой и Агаджавада Саламова) и передать копию уведомления о получении вашего обращения с указанием численности подписавшихся работников вашего предприятия.

Надо сказать, что после встречи с Везировым контакты активистов БКУ и ВИЦ НФА с партийными органами прервались. Компартия Азербайджана продолжала оставаться бюрократической, оторванной от реальной жизни общества организацией, действующей строго по указаниям вышестоящей инстанции. Вот пример такого схоластического взгляда на жизнь. Я впервые за 20-ти летнюю жизнь члена КПСС согласился быть избранным в выборный орган. Как член бюро партийной организации Института востоковедения я попал на XXIII партийную конференцию парткома АН Аз. ССР.

Делегатам конференции раздали проект резолюции по отчету парткома за проделанную работу в период с 1985 по 1988 год. В проекте на каждой странице была отдельная белая полоса для заметок. В проекте было записано: Заслушав и обсудив отчет Партийного комитета за период с 1 ноября 1985 г. по 24 октября 1988 г. XVIII партийная конференция Академии Наук Азербайджанской ССР признает работу Партийного комитета за отчетный период (тут я дописал "неудовлетворительной").

Конференция отмечает, что за отчетный период вся организационная и идейно-политическая деятельность Партийного комитета была (тут я вписываю "недостаточно") направлена на реализацию решений XXVII съезда КПСС, XXXI съезда Компартии Азербайджана и последующих  пленумов ЦК КПСС и ЦК Компартии Азербайджана».

Далее проект резолюции перечислял задачи перестройки и считал, что Партком Академии вел работу во имя реализации этих задач. Следовала умилительная фраза, что "непременное условие успеха в этом деле - утверждение демократических принципов в жизни научных коллективов (и тут на полях моя приписка: "вот этого-то и не было!").

Приписывая фразу об отсутствии демократии в Академии, я не кривил душой. Осенью 1988-го года в соответствие с законом об избрании руководителей трудовыми коллективами в Институте востоковедения прошли альтернативные выборы директора, которые выиграл  московский ученый-востоковед Салех Алиев. Президиум АН, презрев мнение коллектива, по "совету" Везирова назначил директором института проигравшего выборы академика Зию Бунядова, который уловив веяние времени и в тот период всюду критиковал Гейдара Алиева.

Далее проект резолюции констатировал: "Для обеспечения широкой гласности, научно обоснованного изучения общественного мнения необходимо создавать социологические службы в учрежденных АН (мое замечание: "А кто мешает?")

"Большая идеологическая работа по формированию общественного мнения, координируемая и направляемая штабом АН, осуществлена коммунистами, учеными Академии наук в связи с событиями в НКАО и вокруг него". (моя приписка: "плетутся в хвосте событий").

В октябре 1988 года возросший авторитет ВИЦ НФА привлек к нему внимание различных кругов и людей. В октябре 1988 года нам предложили встретиться с группой националистической интеллигенции, объединившийся под условным названием "Варлыг" (по-азербайджански "варлыг" - существование, экзистенция).

Заседание устроили в просмотровом зале киностудии им. Дж. Джаббарлы, рядом с метро "11-ой Красной Армии". Были там несколько преподавателей вузов, про которых я знал, что они - закоренелые взяточники, была статусная интеллигенция, симулирующая диссидентство, и умудряющаяся при этом (а может, благодаря этому?) вкушать дары от милостей компартийной власти, был Неймат Панахов, были несколько не определившихся людей, которые еще не совсем понимали сути происходящих процессов, но искали путь выхода из явного общественно-политического кризиса в республике.  

Фиридун Джалилов, преподаватель филфака, один из активных деятелей того времени, предложил объединить усилия. Я предложил объединяться на основе единой идейно-политической программы. "У нас есть программа" - ответил Джалилов. "Нам остается их сравнить и выработать единую" - предложил я. Договорились о времени и месте встречи представителей двух организаций. В назначенное время их представители пришли, но сообщили, что их программа еще не готова.

Предложили встретиться известные представители деятели культуры -сценарист Рамиз Фаталиев и поэт Нусрет Кесеменли. Встретились в киностудии. Оба внимательно и терпеливо выслушали мой подробный рассказ о том, каким будет Фронт, ради чего и как он будет действовать. Потом они задали мне два вопроса: 1. Есть ли у вас деньги? 2. Кто из ЦК стоит за вами?

Честно говоря, мне эти вопросы тогда показались неуместными. Я объяснил, что никаких денег у нас нет, если нам бывают необходимы деньги, я кладу на середину стола свою клетчатую кепку, куда кто хочет и сколько может, бросает деньги: кто рубль, кто трешку, а кто пятерку. Что касается ЦК, то НФА создается для того, чтобы оказывать на этот реакционный орган давление, чтобы он наконец-то начал работать в интересах народа. Они поблагодарили за информацию и сухо попрощались. Естественно, во Фронт они не пришли.  

ВИЦ продолжал усиливать давление на власти с тем, чтобы Азербайджан, как союзная республика, выступил против реакционных дополнений к Конституции СССР. Мы опасались проведения большого общегородского митинга. Так как у нас еще не было опыта организации и управления большими митингами, мы опасались провокаций и попыток направить гнев больших масс людей на насильственные действия. Но мы были абсолютно уверены, что если соберем 2 тысячи наших активистов, то сможем полностью управлять ими. Поэтому с начала октября мы начали обращаться в Бакинский Совет, а после того, как через десять дней нас перенаправили в Исполком района 26 Бакинских комиссаров, в райисполком с просьбой разрешить нам проведение в закрытом помещении, а именно, на стадионе ручных игр, митинга трудящихся для обсуждения законопроекта  конституционной реформы. Ответы были отрицательные. Но ВИЦ был настроен извести бюрократов своей настойчивостью.

17-го ноября стало известно, что на площади им. Ленина начался митинг. Сигналом к митингу послужило письмо группы жителей города Шуши НКАО, озаглавленное “Вопль Топханы”, подписанное и армянами, и азербайджанцами, и направленное в газету “Коммунист”, орган Компартии Азербайджана. В письме выражался протест против начала строительства близ Шуши профилактория для рабочих Кенакерского алюминиевого завода Армении. Газета “Коммунист”, орган ЦК компартии, до этого полностью замалчивал события в НКАО. По поводу того, что письмо напечатали, имеется несколько версий. Одна из них состоит в том, что руководители Шушинского райкома партии, находящиеся в административной зависимости от Степанакерта и видя, что их обращения в ЦК через областной комитет партии блокируются, решили прибегнуть к традиционному партийному приему – прямому “обращению трудящихся”. Для этого были организованы подписи азербайджанских и армянских жителей городка. Эту версию подтверждают и рассказы журналистов газеты, которые вопреки кураторам из ЦК пробивали материал в номер и добились его публикации с риском для карьеры. По другой версии окружение Везирова, видя, что народ не удается поднять на акции массового протеста, приказало организовать “вопль” и пробило публикацию в органе ЦК. По третьей версии, сам Везиров погасил возгорающееся пламя протеста против изменений Конституции встречным огнем массового митинга. Среди этих трех версий, наиболее обоснованной представляется вторая – элита республики отторгала Везирова. Наблюдая за тем, как на четвертый день митинга один из секретарей ЦК Гасан Гасанов довольно потирал руки и не мог скрывать своей неподдельной радости, я подумал, что кричащие на площади люди чем-то очень помогают этому закоренелому партийному бюрократу.

Известие о вырубке деревьев и эндемичных кустов на плато Топхана вызвало резко негативную реакцию бакинцев, на митинг вышло огромное число людей. На тот момент решение о строительстве профилактория для рабочих армянского завода на территории Азербайджана, в НКАО было чистой провокацией. Армения сама считалась курортной зоной. Кто и почему принимал это решение?

Естественно, что раз митинг начали не мы, следовательно, это могли сделать только те группы, которые копали под Везирова. От ВИЦ на митинг отправились Тофиг Гасымов, Агаджавад Саламов и Мирбаба Бабаев. Вечером нам сообщили, что митинг бессрочный и продлится до тех пор, пока власти не примут условия "народа". Ясно, что по условиям игры требований должно быть множество, и часть из них невыполнима, чтобы держать народ до упора.

19-го ноября мы решили отправиться на площадь и попытаться перехватить инициативу, или как-то повлиять на события. Мы попросили наших друзей из Бакинского Центра Искусств (БЦИ) написать на двух листах ватмана большими буквами "Народный Фронт Азербайджана", наклеили на эти листы нашу программу и 19-го ноября отправились на площадь. Мой брат Араз Ализаде помог нам достать переносной громкоговоритель, и мы стали на площади слева от трибуны, наклеив на стену наши два листа.

Митинг на площади Ленина стал как по масштабам, так и по влиянию на всю республику событием знаковым. О митинге, его организаторах и событиях на площади имеются различные версии, мнения, письменные показания и воспоминания. Однако несомненно, что первые два дня на площади главным лицом был Энвер Алиев, кандидат географических наук, сотрудник Института географии Академии наук. 18-го ноября вечером его избили и вышвырнули с площади, а затем и арестовали. Руководство митингом с 19-го ноября взял в свои руки Неймат Панахов. Это как раз был тот день, когда ВИЦ НФА появился на площади. Мы знали, что в разных местах площади стоят рабочие - наши сторонники. И когда Фиридун Джалилов   подошел ко мне и поставил ультиматум: «Или вы сразу же забираете свою программу и уходите с площади, или же Неймат прикажет вас выдворить отсюда силой», мы знали, как ответить. Минут через двадцать вокруг активистов ВИЦ НФА уже стояли около пятидесяти рабочих различных заводов. Неймат свою угрозу привести в исполнение не посмел.

Из 18-ти дней митинга я был там 13 дней. Анатомию митинга мы начали изучать с азбуки.

Утром некие энтузиасты, заводилой которых был некий чайханщик-горец Гаджи Абдул в светло-желтом овчинном тулупе, подметали площадь. Народ сторонился, освобождая место для уборки. С утра со всех концов города начинали прибывать на площадь, как на работу, люди и примыкали к завсегдатаям митинга. Часам к 10-ти собиралось тысяч 40, ближе к часу дня, возможно,  на площади было 50 тысяч. К вечеру народ начинал расходиться, но до пяти тысяч оставалось на площади ночевать. Напротив трибуны, на бульваре, были разбиты большие брезентовые палатки.

Начиная с 19-го ноября, активисты НФА начали вести контрагитацию поджигательским речам, звучащим с трибуны на площади.

Анализ событий 18-дневного митинга однозначно свидетельствует, что главной целью организаторов была не защита Карабаха, а дискредитация и смещение Везирова, который представлял большую опасность для партийно-хозяйственной номенклатуры республики. В течение недели площадь снабжалась дровами для костров, палатками, сигаретами и провизией, которая раздавалась бесплатно.

В палатку “Народного Фронта машиностроительного завода им. Сардарова” пришел директор завода Эльбрус Сеидов, родной брат  Председателя Совета Министров Азербайджана, принес огромную картонную коробку горячих домашних пирожков и сообщил, что их испекла его жена для героических рабочих, совершающих “беспримерный в истории нашего народа подвиг”. После разгона митинга он также быстренько уволил пятерых рабочих-активистов за “подстрекательство к беспорядкам”.

Было несколько попыток увести людей с площади к зданию ЦК партии и блокировать его, однако страх перед режимом  был все еще силен, хотя насколько была бессильна власть, видно из следующих эпизодов. Наряду с “Митинговым Комитетом”, созданным на площади, ВИЦ НФА организовал “Забастовочный комитет”. Помещение было представлено руководителем одной из научных подразделений Академии, и на телефон сели научные содрудницы Академии. Звонок, взволнованный голос: “Это из Бакпорта! Пришел сухогруз с зерном из Казахстана! А мы бастуем. Что делать?” Историк Лейла Юнусова приказывала: “Зерно разгружать!” и докеры подчинялись. Еще один звонок: “Это рыбаки говорят! Мы хотим послать в Карабах грузовик с соленой рыбой. Посылать или не посылать?” Историк Арзу Абдуллаева: “Карабахцы соленую рыбу не любят. Не посылать!” Звонок из провинции: “Мы собираем еду и дрова для площади. В чем больше нуждаетесь? Ответ: “И в том, и в другом! Присылайте все! ” Звонок из Ленкорани. Некий Алякрам Гумматов сообщает Арзу Абдуллаевой: «Мы захватили вокзал, почту и банк. Мы солидарны с народом в Баку».

На площади, наряду с флагами Азербайджанской ССР, впервые появился трехцветный флаг независимого Азербайджана  1918-1920-х годов. Впервые зазвучали слова об империи, о национальном гнете, ущемлении культуры и прав азербайджанского народа. Выступала на площади и статусная интеллигенция, и новая плеяда социально активных граждан. На площади начался процесс трансформации правящей элиты, процесс отторжения среднего слоя от правящего режима. Звучали также проклятия в адрес армян, оскорбления в адрес партийной номенклатуры, продажной интеллигенции.

На ход митинга воздействовали как ЦК партии через статусную интеллигенцию, группировки, ориентирующиеся на отдельных партийных боссов. Характерный штрих: председатель Президиума Верховного Совета Азербайджана Сулейман Татлыев в своей речи на площади заявил, что руководство, не выполняющее требования митингующих, не имеет морального права оставаться на своем посту. Учитывая абсурдность и невыполнимость большинства требований, намек на желательность смещения Везирова прочитывался достаточно четко.

Энтузиазм митингующих был необычайно высок. Чувство единения народа даже много лет спустя вспоминается, как нечто возвышенное. Ночью на площади разжигались огромные костры, мужчины и женщины, юноши и девушки собирались вокруг костров, велись самые разнообразные разговоры, разыгрывались маленькие спектакли. Горожане, особенно недавно перебравшиеся из провинции люди как бы окунулись в свое недавнее общинно-родовое прошлое.

С 23-го ноября в Баку был введен комендантский час и чрезвычайное положение. Площадь была блокирована. Число митингующих и ночующих постепенно убывало.

Грандиозный митинг затмил собой много других важных событий. Одним из требований митинга было “или предоставить азербайджанцам в Армении статус автономии, или отменить таковую для армян Карабаха”. Точно это требование азербайджанской общественности было передано академику Сахарову незадолго до митинга с тем, чтобы он сообщил о нем Михаилу Горбачеву. Как бы в ответ на это началась широкомасштабная депортация азербайджанцев из Армении. На программе НФА, прикрепленной к стене Дома Советов, были написаны номера домашних телефонов Эмина Ахмедова, Тофига Гасымова и мой. “Сорочья почта” сработала и через два дня ко мне, сотруднику АН, позвонили из села Ранджбар в Армении и стали просить защиты от армянских правоохранительных и партийных органов, которые насильно выселяли азербайджанцев. В дни митинга из Армении с участием Внутренних Войск МВД СССР была организована депортация свыше 200 тыс. азербайджанцев. Как выяснила группа активистов НФА весной и летом 1990-го года, в ходе этой операции погибли 216 мирных жителей.

28-го ноября, на десятый день митингов ВС СССР утвердил изменения и дополнения Конституции. Председатель ВС Азербайджана Сулейман Татлыев, вопреки своим обещаниям на площади, не только не выступил против 13-го параграфа 119-ой статьи, но и покритиковал эстонцев за сепаратизм.

3-го декабря мне надо было попасть на площадь, чтобы предупредить рабочих завода Сардарова о том, что час силовой расправы с людьми на Мейдане приближается. Брат мне достал пропуск через горком партии и вечером 3-го декабря я отправился на Мейдан.

Предъявляя на постах свой пропуск, я добрался до площади. Там оставалось не более 2-х тысяч человек. Часть из них прохаживалась по площади, часть сидела внутри палаток вокруг костров. Всю ночь, с интервалом в два часа, то с одной стороны площади, то с другой, военные заводили моторы бронетехники. Тогда люди не площади, в зависимости от того, с какой стороны проспекта Нефтяников, со стороны города, или же Бакпорта доносился рев дизелей, бросались в ту сторону и выстраивали живую цепь на пути предполагаемого вступления войск на площадь. Но тревога каждый раз оказывалась ложной, проверив готовность людей, или же потешившись над ними, военные выключали моторы, и люди, подобно тому, как  стадо антилоп начинает опять мирно пастись после того, как львы убивают одну из них, рассасывались по площади и продолжали обсуждать ситуацию.

Мои знакомые с завода Сардарова, Физули и Гусейн, на просьбу увести рабочих с площади ответили, что это невозможно по одной причине – страх перед наказанием приковал активистов к площади. Большинство рабочих все равно уже разошлись по домам, на Мейдане остались только самые активные и отчаянные. Но и среди них царили страх и уныние. Гусейн с горечью сказал, что когда они с Физули в самом начале пытались остановить завод и вывести рабочих на площадь, то рабочие боялись. Теперь они опять боятся, но на этот раз - возвращатся на завод.

Я понял, что уговорить оставшихся 25-30 рабочих завода Сардарова уйти с площади не удастся. Когда я вышел прогуляться между палатками, то заметил Ису Гамбарова, который шел от одной палатки к другой.

Чтобы согреться я устроился среди рабочих вокруг костра. Один высокий, с кудрявой шевелюрой, рассказывал о Сумгаитских событиях. «Мы остановили “Жигули 01” и вытащили оттуда мужчину, начали его бить. Когда он уже не мог сопротивляться, мы толкнули его в огромный костер. Когда же тот попытался выйти из костра, один из нас воткнул ему в грудь острие прута из арматуры, и каждый раз, когда он пытался вырваться из костра, прут все глубже вонзался в его грудь». Сидящие вокруг костра все время ржали. Я встал и, подавленный, ушел из палатки.

До утра, несмотря на жуткий холод, от которого меня не могла уберечь моя легкомысленная плащевая куртка на искусственном меху, я бродил по площади. Утром, когда забрезжил рассвет, я окинул взглядом площадь; серый асфальт огромной площади был весь усеян, как оспинами, черными пятнами потухших костров. Это был конец Мейдана, конец еще одного этапа нашей истории, который был нами тупо-блистательно проигран.

К поражению нас вел незримый штаб, сформированный из мафиозной «партхозноменклатуры» и их идеологических политруков-националистов, которые использовали убойной силы оружие – чувство ущемленной национальной гордости и обиду на инородцев. Это убойное оружие без промаха било в Германии 1920-1930-х годов, теперь оно било на Южном Кавказе. Но если об этом кто-либо сказал бы народам Южного Кавказа, они этого не поняли… Не поняли и люто возненавидели бы того, кто осмелился кинуть тень на самое для них святое – на чувство их национальной стадности.

Одним из самых горьких последствий этого периода стала этническая чистка всех азербайджанцев из Армении. Показателем покорности ЦК Компартии Азербайджана Москве может служить тот постыдный факт, что по приказу из Центра группа азербайджанских партийных работников во главе с Фазилем Ягубовым из ЦК была командирована из Баку в Армению для оказания помощи «армянским товарищам» в деле ускоренной депортации азербайджанцев. В этом деле симбиозу неформальных националистов и ответственных сотрудников партийных и правоохранительных органов Армении помогали части ВВ МВД СССР, офицерам которых было объявлено, что депортация производится с целью «спасения армян от озверевших тюрков».

Как и ожидалось, в ночь с 4-го на 5-е войска очистили площадь. Было арестовано около тысячи человек. Большая часть отсидела разные тюремные сроки в Азербайджане, часть этапировали в области России. Неймат Панахов из Мейдана уехал на машине «скорой помощи» вместе с какой-то экзальтированной девицей, влюбившейся в «народного героя». Потом его арестуют, продержат под следствием какое-то время, и… отпустят. Такие кадры на улице в то время не валялись, это потом, с расширением народного движения, численность бездумных ультрарадикалов и агентов влияния возросла кратно и их ценность резко упала.

Комендантом района особого управления стал генерал-лейтенант Тягунов. ВВ МВД СССР спасли от краха обанкротившийся коммунистический режим и его застойного лидера Везирова А.Х. Политически невежественный народ, потребовавший от властей соблюдения законности, был втянут в противозаконное и бессмысленное противостояние с властью под внешне абсолютно алогичными лозунгами. Цель этих лозунгов была ясна -  свергнуть чужака, не мафиозного, но не умного первого секретаря АКП. В 1988-ом году Майдан и его лидеры не выполнили своей миссии, но они не пали духом, ибо начало противостоянию масс Везирову было положено. Линия Москвы в вопросе Нагорного Карабаха давала прекрасные шансы для расцвета махрового национализма, как в Азербайджане, так и в Армении, для роста влияния националистов, и потому судьба типичных партократов Абдуррахмана Везирова и Сурена Арутюняна были предрешены. Оставалось ждать, сколько еще Москва, ЦК КПСС и Горбачев будут использовать вопрос НКАО для расшатывания и разрушения здания советской власти на Южном Кавказе.

Начались репрессии против активистов движения; увольнения, допросы, угрозы. В Академии Наук были уволены несколько десятков активистов, в том числе и автор этих строк. Сразу же стихийно возник комитет защиты прав уволенных, который возглавил Нариман Гасымзаде, молодой арабист, специалист по проблеме Палестины. Были собраны подписи, члены комитета бегали по различным инстанциям, через какое-то время Президент АН академик Эльдар Салаев распорядился восстановить всех уволенных. Было видно, что президент АН благоволит движению и, по мере возможности, поддерживает активистов.

Через какое-то время и меня, и моего брата вызвали на допрос следователи особой группы прокуратуры СССР, собранной из различных регионов страны и откомандированной в Баку для того, чтобы расследовать «Мейданное дело». Следователь, вызвавший меня для допроса, был простоватым русским провинциалом, по всей видимости, не представлявшим себе цель, ради которой он был прислан в этот странный и чужой южный город. В отличие от типичного азербайджанского следователя, который, как правило, одевался модно, вел себя уверенно и часто бесцеремонно, пытался подавить и испугать допрашиваемого, этот следователь был одет бедно, держался вежливо и пытался  честно понять суть показаний. Я откровенно высказал все, что думал про Мейдан: и то, что вопрос НКАО разваливает СССР, и то, что сепаратизм используют в политических целях враги гласности, перестройки и народовластия, что в Армении за националистами стоит Демирчян, а в Азербайджане – Алиев. Он все аккуратно записал, дал мне прочитать. Я подписал и ушел из бедно обставленного кабинета в учебном юридическом центре недалеко от кинотеатра «Низами», превращенном в штаб российских следователей.

Как выяснилось, схожие показания дал и мой брат. На допрос были вызваны все видные действующие лица 18-ти дневной эпопеи, большинство ораторов и члены «митингового комитета» («Нумайиш комитасы»). История их показаний российским следователям имела продолжение и вне рамок следствия. Защитник Неймата Панахова, Рамиз Зейналов, сумел снять копии с многотомного уголовного дела и передал все это своему подзащитному, который впоследствие начал их публиковать в своей газетенке «Мейдан» для «разоблачения» недругов. Там были и на самом деле забавные показания, раскрывающие иногда глупость, но чаще трусость героев Мейдана. Как выяснилось из показаний следователям, часть ораторов была направлена на Мейдан Центральным Комитетом АКП для того, чтобы «успокоить народ и не допустить экстремистских выходок». Показаний братьев Ализаде Неймат Панахов в своей газете не опубликовал, видимо, счел их публикацию для себя не выгодным.

Денег, собранных с народа, так и не нашли. Тяжких преступлений на Мейдане не было совершено, все осужденные отсидели небольшие сроки и были отпущены. ЦК Компартии Азербайджана готовился провести очередное ответственное мероприятие по приказу Москвы: «демократические» выборы делегатов Съезда народных депутатов СССР. Особое положение  и комендантский час как нельзя удачно создавали подходящие условия для выборов «а-ля Везиров».

После восстановления на работе я занялся вплотную защитой группы рабочих активистов, уволенных с машиностроительного завода имени Сардарова. За «подстрекательство и экстремизм» их уволил директор завода Эльбрус Сеидов, тот самый директор, который на третий день митинга приходил на площадь вместе с женой, хвалил рабочих и угощал их домашними пирожками. Теперь он уволил их за «экстремизм». Рабочие вожаки Гусейн Алиев и Физули Ахмедов обратились ко мне за помощью. Я начал писать для них заявления в различные инстанции с раскрытием политической подоплеки событий. Рабочие ходили с этими заявлениями по всем инстанциям. Ни местные советские и хозяйственные, ни партийные органы несправедливо уволенным рабочим не помогли. Помог им… комендант города, генерал – лейтенант Тягунов. Генерал принял рабочих, выслушал, приказал восстановить их на работе, что и было незамедлительно исполнено. Азербайджанские бюрократы боялись военных как огня и послушно выполняли все их указания.

Директору завода его двуличие не сошло с рук. Несколькими месяцами позже рабочие прокатили его на выборах, избрав на должность директора инженера, изгнанного в свое время с завода за рукоприкладство. Инженер, претендовавший на пост директора, каялся и божился впредь быть вместе с рабочими, но впоследствии оказался ничем не лучше своего предшественника. Тем не менее, рабочие впервые почувствовали, что они чего-то стоят. Эти рабочие активисты как были, так до конца и остались ядром ячейки Народного Фронта на заводе.

На мой взгляд, Мейдан нанес огромный практический ущерб интересам азербайджанского народа;

  1. Мейдан отвлек внимание народа от судьбоносного вопроса «Изменений и дополнений к Конституции СССР», в результате чего республиканское руководство покорно поддержало принятие ВС СССР проекта, по которому Азербайджан лишился части своего суверенитета над территорией и отдельными отраслями народного хозяйства республики.

  2. Под предлогом выдвижения внешне справедливых, но по сути незаконных требований было инициировано глубокое противостояние между массами и не мафиозным первым секретарем ЦК КПА, что сыграло на руку сплоченной старой команде партхозноменклатуры.

  3. Речи ораторов и рев толпы на Мейдане заглушили крики о помощи более чем двухсот тысяч этнических азербайджанцев, которые были депортированы из Армении.

  4. Введение особого положения развязало руки партийной верхушке для тотальной фальсификации выборов делегатов Съезда народных депутатов СССР. В результате нарождающийся Народный Фронт лишился рычагов давления на ЦК и возможности бороться против фальсификации выборов. Азербайджанский депутатский корпус на Съезде вчистую проиграл политическую битву за интересы Азербайджана.

  5. «Мейдан» активизировал и вбросил в политику ряд одиозных, малообразованных, радикальных деятелей, которые в дальнейшем сыграли резко негативную роль в азербайджанском демократическом движении. Именно «Мейданная плеяда» стала костяком группы активистов НФА, которая вернула Гейдара Алиева к власти и перечеркнула надежды народа на демократию.

Я считал, что И. Гамбаров, тесно сотрудничавший с лидерами Мейданного движения, нес ответственность за эту грандиозную провокацию. Вот почему при встрече я отворачивался и не разговаривал с ним. Где-то в конце декабря 1988-го года мы невольно столкнулисьв Академии, на нашем этаже, около лифта. Иса напрямую спросил;

  • Почему ты со мной не разговариваешь?

Я посмотрел на него. Его глаза были полны слез. От привычной надменности не осталось и следа. Я высказал все, что думал про Мейдан и его лидеров. Иса начал убеждать меня, что он не играл почти никакой роли в определении политики лидеров Мейдана.

Как бы то ни было, он не рассеял моих подозрений, но мы возобновили общение просто как коллеги по работе.

Наш ВИЦ НФА продолжал работать. Мы все дополняли и изменяли проект Программы и Устава НФА. Должен отметить, что за основу Устава НФА был принят проект, представленный сотрудником Азтелерадио Рафиком Саваланом. Конечно же, его проект был основательно дополнен и переработан. Р. Савалан впоследствии отошел от политической активности, ушел в религию, совершил хадж и продолжает служить в Гостелерадио.

В конце января 1989 года Лейла Юнусова сообщила на заседании ВИЦ, что связалась с двумя московскими правозащитницами, которые приглашают кого-то из НФА на выступление на заседание «Московской трибуны», организации столичной демократической интеллигенции. Было решено послать меня. Так 4-го февраля я оказался в Доме ученых рядом с метро «Кропоткинская». Меня «опекали» Светлана Алексеевна Ганнушкина и Галина Яковлевна Ковальская. Они сказали, что главной целью данного заседания является защита прав арестованных в декабре 1988 года лидеров «Комитета Карабах».

В президиуме собрания сидели академик Сахаров, известные деятели демократического движения Афанасьев, Карпинский и Баткин. Говорили о ситуации в СССР, предстоящих выборах на Съезд народных депутатов СССР, тяжелом положении в Армении. Дали слово «представителю Народного Фронта Азербайджана из Баку».

Свое выступление я начал с того, что объявил: «Я - коммунист». Дальше я коротко рассказал об антиперестроечных деяниях республиканского руководства, о деятельности ВИЦ НФА, позиции азербайджанской общественности. «Что же касается арестованных лидеров «Комитета Карабах», то вы их называете демократами, а их движение – демократическим. Может ли называться демократическим движение, результатом действий которого являются безвинно убиенные, вражда народов, тысячи и тысячи беженцев? Ведь сейчас всюду цитируются слова Достоевского о том, что ничто на свете, никакая цель в мире не оправдана, если она достигается ценой слезинки ребенка. А здесь не слезы, а реки крови…». Зал зашикал на меня. На ноги вскочил импозантный седой мужчина и закричал на меня: «Какое имеете вы право говорить о гуманизме после Сумгаита?»

Вернувшись на свое место рядом с двумя дамами, я спросил у них: «Кто этот седой мужчина?»

«А это – Егидес. Член Социалистической партии Франции. Бывший председатель колхоза из Молдавии. Диссидент. Сидел в лагере, эмигрировал во Францию. Теперь часто приезжает в Москву». Я слышал эту фамилию. «Неужели московская интеллигенция так же глупа, как обычные обыватели? Неужели они возлагают на целый народ коллективную ответственность за провокацию спецслужб?» - думал я с горечью.

Сахаров Андрей Дмитриевич предоставил слово Гари Каспарову. Чемпион мира по шахматам начал резко критиковать бюрократов от советского спорта. Особенно ему не нравилось бесправие спортсменов, отъем государством заработанных ими своим талантом и здоровьем денег. Гари Кимович говорил ярко, образно, завладев вниманием зала, он громил спортивную бюрократию. Тема явно интересовала публику, так как была связана как с правами человека, так и с большими деньгами. Но тут раздался тихий голос Андрея Дмитриевича:

- А что вы скажите о лидерах «Комитета Карабах», томящихся в застенках Бутырки и «Матросской Тишины»?

Каспаров запнулся. Видимо, все его мысли, вся его мощная логика были нацелены на яростное обличение бюрократов-паразитов из Госкомспорта. Переключившись на другую тему, он как бы дал волю своим непосредственным чувствам:

- Что же касается арестованных лидеров «Комитета Карабах», то я должен сказать, что они, когда начинали движение, совсем не думали о судьбе армян Баку. Баку – космополитический город. В нем люди живут без различия национальной принадлежности. Баку – город очень человечный…

Дамы, которые были расстроены моим неудачным, на их взгляд, выступлением, были обрадованы. Они повернулись ко мне и радостно-удивленно  сказали:

- Он говорит точно так, как и вы…

- А что же он должен говорить, если я говорил правду? В Баку нет никакой этнической вражды, нет дискриминации.

Авторитет чемпиона мира, его слова перевешивали мои искренние слова и бесхитростную позицию.

Потом выступил академик из Эстонии, один из лидеров Эстонского Народного Фронта Виктор Оттович Пальм. Он рассказал о размахе народного движения. Затем выступали Леонид Баткин, Лен Карпинский. Объявили перерыв. Когда я выходил из зала, в ряду угрюмых бородатых мужчин, которые, как я понял, были из Еревана, заметил Ержаника Абгаряна, арабиста, с которым я работал в Йемене. Я обрадовался, подошел к нему и обнял.

- Как дела, Ержаник, как поживаешь?

Ержаник был смущен.

- Я из «Комитета Карабах» - он выдавил из себя.

- Ну и что, а я из Народного Фронта Азербайджана. Слушай, давайте отбросим территориальный вопрос, это же нас разъединяет. Давайте вместе бороться за демократию, против союзной бюрократии.

Ержаник виновато улыбнулся. Видимо, меня с моей позицией солидарности демократов, независимо от национальной принадлежности, принимали за идиота, не понимающего реального мира, разделенного на непримиримые лагеря «коммунист - антикоммунист», «армянин - азербайджанец», «прибалт - русский».

После перерыва президиум зачитал заранее подготовленный текст воззвания с требованием освободить лидеров «Комитета Карабах». Было еще заявление о демократичности выборов, засильи партбюрократии.

В метро на перроне я увидел академика Пальма. Маленького роста, деликатный, скромно одетый, он мало походил на наших самодовольных и вальяжных азербайджанских академиков. Я подошел к нему и представился. Он сказал:

- А я вас запомнил…

И мы начали прогуливаться по полупустому перрону станции метро «Кропоткинская». Говорил все больше он. Он наставлял меня. Избегайте насилия. Насилие выгодно власти. В насилии и провокации ей нет равных. Наша сила в открытости, прозрачности наших целей и средств. Мы действуем в рамках закона и только закона. Мы уже настолько сильны, чтобы постепенно, шаг за шагом, менять законы, и двигаться к нашей цели дальше, также в рамках закона. Свобода дается по праву только умным и гуманным людям, которые остерегаются проливать невинную кровь. В Эстонии Народный Фронт делает все, чтобы избежать силового противостояния с властью. Демократия и будущее работают на народ. Власть бессильна перед неумолимым ходом исторического процесса. Поэтому она пытается втянуть народные движения в силовое противоборство, чтобы победить. У власти нет аргумента слова, у нее только аргумент силы.

Пальм был уверен, что народные движения Прибалтики настолько политически сильны, что смогут не допустить втягивания себя в насильственную борьбу с компартийной властью. Он был уверен, что СССР идет к развалу, ибо коммунисты не решаются на реформы. Они реакционны, глупы и безнравственны. Они упустили шанс, или же почти уже упустили шанс возглавить процесс реформ и дать народам желаемое. Единственное, чего опасается он – это вакханалии насилия. Кровь и насилие утопят демократию и свободу. Он боится, что национализм и территориальные споры могут запустить механизм кровавых войн и насилия на Кавказе, создастся прецедент наведения порядка армией. На фоне общесоюзного масштабного насилия центру будет легче перенести свои методы насилия и на Прибалтику.

Мы уже были в вагоне метро, подъезжали к его станции. Со своим классическим прибалтийским акцентом он говорил мне на прощание:

- Вы должны сделать все возможное, чтобы не дать власти втянуть себя в силовое противоборство. В противном случае вы потеряете свободу. Ваша демократия погибнет.

«Да, я должен объяснить своим друзьям эти простые истины. Мы обязаны переиграть партократов  интеллектуально и нравственно».

Откуда мне было дано знать, что ни нравственно, ни интеллектуально те люди, с которыми мне предстояло пройти вместе предстоящий год, ничем не отличаются от тех людей, которые уже давно трепыхаются в паутине советского партийно – хозяйственного аппарата…  

Когда дали старт избирательной кампании Съезда народных депутатов СССР, то, от ВИЦ НФА попытался выдвинуться Тофиг Гасымов, физик, Нариман Зульфугаров, психолог. Кроме них свои кандидатуры выдвигали востоковед Нариман Гасымзаде и сотрудник Бакинского городского отделения общества охраны памятников истории  Айдын Эйвазов. Избирательную кампанию Компартия организовала таким образом, что до этапа «собрание представителей трудовых коллективов» добрался лишь Нариман Гасымзаде, доверенными лицами которого стали я и Иса Гамбаров.

Разумеется, идеологи КПСС ясно сознавали утрату партией доверия народа. Именно поэтому в Законе о выборах была предусмотрена такая ловушка для независимых кандидатов, как «собрание представителей трудовых коллективов». Внешне демократическая, в действительности демагогическая и чисто бюрократическая процедура давала возможность отсеять нежелательных кандидатов задолго до начала самих выборов.

На собрание «представителей трудовых коллективов» были избраны 470 человек, присутствовали 442. Собрание проходило в зале Дома офицеров на улице Самеда Вургуна. В зале ряды кресел были выставлены в две колонны. В первом кресле каждой колонны сидел секретарь партбюро или парткома какой-либо парторганизации. На каждые пять рядов кресел был назначен один ответственный партработник из райкома партии, который «курировал» первые пять кресел пяти рядов. Естественно, секретари, сидящие в первом ряду, отвечали за своих «коммунистов». За всю операцию несла ответственность секретарь РК 26 Бакинских комиссаров Тамилла Бабаева.

То, что сидящие в зале люди были членами партии, несущими ответственность перед «вышестоящими товарищами», я узнал совершенно случайно. Накануне дня «собрания» я встретил на улице своего знакомого еще со студенческих лет, которого не видел много лет. Как водиться, пошли расспросы. Я узнал, что Бейверди работает освобожденным парторгом крупной обувной фабрики. На его вопрос, чем же занимаюсь, я с гордостью ответил, что «организовываю Народный Фронт». Бейверди был изумлен и схватив меня за руку, воскликнул: «Так из-за тебя все мои беды последнего месяца!» Пришел мой черед удивиться. Какое мог я иметь отношение к обувной фабрике? Бейверди пришлось рассказать про свои беды: «Вызвали меня в райком, велели отобрать 10 сознательных и честных коммунистов для ответственного дела. Для чего, не сказали. Вернулся я на фабрику, подумал, посоветовался, составил список из десяти имен самых сознательных и честных, и отнес в орготдел райкома. Вызвали их на собеседование, без меня. Забраковали девятерых, отобрали одного. Меня вызвали и намылили шею, сказали, что не знаю людей. Пришлось составлять новый список из десяти фамилий. С ними тоже провели собеседование и отобрали еще одного, остальных вернули, меня снова отругали, потребовали новый список. Я стал расспрашивать своих, о чем же их расспрашивали в райкоме. Самому интересно стало. Начали рассказывать, что с каждым из них говорили минимум час, задавали самые разные вопросы, от жизни и быта до политических взглядов. Один рабочий сказал, что «в космос легче отбирают». Я проанализировал, кого же из этих двадцати отобрали. Не хотелось, чтобы мне, не дай бог, влепили выговор. Долго думал и понял, что среди двадцати рабочих это двое были самыми плохими. В том смысле, что и знаний у них было меньше, и твердости недоставало, и вообще, с гнильцой они были. Взял и составил список из десяти самых беспринципных и подлых сотрудников нашей фабрики, отвез их в райком, вернулся на работу и стал дожидаться. Через два часа из райкома позвонили и с восторгом поздравили меня с «чрезвычайно успешным выполнением задания райкома». Потом я узнал, что людей отбирали для какого-то собрания, где надо было прокатить какого-то человека из Народного Фронта. Значит, это против тебя я отбирал всякую шваль из нашего трудового коллектива».

Я безнадежно махнул рукой и мы попрощались. «Управляемая демократия», как и народная демократия, рождалась и крепла в горниле «перестройки».

На собрании были соблюдены все формальности. Все четыре кандидата на выдвижение в кандидаты выступили перед собравшимися. Академик Зия Буниядов, писатель Анар Рзаев, рабочий-нефтяник Абульфаз Рагимов и востоковед Нариман Гасымзаде изложили свое видение роли депутата на Съезде, избиратели задали свои, как полагалось, в основном заранее подготовленные вопросы и получили ответы. Потом состоялось голосование. Академика Зию Буниядова поддержали 125, Анара Рзаева – 417, рабочего Рагимова  Абульфаза – 342, востоковеда Наримана Гасымзаде – 49 человек. Собрание представителей трудовых коллективов сочло, что кандидатом в депутаты достоин стать писатель Анар Рзаев. Под конец Иса Гамбаров сумел взять слово и высказал залу и представителям номенклатуры горькие слова упрека, а также грозные предупреждения неминуемого краха и возмездия.

Все, что планировал ВИЦ НФА из того, что можно было оценить как сотрудничество с властной верхушкой в деле перестройки общества, вовлечения масс в созидательную работу было провалено. Полная неудача. Но ВИЦ понимал, что изменения неизбежны, и продолжал заседать, обсуждать, готовить обращения – нашу реакцию на союзные события, хотя работа была затруднена до крайности. В это время началась работа историка Арзу Абдуллаевой с группой активистов по сбору информации о событиях ноября-декабря 1988-го года в Армении, когда завершилась этническая чистка азербайджанцев в Армении. (Эта работа будет завершена в 1990-м году; на основе этих данных Ариф Юнусов напишет статью в «Экспресс - Хронику», неформальную газету братьев-диссидентов Кирилла и Александра Подрабинек «Депортация азербайджанцев из Армении в 1988-м году». На статью, невиданное дело, поступила официальная реакция из КГБ Армении. Армянские чекисты написали в диссидентскую газету, что при переселении из Армении погибли не 225, как утверждает азербайджанская сторона, а всего 25 человек, и те умерли не насильственной смертью, а от различных болезней, включая пневмонию).

В январе 1989 года кто-то принес мне из Баксовета книгу «Для служебного пользования» со списком исторических памятников охраняемых государством. Лицо, принесшее книгу, был в ярости, все время тыкал на определенные страницы и говорил, что «Везиров распорядился все албанские памятники переписать как армянские…». Мне была известна история споров историков об албанском наследии и такое волюнтаристское вмешательство высшего азербайджанского партийного руководителя в научный спор могло говорить только о приказе из Москвы. Сейчас я понимаю, что мной умело манипулировали, используя мое недовольство уровнем защиты национальных интересов руководством республики. На самом деле Везиров старался как мог, особенно в вопросе принадлежности Карабаха. Но в то время он в моих глазах все больше и больше превращался в одиозную фигуру типичного партократа, враждебного народу и перестройке. Однажды ВИЦ НФА Сабит Багиров предложил мне свидеться с «интересным человеком». Я согласился и поздно вечером мы отправились в здание Госснаба республики. «Интересным человеком» оказался «Али муаллим» заместитель директора Вычислительного центра Госснаба. Из недолгой беседы с ним стало ясно, что мои смутные догадки об источниках силы националистов имели под собой самые серьезные основания. Собеседник начал убеждать меня согласиться на объединение ВИЦ НФА с националистами. «У них массовая база, но нет интеллекта. У вас – интеллект, но нет базы. Если вы объединитесь, то станете реальной силой, получите реальную поддержку Совета Министров. Как по вашему, откуда взялись на Мейдане палатки, дрова и продовольствие?» Я продолжал убеждать его о невозможности альянса демократов и националистов: «Эти люди не понимают, что такое честь и совесть. Они не понимают, что такое данное слово, закон и порядок. Они невежественны. Они – прямая агентура партийно – хозяйственной мафии». Собеседник, видимо, удивился моей политической наивности и идеологической ангажированности. «Хорошо, вы доверяете своим товарищам из ВИЦ НФА?» «Безусловно» - горячо я сказал. «При объединении зарезервируйте за собой минимум 50% мест в руководящих органах, и они не смогут работать без того, чтобы договориться с вами».

Мы расстались. Несколько дней я обдумывал этот разговор. Внутри ВИЦ НФА стараниями Хикмета Гаджизаде, близкого друга Исы Гамбарова, сложилась группа сторонников альянса с националистами. На каждом собрании они включали в повестку дня вопрос об альянсе и все время убеждали о пользе этого шага. Я видел, что наши теоретические разговоры без выхода на массы, а это было чрезвычайно затруднено условиями особого положения, были мало эффективны. Практически сторонников объединения было уже большинство, однако авторитет трех противников альянса с националистами – Тофига Гасымова, Лейлы Юнусовой и меня – практически не давал шансов Хикмету провести свое предложение.

Через несколько дней, когда Хикмет снова предложил обсудить вопрос объединения, я поддержал это предложение. Тофиг и Лейла были категорически против и предсказывали крах демократии в таком альянсе. Я сказал им об идее паритета в руководящих органах и сначала Лейла, потом и Тофиг смягчились и дали согласие на то, чтобы мы уполномочили Хикмета Гаджизаде и Агаджавада Саламова на ведение переговоров с националистами.

Через несколько дней они доложили, что переговоры с «Варлыгом» завершились, националисты согласны на паритетные управляющие структуры, согласован «Координационный совет» из десяти человек, по пять от ВИЦ НФА и от «Варлыга».

8-го марта в квартире болеющего всей душой за единство Агаджавада Саламова в поселке Ахмедлы, окраинном районе Баку, состоялось первое заседание Кордсовета. От ВИЦ в Кордсовет вошли Тофиг Гасымов, Лейла Юнусова, Агаджавад Саламов, Хикмет Гаджизаде и автор этих строк. От «Варлыга» Иса Гамбар, Наджаф Наджафов (снятый после «Мейдана» с поста главного редактора «Молодежи Азербайджана»), Панах Гусейнов, Вургун Эйюб и заочно Абульфаз Алиев, который якобы скрывался.

После встречи с Везировым ВИЦ НФА распространил сообщение о ней. Тон сообщения и формулировки свидетельствуют о том, что НФА дистанцировался от реакционного руководства. АКП и пытался противопоставить себя компартии как равную силу, хотя бы в словесном отношении.

«14-го апреля 1989-го года Первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана Везиров А.Х. встретился с членами координационного совета (КС) ВИЦ НФА. Во время встречи, которая продолжалась несколько часов, была разъяснена позиция руководства республиканской компартии в отношении роли организаций, создаваемых на базе общественной самодеятельности граждан в процессе перестройки. Первый секретарь сообщил, что он ознакомлен с подготовленной ВИЦ НФА программой и, по его мнению, общие цели руководства партийного аппарата и людей, выдвинувших инициативу создания НФА, одинаковы. В то же самое время Первый секретарь попытался обосновать отсутствие потребности в создании НФА и то, что деятельность ВИЦ препятствует деятельности партийного аппарата. Члены КС заявили, что создание массовой организации сторонников перестройки является единственной гарантией необратимости и победы перестройки. Без политической самодеятельности низовых масс невозможно революционное обновление общества и преодоление сопротивления ненавистной командно-административной системы. До сведения Первого секретаря было доведено, что создание НФА является выражением воли не только группы лиц, объединенных в ВИЦ, но и тысяч членов партии и беспартийных. Первому секретарю было заявлено, что на обращение ВИЦ о регистрации не было получено никакого ответа, хотя срок, предусмотренный законом, истек. Везиров А.Х. дал гарантию тому, что после тщательного изучения представленных ВИЦ Программы и Устава будет дан соответствующий ответ.

На общем собрании ВИЦ НФА итоги встречи были положительно оценены.


На первом же заседании Кордсовета было решено приступить к реализации трех ближайших задач;

  1. Обратиться к известным деятелям культуры с просьбой поддержать НФА

  2. Обратиться в Президиум Верховного Совета Азербайджана с просьбой признать НФА, а также к Первому секретарю ЦК АКП Везирову А.Х. с просьбой оказать влияние на ВС Азербайджана.

  3. Провести всесоюзную конференцию на тему; «Выборы на Съезд народных депутатов СССР в Азербайджане»

Естественно, что к деятелям культуры взялись обратиться те члены ВИЦ НФА, которые хорошо их знали. Я обещал встретиться с моим бывшим соседом, народным писателем, членом ЦК Компартии, депутатом ВС Азербайджана, ветераном Великой Отечественной войны Исмаилом Шыхлы. Иса Гамбаров взял на себя переговоры с поэтами Сабиром Рустамханлы и Бахтияром Вагабзаде. Еще кто-то обещал переговорить с прозаиком Юсифом Самедоглу, главным редактором литературного журнала «Азербайджан», сыном выдающегося азербайджанского поэта Самеда Вургуна.

Второй вопрос решался просто; составление писем в партийные и советские инстанции в ВИЦ НФА чем-то напоминали картину «Запорожские казаки пишут письмо турецкому султану».

Реализовать третий вопрос взялась Лейла Юнусова, у которой наладились какие-то связи с внешним миром.

В письме-обращении в ВС Азербайджана и Везирову, естественно, педалировалась тема поддержки обществом процесса перестройки и необходимости диалога партии с массами на новых началах.

Не было никакого сомнения, что ВИЦ НФА находился под колпаком КГБ и ЦК был осведомлен о том, что у нас происходит. Дальнейший ход событий показал, что ЦК был осведомлен обо всем и подробно.

Разумеется, из всех трех решений, который принял Кордсовет, обеспокоило ЦК только проведение всесоюзной конференции. Видимо, партийная верхушка республики и лично Везиров еще не представляли реакции ЦК КПСС на информацию из республики о наглом и безобразном нарушении прав избирателей и общественных организаций. То, что этой информацией воспользуются критики Горбачева из либерального лагеря, а также, возможно, западные аналитики, оценивающие способность Горбачева управлять партийной машиной для перестройки, сыграла главную роль в том, что Везиров среагировал на обращение ВИЦ НФА, уполномочив своего друга, главного редактора газеты «Коммунист» Джамиля Алибекова на переговоры с членами Кордсовета.

Джамиль Алибеков оказался мягким и доброжелательным человеком, настроенным на поиск компромиссов. Но его посредничество носило несколько комичный характер, поскольку Везиров решил расколоть Кордсовет, используя для этого, как приманку, возможность встречи простых людей, коими мы все были, с таким важным лицом, как Первый секретарь ЦК КПА. Поэтому Везиров через Джамиля Алибекова предложил Кордсовету встречу, но принять  соглашался только три человека. Кордсовет,естественно, отказался от встречи.

В то время Лейла договорилась, о приезде а Баку из Москвы двух журналистов и одной известной правозащитницы, а также председателя народного движения «Бирлик» Узбекистана, доктора физико-математических наук Абдурахмана Пулатова. Одним из журналистов, как радостно она сообщила членам ВИЦ, будет корреспондент английской газеты «Гардиан» Джонатан Стил!

Надо сказать, что заседания ВИЦ, ввиду роста числа участников собраний, проходили уже не в квартирах (Хикмета Гаджизаде, Лейлы Юнусовой), а в двухкомнатной квартире недалеко от стадиона. Свою квартиру, полностью освобожденную от мебели для основательного ремонта, предложила педагог Джаббарова Замина, близко к сердцу принимавшая вопрос Карабаха. В пустой квартире, мы поставили по углам ящики из под помидор, из соседней стройки притащили необструганные доски-горбыль и поставили на ящики, и стали заседать в этой квартире. Потом кто-то притащил старый стол. На каждом заседании появлялись новые люди, их приводили с собой старые члены. Не все оставались. Кто-то слушал наши дискуссии и уходил навсегда. А кто-то, послушав нас, считал, что единственное, чего не хватает ВИЦ НФА, так это его советов, и, попросив слова, начинал с жаром убеждать нас сделать то-то и то-то. Слух о неких чудаках, которые создавали НФА, гулял по городу и возбуждал интерес у людей. Так, однажды пришел некий молодой человек, где-то час слушал наши обсуждения, затем встал и с видом человека, открывшим нечто важное, начал наставлять нас на путь истинный: «То, что вы делаете, глупо. Без поддержки больших начальников вы ничего не сумеете достичь. Вам необходимо договориться с одним большим начальником и начать работать на него. Взамен вы будете иметь его поддержку, продвигаться наверх, получать какие-то ресурсы, новые возможности»… Мы все с удивлением слушали этот манифест открытого приспособленца. Этого человека звали Джумшуд Нуриев. Он один единственный раз появился в ВИЦ НФА, и не встретив понимания, исчез. Но с того времени он возненавидел Фронт. Он нашел таки такого «большого начальника», благодаря ему достиг каких-то постов, стал в 1990 году депутатом Верховного Совета, но, попав в опалу к Гейдару Алиеву, с 1995-го года потерял любую возможность примкнуть к какому-нибудь новому «большому начальнику».

Джамиль Алибеков попросил нас о встрече и предложил встретиться с Везировым теперь уже пяти членам Кордсовета. Отказ был категорическим – только все десять! В полном составе! Контрпредложение гласило: 9 человек. Я вдруг понял для себя: какой-же это человек мелочный и мелкий! После резкого отказа Кордсовета Везиров принял наши условия. Алибеков назначил нам день встречи – 16 апреля.

В назначенный час все десять членов Кордсовета были в знакомом мне, Лейле и Тофигу кабинете с овальным столом. Вошел Везиров, очень злой. Начал с того, что предложил назвать нашу организацию не Народным Фронтом, а как-то иначе. За всех ответил Агаджавад Саламов; «Товарищ Везиров, человек стыдится своего имени, скрывает, меняет его, если совершает нечто предосудительное. Мы же ничего подобного не сделали, зачем же нам менять название?».

Битый час Везиров спорил с нами, уговаривая взять другое название. Не Фронт, только не Народный Фронт. Никого не убедил, более того, его настойчивость еще больше сплотила нас. Тогда он стал уговаривать нас отложить создание НФА на некий неопределенный срок. Когда? Он скажет. Но потом. На что Кордсовет вежливо, но твердо ответил, что если народ создает свой Фронт, то не нуждается в чьем-либо разрешении.

Вдруг он перевел разговор на тему Карабаха. Тут я сказал ему, что все государственное устройство СССР необходимо менять, демократизировать его, из матрешечной модели перевести в матричную. Он зло посмотрел на меня и поинтересовался, являюсь ли я специалистом по межнациональным отношениям и государственному строительству? Я, конечно же, понял его иронию, но ответил, что таковым не являюсь, но способен выслушать других людей и отделить дельное предложение от бессмысленного. Я сказал, что знаю двух архитекторов и одного ученого историка, которые глубоко занимаются этими вопросами. Он оживился и сказал, вставая: «Все, жду вас с этими специалистами завтра в это же время»…

Встреча закончилась ничем. Кроме этого загадочного интереса к новаторским идеям моих знакомых архитекторов.

Это были Санан Саламзаде и Джахангир Мамедов. Они приходили ко мне с развернутым проектом переустройства СССР на более демократической основе. Каждое более мелкое этническое или территориальное государственное образование в СССР находилось внутри и в составе более крупного и полностью зависело от его воли; автономный округ или область в составе союзной республики, союзная республика в составе Советского Союза.  Два товарища-архитектора, исходя из своих знаний организации пространства и функций частей целого, предлагали преобразовать характер отношений между субъектами союзного государства в равноправные во всех сферах. В этом случае административная подчиненность, установленная силой, преобразовалась бы во взаимозависимость, основанную на экономическом, культурном, политическом и духовном интересе.

На следующий день я, два автора проекта, Лейла Юнусова и историк, доктор наук Рауф Гусейнов из Института истории АН Аз. ССР, отправились на встречу с Везировым. Архитекторы изложили свой проект научного переустройства союзного государства. Везиров еле скрывал скуку. Мне показалось, что он их даже не слушал. Когда они закончили, Везиров сухо спросил: «Все? Спасибо, ребята».

Потом повернулся к Лейле и ко мне и… начал уговаривать нас не проводить намеченную конференцию. Мы были разъярены -  провести такие псевдовыборы, плюнуть в лицо нации и еще уговаривать нас никому о его художествах не говорить, мог только абсолютно бесчестный человек. Наш ответ был однозначным : «Нет»!

Везиров предложил провести конференцию летом, обещал дать под эту цель молодежный лагерь «Гянджлик» в Загульбе, на берегу моря. Ответ был один: нет.

Вдруг он сказал нечто совершенно глупое, обращаясь персонально ко мне:

  • Хочешь, я тебя назначу первым секретарем райкома партии?

Вместо меня ответила Лейла Юнусова;

  • В тот день, когда вы назначите его секретарем райкома, я перестану здороваться с ним.

  • Почему? – удивился Везиров.

  • Потому что он будет вынужден стать одним из вас, врать, юлить, брать взятки. Или же вы сами его запятнаете, вытолкнете из своих рядов.

Нервы Везирова не выдержали, он начал орать на Лейлу. Я встал и спокойно сказал пришедшим со мной:

- Идемте!

     Везиров осекся. На его лице отобразился испуг. Он не достиг своей цели. Схватив Лейлу за руку, он извинился и попросил нас сесть. Мы вновь расселись. Везиров опять завел разговор о необходимости не проводить конференцию. Наш ответ был прежним: нет.

Поняв, что переубедить нас не удастся, Везиров сухо попрощался с нами. Первый раз в этот кабинет я приходил полный надежд, как коммунист к своему лидеру,. Сейчас я уходил врагом.

Конференция должна была состояться 21-го апреля. 18-го на собрании ВИЦ НФА Иса Гамбаров предложил отменить конференцию. Его предложение несколько пассивно, но поддержал и появившийся в ВИЦ НФА Абульфаз Алиев, который считался вроде духовного авторитета националистов. Я резко возразил. Началось обсуждение. Оно длилось, может быть, целый час. Иса упорствовал на принятии предложения Везирова перенести конференцию на лето, в Загульбу. Я понял, что он встречался с Везировым, возможно, не один, а вместе с Абульфазом Алиевым, и обещал изменить решение ВИЦ. Я предложил голосовать. 20 - за конференцию, против - 5.

Иса предложил продолжить обсуждение. Еще битых полчаса обсуждали одно и тоже. Опять я, чтобы положить конец тягомотине, предложил голосовать. 18-за, 7-против.

Иса опять предложил продолжить обсуждение. Я понимал, что он надеется взять людей измором. Старый парламентский трюк. Видимо, надеялся стать тем человеком, на которого в будущем ЦК будет делать ставку, как на «понятливого». Я не оправдал надежд ЦК, так как не пошел на уступки, был тверд в своем намерении разоблачить везировские фальшивые «советские» выборы на съезд народных депутатов. В июне, даже если он сдержит слово и даст нам провести конференцию, в условиях уже проходящего и действующего съезда, после утверждения мандатной комиссией полномочий депутатов наши потуги разоблачить подтасовку результатов выборов и их антидемократичность стали бы подобны сводке погоды на прошедшую неделю.

Я восхитился умением Исы манипулировать мнением аудитории, но  решил, что пора кончать балаган и завершил дискуссию. Иса сказал, что я буду «горько сожалеть об этом». Эта была неприкрытая угроза, я ее так и воспринял. Но что мог сделать мне этот пришлый? Мои соратники – верные и бескорыстные люди. Ничего он мне не сделает.

Вечером мне позвонил и попросил встретиться товарищ студенческих лет. Он был полковником милиции. Встретились у меня во дворе. Погуляли около часу. Он расспросил о моем видении ситуации. Я обрисовал ему, как я вижу положение, куда идем, что будет. Я все еще верил Горбачеву, не верил в перспективы Везирова, тревожился за Карабах. Когда я закончил, Дарик мягко укорил меня:

-Ты не знаешь, с кем связался? Это же агенты Гейдара Алиева. Это все – его трайб, его клан. Он внедрил своих людей всюду, и теперь они используют тебя и твоих товарищей для того, чтобы подняться с колен, куда их опустила перестройка и Горбачев. Помяни мое слово, Везиров не враг Азербайджану, просто игра идет очень сложная, и он не все может. Его свалят – будет хуже.

- Я тоже не враг Везирову. Но быть настолько отсталым, чтобы отправить на политическую битву с армянской интеллигенцией на Съезд народных депутатов доярок и хлопкоробов, не знающих русский язык? Так он доказывает любовь к родному Карабаху? Я верю тебе, что село Ханкенди было приданым его бабушки, но причем тут фальсификация выборов? Почему он не приводит в действие советские законы, которые легко пресекут любую антигосударственную деятельность?

- Ему это не разрешает Москва.

- А мне Москва запретить не может. Я буду делать то, что хочу и могу.

- Ну что ж, моего совета ты не послушался. Урок тебе даст история.

«Всесоюзную конференцию» мы провели в два приема – у меня и в доме Беджана Фарзалиева, преподавателя Аз.ИСИ. Близкий друг Абульфаза Алиева и Рагима Газиева. Маленький, худой,  очень смуглый, с глазами навыкате с концентрическими кругами в зрачках, с пышными неухоженными усами, одетый в голубой в полоску узкий костюм, он напоминал мне героев бразильского кино. Беджан был неотесан и глуп, жена же его была умна, хитра и умело рулила им. Дом Беджана находился в нагорной части города, в Ясамале.

На конференции у меня дома мы рассказали русскому и английскому журналистам, правозащитнице из Москвы и узбекскому гостю о ситуации в республике, о нарождающемся Народном Фронте, наших трудностях, Карабахе. Вторая, банкетная часть конференции в доме Беджана запомнилась мне тостом Джонатана Стила: «За конец последней империи»…

Ах, вот в чем дело! Я хотел перестроить мою родину, могучий Советский Союз. А они хотят его разрушить. Я нехотя пригубил шампанское и задумался. Энтузиазм остальных меня озадачил. Они понимали, предвидели свое будущее?

Ночевать к себе домой Джонатана Стила забрал Нариман Зульфугаров. Ночью к ним вломились солдаты и милиция, забрали их и продержали в отделении до утра. Английского журналиста обвинили в нарушении режима особого положения и отправили восвояси, а Наримана, после внушения, отпустили.

Основным каналом передачи информации на Запад для ВИЦ НФА стала связь с радиостанцией «Свобода» в Мюнхене. Главный редактор азербайджанской редакции «Свободы» Мирза Хазар стал голосом азербайджанской революции, вещающей на Азербайджан на азербайджанском языке. Народ жадно внимал Мирза Хазару. Доверие к советским средствам массовой информации было минимальным, а к азербайджанским – нулевым. Азербайджанский народ не верил в «перестроечную прессу», которая в то время пользовалась огромной популярностью в СССР. Причина - в тенденциозном освещение событий в Нагорном Карабахе, в плохо скрываемой враждебности. Азербайджан политически относился либеральной Москвой к реакционной «татаро-монгольской коннице», уходящей «партхозноменклатуре».

Как бы то ни было, одной из задач НФА должен был быть союз с демократическими силами СССР. Изменение имиджа Азербайджана было необходимо, ибо репутация сторонницы реакции наносила огромный ущерб интересам республики и унижала нацию. Кроме того, новые силы страны для победы демократии нуждались в том, чтобы избавиться от стереотипов, от предрассудков и фобий. Новая система отношений и ценностей, к которым стремились  зародившиеся новые силы, должна была быть свободной от унижающих достоинство предрассудков.

В мае ВИЦ НФА попытался провести митинги. Переговоры с городскими властями шли туго, но давление масс было ощутимо. Власти решили открыть клапан и выпустить лишний пар: митинг разрешили, но на стадионе «Спартак».

На «Спартаке» мы провели два митинга, которые трудно было назвать многолюдными. Да и размер небольшого стадиона не позволял проведение большого митинга. От ВИЦ НФА выступал на митинге Иса Гамбаров. Тема всех выступлений была стандартная. Карабах, несправедливость Центра, трусость республиканских руководителей.

Тем временем открылся Съезд народных депутатов СССР. Начались выступления известных деятелей культуры и искусства, и ранее безвестных людей, одним выступлением превратившихся в знаменитости. Народ слушал, затаив дыхание, узнавая о самом себе страшную и горькую правду.

На Азербайджан все это мало влияло. Наша делегация на Съезде была одной из самых консервативных. Выступление академика Пюста ханум Азизбековой, посвященное дружбе двух бакинских комиссаров – Степана Шаумяна и Мешади Азизбекова - была признана московской прессой самой безликой. Везиров с его командой застойных карьеристов интеллектуально не мог произвести что-либо, выходящее за рамки официальных шаблонов советского агитпропа. А в это время на трибуне срывали аплодисменты армянские депутаты Генрих Игитян, Людмила Арутюнян, Галина Старовойтова и др. Среди азербайджанских депутатов духу времени соответствовали лишь выступления физика Тофика Исмайлова и композитора Арифа Меликова.

В адрес ВИЦ НФА пришло приглашение из Эстонии принять участие в работе Антибольшевистского Фронта. В Кордсовете решили командировать Лейлу Юнусову и меня. 30-го апреля мы прилетели в Таллин и связались по телефону с нужным человеком. Встретились. Координатор оказался татарином, жутким эстонским националистом, но терпимым к нашим перестроечно-реформистским воззрениям. Ночь мы провели в Таллине, а утром на стареньком «Жигули» отправились в Вильянди. Здесь мы поменяли машину, и нас отвезли дальше, в лес, в хутор Лооди. Собралось человек 80: украинец Лукьяненько, узник с лагерным стажем двадцать четыре года, Март Никлус, эстонский диссидент со стажем 16 лет лагерей, два армянских диссидента – Мгер и Вардан – каждый со стажем по 8 лет лагерей.



31 апреля-1 мая прошла конференция. Обсуждали одно – как избавить народ от тирании КПСС и КГБ. Представители каждой республики и организации рассказывали о своих проблемах и методах деятельности. Мы рассказали о том, как идет организационное становление НФА. Мне задали вопрос о Карабахе: чей он? Я ответил, что Карабах должен принадлежать людям, которые там живут, землю надо раздать крестьянам, обеспечить им экономическую свободу, тогда политические вопросы отойдут на второй план. Затем слово предоставили двум молодым людям из Грузии. Они сказали, что привезли с собой кассету с видеосъемкой кровавого побоища в Тбилиси 9-го апреля 1989-го года. Хозяева нашли телевизор и видеоплеер, все уселись и один из грузин начал комментировать происходящее на экране.

Был виден ночной проспект Руставели, запруженный толпой. В полутьме – трибуна перед зданием парламента. Горячо выступает оратор, на грузинском. В Вильянди молодой холеный грузин лениво переводит: «Ну, он говорит, что мы не уйдем, пока наши требования не будут приняты». Затем еще один оратор, что-то выкрикивает, толпа в ответ что-то отвечает хором. Грузин переводит: «Ну, они клянутся, что готовы умереть, но отсюда не уйдут». Еще оратор, еще выкрики, еще клятвы. «Стоять насмерть и не уходить»!

Потом показался священнослужитель. Наш грузин оживился: «Это Католикос Илия II, очень авторитетный, сейчас он будет говорить, что надо расходиться, но его не послушаются». Да, католикос что-то сказал, поднял руку, еще что-то сказал, отошел в темень. К микрофону подошел еще один оратор, начал выкрикивать и потрясать кулаками, толпа в ответ закричала. Грузин с гордостью сказал: «Ну вот, видите, народ клянется, что не разойдется…» Тут опять к микрофону подошел католикос. Грузин начал переводить более точно: «Дети мои, раз вы приняли решение остаться здесь и не приняли моего совета, то знайте, что через десять минут  произойдет нечто страшное. Я это знаю из очень достоверных источников. Молитесь Господу, готовьтесь к встрече с ним, думайте о Нем…»

Затем камера начала показывать в абсолютной тишине толпу склонивших голову людей. Минута, вторая, третья. Грузин продолжал гордо комментировать в тишине: «И так мы стояли десять минут молча…»

И в Хуторе люди восемьдесят человек просидели десять минут, глядя на полутемную улицу Руставели в далеком Тбилиси, двадцать два дня тому назад. Мы уже знали результат, на Съезде уже выступали депутаты, офицеры и генералы. Вдруг послышался рокот дизелей бронетранспортеров, камера в руке оператора начала прыгать, толпа побежала, оператор то ли упал, то ли выронил камеру, но неподвижная камера начала показывать бегущие ноги в темноте.

Потом – яркий солнечный день, свежая зеленая трава, на траве – ряд трупов. Грузин продолжил свои комментарии: «Убили восемнадцать человек. Травили газом. Экспертная комиссия подтверждает, что этот газ советские войска использовали в Афганистане. Били и рубили саперными лопатами…»

Я был подавлен. Я не понимал гордости и торжествующей, почти левитановской, интонации молодого комментатора. Я вспоминал Мейдан в Баку и понимал, что эти клятвы не уходить с площади не только клич свободы, но и попытка кого-то сместить с поста, чему-то помешать, куда-то направить русло событий, добиться большей дестабилизации…

Когда мы вернулись в Баку, материалы конференции Антибольшевистского Фронта были уже на столе у Везирова. Меня вызвал к себе президент АН Азербайджана Эльдар Салаев и посоветовал быть осторожней:

- На собрании городского партактива Везиров метал громы и молнии в твой адрес, называл тебя полковником ЦРУ.

Что ж, звание полковника ЦРУ совпадало с моим возрастом, я вполне мог бы быть полковником. Через несколько месяцев азербайджанские национал-радикалы начнут распространять про меня слух, что я – полковник КГБ.

Мы тщательно отшлифовали наши документы – Устав и Программу. В начале мая у меня на квартире Кордсовет встретился с именитыми писателями Азербайджана – Бахтияром Вагабзаде, Исмаилом Шыхлы, Сабиром Рустамханлы и Юсифом Самедоглу. За стаканом чая мы обсудили ситуацию и заручились их поддержкой. Они сообщили, что нас поддерживает и поэт Мамед Араз, но из-за болезни не имеет возможность присутствовать на наших мероприятиях. Он дал нам карт-бланш на то, что бы упоминать его имя в числе тех, кто будет подписывать документы в поддержку НФА.

Через день Бахтияр Вагабзаде выступил по радио «Свобода» и провозгласил, что «враг Народного Фронта Азербайджана – враг Азербайджана». Это был болезненный удар по «партноменклатуре» и лично по Везирову. «Теперь он станет сговорчивее» - говорили мы. Ведь статусная интеллигенция в СССР, особенно в Азербайджане, всегда играла роль смазочного масла в шестеренках властного механизма. Теперь масло решило пойти против механизма, это был первый сигнал того, что начался слом механизма.

Активисты ВИЦ НФА размножили и стали распространять по всей республике обращение к народу, подписанные известными деятелями литературы.

Заседания на квартире Замины Джаббаровой завершились, нас приютил Юсиф Самедоглу. Его большой кабинет главного редактора литературного журнала «Азербайджан», органа Союза писателей республики, находился в огромном старинном здании напротив метро «Баксовет». Хотя помещение было запущенное, но было светло и просторно.

В середине июня Лейла Юнусова принесла весть от Грузинского Народного Фронта: «Братья! У нас пожар! Помогите!» Ситуация была серьезная – в Борчалы (грузины этот регион называют Квемо-Картли), территории от Тбилиси до границы с Азербайджаном, где проживали азербайджанцы, началось взрывоопасное противостояние с грузинами. После короткого собрания ВИЦ НФА решил мобилизовать интеллигенцию-выходцев из Борчалы и выехать в Грузию - спасать ситуацию.

Надо отметить, что к тому времени в составе Кордсовета появилось новое лицо – Этибар Мамедов, сотрудник факультета истории Азгосуниверситета, ученик Абульфаза Алиева. При ротации состава Кордсовета большинство старых членов, отдали предпочтение Этибару Мамедову, как более радикально настроенному в отношении Везирова человеку. Готовность Исы Гамбарова искать пути согласия с Везировым при автоматической поддержке Панаха Гусейнова начала раздражать большинство. Панах, как мы поняли, опекался Исой только с целью иметь два голоса при голосовании. Но и радикализм Этибара, как выяснилось позднее, имел свою подкладку, что впервые проявилось во время нашей поездки в Грузию.

В третьей декаде июня 1989 года 21 человек – активисты ВИЦ НФА плюс несколько выходцев из Борчалы – выехали поездом в Тбилиси. Из известных мне деятелей культуры и науки с нами были поэт Зелимхан Ягуб и историк Юнис Насибов из Института истории АН. В пути я стал невольным свидетелем сценки, которая как бы предвосхитила многие последующие события в НФА. Тофиг Гасымов и Этибар Мамедов заспорили о целях НФА. Тофиг горячо утверждал, что конечной целью является демократия, власть народа. На что Этибар отвечал с ухмылкой: «Сие утверждение есть абсолютная наивность, ибо власть всегда и везде принадлежит бессмертной мафии. Что же касается непрерывности политического процесса, то она объясняется просто: одна непобедимая и бессмертная мафия побеждает другую непобедимую и бессмертную мафию. Мафии непобедимы народом, друг друга же они могут и должны перебороть, ибо в противном случае не стало бы Истории». Исчерпав свои аргументы, они обратились ко мне, как к арбитру. Что же я мог ответить им? Я сказал, что мне по душе позиция Тофига, но то, что говорит Этибар, реальность. Задача НФА состоит в том, чтобы реальностью стало первое.

В Тбилиси мы отправились на проспект Руставели, к Дому кино, где, как нам было сказано, размещался временно НФГ. Площадь перед зданием была забита народом. Мы послали какого-то шустрого товарища оповестить хозяев о своем приезде, сами же стояли в толпе.

Нас пригласили внутрь, и, пробив толпу, делегация вошла в здание Дома кино. Нас повели наверх, в большой зал, где собрались… боже мой, все известные актеры, режиссеры, писатели, ученые Грузии! Мы там, у себя в Баку, еле наскребли пять литераторов для поддержки НФА, а тут весь цвет грузинской интеллигенции! Тут знаменитые диссиденты Звиад Гамсахурдия и Мераб Костава, имена которых мы слышали из зарубежных радиоголосов!

Нас представили, и начались выступления грузинских коллег. Но, господи, какую же они несут ересь! Азербайджанцы Борчалы, оказывается, подручные империи, они против Грузии… Это говорит высокий, до сегодняшнего дня очень симпатичный мне актер, он кажется, играл милую роль в короткометражном фильме «Бабочки». Какие же они националисты, эти лидеры НФГ! Разве они не понимают, что своей злой воли у несчастных и забитых крестьян быть не может?

Слово взял высокий, седой, с глазами навыкате человек. Все сразу умолкли: Звиад! Он высокомерно обратился к гостям из Баку:

- Что вы думаете о Саингило?

  Мы растерянно переглянулись.

- Что такое Саингило?

- А это грузинские земли, которые незаконно и несправедливо отданы Азербайджану и теперь вы это называете Шеки – Закатальской зоной.

Тут взмолился Хикмет Гаджизаде :

- Господа, мы приехали по вашему зову помочь погасить костер, а Вы собираетесь плеснуть в него ведро бензина. Разве сейчас время поднимать и обсуждать подобные вопросы. Давайте говорить о демократии, а не о территории.

Звиад Гамсахурдиа никак не унимался. Он начал развивать тезис о том, что пришлые кочевники-тюрки, осевшие в Грузии, теперь, с началом распада СССР и образованием независимых государств, должны покинуть Грузию и поселиться в Азербайджане.

Тут яростно вмешался Панах Гусейнов:

- Когда и с кем они, как вы изволили выразиться, прискакали в Грузию?

- При Шах Аббасе – ответил Звиад.

- Они прискакали на конях, с копьями и мечами, захватили землю и поселились на ней. Хотите их выгнать? Седлайте коней, беритесь за оружие и начинайте воевать!

Обстановка накалялась. Кажется, погорельцы собирались крупно поссориться с добровольной пожарной командой. И тут поднялся Мераб Костава. Это был высокий красивый мужчина. Как я слышал, в отличие от Звиада Гамсахурдиа, он после ареста не сломался, не покаялся, отсидел положенное. Мераб выступил очень миролюбиво и демократично, стараясь потушить пожар, который грозил воспламениться не на шутку. Я сейчас, конечно, не помню в точности, что он сказал, но эта была речь мужчины и человека. Наши тоже остыли. Было решено, что в сопровождении наших грузинских коллег мы на нескольких машинах разъедемся по селам Борчалы и попытаемся разъяснить людям ситуацию, подсказать выход из положения.

Управлял ходом наших переговоров председатель Народного Фронта Грузии, доктор философских наук Нодар Натадзе. Более амбициозного пустозвона я в своей жизни не встречал. Человек невысокого роста, с гладко выбритой головой, он производил впечатление человека ущемленного и перманентно нуждающегося в самоутверждении.

Мне выпало быть спутником Тофига Гасымова и Агамали Садиг Эфенди, поэта из Газаха. Владельцем и водителем «Москвича» был средних лет грузин, который с трудом скрывал свою неприязнь к нам. Но нам было все нипочем. Мы решали важный вопрос, мы творили историю, мы мирили народы, мы срывали заговор Центра и местной мафии, ибо мы тогда были уверены, что любой конфликт, любое кровопролитие и провокация  несомненно уходят корнями в эти вышеназванные образования. Так учила советская школа. Межнациональная рознь и вражда в начале ХХ века были делом рук силовых структур Российской империи, дабы погасить волю народа к свободе и демократии.  И сейчас мы видим, как вспыхивают этнические и территориальные конфликты. Следовательно, в эпоху революционных подвижек реакционная часть ЦК КПСС и КГБ опять прибегают к старому приему «разделяй и властвуй». Мы хорошо учились в школе, мы хорошо изучали историю КПСС,  мы знаем марксизм – переродившаяся в буржуазию «номенклатура», разжигая конфликты, пытается спасти свою власть над народом, сохранить контроль над несметными богатствами страны!

В пути выяснилось, что Тофиг хорошо знает стихи многих поэтов, в том числе и сидевшего рядом с нами Агамали Садига Эфенди. Последний был польщен и растроган тем, что его стихи народ, в роли которого в данном случае выступал Тофиг, знает наизусть.

Мы подъехали к селу Фахралы. Не доезжая несколько километров до села, нас остановили пузатые, краснощекие и веселые грузинские милиционеры с автоматами. После объяснений нашего провожатого они пропустили нас в село. «Значит, село в осаде» - подумал я. Когда мы въехали в село,  перед сельским клубом стояла взволнованная и рассерженная толпа крестьян. Людей пригласили в клуб, объяснили, что из Баку приехали гости. Первым слово предоставили Юсифу Самедоглу.

Юсиф Самедоглу был поразительно похож на своего отца, великого поэта Самеда Вургуна. Когда этот невероятно интеллигентный и деликатный человек поднялся, жители села Фахралы начали бешено аплодировать. Как будто сам Самед явился к ним. Хлопали минут десять. Я подумал о магии имени, о том, что после того, как мы потеряли великого патриота Худу Мамедова, быть может, Юсиф Самедоглы сможет стать лицом НФА, человеком, способным помирить по-большевистски настроенные верха и низы.

Беседа прошла очень успешно. По мере того, как мы выступали, страх и опасения улетучивались. Когда мы спросили, кто выдвигает требование об автономии для азербайджанцев Грузии, крестьяне очень удивились. Они не понимали причины окружения села милицией, не осознавали причин напряженности. Как всякие крестьяне, они боялись новшеств, их пугала и новая организация - НФГ. Когда слово взял я, то предложил борчалинцам влиться в ряды НФГ и бороться вместе с грузинами за демократию. Один из крестьян в ярости закричал:

- Под флаг Ноэ Жордании? Никогда!

        - Как же ты жил семьдесят лет под флагом Ленина? Какая тебе разница? - удивился я. - Раз грузины хотят жить под флагом Жордании, вливайтесь в ряды НФГ и вместе работайте на будущее Грузии.

- НФГ не принимает в свою организацию негрузин  – крикнули мне из зала.

- Как так? – Я был ошеломлен.

Сопровождающий нас грузин объяснил, что по уставу НФГ грузины и негрузины не могут состоять в одной фронтистской организации, но люди негрузинской национальности имеют право создать свою национальную, по этническому признаку, организацию и вступить в НФГ.

«Господи, это же фашизм…» подумал я. Только что я обратился с призывом к братанию с грузинами, и вот тебе на, оказывается, этого нельзя делать из-за сегрегации в НФГ!

И тут я нашелся:

- Прекрасно! Раз лидеры НФГ заняли такую позицию, то из этого можно извлечь выгоду: азербайджанцы Борчалы слабо организованы. Создавайте свои этнические организации и вливайтесь в НФГ. Но боритесь вместе, за одни цели!

Село успокоилось, люди как будто поняли смысл происходящего. Провожали нас очень тепло.

Так, за несколько дней, наша группа объездила почти все большие села Борчалы, райцентры Марнеули и Болниси. Там, в Борчалы, я увидел секретаря райкома партии, грузина, в котором местные жители из-за его ненависти к азербайджанцам, подозревали скрытого армянина, другого секретаря райкома партии, азербайджанца, который был полностью растерян и производил впечатления безвольного и жалкого человека. «Боже, какие у тебя кадры, моя партия, как ты деградировала…» думал я с печалью. В кабинетах окаменевшие лица, опутанные  ворохом инструкций и рекомендаций. «Как бы чего не вышло» - таков был девиз этих руководителей.

После успешного завершения нашей работы в Борчалы грузинские коллеги устроили банкет в Тбилиси. Произносились тосты. Сказал тост и Абульфаз Алиев. Я слушал его корявую и бедную содержанием речь и думал о том, как легко люди поддаются магии примитивных лозунгов.

В ВИЦ НФА уже началась подготовка к проведению учредительной конференции. Проекты основных документов были разработаны и согласованы, события в СССР и республике требовали легитимизации НФА. В Тбилиси мы видели, как учрежденная организация способна аккумулировать вокруг себя большую людскую массу. Вот почему Кордсовет все чаще и чаще обсуждал состав правления, меджлиса и кандидатуру председателя. По уставу, который много раз и горячо обсуждался в ВИЦ и Кордсовете, пост председателя предусматривался, но только с представительскими функциями. Именно это все время подчеркивала Лейла Юнусова, каждый раз говоря, что «Председатель НФА – всего лишь английская королева». Эту точку зрения поддерживало большинство. А Тофиг Гасымов был за то, чтобы у НФА вообще не было председателя. «Ребята, я знаю наш народ. Поставьте на это место любого человека, дайте ему самые минимальные полномочия. Но наш царелюбивый народ очень быстро сделает его своим кумиром и посадит на свою голову. Пусть будет коллективное руководство».

Хикмет Гаджизаде, большой поклонник демократии, упор делал на разделение властных функций: конференция или съезд – как источник важных решений, основополагающих документов и легитимизации управляющих структур, меджлис – как парламент с меньшими законодательными полномочиями, правление как правительство и председатель, представляющий эти решения обществу и внешнему миру. Я лично поддерживал необходимость поста председателя НФА, но настаивал на том, что этим человеком должен быть избран известный в республике уважаемый, высоконравственный и патриотичный человек. Когда начались обсуждения конкретной кандидатуры, Иса предложил академика Зию Буниядова, директора Института востоковедения. Академик Буниядов был в действительности одним из самых известных людей Азербайджана. Его популярность еще больше возросла после начала карабахского конфликта. Я подозревал, что эта кандидатура была подсказана Исе Везировым. Хотя директор благоволил к Исе, но, зная непростой характер нашего директора, Иса не стал бы самостоятельно рекомендовать его в председатели НФА, задуманной, как демократическая организация. Зия Буниядов был личностью яркой, но авторитарной до предела, а в какие то моменты и необузданной. В нем слишком часто просыпался командир штрафной роты, идущей на прорыв линии обороны противника. Хотя в 1989 году он стал близок к Везирову, ибо везде поносил Гейдара Алиева, однако ни Тофиг, ни Лейла, ни я не желали видеть Зию Буниядова председателем НФА.

Несколько раз Иса упорно ставил на обсуждение эту кандидатуру. Было понятно, что Буниядов, будучи избран, не будет считаться ни с каким разделением полномочий, а всем членам ВИЦ, если они останутся в НФА при Буниядове, придется уповать на посреднические милости Исы, имевшего хорошие связи с академиком. Как бы то ни было, Тофигу, Лейле и мне удалось окончательно похоронить надежду Исы на то, чтобы посадить Буниядова на пост председателя демократического движения Азербайджана. Я еще раз сорвал закулисную попытку Везирова взять под контроль НФА и сделать его одной из ведомых КПСС организаций.

Я предложил в председатели НФА Исмаила Шыхлы. Это был одним из уважаемых и добропорядочных деятелей культуры Азербайджана. Иса упорно отрицал эту кандидатуру, утверждая, что председатель НФА должен будет часто выезжать в районы, а Шыхлы – не молод и не здоров. Против этого аргумента я не находил доводов, разве что указывал на то, что повседневной деятельностью председатель НФА заниматься не обязан, ему достаточно представлять организацию. Этот мой довод Иса разбивал тем, что здоровый и деятельный председатель все же лучше старого и не совсем здорового.

Я отступился от кандидатуры Исмаила Шыхлы и предложил обсудить Юсифа Самедоглу. Тут аргументы Исы иссякли. Он не мог ничего сказать против этой кандидатуры. Не старый. Знаменитый, правда, больше из-за своего великого отца. Автор модного и очень актуального романа «День казни». Имеет высокий статус в обществе. Человек либеральных взглядов. Толерантный. Имеет выигрышную внешность. Хотя и не оратор, но по Уставу это и не очень требуется. Знаком со многими деятелями культуры союзных республик. Я утверждал, что его имя, где-то  ассоциирующееся с понятием «советская официальная культура», притянет к НФА в общем-то осторожную и не склонную к конфронтации с властями азербайджанскую интеллигенцию. Если же в НФА придет интеллигенция, Фронт станет умеренной и эволюционной организацией, действующей в русле закона, мирными средствами.

Неожиданно Иса предложил обсудить кандидатуру Абульфаза Алиева. Для нас это предложение действительно было неожиданным, ибо с тем миром идей, который был заложен в основу программы НФА, эта кандидатура совершенно не увязывалась. Фронт нами мыслился не как националистическая, а демократическая организация. Фронт должен был объединять и защищать сторонников реформ общества. Абульфаз Алиев сам нуждался в защите. Кроме того, его тюремное прошлое неизбежно стало бы отпугивать людей умеренных, не склонных к конфронтации с властью. К тому же мы недостаточно его знали. Он больше отмалчивался, не высказывал своего мнения, как будто все время чего-то выжидал. Все эти мысли я высказал вслух Кордсовету в присутствии самого Абульфаза Алиева. И тут Лейла Юнусова добавила, что не верит в толерантность  Абульфаз бея. Сумеет ли он остаться в рамках той весьма скромной роли, которую отводит Устав НФА персоне председателя? Тут Абульфаз Алиев не выдержал и почти взмолился: «Лейла ханум, если даже вы поставите меня в угол как метлу, я буду там стоять». Все это восприняли как шутку умудренного жизнью диссидента с девчонкой, не имеющей за душой никакого жизненного опыта, кроме академических коридоров. Но эти слова еще больше насторожили меня. «Оказывается, скромный Абульфаз бей готов пойти на все, лишь бы стать председателем! Не такой он скромный, каким он пытается казаться…»

У меня тоже были аргументы против кандидатуры Абульфаза Алиева. Человек не имел печатных трудов по общественным проблемам, на заседаниях ВИЦ НФА отмалчивался, всем видом намекая на преследования властей, правда, никогда я не думал, что КГБ столь неэффективна. Преследуют, преследуют, но ничего сделать не могут. Может, не те времена, и не тот Комитет?

Первая половина июля прошла в интенсивной подготовке к учредительной конференции. Почему конференция, а не съезд, как того предусматривал Устав? Дело в том, что партийно–советский прессинг на НФА продолжался, не было доступа к средствам массовой информации, запугивания и запреты мешали нормальной работе опорных групп НФА, которые были первичными ячейками организации. Мы все еще размножали проект Программы кустарным способом. Иногда листы, на которых была напечатана Программа, попадала в руки совершенно случайных людей, а порой и просто проходимцев, давая им некие привилегии, как бы мандат от «Центра».

Так закрытость везировского Азербайджана в 1989 году исключила возможность проведения широкой общественной дискуссии по НФА, помешала процессу выявления круга лиц, которые были бы достойны взять на себя высокую и ответственную миссию по реформированию общественных институтов,  способствовала выдвижению совершенно никчемных, но амбициозных людей в авангард общественных процессов. Через какое-то время логика борьбы за власть вообще отбросила в сторону идею эволюционного преобразования. Азербайджанское общество разделилось на два яростно противостоящих лагеря, люди пошли друг на друга стеной. С одной стороны стояла стена партийно–хозяйственной номенклатуры, не способной к изменениям, с другой – разъяренная и кипящая масса черни. Инициаторы НФА или отсеялись, или стали щепкой на волнах стихии.

Мне, как одному из ключевых фигур редакционной группы, поручили написать несколько проектов резолюций конференции по самым актуальным и болевым вопросам текущей политической жизни. Естественно, что, как всегда, к этому делу были привлечены все творческие силы ВИЦ НФА. Деятяли из «Варлыга» предпочли сосредоточиться на организационной работе. Наше участие в ней ограничилось тем, что Иса, Лейла и я составили список 15-и членов Правления, который мы намеревались представить конференции. Круг активистов уже обозначился, все они были включены в список Правления. Иса настаивал на кандидатуре Панаха Гусейнова, но я настоял на кандидатуре Наримана Зульфугарова. Иса отступился и не стал настаивать. Как показали последующие события, он решил «пойти другим путем».

В это время деятельность ВИЦ НФА концентрировалась на двух проблемах: организованное участие азербайджанского народа в перестроечных процессах и защита суверенитета и целостности республики. Все документы ВИЦ НФА того времени отражали только эту внешнюю, видимую сторону этой демократической и патриотической деятельности. Вот, например, обращение ВИЦ НФА к участникам митинга в Москве, в Лужниках, проведенного 21-го мая 1989-го года.

«ВИЦ НФА, объединяющий 17 тысяч активистов, координирующий работу сотен опорных групп и несколько районных и городских народных фронтов, и готовящий учредительный съезд НФА, приветствует собравшихся здесь сторонников перестройки и демократии.

Командно–административный режим, полуопасающийся – полустыдящийся мирового общественного мнения и старающийся прикрыть в столице свое безобразное естество, в республиках смело сбрасывает маску приличия и демонстрирует свое диктаторское лицо. Если грабит – то беспощадно, если судит – то бездоказательно, если берет взятку – то даже за «здравствуй», если проводит выборы – то только для своих, если в Москве объявляют о начале перестройки – то на местах ее досрочно и успешно завершают.

В программе НФА поставлена цель - обеспечение политического, экономического и культурного суверенитета Азербайджана в составе СССР. Главное условие сохранения СССР как единого политического целого заключается в успехе перестройки, коренной реформе государственного и экономического строя страны, глубокой демократизации всех сфер нашей жизни. Народный Фронт намерен реально передать землю – крестьянам, фабрики и заводы – рабочим, власть – советам, а советы – народу. Азербайджан покорно отдает свою нефть, газ, руды, хлопок, фрукты и овощи, но взамен бюрократы Центра попрекают его в паразитировании за счет Союза. Наш народ по горло сыт одним из самых низких уровней жизни в стране, одним из самых высоких уровней детской смертности, массовой безработицы, вынужденным покаянием перед теми, кто назначает из Центра негодных руководителей, потом разоблачает их и валит вину за их преступления на народ.

Перестройка в нашей стране встречает ожесточенное сопротивление из-за жадности части верхов и невежества части низов. Для подавления этого сопротивления необходимо большое старание – силой разума и слова. Для интеллигенции настала пора выполнить свой вечный долг просветителя. Но консервативные силы противопоставляют разуму страсти, распространяют ложь против правды, вероломно скрывают от народа слово истины. Эти силы выдают анархию за демократию, шовинизм – за  патриотизм, взятку – за политику, насилие – за волю масс, беженцев – за переселенцев, провокацию – за геноцид. Под этой словесной завесой они топчут понятие закона и разума, совести и гуманизма, справедливости и истины.

В Баку и некоторых городах Азербайджана все еще сохраняется особое положение, комендантский час, танки, патрули, обыски в квартирах стали обыденностью в жизни народа. Депутатский корпус Азербайджана сформирован именно в таких, идеальных для бюрократии условиях. В него вошли незабвенные памятники эпох культа, волюнтаризма и застоя. Наряду с общими для всей страны причинами подобного контрнаступления реакции есть еще специфичная для нашей республики причина. Это – антидемократическая деятельность лидеров, идеологов и бойцов армянского националистического движения, прикрывающихся демократической риторикой. Они используют при необходимости взятку и ложь, а где надо – насилие для того, чтобы растоптать суверенитет нашей республики, выдвигать аннексионистские, с точки зрения международного права, требования. Эти их требования, к сожалению, поддерживаются некоторыми организациями и общественными деятелями, декларирующими свою приверженность идеалам демократии.

Нагорный Карабах – полигон для испытания методов удушения демократии. Условия для этого испытания создаются требованиями ревизии границ. Эти требования сеют семена раздора и напряженности в отношениях двух соседних народов, открывают путь к принятию реакционных законов.

Требование восстановления границ и привилегий, якобы принадлежащим народам в полном пертурбаций историческом прошлом, создает возможность усиления реакции в условиях бесконечных распрей народов. Истинная суть пестуемой, оберегаемой и продлеваемой реакцией  «проблемы Нагорного Карабаха» в этом и заключается.

ВИЦ НФА желает народным депутатам СССР, принимающим участие в митинге, успешной деятельности во благо нашей Родины и ради торжества перестройки». (личный архив автора).

Пока в НФА тон задавало большинство из ВИЦ, в документах Фронта не было даже намека на этническую враждебность. Позиция НФА в связи с проблемой НКАО делала упор на право, что, конечно же, было идеализмом в советских условиях, тем более в переломное время. Вера в советское государство и разум все еще крепко сидела в сознании группы городской интеллигенции, воспитанной в советских традициях. Когда же в НФА верх взяли провинциалы, то этническая ненависть, стихийность и эмоции захлестнули организацию, а вслед за нею и всю страну.

Проблема НКАО несколько раз обсуждалась на ВИЦ НФА и всякий раз инициаторы Фронта готовили тексты заявлений, которые содержали следующие предложения:

«1. ВИЦ НФА оценивает движение армянского населения НКАО как сепаратистское, а все действия Армянской ССР – как вмешательство во внутренние дела Азербайджана.

2. ВИЦ НФА считает изменение границ противозаконным. Квалификацию сепаратистского движения в НКАО как национально–освободительного, направленного на самоопределение армян Нагорного Карабаха, ВИЦ НФА считает неприемлемым по причинам уже произошедшего самоопределения армянского народа в Армянской ССР, этнического многообразия населения НКАО и того непреложного факта, что армянское большинство области было сформировано в результате политики российских колониальных властей.

3. ВИЦ НФА оценивает события в НКАО как составную часть инспирированной Россией армянской экспансии на Южном Кавказе.

4. ВИЦ НФА считает организованную депортацию 200 тысяч азербайджанцев из Армении в 1988 году как часть долговременной политики этнической чистки, а не как следствие конфликта в НКАО. ВИЦ требует наказания организаторов и исполнителей этой преступной акции.

5. ВИЦ НФА предупреждает, что в случае непринятия центральными властями СССР мер по защите территориальной целостности и суверенитета Азербайджанской ССР, ВИЦ вынужден будет инициировать в народе вопрос о возвращении республике той части государственных прав и прерогатив, которые были делегированы союзным органам. Для достижения этой цели ВИЦ НФА будет использовать все возможности, предусмотренные Конституцией СССР и международным правом». (Бюллетень НФА №1, личный архив автора).

Текст заявления с подобным содержанием был принят 12 мая 1989 года. Это был период интенсивного организационного становления НФА. Первые сильные организации НФА, после Баку, были созданы в Нахчыване и Ленкоране. Вслед за этим – в Евлахе, Гяндже и Шуше. Становление НФА шло при ожесточенном сопротивлении бюрократов, прежде всего партийных органов. Инициаторов НФА на местах преследовали, запугивали, нередко выгоняли с работы. Компартия категорически отказывалась вступать в диалог с народными массами, все еще, по инерции прошлых лет, считая себя поводырем народа. В подобной ситуации надежды инициаторов НФА создать организацию в обстановке легальности и публичных дискуссий оказывались призрачными. Закостенелость КПА подталкивала ВИЦ НФА к нелегальщине, к радикализму и аналогичной враждебности. В рядах НФА любого активиста, лояльно относящегося к КПА, сразу же клеймили как предателя. Вещим оказалась угроза Бахтияра Вагабзаде: «Враг НФА – враг азербайджанского народа». КПА занимала откровенно враждебную позицию к НФА, следовательно, фронтист, относящийся лояльно к КПА, считался пособником врага, предателем. Заявления общеполитического, перестроечного и демократического характера, составляемые основателями НФА и зачитываемые из радио «Свобода», или же рассылаемые Лейлой Юнусовой в адрес пока никому в Азербайджане неизвестных «демократов» в Москве, никакого отклика в широких массах не находили. Демократия и перестройка были где-то далеко, а здесь, рядом, продолжала функционировать во всей своей красе застойная Компартия Азербайджана.

Еще весной 1989 года НФА включал во все свои документы тезисы о необходимости предоставления республике статуса самостоятельного хозрасчетного субъекта экономической системы СССР. ВИЦ НФА отвергал попытки союзных министерств держать под своим контролем все ведущие отрасли экономики республики, оставив в местном «хозрасчете» местную, легкую и строительную промышленность, а также сельское хозяйство и переработку сельхозпродукции. Во-первых, ВИЦ НФА, естественно, с подачи своего экономического идеолога Вахида Ахундова, требовал: безусловного суверенитета республики над всеми природными ресурсами; перехода всех предприятий союзного подчинения в подчинение республики; перехода на цены мирового рынка во всех взаимоотношениях – торговле и взаимопоставках – с другими республиками Союза; расчета налоговых выплат республики в союзный бюджет на базе обговоренных нормативов.

ВИЦ НФА декларировал, что эти четыре экономические задачи поставлены перед азербайджанским народом кризисом системы реального социализма, и для выхода из кризиса нужна реализация этих четырех радикальных принципов. «Если Компартия способна реализовать эти реформы, то НФА не нужен, если же Компартия не способна на это, то НФА необходим азербайджанскому народу».

Следует сказать, что проректор Института усовершенствования руководящих кадров при Совете Министров Азербайджанской ССР, доктор экономических наук Вахид Ахундов, человек редкостной скромности и культуры, оказался в азербайджанской экономической науке не только единственным специалистом по макроэкономике, осознавшим всю глубину кризиса советской экономики, предложившим смелый план вывода экономики республики из кризиса при сохранении интеграционных связей со всеми союзными республиками, но и единственным крупным экономистом, нашедшим в себе гражданское мужество предложить свои идеи новаторской общественно-политической силе и поддержать ее.

В конце мая ВИЦ НФА провел совещание активистов НФА с привлечением представителей районных НФА. Совещание мы планировали провести в бывшей немецкой кирхе на улице 28 Апреля. Но милиция воспрепятствовала проведению совещания. Тогда один из активистов ВИЦ НФА,  Джанбахыш Умидов, кандидат технических наук, недавно переехавший из Костромы в Баку, предложил провести совещание во дворе своего доме на «Кубинке». Этот район Баку, состоящий из трущоб, был известен также как средоточие нелегальной торговли, наркомании, сборищ криминальных элементов. Рассредоточившись, мы отправились по указанному адресу: ул. Гусейна Джавида 65. По дороге милиция задержала Ису Гамбарова, и несколько человек пошли за ним выяснять ситуацию. Постепенно все участники совещания, небольшими группами, начали собираться во дворе Джанбахыша. Времени было в обрез, никто не знал, чего ожидать от властей. Открыли совещание и начали обсуждать текущие дела. Представители районов и предприятий рассказывали о том, как идет формирование опорных групп НФА. Я заметил, что во двор постепенно входят мужчины в гражданской одежде. Чутье подсказало мне, что эти люди из милиции. Я направился к самому представительному из них. «Представьтесь» - потребовал я. Он назвал свое имя и фамилию, а также должность – заместитель начальника отдела по борьбе с проституцией и наркоманией… Я подошел к столу президиума совещания, поднял руку, призвав присутствовавших  к тишине, и начал говорить, указывая на милиционеров:

- В то время, как граждане республики собираются для того, чтобы отстоять родную землю, обновить замшелые отжившие формы общественной жизни, сплотиться ради успешной реализации задач перестройки, наша бездарная и предательская власть не находит ничего лучшего, как наслать на нас специалистов по борьбе с наркоманией и проституцией. Интересно, к какой категории руководители республики относят сторонников перестройки, сторонников товарища Горбачева – к наркоманам или проституткам?

При последних словах милиционеры начали панически покидать двор Джанбахыша через узкую калитку. По-моему, кто-то даже сиганул со двора через забор, так он торопился и боялся. Все это нам напомнило сцену из бессмертной музкомедии Узеирбека Гаджибекова «Не та, так эта», когда студенты разогнали толпу линчевателей простыми полицейскими свистками.

Скоро появился Иса, который сообщил, что имел «содержательную» беседу с начальником городского управления милиции Нофалем Керимовым. Через день Джанбахыш рассказал нам, что эта история имела забавное продолжение. Джанбахыш, мягкий и интеллигентный человек, с бородой, русской женой и двумя беленькими девочками–ангелочками был чужеродным элементом в квартале, жители которого вели счет времени от одного задержании милиции до другого, от одной отсидки в «зоне» до другой. После того, как закончилось совещание, к Джанбахышу с необыкновенными знаками почтения явилась депутация, состоящая из самых известных криминальных авторитетов квартала «Кубинки». «Мы, по незнанию, не понимали, кто ты. Теперь же мы поняли. Для задержания любого из нас приходит группа ментов в три, максимум пять человек. Самым старшим по званию бывает капитан.  К тебе же пришли двадцать человек! И еще на улице стояло столько же! А руководил всеми полковник. А после «базара» они все убежали! Так что, извини за наше прежнее отношение к тебе. Теперь, когда мы поняли, кто ты, весь квартал к твоим услугам. Все, что ты скажешь – закон».

Это стало вторым анекдотом, связанным с НФА. А первый анекдотичный случай произошел с Хикметом Гаджизаде. Как-то мы договорились пойти впервые к Беджану Фарзалиеву. Встретились в 9 утра у радиомастерской рядом с Ясамальским рынком, откуда кто-то должен был нас повести к Беджану. Хикмет, как всегда, проспал, когда же добрался до радиомастерской, то никого из нас там уже не застал. Но наблюдательный Хикмет заметил «Жигули» шестой модели и сидящих в ней четверых мужчин, изо всех сил изображающих безразличие. Ситуация для Хикмета была безвыходная, он не знал ни адреса, ни телефона Беджана. Сомневаться в принадлежности «безразличных» мужчин к «наружке» КГБ не приходилось. Хикмет подошел к машине, нагнулся и тепло сказал: «Ребята, проводите меня туда, куда пошли те люди, которые стояли здесь полчаса тому назад». Мужчины рассмеялись и подвезли Хикмета до ворот дома Беджана.


  1. Рождение, взлет и падение НФА


То, что ВИЦ НФА находился под колпаком, было совершенно ясно. Власти пытались помешать нам провести учредительную конференцию. Пришлось создать небольшую группу доверенных лиц, которые сами, никому не говоря, должны были подыскать помещение и только за час сообщить о месте встрече. В этой группе ответственность за подыскание помещения для конференции взял на себя поэт Агамали Садиг Эфенди.

Агамали Садиг Эфенди был очень искренним и настолько наивным человеком, что даже его хитрости были какими-то детскими. Будучи далек от политики, он проникся большим уважением к авторам Программы и, завидев меня, заговорщически спрашивал:

- Бей, а есть ли какая-нибудь новая концепция?

- Еще нет - отвечал я.

Он понимающе кивал. Как же, концепции просто так не рождаются. Нужно время. Он все понимает. Только мне, как он сказал, мог доверить страшную тайну о месте проведения конференции НФА. Как выяснилось, Агамали договорился с неким человеком из своего квартала в 8-ом микрорайоне, заведовавшим зальчиком на 100 человек, больше похожим на хлев с окнами, забранными металлической сеткой, о проведении в нем церемонии обрезания некоего мальчика. Я был озадачен и расстроен услышанным. «Обрезание» еще больше приземляло нашу конференцию, выставляло ее в дурацком свете.

15-го июля я и Лейла Юнусова зашли к Юсифу Самедоглу домой и предупредили, что будем предлагать его кандидатуру в председатели. Я ему сказал, что уверен в его победе при голосовании, однако боюсь, что он не выдержит психологического нажима сторонников Абульфаза. «Они будут орать, угрожать, залезать на столы. Вы не обращайте на это никакого внимания. Молчите, не снимайте своей кандидатуры и ждите голосования. На голосовании вы выиграете у него».

Юсиф Самедоглу согласился и обещал, что не поддастся на провокации сторонников Абульфаза.

Как бы то ни было, старожилы ВИЦ НФА написали проекты резолюций конференции по основным вопросам текущего момента, организационная группа доложила о проведенных в районах выборных конференциях, и настал день 16-го июля 1989 года.

Конспирация оказалась отменной. Для обмана властей ВИЦ распустил слух о том, что конференция пройдет или на даче моего отца в Бильгя, или же на даче у Агаджавада. Две группы делегатов съезда, до которых информация не дошла, с трудом отыскали наши дачи, не веря нашим родственникам, что никакая конференция на этих дачах не проводится.

На конференции работала мандатная комиссия. Было много незнакомых мне лиц. Избрали президиум. Председательствовал Юсиф Самедоглу. Раздали тексты документов. По Программе доклад сделал я. Никакого серьезного обсуждения не произошло. Я это простодушно отнес на счет совершенства документа. Быстро, галопом обсудили Устав. Приняли.

Жители соседних домов встревожились. Много незнакомых людей, большинство, по виду, из провинции. Пошли звонки в милицию. Приехал целый автобус милиционеров, окружили зал. Мы, как ни в чем не бывало, продолжали заседать. Я вышел подышать воздухом. Ко мне подошел мой двоюродный брат, лейтенант милиции.

- В чем дело? – в тревоге спросил он меня.

- Все хорошо, будь спокоен, это все мои знакомые.

Двоюродный брат-лейтенант отошел. «Ситуация абсурдная, а диалог – еще абсурдней» - подумал я. Скоро я увидел, что в сторону нашего загона шествует секретарь горкома партии Светлана Гасымова, маленькая, полная, с копной кудряшек вокруг круглого лица. Видимо, ответственность за принятие решения разгона конференции возложили на нее. Встретили ее Юсиф Самедоглу, Иса Гамбаров и я. Увидев Юсифа, секретарь горкома и вовсе погрустнела. Наверное, именно так Юлий Цезарь перед смертью смотрел на Брута.

-Что же вы, вот так… - начала она.

- Мы же официально просили у вас приличный зал…

- Нет, не просили.

- Просили, но не у вас, а у Везирова.

- Если б попросили, то мы бы дали.

- Просим сейчас, позвоните, куда надо, вот стоит милицейский автобус, сядем и доведем конференцию до конца в Доме политпросвещения, – предложил я.

Тут она растерялась.

- Директор Дома политпросвещения на даче, ключи у него – пролепетала она, как не выучившая урок ученица.

- Придется завершать конференцию НФА в этом хлеву – добили мы ее.

- Заходите, будьте гостем - предложил я.

Секретарь горкома понуро побрела в зал и села в первом ряду. И тут же был дан залп в сторону административно-командной системы, зажравшихся застойных партократов. Светлана Чингизовна послушала эти речи не более пяти минут, попрощалась и ушла. «А ведь она в действительности очень добрый и умный человек. Что делает система с людьми…» - думал я, провожая взглядом одного из партийных лидеров города…

Тем временем в зале начали происходить странные события. Какие-то молодые люди, прорываясь к трибуне, стали проклинать армян.

- Вы по Программе? - спросил я одного из них.

- Нет.

- Если не по Программе и не по документам, прошу вернуться на свое место.

Прерывать антиармянские выступления считалось в то время поступком глубоко антипатриотичным. Группа незнакомых мне людей, явных провинциалов, была возмущена. Я решил выяснить, как такие люди попали на конференцию НФА.

- Вы из какой районной организации избраны? – спросил я наиболее оголтелого крикуна.

Он растерялся.

- Из Кировской.

Я обратился к рабочим из Кировского района, Гусейну и Физули:

- Это вы его избрали?

- Нет, он не из нашей районной организации.

- Так из какого района вы избраны? – продолжал я допытываться.

Он еще больше растерялся.

- Из Карадагского.

Я обратился к делегатам Карадагского района:

- Вы избирали этого человека?

- Нет – ответили они.

Я был разъярен.

- Я требую от мандатной комиссии проверить все мандаты участников конференции! На нашу конференцию пришли люди с фальшивыми мандатами!

Поднялся гвалт. Это группа молодых людей орала так, будто они находились на стадионе. Возникла реальная угроза срыва конференции.

Было решено быстро избрать руководящие органы НФА и тем завершить работу. Начали с избрания председателя. Рагим Газиев предложил кандидатуру Абульфаза Алиева. Я – Юсифа Самедоглу. Иса подошел к Юсифу:

- Юсиф бей, обсуждается ваша кандидатура. Будет неэтично, если собрание будете вести вы. Уступите временно место председателя мне.

Деликатный Юсиф Самедоглу немедленно отодвинулся в сторону. Собрание начал вести Иса, причем весьма своеобразно. Он не давал слова сторонникам Юсифа, а только тем, кто хвалил Абульфаза. Он такой патриот! Он такой диссидент! Он сидел в тюрьме за народ! Третий, четвертый. Наконец, я не выдержал и крикнул Исе:

-Иса, что это за ведение собрания? Почему не даешь слово другой стороне?

Чтобы остудить мой гнев, Иса дал слово кому-то из сторонников Юсифа, затем опять пошла серия тостов за Абульфаза.

И тут началось невообразимое. Группа молодых ребят, заподозренных мной в том, что они не являются членами НФА и участвуют на конференции с фальшивыми мандатами, стала скандировать:

- А-буль-фаз! А-буль-фаз!

Обстановка накалялась. Конференция НФА стала походить на сборище футбольных фанатов.

Тут, как я и опасался, не выдержал Юсиф Самедоглу. Он встал и сказал:

- Мы создаем Фронт для объединения народа, а не для того, чтобы расколоть его. Разве пост председателя стоит того, чтобы мы так себя вели? Я снимаю свою кандидатуру.

Иса, будто ждавший этого самоотвода тут же объявил:

- Приступаем к голосованию!

- Что за вакханалия? Почему вы не пресекаете бесчинства? - возмутился я

Тут ко мне подошел правовед Фуад Агаев:

- Один из кандидатов добровольно снял свою кандидатуру. Остался один кандидат. Все по Уставу. Ты не имеешь права возражать.

Голосование прошло так: за – 80, против – 11, воздержались – 20. При голосовании списком членов Правления Иса вместо совместно обговоренной кандидатуры Наримана Зульфугарова зачитал имя Панаха Гусейнова. Возражать в таком составе делегатов не имело смысла. Списком же утвердили Меджлис – парламент НФА, и разошлись.

Я начал убеждаться, что связался с людьми без чести и достоинства. Народу еще предстояло убедиться в этом, но для этого ему придется потерять землю, свободу и надежду жить в демократической стране. Когда я дома рассказал жене о том, что произошло на конференции, она расстроилась:

- Мой заведующий кафедрой говорил, что избрание Абульфаза будет началом конца Народного Фронта.

- Ничего, я буду настаивать на проверке документов делегатов и добьюсь отмены результатов конференции.

На следующее утро выяснилось, что все документы учредительной конференции НФА украдены. Пропали. Никто из ответственных за оргвопросы «не знают», где они. Все кивали друг на друга. Так прятали и прячут концы в воду фальсификаторы всех выборов в Азербайджане. Что в советское время, что потом…

Для организации опорных групп НФА я весной 1989-го года дважды выезжал в Исмаиллинский район вместе со своим соседом Расидом, доцентом АЗИИ. Он был родом из знаменитого своими ремесленниками села Басгал, знал многих людей в районе и всей душой болел за Карабах. Именно Расид познакомил меня с народным судьей Исмаиллинского района Тахиром Керимли, который рассказал мне о том, как в дни Мейданного движения 1988-го года, получив информацию о завершении массовой депортации азербайджанцев из Армении, он организовал транспортную колонну и в течение нескольких дней выселил из района 14 тысяч армян, отправив их в Армению. Мне еще раз вспомнились слова Гарри Каспарова о том, что «армяне Карабаха, когда начали свое движение, совсем не подумали об армянах Баку».

Расид следил за моей деятельностью, и когда узнал, что у нас состоится учредительная конференция, попросил у меня для себя мандат участника. Я отказал ему, объяснив, что мандаты даются избранным районным конференциями делегатам. Он согласился с моим доводом, хотя я почувствовал, что внутренне он обиделся. Спустя два дня после конференции, встретив меня во дворе, он с обидой мне сказал: «Как же так получается. Я всей душой болею за Фронт, езжу по районам на своей машине по делам Фронта, но вы мне мандат не даете. А вот абсолютно чуждый Фронту Муса Гейдаров, доцент АЗИИ, сегодня мне рассказал, как 15-го июля он сидел в чайхане с ордубадскими ребятами, как к ним пришел некий их земляк и предложил пойти на учредительную конференцию НФА с тем, чтобы выбрать Абульфаза председателем, раздал им 25 мандатов, и все они стали «делегатами». Так вот, этот Муса Гейдаров хвалился еще тем, что выступил на конференции в поддержку своего земляка, и вместе со своей чайханской командой провел того в председатели».

Мне нечего было ответить соседу, он был прав, меня ловко обвели вокруг пальца мошенники. Этот Муса Гейдаров в 1992-ом году стал одним из «девяносто одного интеллигента», которые написали письмо Гейдару Алиеву с просьбой прийти к власти и «спасти» Азербайджан. К слову, в отличие от многих подписантов, награду в виде хлебной должности или депутатского мандата он не получил.  

Что мы получили после учредительной конференции? Получили повод апеллировать к факту легитимизации руководящих структур НФА, хотя лично я сам в этом сомневался. Но это были мои личные проблемы, вытекающие из моего печального «многомудрия». Публика не знала того, что знал я, и была воодушевлена без меры. По радио «Свобода» Этибар Мамедов и Мехди Мехдиев, сообщили о конференции и прошедших выборах руководителей. Председатель – Абульфаз Алиев, 15 членов Правления – Лейла Юнусова, Тофик Гасымов, Сабит Багиров, Наджаф Наджафов, Юсиф Самедоглу, Хикмет Гаджизаде, Иса Гамбаров, Неймат Панахов, Рагим Газиев, Этибар Мамедов, Сульхеддин Акперов, Алякрам Гумматов, Джанбахыш Умидов, Панах Гусейнов и Зардушт Ализаде. Остальные члены ВИЦ целиком вошли в Меджлис НФА, плюс несколько новых активистов из провинции. Пять человек стали  членами КРК (контрольно-ревизионная комиссия), в том числе Агаджавад Саламов, Мамедгасан Гамбаров и Беджан Фарзалиев.

В своих выступлениях я часто повторял, что НФА – птица, тело и голова  ее в Баку. Два сильных крыла у этой птицы – одно в Ленкорани, другое в Нахчыване. Именно в этих двух регионах местные фронтисткие организации заставили власти считаться с собой. Организации НФА в Гяндже, Нагорном Карабахе, Евлахе, Барде, Газахе, Сабирабаде, Исмаиллы, Товузе, Шеки и Мингячевире все еще были не столь сильны, чтобы заставить партийные комитеты считаться с собой.

На учредительной конференции окончательно определилось название организации – Народный Фронт Азербайджана. Была прекращена дискуссия, а стоит ли называться районным организациям НФА также народными фронтами, как это было в Эстонии, например: Народный Фронт Тарту. У нас же было решено, что должны быть отделения НФА в районах, структура которых копировала бы республиканскую – правление, меджлис, контрольно ревизионная комиссия. Правление избирало себе председателя.

За время до учредительной конференции и после – до конца октября – я сдружился с нахчыванскими фронтистами – Сардаром и Сульхеддином. Оба они – врачи-патологоанатомы, друзья по жизни и работе. Меня подкупали их огромная энергия, оптимизм. Сульхеддин даже ночевал у меня дома несколько раз, когда наши заседания завершались поздно и не было транспорта до Сумгаита, где жила его сестра, у которой он останавливался. Мой старший сын, студент, был просто очарован этим «человеком из народа» и называл его «дядя».

У интеллигенции всегда присутствует некая вина и чувство невыполненного долга перед «простым народом». Так же европейски образованные люди млеют перед «корневым националистом». Я долго размышлял над этим феноменом. И нашел простое объяснение. Все дело в занятности. Предположим, что некий французский ученый приезжает в Габон, бывшую французскую колонию. Страна бурлит, идет борьба, в том числе и идеологическая. На одном фланге – выпускник Сорбонны, проповедник идеи эволюции и согласия. Вокруг него небольшая группа европейски мыслящей интеллигенции. На другом фланге – габонский народный вождь, с его идеями верховенства габонцев над всем остальным миром, о необходимости полной независимости Габона. Сорбоннец – в брюках и рубашке. Вождь - в леопардовой шкуре, сопровождается толпой танцующих аборигенов. Кем будет очарован этнограф? Ординарным сорбоннцем? Или оригинальным для француза вождем? Ответ ясен. Этнограф-политолог вернется и напишет, что страшно далек сорбоннец от народа, а вождь – плоть от плоти народной. Вождь победит, а потом с Габоном случится то, что случилось. Все спишут на национальную особенность. Габон ли, Азербайджан ли, Армения или Грузия ли – какая разница…

Через несколько дней, как я понял, новый председатель и его «группа поддержки» решили проучить меня, потому что я открыто говорил о фальсификации на конференции и не скрывал своей решимости вынести всю эту грязь на обсуждение съезда, который планировался на сентябрь. Меня почти каждый день приглашали на учредительные собрания опорных групп НФА на различных предприятиях. Все еще продолжалась инерция традиции, заложенной инициаторами НФА: Фронт – это организация единомышленников, которые на основе конкретной программы обновления своего предприятия работают на перестройку, на реформирование общества. Вот почему сложилась такая практика, что признавались только те ячейки, которые имели свои конкретные программы. Вся республика была охвачена эпидемией творчества: писали, обсуждали, исправляли, принимали программы реформ. Чаще всего это были программы пожеланий трудового коллектива. После учредительной конференции меня как раз пригласили на одну из таких учредительных конференций опорной группы НФА в ремонтно-строительном тресте №7 в поселке «8-й километр». В основном это были рабочие, которые со знанием дела обсуждали, как улучшить условия труда, как повысить производительность труда, покончить с приписками и воровством на ремонтно-строительных работах. Я был рад: несмотря на грязные делишки и двойную игру верхушки, база НФА, его народная основа была здоровая. В конце собрания из задних рядов поднялся молодой человек и задал мне вопрос о моем отношении к председателю Фронта. Я ответил так, как думал. Собрание закончилось.

На следующий день состоялось очередное заседание Правления во дворе у Джанбахыша. После обсуждения нескольких вопросов слово взял Рагим Газиев:

- Вчера мои люди были на заседании одной опорной группы НФА, где член правления Зардушт Ализаде выступал против председателя НФА. Моим студентом сделана диктофонная запись, которую я дал прослушать членам правления. В то время как НФА ведет неравную борьбу с партократами, подрыв единства наших рядов является ударом в спину…

Я понял. И вопрос, и запись – дело рук этой шайки. Лучший ответ им – правда.

- Да, я высказал рядовым членам Фронта то, что думаю о фальсификации на конференции. Ленин говорил о том, что защита партией своих мерзавцев приведет ее к поражению. Если мы хотим спасти нацию, только нравственная чистота позволит нам выполнить свой долг. Я не являюсь сторонником культа. Я не буду творить из Абульфаза Алиева культ, тем более, что считаю его случайным, недостойным человеком на этом посту.

Председатель нервно курил и ничего не говорил. Он и в будущем будет избегать спора со мной, напуская на меня свою «группу поддержки», которая все больше и больше наполнялась его земляками. Члены Правления погалдели, пошумели. Мне посоветовали не выносить сор из избы. Я этого им не обещал. Так и разошлись.

21-го июля заседание Правления проходило во дворе у Беджана Фарзалиева. Правлению стало известно, что Этибар Мамедов, Неймат Панахов и Рагим Газиев планируют митинг на площади имени Ленина.

Почему некоторые члены Правления своевольничают? К чему эта провокационная попытка втянуть НФА в пучину митинговых страстей, углубить противостояние с властями до того, как завершится организационное оформление Фронта? Ведь еще два-три месяца, и организации Фронта охватят всю республику. Но эта троица вела себя вызывающе, от своей инициативы отказываться не собиралась. Я предлагал оргвыводы, призвать народ не выходить на митинг, назвать его провокационным. Иса Гамбаров призвал к сдержанности, не раскачивать лодку. Его компромиссное предложение состояло в том, чтобы отмежеваться от инициативы проведения митинга, обезопасить НФА заявлением по «Свободе» о том, что НФА не проводит митинг, но митинг – воля народа, и если народ захочет пойти на митинг – то это его право.

Я видел, что троица перепугалась из-за моего предложения применить против них санкции, назвать митинг провокационным и призвать народ от имени НФА бойкотировать его. Так что компромиссное предложение Исы явно обрадовало их. Большинство поддержало это предложение и поручило Юсифу Самедоглу и мне написать обращения и зачитать это по «Свободе». В тот же вечер Юсиф это сделал по своему домашнему телефону, я же пошел домой к Мехди Мехдиеву и прочел обращение ему на диктофон. Мехди обещал передать это на «Свободу», но не сделал это и еще долго гордился своей бдительностью, тем, что вовремя «распознал» предателя.

В следующую субботу несколько групп рабочих и студентов сошлись на площади им. Ленина. На фоне огромной площади эти несколько сот человек выглядели жалкой кучкой. Но к ним пришел один из близких к Везирову деятелей, первый секретарь горкома партии Муслим Мамедов, и сказал, что «справедливые требования митингующих будут изучены и им будет дан ответ». Когда я это услышал, то понял, что иначе, как приглашение к продолжению митингов, истолковать эти слова невозможно. Значит, начался новый виток игры в митинг между «новой» властью и старой партмафией. Через неделю на митинг уже пришли две тысячи человек. Митинг вели Этибар Мамедов и Неймат Панахов. После этого Правление решило, что пора взять митинги под свой контроль. «Дабы другие силы не могли злоупотреблять энергией народа». Теперь сценарий митинга, зачитываемые в конце резолюции, формулирующие актуальные задачи НФА и предъявляющие политические требования к руководству республики, определялись на заседаниях Правления НФА. Ведущим всех митингов, как и прежде был Этибар Мамедов, он же зачитывал «требования народа». Только из-за того, что он говорил от имени НФА, он стал ассоциироваться с самим НФА, и его популярность в народе с того времени и до 20-го января достигла своего пика.

После третьего митинга, где уже участвовали более десяти тысяч человек, в Правление НФА обратились с предложением об объединении лидеры небольших группировок: Мохаммад Хатеми, Исфандияр Джошгун, Мансур Алисой и др. Правление приняло этих людей, побеседовало с ними и отвергло их предложение об объединении, которое представлялось им как их кооптацию в руководство НФА. Им объяснили, что их путь в руководство лежит через избрание низовыми организациями на съезд, а на съезде – через избрание в руководящие органы организации. Эти митинговые ораторы были очень обижены и ушли, почти ненавидя нас. В дальнейшем некоторые из этих людей сыграли роль провокаторов.

В августе Правление НФА решило добиться созыва чрезвычайной сессии Верховного Совета Азербайджанской ССР. На переговорах с ЦК КПА Правление предложило включить в повестку дня сессии ВС два вопроса:

1. Утверждение политического и экономического суверенитета Азербайджанской ССР.

2. Полное и безоговорочное восстановление суверенитета Азербайджанской ССР на всей ее территории. С этой целью ВС обязан был отменить Комитет особого управления НКАО и отменить «особое положение» в Баку и других регионах Азербайджана.

Понимая, что зависимое и нерешительное партийное руководство республики не посмеет пойти против союзного центра, Правление решило, наряду с митинговым и забастовочным давлением на ЦК КПА, прибегнуть к юридическим процедурам и собрать подписи двух третей депутатов ВС, требуемых для созыва внеочередной сессии. Организацию сбора подписей депутатов ВС Правления поручило Нариману Зульфугарову, который организовал несколько групп фронтистов для выезда в различные районы республики и сам посетил в течение месяца Шамахы, Исмаиллы, Гейчай, Ахсу, Агдам, Барда, Шуша, Агджабеди, Физули, Шамхор, Товуз, Газах и др. Вместе с местными фронтистами Нариман находил депутатов и просил их подписать заявление с требованием созыва внеочередной сессии ВС. Депутаты лицом к лицу с простым народом не могли отказаться от поддержки юридически правильной и мирной инициативы, и кто с энтузиазмом, а кто-то нехотя, но подписывали заявление. Только два депутата - Герои Социалистического Труда, председатели знаменитого колхоза в селе Ивановка Исмаиллинского района и богатейшего колхоза в Агдамском районе Хураман Аббасова - отказались подписаться под заявлением.

«В течении 20 дней августа нам удалось собрать требуемое количество подписей. Когда я приезжал в район и находил фронтистов, то они на своих личных автомобилях день и ночь сопровождали меня, выезжали в дальние села к депутатам домой, в поле или на ферму, поддерживали меня в разговоре с ними. Многих из них я видел впервые в жизни, большинство из них я позже никогда больше и не видел, но в те дни меня с ними связывали прочные и священные узы любви к родине и справедливости». (Воспоминания Н. Зульфугарова, из личного архива З.А.)    

В начале августа НФА объявил на митинге об однодневной предупредительной забастовке. К тому времени опорные группы НФА были созданы в большинстве предприятий Баку. Отчитываясь о проделанной работе на Правлении, троица – Этибар Мамедов, Рагим Газиев и Неймат Панахов – уверяли, что взяли под контроль важнейший железнодорожный узел Баладжары под Баку и цех по производству сульфанола на сумгаитском химкомбинате. Забастовке, как сообщила троица, удалось парализовать почти все железнодорожное сообщение в республике и работу многих предприятий Баку. Был создан забастовочный комитет, который состоял в основном из студентов Рагима Газиева.

Однодневная забастовка не повлияла на поведение руководства республики. Оно игнорировало НФА, пресса поливала нас, ситуация в Карабахе контролировалась КОУ НКАО во главе с Аркадием Вольским. Центр продолжал не выполнять свои конституционные обязанности. Более того, специальная комиссия Политбюро ЦК ПСС 21 мая 1989 года приняла решение о расширении полномочий КОУ НКАО. Лидеры Компартии Азербайджана ни словом не обмолвились о судьбе депортированных из Степанакерта в сентябре 1988 года 12 тысячах азербайджанцев, победно рапортовали об «успешном» расселении беженцев из Армении в различных районах Азербайджана и городе Баку. Они не смели требовать от руководства СССР положить конец двуличной и противозаконной политике как в отношении событий в Азербайджане, так и в Армении. Низы все больше и больше ненавидели Везирова и его команду, а НФА все больше и больше радикализировался.

В первой декаде августа стало известно о приезде в НКАО «комиссии Бориса Олейника» из ВС СССР для изучения ситуации. Для нас было непонятно, что еще надо было изучать: одна советская республика пыталась отторгнуть часть другой, применялось насилие с обеих сторон, СССР разваливался, законы бездействовали, а союзный парламент посылал комиссию «изучать ситуацию». Как бы то ни было, группа активистов и лидеров Фронта выехала в Шушу.

Когда мы ехали автобусом из Агдама в Шушу по шоссе, проходящему по окраине Степанакерта, на возвышенности вдоль дороги стояли армянские подростки и швыряли бутылки с горящим бензином в автобус. Водитель вел машину на предельной скорости, подростки, к счастью, промахивались. Бутылки разбивались впереди, сзади, не долетая до автобуса, пролетая над ним. Подросткам было весело и азартно. Видимо, обстановка абсолютной безнаказанности полностью раскрепостила ребят, а взрослые поощряли их хулиганство.

В Шуше ждали комиссию Олейника, которая посетила сначала Степанакерт и выслушала армянскую сторону. Мы предложили шушинцам, чтобы Наджаф Наджафов и Лейла Юнусова при встрече с членами комиссии были представлены как шушинцы. Естественно, на встрече с комиссией Наджаф и Лейла в пух и прах разнесли политику союзного центра, открыто поощрявшего сепаратизм и разваливавшего страну, ввергшего народы в пучину братоубийственной войны. Лексика этих двух шушинцев была перестроечная, направлена как против союзного центра, так и против руководства двух закавказских республик. Досталось от них и то ли бестолковым, то ли коварным лидерам союзного демократического движения, заблудившимся меж трех сосен. Лейла не только сама выступала как «учительница из Шуши», но и взялась переводить тех шушинцев, которые не владели русским достаточно хорошо. Перевод был спартански суров. Когда директор шушинского банка Али Махмуд, то ли из любви к образности, то ли из опасения высказаться открыто, делал  завуалированные намеки на дорогие подарки, сделанные армянами США жене генсека КПСС, называя пальчики Раисы Максимовны «бриллиантовыми». Лейла Юнусова четко переводила, что «взятки бриллиантами, полученные женой генсека, оцениваются азербайджанским народом только как плата за Карабах, который должен быть отнят у нашего народа». Текст перевода ввергал в ужас как переводимого финансиста районного масштаба, который, естественно, любил свой край, но и не хотел бы терять свою хлебную работу, так и членов комиссии, которые прекрасно разобрались в ситуации, но все еще считали Горбачева единственным гарантом продолжения реформ в стране.

Была также встреча членов комиссии с жителями Шуши в зале клуба. Я забрался на балкон и стал пламенно говорить об НФА и его целях. Ко мне подошел Рагим Газиев, прошептал: «Абульфаз бей просил тебя не говорить об НФА». Я ответил: «А кто он такой, чтобы мне указывать? Что хочу, то и буду делать». Мне было ясно, что председатель хочет монополизировать имидж единственного выразителя идей Фронта.

Нас, приехавшую из Баку группу, пригласил к себе первый секретарь Шушинского горкома партии Джафаров, депутат Съезда. Он уже побывал в Москве, знал, что такое неформалы и демократы и вел себя с нами благожелательно-предупредительно. Мы высказали ему все, что думали о позиции республиканского и советского партийного руководства.

Я стремился к тому, чтобы народ как можно быстрее осознал необходимость самоорганизации. Когда мой шушинский знакомый Умудвар, главный инженер фабрики музыкальных инструментов, предложил мне поехать в Кяркиджахан, поселок близ Степанакерта, заселенный азербайджанцами, я согласился. Жители Шуши теперь могли добираться до Кяркиджахана только лесными окольными дорогами, так как основная магистраль через Степанакерт была для азербайджанцев перекрыта. Размежевание по национальному признаку шло стремительно, этническое отторжение делало жизнь невыносимой. Степанакертцы пытались выбить из нагорной части города, из поселка Кяркиджахан, последних азербайджанцев и превратить свой город в чисто армянский. Жителям Кяркиджахана руководство республики и Шуши не могло обеспечить защиту, и  защитой поселка занималось само население. Сейчас шушинцы посылали в подарок жителям блокированного поселка арбузы. Ветеринарный УАЗ был доверху забит арбузами. Я сел на арбузы и поехал в Кяркиджахан…

Дорога была вся в ухабах. Кяркиджахан оказался не так уж далеко. Вообще НКАО небольшая территория, где до начала событий проживало 174 тысячи человек, в большинстве азербайджанцев и армян, если они и не были знакомыми или друзьями, то знали друг друга в лицо. В поселке я провел собрание жителей, в основном учителей поселковой школы, рассказал им о принципах самоорганизации народа, целях и задачах НФА, о ситуации в стране и республике. Через три часа я выехал обратно, уже более комфортно, без арбузов.

Я заметил, что моя речь не вызвала большого энтузиазма у жителей поселка. Не идея самоорганизации занимала жителей анклава, окруженного агрессивным большинством армянского города, а другие заботы. Как выяснилось позже, жители ожесточенно боролись за должность председателя поселкового совета. Эту особенность мышления и поведения своего народа, в минуты опасности, нависшей над Отчизной, думающей о захвате хлебных должностей, мне предстояло узнать в недалеком будущем. Спустя год в Кяркиджахан приезжала Арзу Абдуллаева. Она рассказывает, что на площадь, где она стояла, вбежал мужчина и спрятался за ней. Гнавшая его толпа остановилась перед ней, почувствовав в незнакомке гостью из столицы. Оказалось, что это - группа жителей Кяркиджахана, они хотели побить и отнять печать у Гасыма Гырхгыза, председателя поселкового совета, дабы усадить на его место другого человека. И это в обстановке ежедневных обстрелов поселка со стороны Степанакерта! Та же грызня за власть шла в Агдаме, на кладбище которого похоронены пять тысяч жертв войны против армянских агрессоров!

Когда мы возвращались из Шуши в Агдам той же дорогой, на окраине Степанакерта сцена забрасывания автобуса бутылками с горящим бензином повторилась. Дорога шла под откос, водитель жал на газ до упора, автобус летел на очень большой скорости и ритуал выражения армянской молодежью Степанакерта патриотических чувств обошелся без человеческих потерь и материального ущерба.

В Правлении, в мое отсутствие, было произведено распределение обязанностей, в своем роде раздел территории республики на «курации». Мне сообщили, что в мою курацию вошли Нахчыван и Карабах. Я ответил, что за Карабах возьмусь, а вот для малознакомого мне Нахчывана есть член правления Сульхаддин Акперов. Чтобы наладить связи и вникнуть в обстановку, потребовалось бы слишком много времени. Кроме того, мне самому было интереснее то, что происходит в Карабахе. Я даже не спросил, кому что поручено в Правлении, что курирует карабахец Иса и другие. Как координатор теоретической группы, которая отвечала за подготовку документов, обращений, заявлений, резолюций и т.д. я был и так предельно загружен. Кроме того, не прерывались мои бакинские связи с рабочими и научными коллективами. Каждый день, когда я находился в Баку, у меня проходили встречи в вузах, научных институтах, поликлиниках, рабочих общежитиях. Это было удивительное время, когда люди уже не боялись властей и искали ответы на интересующие их вопросы у НФА.

В это же время у нас активно шел процесс налаживания связей с  прибалтийскими народными фронтами. Если наши националисты еще кое-как годились для внутреннего потребления, то выходить с таким «товаром» на внешние рынки означало нанести себе вред. НФА за пределами республики представляли, как правило, Сабит Багиров, Хикмет Гаджизаде, Лейла Юнусова, Арзу Абдуллаева, Тофиг Гасымов и автор этих строк. Как раз в августе 1989 года прошла трогательная церемония солидарности народов Латвии, Литвы и Эстонии. Взявшись за руки, жители трех республик живой цепью соединили столицы трех республик. В этой цепи стояли и вышеперечисленные посланцы НФА. В Вильнюсе, Риге и Таллинне мы уже приобрели хороших знакомых, происходил активный обмен информацией о текущих событиях. Особенно мы, я и Лейла Юнусова, подружились с Мартом Никлусом, эстонским диссидентом. Узнав о том, что наш председатель – покаявшийся диссидент, Март посоветовал нам быть бдительными и осторожными. Многозначительное слово «бдительность» для советского человека прежде всего было связано с понятием «враг», «шпион», «прослушка» и «провокация». Никлус напомнил нам, что советская власть диссидентов, не согласившихся сотрудничать со спецслужбами, после освобождения не подпускала к сферам интеллектуального труда. Максимум, на что мог надеяться несломленный диссидент после освобождения, это истопник, грузчик или ночной сторож. Те же, кто устраивался на свободе на престижную работу, доверия диссидентов теряли. Я и так был начеку, но, кроме бдительности, еще нужны ресурсы. Я был уверен, что все мои коллеги из первоначального ВИЦ НФА – это ресурс для недопущения превращения НФА в орудие межклановых и межмафиозных игр. Время показало мне, насколько я был неправ в своих надеждах на друзей и соратников.

Вернувшись в Баку после поездки в Эстонию, я опять окунулся в организационные дела НФА. На меня вышел журналист, житель Джебраильского района. Он пригласил меня в свой район и взялся организовать встречу с активистами митингового движения 1988 года, которые сейчас затаились и только ждут сигнала и ободряющего слова, чтобы вернуться к активной деятельности. Хотя внешность этого человека была отталкивающей и он производил впечатление босяка, я сообщил о приглашении в Джебраил Правлению. Мне посоветовали взять с собой для воздействия на крестьянские массы Вагифа Самедоглу, брата Юсифа. Вагиф был камерный поэт, музыкант, знаток джаза и всего того, что связано с представлениями о западной культуре в нашем изолированном советском обществе. Джебраильский журналист со знаковым именем Хуррият (свобода –араб.), владелец «Жигулей» некий Сары (желтый), Вагиф и я двинулись в путь.

В Джебраиле Хуррият на самом деле организовал нам встречу с группой активистов митингового движения ноября 1988 года. Среди этих людей были врачи, учителя, экономисты, инженеры, чиновники. Всех интересовала судьба Карабаха. Джебраильский район граничил с одной стороны с Ираном, с другой – с Гадрутским районом НКАО. Из сел Гадрута уже совершались набеги на села Джебраила, угоняли скот, крали людей ради выкупа или обмена на бензин и скот. Людей мало интересовала перестройка, народовластие и реформы, более всего их мысли были направлены на защиту своих семей, сел, земли. В 1988 году милиция конфисковала все охотничьи ружья у жителей, и теперь население было лишено возможности защищаться. Сама милиция была не в состоянии защитить людей, да она все время опасалась непредсказуемой реакции вышестоящего начальства.

Я рассказал о принципах организаций опорных групп, проведения выборов делегатов на  учредительные конференции районных отделений, основных направлениях деятельности НФА. Затем Хуррият сообщил, что хочет познакомить меня с одним очень важным в их районе человеком, прокурором. Вагиф, Хуррият и я отправились в ресторан в роще. Здесь состоялся обед и разговор с прокурором. Я внимательно вслушивался в слова районного прокурора, стараясь понять его намерения. Вагиф же предался любимому им ритуалу поклонения Бахусу. Прокурор производил впечатление человека хитрого и бывалого. Кроме судьбы Карабаха, района и его самого, ему была интересна судьба режима, хотя такие разговоры летом 1989 года в Азербайджане, на мой взгляд, были преждевременны: режим выглядел еще крепким. Еще я понял, что прокурор не прочь подсидеть первого секретаря, который чем-то не угодил ему. Я отделался от прокурора общими фразами о перестройке и, оторвав Вагиф бея от любезной его сердцу обстановки застолья, ушел.

Заночевав у Хурриета дома, на следующий день мы отправились в соседний райцетр Физули, где, как мне сообщили, группа жителей хотела провести встречу с «беями из Баку». Мы выехали в Физули, нашли людей, которые хотели встретиться и поговорить, но выяснилось, что встречу запрещает первый секретарь райкома партии Джаваншир Мамедов. «А гулять в парке он вам не запрещает?» - спросил я. «Нет» - ответили озадаченные физулинцы. «Пошли гулять в парк. И позовите всех, кто хотел встретиться с нами». В городском парке я с Вагифом встали в центр, нас окружили люди. Они спрашивали, мы отвечали. Беседа с небольшой группой людей очень быстро переросла в нечто большее. Вокруг нас уже было около сотни людей. Вести беседу с таким числом людей было затруднительно. Я решил, что лучшая форма беседы в таком случае – формат митинга. На ступеньки встал Вагиф и начал выступать. Он критиковал власть местную и центральную, говорил о проблемах народа, о Карабахе. Вагиф оказался хорошим оратором, знающим язык простонародья. Вдруг появился офицер милиции вместе с несколькими рядовыми сотрудниками. Вагиф буквально осел голосом и телом. Мы могли опозориться. Слушатели тоже начали замечать перемену в поведении бравого оратора. Я быстро перехватил инициативу, начал говорить еще резче, камня на камне не оставив от политики партийного и советского руководства республики. Недалеко от митингующих остановилась голубая «Волга», из заднего сидения вылез грузный мужчина с красным лицом и стал слушать меня. «Первый секретарь приехал» - выдохнула толпа. Это еще больше раззадорило меня. Я перешел на конкретные имена, на конкретные деяния руководителей республики и страны.

В это время из толпы некий мужчина стал мешать выступлению, бросать оскорбительные реплики. «Не обращайте внимания, это – штатный провокатор райкома партии, директор универмага», - объяснили мне физулинцы.

После меня желающих выступить не оказалось, и я «закрыл» митинг. Ко мне подошел офицер милиции и сказал, что товарищ Мамедов просит меня подойти к нему. Я направился к «Волге». Мамедов был весь покрыт испариной и непрерывно обтирался уже мокрым платком. К моему удивлению, Мамедов оказался добродушным человеком. «Я болею, поднялся с постели с температурой. Не хорошо, что гости из Баку не сообщили мне о приезде. Я бы организовал все по-людски, а не так. Коли вы здесь, то вы – мои гости. Пойдемте, разделим кусок хлеба».

Я отказался от любезного предложения секретаря райкома партии отобедать с ним и, сославшись на срочные дела, уехал обратно в Джебраил. Проку от Вагифа с просевшим от страха голосом не было, и я счел за благо поручить его заботам Сары, попросив отослать нашего поэта обратно в Баку. Сам же уже с новыми друзьями, джебраильцем Мохаммедали, бывшим десантником, человеком с поэтической душой, его двоюродным братом Асифом на стареньких «Жигулях» поехали в Зангиланский район, на важную железнодорожную станцию Миндживан на границе с Арменией. Там, на станции, мы провели встречу с группой жителей, ответили на вопросы, рассказали о том, как формируются структуры Фронта, и поехали через Губадлинский район в Лачин. В Лачине состоялась еще одна встреча, в Туршсу, прямо рядом со знаменитым источником минеральной воды. Я ответил на очень, на мой взгляд, важный вопрос лачинского фронтиста Арифа Пашаева: как отвечать партократам, которые противопоставляют курдское меньшинство района остальному населению. Смысл старого имперского принципа «разделяй и властвуй», идеологические аргументы против такого приема были быстро схвачены моими лачынскими собеседниками и в дальнейшем, как они сами рассказывали, позволили им пресечь раскольническую деятельность партократов.

В Зангилане меня познакомили с Гарибом Миримли, внуком легендарного абрека Гачаг Наби. Это был огромного роста мужчина, добрый, как ребенок. На обратном пути он сопровождал нас. На территории Зангиланского района, уже ночью, на посту нас задержала милиция. «Первый секретарь райкома партии товарищ Мехдиев хотел бы переговорить с вами» - сказал мне офицер. «Ты хочешь встретиться с ним?» - заботливо спросил меня Гариб. «Нет» - ответил я. Потомок Гачаг Наби схватил офицера своими ручищами, приподнял и перенес его на обочину. Обернувшись к нам, он сказал: «Уезжайте». И мы уехали.

Но уже через десять минут нас нагнали милицейские «Жигули». Асиф не давал обогнать нас, каждый раз срезал ему дорогу. Вот так, гоняясь друг за другом и петляя по дороге, мы доехали до Джебраила. Недалеко от райцентра Асиф остановил машину и вышел с Мохаммедали. Офицер милиции выскочил и подбежал к ним с криком: «Почему вы убегаете?». «А почему ты гонишься за мной?» - спокойно вопросом на вопрос ответил мой новый друг Мохаммедали. «Секретарь велел нам привести его для беседы» - уже миролюбиво ответил офицер. «А мой гость не желает с ним говорить. У вас есть ордер на его арест?»

Ночь, ситуация три против двоих – Мохаммедали, его двоюродный брат Асиф и я против двух офицеров милиции, спокойный и даже насмешливый тон водителя, а главное, неопределенность данного распоряжения поколебали решимость представителей власти. Привести как? Вежливо пригласили – отказался. Хотели силой – оказал сопротивление, уехал. Теперь вот стоят и явно собираются не подчиняться. Применить оружие? Вот насчет оружия у милиционеров и были сомнения. Время смутное. Народ зашевелился, встает с колен, растерянность властей чувствуют все. Применишь оружие, можешь потерять погоны. А погоны, они кормят семью.

Милиционеры пообещали Мохаммедали разобраться с ним позже и уехали. А мы заночевали в его недостроенном доме, под открытым небом. Я смотрел на звездное небо и думал: «Что ждет нас? С таким сознанием, с таким государством?»

На следующий день, растроганный до слез заботой и верностью своих новых фронтистких друзей, я сел в автобус и вернулся в Баку.

В Баку меня ждали грандиозные события. НФА объявил о трехдневной забастовке, которая удалась. Сорокатысячный митинг, еще один митинг, уже под пятьдесят тысяч! Нас пригласил на переговоры Виктор Петрович Поляничко, второй секретарь ЦК КПА. Про него говорили, что он был советником Наджибуллы по партийной линии, является не столько партийным работником, сколько генералом то ли КГБ, то ли ГРУ.

В назначенный день в здании райкома им 26 Бакинских Комисаров, рядом с одноименным сквериком, члены Правления сидели в большой комнате и ждали опаздывающего секретаря ЦК. Иса, прогуливаясь по комнате, за дверью на балконе нашел резиновую милицейскую дубинку. Дубинка в райкоме вызвала у нас массу ассоциаций, все больше издевательского характера. Пока Иса вытворял с дубинкой разные упражнения, вошел высокий грузный человек с усталым видом. Это и был Виктор Петрович Поляничко, человек, которому предстояло сыграть важную роль в жизни нашего народа в ближайшие два года.

Разговор у нас получился ровный, спокойный, но безрезультатный. Поляничко говорил о сложности ситуации в НКАО. Мы отвечали, что тому причина бездействие и беспринципность центральных и республиканских властей. Поляничко говорил, что забастовки наносят огромный ущерб не только экономике, но и авторитету республики. Мы отвечали, что у республики, права которой каждый день топчут экстремисты и преступники на глазах всего СССР, нет и быть не может никакого авторитета. Поляничко говорил о неустанной заботе республиканского руководства о народе, о том, что оно недосыпает, работает по восемнадцать часов в сутки, мы отвечали, что народу интересна не мера труда, а его результат. Как я понимал, жаловался он нам не для того, чтобы вызвать у нас сочувствие к себе, а чтобы установить человеческий контакт. Я внимательно наблюдал за ним, сравнивал его с теми арабскими и советскими государственными деятелями и дипломатами, с кем мне приходилось работать, кого я переводил. Поляничко производил впечатление человека умного и хитрого, умеющего «вести» собеседника и направлять диалог. Но, увы, на этот раз его позиция была очевидно слабой, защитить ее было невозможно. Мы расстались ни с чем. Он обещал доложить в ЦК и Москву. Мы обещали продолжить нашу линию.

Объявленная во второй половине августа недельная забастовка удалась. Остановилась железная дорога, множество предприятий промышленности. Работали только предприятия пищевой промышленности. Республика была почти парализована. Вот в такой ситуации ЦК АКП предложил обсудить ситуацию еще раз. Требование НФА было одно: отменить решением Верховного Совета Азербайджана решение союзного руководства о КОУ НКАО, как нарушающее суверенитет республики, вернуть НКАО под управление республики. ЦК вынужденно согласился внести эти вопросы в повестку дня сессии ВС Азербайджана, которая должна была открыться 15-го сентября 1989 года.

Отношения внутри Правления НФА тем временем все больше накалялись. Этибар Мамедов все больше превращал митинги НФА в инструмент разжигания ненависти к армянам и руководству республики, часто давал слово людям, которые произносили провокационные речи, игнорировал решения Правления. 9-го сентября на заседании Правления у меня дома я внес предложение об исключении Этибара Мамедова из Правления. Он был испуган и бледен, ничего не мог противопоставить длинному перечню его грубых нарушений против НФА и его целей. После тягостного обсуждения преобладающей стала точка зрения Исы Гамбарова: «В ситуации противостояния с властью было бы рискованно нарушить единство наших рядов». За исключение Этибара Мамедова проголосовали лишь я, Тофиг Гасымов и Лейла Юнусова. Большинство выступило за сохранение Этибара Мамедова членом Правления.

Моя жена, активистка НФА, слушала всю эту напряженную дискуссию из соседней комнаты. Мы перешли к обсуждению других вопросов. Через некоторое время она внесла в гостиную чай и халву, каждому по небольшому блюдечку. Халва была съедена, и Абульфаз Алиев решил похвалить мою супругу:

- Ниял ханум, халва была чудесной. Кстати, в связи с чем вы угостили нас халвой?

- Сегодня поминки Народного Фронта – ответила жена.

Абульфаз смутился и замолчал. По народному обычаю, халву выставляют на стол на поминках.

На следующем заседании в рабочем кабинете у Юсифа Самедоглу Иса предложил, чтобы НФА на сессии Верховного Совета Азербайджана представлял Абульфаз Алиев. Я открыто заявил, что на первом телевизионном «явлении НФА народу» я не хотел бы, чтобы организацию представлял человек, избранный путем фальсификации. И вообще, какое имеет отношение Абульфаз Алиев к целям и задачам НФА? Он вообще не читал и не знаком ни с Программой, ни с Уставом НФА. Иса предложил поставить вопрос на голосование. Голоса разделились поровну. Продолжили обсуждение. Переголосовали. Вновь равное число голосов. Сульхаддин Акперов, сидевший рядом со мной, прошептал:

- Я не могу голосовать против Абульфаза, иначе не смогу вернуться в Нахичевань. Предложи тайное голосование, и ты выиграешь.

Я предложил провести голосование тайно. Тут Тофиг, который открыто голосовал против предложения Исы, разразился тирадой:

- Мы создали Фронт, чтобы быть честными, открытыми и искренними. Я против тайного голосования, ибо оно – признак тайных интриг.

Я с изумлением смотрел на Тофига. После вакханалии насилия и подтасовок на учредительной конференции, после всего того, что творит группировка «Варлыг» на митингах, открыто попирая наши принципы, о какой открытости могла быть речь? Тофиг потопил мое, вернее, Сульхаддина предложение, и опять результат был ничейный. Тут Хикмет предложил:

- Пусть НФА представит Иса.

Что ж, придется выбирать меньшее из зол. Так и решили, что НФА будет представлять член Правления Иса Гамбаров, а по вопросу Карабаха выступит Этибар Мамедов. Также решили, что, в ответ на просьбу ЦК представить список членов НФА, которые будут допущены на сессию ВС Азербайджана, послать туда список всех членов Правления плюс председатель.

Когда список составили и послали в ЦК, выяснилось, что в него не включили Сульхаддина Акперова, вместо него фигурировало имя Беджана Фарзалиева. Эти мелкие пакости и ползучая анархия были излюбленной тактикой национал-большевиков, как я  стал их называть в своем кругу. Я вмешался в дело и добился, чтобы Сульхаддина внесли в список.

В то время я часто ходил к академику Зияду Самедзаде, заведующему отделом экономики ЦК КПА, с требованием совместной подготовки проекта закона о переходе Азербайджанской ССР на принципы хозяйственного расчета внутри единого народного хозяйства СССР. Академик не был готов к обсуждению этой темы, боялся, юлил, все время вытаскивал какие-то ксерокопии российских газет с проектами хозрасчета некой уральской области, или же эстонскую газету с проектом хозрасчета Эстонии. Раз за разом он откладывал обсуждение. А в это время бывший председатель Верховного Суда Азербайджана, работавший в аппарате Верховного Совета, Абдулла Ибрагимов, сообщил, что юристами Азербайджана подготовлен проект Конституционного закона о суверенитете Азербайджанской ССР.

- Как это, вы сами, без согласования с верхами, осмелились подготовить проект такого закона? – недоверчиво спросили Тофиг и я.

- Да – гордо отвечал бывший судья, - Мы тоже патриоты.

Тофиг с радостью ухватился за возможность поработать совместно с юристами ВС над проектом закона. С недавних пор я стал замечать, что у нашего уважаемого Тофига о себе сложилось мнение как о профессиональном специалисте по праву. Он и на самом деле по горло погрузился в дискуссию с правоведами ВС и до 22-го сентября, дня принятия этого закона, все время жаловался на бескрылость и трусость «этих партократов». А Самедзаде так и заволокитил обсуждение проекта закона о хозрасчете республики. Видимо, из Москвы указания о принятии такого закона еще не поступило.

15-го сентября приглашенные на сессию ВС члены НФА с пригласительными билетами вошли в здание квази-парламента республики. Нам выделили место на балконе. Мы слушали прения по сценарию, тщательно согласованные, отрепетированные выступления депутатов. Ни одной свежей мысли! На виду у публики официальные лица самостоятельно даже думать не смели. Но все это было прелюдией. Параллельно с заседанием продолжалась встреча членов Правления с Везировым, на которой обсуждалось отношение ВС Азербайджана к КОУ НКАО. Везиров настаивал на «Заявлении ВС Азербайджанской ССР», так как республиканский парламент не имел право принимать никакого иного решения, кроме как во исполнение решения ВС СССР! А о решении республиканского парламента об отмене решения парламента союзного он и слышать не хотел. Но и мы не были дети, обмануть нас бумажкой с текстом юридически необязательного заявления было невозможно. Нашей целью, ввиду политической трусости и бессилия партийной власти республики, было создание коллизии правового противостояния между парламентом Азербайджана и парламентом СССР. Мы стремились перевести борьбу с аннексионистской Арменией в плоскость права, где мы безусловно были сильнее, хотели вынудить парламент СССР высказать не двуличную политическую, а четкую правовую оценку тому безобразию, что творилось в отношении нашего народа и страны. Везиров уперся на «Заявлении», мы настаивали на «Постановлении» или же «Решении». Настал вечер. Депутаты, неспособные самостоятельно принимать решения, покорно ждали вердикта своего пастыря.

Члены Правления группами ходили к Везирову и возвращались, возмущенные его нежеланием сделать естественный и единственно выигрышный для республики шаг. Переговоры шли за кулисами сессии, депутаты догадывались, что происходит нечто неладное с их лидером, но безликой и послушной массой ожидали волеизъявления одного человека. От переговоров с Везировым вернулся Этибар и сообщил, что сейчас же выйдет к толпе перед ВС и потребует отставки Везирова. Мне хорошо была известна эта игра в отставку под предлогом защиты Карабаха, и я потребовал, чтобы он повременил. Взяв с собой безынициативного Юсифа Самедоглу, я отправился к Везирову.

В комнате сидели он и Поляничко. Расстроенные, я бы даже сказал, растерянные. Я вежливо предложил обсудить разницу между «заявлением» и «решением». Везиров согласился. Я напомнил вкратце всю историю двуличия, предательства и оппортунизма центральных властей, которые, тут я педалировал, сводят на нет титанические усилия товарища Везирова успешно вести перестройку в Азербайджане. Везиров оживился. Он начал слышать речь, лексику, интонации родной среды. «Да, да», - согласно закивал он.

«Нужно помочь и Горбачеву, чтобы он смог противопоставить давлению Армении силу давления Азербайджана» - тихо продолжал я.

- Несомненно, надо помочь Михаилу Сергеевичу – ответил Везиров. Поляничко молчал и только иногда тяжело вздыхал, как загнанная лошадь.

- Так вот, Абдуррахман Халилович, к Михаилу Сергеевичу лезут армяне с очередной подлой просьбой что-то у кого-то урвать, а он им нашу бумажку – мол, товарищи, я и рад бы, да демократия, гласность и новое мышление не позволяют, товарищи из Азербайджана привели в действие советскую Конституцию и правовые механизмы, которые я, как советский руководитель, никак переступить не могу.

На лице Везирова блуждала растерянная улыбка.

- Давайте поможем Горбачеву, Абдуррахман Халилович. Вы же понимаете, что единственный человек в НФА, кто все еще читает и слушает Горбачева - это я. И вот я, рядовой член партии, советую вам, своему первому секретарю, сделать смелый и мужественный шаг и поддержать Генерального Секретаря ЦК КПСС товарища Горбачева, дать ему в руки оружие для борьбы с врагами страны и коммунизма.

Тут вмешался Поляничко и напомнил Везирову суть дела. НФА хочет противопоставить республиканский Верховный Совет Верховному Совету СССР. НФА хочет решением республиканского парламента отменить решение парламента СССР! НФА хочет создать прецедент верховенства республиканского парламента над союзным!

Везиров очнулся от обычной человеческой логики моей речи и быстренько вернулся в лоно удобной партократической логики:

- Нет, нет, только заявление!

Тут я встал и точно так же спокойно сказал:

- Абдуррахман Халилович, к чему обманывать друг друга. Вы прекрасно знаете, что в Правлении собрались люди, которые жаждут вашей отставки, и только я все еще надеюсь на то, что Везиров повернется лицом к народу. Но вот сейчас я вам открыто заявляю, что выйду из этой комнаты к народу, который собрался перед зданием Верховного Совета, и скажу, что Везиров предает народ и Карабах, перестройку и идеалы коммунизма в угоду подлым врагам нашей родины. Потребую вашей отставки. До свидания!

Я резко встал и пошел. Озадаченный и немножко испуганный Юсиф Самедоглу поплелся за мной. Во мне клокотала ярость. Эта тупость и упертость Везирова означала поражение моей линии в НФА! Я ведь говорил, что есть возможность выработки соглашения с руководством ради Карабаха и реформ общества. И вот, дождался…

Нас нагнал Сахиб Гулиев, помощник Везирова, обнял меня и сказал:

- Везиров просит тебя вернуться.

- Пошел к черту твой Везиров, - взревел я - он трус и подлец!

- Да буду я твоей жертвой, Зардушт бей, умоляю, он очень просил вернуть тебя.

Я нехотя согласился, и мы вернулись в комнату. Везиров и Поляничко ждали нас стоя. Как ни в чем не бывало, Везиров подошел ко мне и сказал:

- Хорошо. Ты меня убедил. Михаилу Сергеевичу мы этим здорово поможем. Будет тебе решение.

Я обрадовался и воскликнул:

- Абдуррахман Халилович! Разрешите мне вас обнять!

Везиров, радостный, кивнул головой в знак согласия. Я обнял его. Голова Везирова доставала мне до подбородка. Я отставил его и в порыве искренности сказал:

- Абдуррахман Халилович! Народ вас совсем не уважает и даже начинает ненавидеть. Но если вы объедините усилия Компартии с усилиями НФА в деле защиты Карабаха, то станете национальным героем! Мы горы свернем, и перестройку свершим, и общество реформируем, и страну спасем.

Везиров был смущен и даже растроган. Бедный, наверное, никогда не видел искреннего человека…

Мы с Юсифом вернулись на наш балкон, и я гордо сказал членам Правления:

- Везиров обещал. Будет решение.

Везиров вернулся в зал. Депутаты безропотно ждали. Прерванное на неопределенное время заседание было возобновлено. Эту же сцену в прямой трансляции видела вся республика.

Мы обрадовано начали ждать обращения Везирова к депутатам. Было ясно, что они сделают все, что скажет Первый секретарь ЦК. Везиров предложил депутатам ВС по КОУ НКАО принять… Заявление. Все члены Правления вскочили с ног и бросились вниз, в зал заседаний. Я влетел в зал и, обращаясь к депутатам, начал кричать:

- Доколе вы будете жить на коленях, как рабы? Когда же у вас пробудиться достоинство? У вас родину отбирают, а вы молчите и ждете указаний!

У трибуны, сбоку, рядом с Везировым, уже стоял Наджаф Наджафов. Положив руку на трибуну, он громко говорил в зал:

- Этот человек обманывает вас. Этот человек успокаивает вас, а на самом деле по указке сверху, шаг за шагом отдает Карабах Армении…

Везиров, стоя на трибуне, шипел на Наджафа:

- Отойди. Отойди я говорю тебе. Не хулигань…

Наджаф не обращая никакого внимания на первого секретаря ЦК КПА, продолжал говорить в зал:

- Очнитесь. Не верьте этому человеку.

Везиров возвысил голос:

- По какому праву ты здесь стоишь?!

- По праву азербайджанца…

- Я депутат! Смотри – Везиров схватился за свой лацкан и стал показывать значок депутата Наджафу.

В это время к трибуне подбежал Этибар Мамедов, встал перед трибуной и стал говорить, обращаясь не столько к залу, сколько к камерам телевидения, ведущим прямую трансляцию:

- Я сейчас выйду к народу и скажу всю правду. Я скажу, что Везиров предает Азербайджан, и для того, чтобы защитить Карабах, нам необходимо, прежде всего, добиться его отставки. Я буду призывать народ к бессрочной забастовке до тех пор, пока Везиров не подаст в отставку…

В зал кричал Алякрам Гумматов, все члены Правления кричали на депутатов, которые были ошарашены тем, как у них на глазах всесильного первого секретаря ЦК заставляют делать то, чего он не хочет. И кто?! Простые граждане, без должностей и званий…

Везиров сломался и согласился на то, чтобы ВС Азербайджана принял решение по КОУ НКАО.

После этого события авторитет НФА вознесся до небес, Этибар сделался героем, мои же позиции внутри Правления, как человека, склонного к компромиссам с лидерами Компартии, ослабли. «Эти люди ничего не понимают, кроме аргумента силы» - говорили на Правлении всякий раз, когда я предостерегал их от  бессмысленного нагнетания напряженности.

Как бы то ни было, НФА удалось перевести борьбу за НКАО из закрытых кулуарных встреч и кабинетных постановлений в русло открытой парламентской борьбы, на поле закона. КОУ НКАО, ставший орудием армянских сепаратистов и их московских покровителей в деле отчуждения области от Азербайджана и прикрытия армянской аннексии, ничего, кроме огромного вреда Азербайджану, не принес. Уверенность партийно-хозяйственной мафии области в слабости бакинского руководства и всесилии своих московских патронов окрепла, за это время они провели этническую чистку азербайджанцев из Степанакерта и фактически взяли в осаду все азербайджанские села области. Связь Кельбаджарского района с остальной республикой по основному шоссе через Мардакертский район была прервана полностью, 45-тысячный район фактически снабжался через труднопроходимую горную дорогу Муровдаг. О степени безопасности дороги в Шушу через Степанакерт я уже писал.

Через неделю прошло еще одно заседание ВС. Тофиг и Фуад Агаев, юрист из НФА, внесли в проект Конституционного закона о суверенитете Азербайджанской ССР несколько дополнений, но в целом проект остался таким, каким он был составлен «патриотичными юристами» под эгидой Абдуллы Ибрагимова.

Наученные горьким опытом первого заседания от 15 мая, руководство  на этот раз укрепило входы в зал заседаний усиленной охраной. В целом заседание 22-го сентября прошло спокойно и без эксцессов, закон приняли. Этим шагом Азербайджан опередил остальные республики СССР, включая прибалтийские, в деле законодательного оформления пределов своего суверенитета внутри СССР.

На следующий после заседания день мне позвонил из Москвы академик АН Эстонии, депутат Съезда Виктор Пальм. Он сообщил тревожную весть: Галина Старовойтова использует Межрегиональную Депутатскую Группу (МДГ) для внесения в Верховный Совет СССР проекта постановления о вводе на железной дороге Азербайджана особой формы управления. Пальм советовал срочно прибыть к завтрашнему заседанию МДГ в доме политпросвещения Московского горкома партии на Цветном бульваре. «Если это случится у вас, прецедент могут использовать также против нас» - сказал Пальм. Я обещал прилететь.

Сразу же посоветовался с братом Аразом. Он был за то, чтобы лететь, и вызвался помочь мне. Я позвонил Исе и рассказал о ситуации. «Ты знаешь, сейчас твое имя всюду полощут, и я на твоем месте воздержался бы от поездки». «К счастью, ты не на моем месте, а я свой долг понимаю так, что он не перед НФА, а перед Азербайджаном. Разговоры же про меня мне безразличны» - отрезал я.

Иса был прав в том смысле, что против меня по всей республике шла мощная компания очернительства. Жена моя приходила на митинги НФА со своими студентами, и, как-то вопреки своей сдержанности и нежеланию огорчать меня, сказала: «Ты всю душу вкладываешь в НФА, но просто не представляешь себе, что говориться на Мейдане, когда объявляют, что слово предоставляется члену Правления Зардушту Ализаде. Сотни людей начинают шнырять в толпе и громко говорить, что «будьте бдительны, это – агент КГБ, внедренный в НФА». Мне бывает неудобно перед моими студентами, потому что объяснять им, кто ты, в ситуации открыто враждебной и при массированной агитации я просто не силах».

«К черту их – отвечал я – главное, что я делаю свое дело, и у меня пока большинство в Меджлисе и Правлении. А эти люди – агентура, с которой мы разберемся на съезде».

В начале сентября ко мне пришел Алякрам Гумматов, член Правления от Ленкоранского отделения НФА. Он сообщил, что в доме Беджана Фарзалиева систематически собираются сторонники Абульфаза Алиева и планируют акции против меня. Его пригласили туда только из-за того, что были наслышаны о его приязненных отношениях с ленкоранским богачом Шаммадом, который слыл человеком Гейдара Алиева. Ему предложили примкнуть к фракции противников Зардушта Ализаде. Целью фракции было удаление противника Абульфаза Алиева из НФА. Алякрам отказался и превратился после этого во врага трайба. Я отреагировал на его предупреждение со смехом, сообщив, что в руководящих органах НФА у меня твердое большинство.

В Москву мы полетели вдвоем с братом, но я взял московские координаты Юсифа Самедоглу, который находился в Москве, готовясь к отлету в Голландию, куда его пригласили на какую-то конференцию.

На следующие утро Юсиф, Араз и я были перед зданием Дома политпросвещения МГК КПСС на Цветном бульваре. Перед зданием на ступеньках стояли азербайджанские депутаты Съезда – первый секретарь райкома партии 26 Бакинских Комисаров Вели Мамедов и две женщины из «молчаливого большинства». Одна из них была врач из Джалилабада, Сара ханум Везирова. Они производили жалкое впечатление. «Нас внутрь не пускают» - пожаловались они. «А вы что, члены МДГ?» - зло спросил брат. «Нет» – смущенно ответил Вели Мамедов. «Стойте здесь, никуда не уходите - сказал Араз - Скоро будет перерыв,  и я вас проведу в зал. Там молчите, но если я подам сигнал, начните шуметь». Я не понимал, почему они должны шуметь, но подумал, что Араз - завсегдатай тусовок московских демократов, дело знает лучше меня.

Мы связались с Отто Викторовичем Пальмом. Вскорости объявили обеденный перерыв, и он вышел к нам с двумя лидерами народного движения Армении,. Пальм представил нас друг другу. Вазген Манукян и Амбарцум Галстян входили в руководство Комитета «Карабах». Впоследствии Вазген станет премьер-министром Армении при президенте Левоне Тер-Петросяне, а Амбарцум – мэром Еревана и падет от пули убийцы. Но мы, разумеется, этого знать не могли, стояли и изучающе смотрели друг на друга.

«Нам необходимо перекусить» - сказал Пальм. «Я приглашаю всех в ресторан «Будапешт», в двух шагах отсюда» - предложил Араз. «Нет, в ресторан мы не пойдем» - запротестовали армянские лидеры. «Они не хотят делить с нами кусок хлеба» - прошептал я Пальму. «Тогда пойдемте ко мне в номер гостиницы «Москва», закажем бутерброды» - предложил Пальм.

Там в номере и начались первые армяно-азербайджанские переговоры на уровне народных движений. Юсиф многозначительно молчал, поглаживая усы. Основным переговорщиком был Араз. Цель была ясна: мы должны были доказать МДГ, что есть почва для взаимопонимания и договоренностей между народными движениями двух соседних народов. Этого желал и Пальм, который стремился не допустить ситуации, когда союзный центр получил бы юридическое обоснование для силового вмешательства в дела союзной республики. Армянские цели тоже были ясны: любыми средствами не допустить никакого соглашения! Провести проект предложения МДГ, подготовленный Старовойтовой, и удар союзного центра против Азербайджана будет обеспечен! Араз сразу же перешел к формулировкам текста соглашения, дабы не увязнуть в обсуждении того, кто прав, а кто нет. Пальм понял тактику Араза и начал пресекать попытки армян перевести разговор в русло общих рассуждений. В какой-то момент он даже откровенно надавил на них: «У нас мало времени, перерыв кончится, мы должны вернуться, и я обязан доложить депутатам о том, какая из сторон занимает ту или иную позицию». В этих словах таилось предупреждение сторонам: Пальм намекал на то, что имеет возможность представить руководству МДГ какую-либо сторону, как не конструктивную, саботирующую миротворческие усилия МДГ!

Вазген и Амбарцум, как я понял, оказались в щекотливом положении. Как люди интеллигентные и совестливые, они не могли долго играть роль безвинных жертв. Список армянских жертв и лишений компенсировался не менее впечатляющим списком азербайджанских жертв и лишений. С одной стороны, они были обязаны предстать радетелями соглашения в духе требований МДГ, с другой, обязаны сорвать соглашение, чтобы в МДГ прошел проект Старовойтовой. В какой-то момент на их требования «открыть железнодорожное движение» Араз ответил: «Мы согласны. Первым пунктом мы пишем, что НФА обязуется снять все препятствия нормальному функционированию железной дороги. Вторым пунктом мы записываем, что Комитет Карабах обязуется не поставлять оружие и взрывчатые вещества в НКАО». Вазген и Амбарцум переглянулись и согласно закивали головами. Тут всю игру испортил Пальм, который воскликнул: «Вы же тем самым признаете, что из Армении в Карабах поставляется оружие и взрывчатка». Вазген и Амбарцум будто очнулись и бурно запротестовали: «Нет, нет, мы это не подпишем». Араз был расстроен репликой Пальма.

Бутерброды с сыром и колбасой, заказанные Пальмом в гостиничном буфете, мы уничтожили быстро. Наконец, Араз шепнул: «Наша цель – не обвинить армян, а договориться с ними. Надо согласиться на самые общие формулировки». И на самом деле, было похоже, что затея Пальма срывалась. Армяне все меньше и меньше стыдились своей позиции и все откровеннее, без всякой мотивировки, отклоняли предложения Араза.

Наконец, Араз написал фразу, которую и Пальм, и армянские коллеги долго читали и изучали. «Стороны обязуются прекратить все действия, препятствующие нормальному и беспрепятственному течению экономической деятельности в регионе, включая коммуникации, и в дальнейшем воздержаться от любых насильственных действий, способных помешать экономической деятельности». Это предложение, лишенное литературного изящества, в то же самое время отражало смысл усилий Пальма. Он спокойно обратился к коллегам из Еревана: «Думается, что к этой формулировке не может быть никаких претензий». Вазген и Амбарцум без энтузиазма согласились. Мы быстро поставили свои подписи под написанным от руки текстом и отправились на Цветной бульвар.

Мы успели вовремя. Старовойтова выступала и страстно описывала страдания стариков, женщин и детей Армении, испытывающих холод и голод из-за азербайджанской блокады. Чтобы депутаты МДГ поняли все правильно, в качестве наглядных пособий в зале присутствовала большая группа стариков и женщин из Армении, которые изображали скорбь и лишения жителей  многострадальной республики. Там были ветераны войны с иконостасом орденов и медалей на груди, безногий инвалид на костылях, множество женщин из категории «простая деревенская баба». Сидела группа «глубоко и от души возмущенных» депутатов Верховного Совета Армении, которые олицетворяли жалобу Армянской Республики на бесчеловечную политику Азербайджана. Наши депутатки во главе с Вели Мамедовым тихонечко сидели на самой верхотуре и молчали, радуясь тому, что их не выгоняют. Мы подсели к ним. Араз возмущенно сказал Вели Мамедову: «У Везирова башка не варит, это понятно. Но вы-то, Вели муэллим, умный человек, неужели не могли подсказать ему, что Азербайджан должен послать в МДГ несколько депутатов, чтобы знать ситуацию и пытаться влиять на нее? А так мы отдали всю МДГ армянам, и они что хотят, то и творят, превратив МДГ в орудие против Азербайджана». Вели печально вздохнул и промолчал, видимо, время было не подходящее для спора партработника с неформалом.

После того, как Галина Старовойтова, рассказав об ужасах,  азербайджанской блокады против Армении, перешла к зачитыванию своего проекта и отчеканила последнее предложение: «ввести особую форму управления Азербайджанской железной дорогой», часть депутатов из МДГ и все армянские гости восторженно зааплодировали. Старовойтова победоносно окинула взором зал и пошла на свое место.

В Президиуме сидели Сахаров, Ельцин, Афанасьев и Пальм. Сахаров дал слово Пальму.

«Товарищи, МДГ поручило мне провести консультации с представителями народных движений Армении и Азербайджана с целью изучить возможность снятия блокады, возобновления железнодорожного движения и налаживания постоянного диалога для прекращения насилия. Для выполнения этого поручения мной были приглашены в Москву представители народного движения из двух республик и проведены переговоры. Я обязан доложить уважаемым депутатам, что инициатива МДГ увенчалась успехом. Представители Комитета Карабах Армении и Народного Фронта Азербайджана договорились о прекращении любых насильственных действий, способных нанести ущерб нормальной экономической деятельности в регионе».

Пальм остановился и показал нашу бумагу с подписями залу. Зал встал и начал бурно аплодировать. Пальм с видом победителя, но скромно, сошел с трибуны. На трибуну даже не попросив слова, вбежала Старовойтова. Она была в ярости.

- Не верьте заверениям этих людей из Азербайджана. Пока власть не применит силу, они будут держать армянский народ в блокаде.

- А вот теперь кричите  - сказал Араз азербайджанским депутатам и поднялся с места. Вслед за ним поднялись Вели Мамедов и две женщины и начали кричать. Зычный голос Араза заглушал голос Старовойтовой, усиливаемый через микрофон. Зал обернулся и начал смотреть на верхний ряд, где стояли шестеро азербайджанцев и кричали.

- Хватит ловить рыбу в мутной воде! Хватит делать политическую карьеру на крови и страданиях народа! Хватит разжигать вражду между народами! Хватит спекулировать демократией! Перестаньте служить центральным властям – гремел голос Араза.

Наши женщины просто голосили что-то свое, на азербайджанском. Вели Мамедов кричал:

- Хватит! Хватит! Хватит!

Старовойтова повернулась к Афанасьеву и возмущенно сказала:

- Дайте мне говорить. Уймите этих крикунов.

- А я вам слово не давал. Вы, Галина Васильевна, уже говорили, а на трибуну взошли без предоставления вам слова председателем-. спокойно отрезал профессор Афанасьев, и  уже не обращая на нее внимания, сказал -Товарищи, МДГ доказала, что является серьезной политической силой и может делать даже то, на что не способна союзная власть – посадить за один стол представителей конфликтующих сторон и добиться соглашения о прекращении насильственных действий.

Зал снова зааплодировал. Старовойтова сошла с трибуны и резко пошла к представителям Армении. Наши тоже умолкли. Араз быстренько рванул туда, куда направилась Старовойтова. Минут через десять он вернулся и, довольный, доложил:

- Старовойтова отчитывает Вазгена и Амбарцума. Кричит, что они сорвали ее игру. На них кричат и депутаты Верховного Совета Армении, и ветеран войны, и инвалид, и женщины. Короче, все кричат на них. А мы теперь должны доделать дело.

Вели Мамедов и две женщины-депутаты светились от счастья. Только что они были париями, изгоями, которые ничего не могли сделать против коварного и жестокого врага – фурии Старовойтовой. Откуда ни возьмись, появились эти трое из Баку и за три часа повернули дело на 180 градусов. Проект против республики не прошел. Эти бедные люди, заложники политики Везирова, могли только повторять: «Да будем мы вашей жертвой, милые наши, дорогие наши».

Пальм, чрезвычайно довольный результатом, подошел к нам и сказал, что члены Координационного Совета МДГ хотели бы завтра, если это возможно, встретиться с лидерами НФА,. Я позвонил Лейле и сказал, чтобы в Москву приехала «приличная» часть Правления.

На следующий день в Доме политпросвещения появились Наджаф Наджафов, Лейла Юнусова и Иса Гамбаров, которые присоединились к нашей троице. Нас пригласили в комнату, где заседал Координационный Совет (КС) МДГ. Во главе стола сидел академик Сахаров. Когда представлялись, пятеро из нас сказали одну и ту же фразу: «Член Правления НФА». Араз же неожиданно для всех, в том числе и для меня, сказал: «Араз Ализаде, Социал-демократическая партия Азербайджана».

Беседа в КС МДГ прошла дружелюбно. КС видел в НФА союзника в борьбе против партийной бюрократии. Карабахский узел они готовы были помочь развязать, но на это должна была быть воля самих участников конфликта. Мы рассказали о характере и размахе движения, наших целях, пригласили представителя КС на митинг в Баку. Сахаров ответил, что КС пошлет своего представителя на митинг НФА в знак солидарности.

Мы вышли из Дома политпросвета поздно. Юсиф опять из-за диабета боялся за свое здоровье. Араз предложил пойти в «Будапешт», где снимала номер под офис иранская торговая фирма, в которой он работал. Иса возразил, что для ресторана поздно, уже 11 часов. Но Араз настоял, и мы пошли к «Будапешту». Иса был прав, ресторан закрывался. Араз прошел внутрь, с кем-то переговорил, и нас впустили в зал. Быстро накрыли стол и покормили нас. Впоследствии по Баку поползли слухи, что Араз является совладельцем ресторана «Будапешт» в Москве. Кто мог их распустить, не трудно было догадаться.

После позднего ужина мы все разошлись по своим адресам, только Араз сказал, что у него еще есть дела в гостинице «Москва».

Утром он разбудил меня и сказал, что добился встречи лидеров НФА с руководством ВС СССР. Пока мы спали, Араз работал в фойе гостиницы «Москва», где всю ночь беседовали и заседали различные депутатские группы из всего СССР. Он убеждал депутатов подписаться под обращением к Анатолию Лукьянову, Председателю ВС, с просьбой принять делегацию НФА. Он собрал подписи свыше ста депутатов различных республик, разбудил Эльмиру Кафарову, Председателя ВС Азербайджана, убедил ее также подписаться под текстом. Обращение было передано в ВС, и уже назначено время встречи.

Когда мы вновь собрались, и Араз рассказал нам о результатах своей ночной работы. Иса спросил:

- Значит, Лукьянов будет принимать лидеров НФА?

- Да, - ответил Араз, не чувствуя подвоха, - или Лукьянов, или Нишанов.

- Тогда ты не можешь принять участия во встрече, ты не в НФА – резюмировал Иса.

Араз ответил:

- Я для республики старался, а не для себя. Хотите идти только как НФА -  успехов вам.

Мне стало неприятно: опять мелкая интрига, опять попытка кого-то задвинуть, самому выйти на авансцену…

На встречу мы опоздали, перепутав ворота Кремля. Когда нас впустили в Кремль и мы добежали до места встречи, Рафик Нишанов ждал нас уже полчаса.

- Ребята – сказал он дружелюбно – не обижайтесь, но вы опоздали на встречу, и у меня для вас всего 15 минут. Коротко скажите мне ваши главные желания.

- Мы требуем официального признания НФА – был наш ответ.

Из Кремля мы поехали в Постоянное представительство Азербайджана, где были приняты Везировым. Состоялся, как пишут в таких случаях в газетах, «полезный обмен информацией.

Иса и Наджаф вылетели в Баку, Юсиф в Голландию, Араз, Лейла и я остались в Москве, потому что у нас были запланированы встречи с московскими правозащитниками и диссидентами. Нас любезно опекали Светлана Алексеевна Ганнушкина и Галина Яковлевна Ковальская. Мы побывали в «Экспресс-хронике», встретились с Сергеем Григорьянцем, издателем антисоветского журнала «Гласность». Когда мы упрекнули Сергея Ивановича в одностороннем освещении событий в Карабахе, Григорянц предложил присылать ему материалы с азербайджанским видением проблемы. «Господа, единственное мое условие, чтобы язык изложения материала был грамотным. Я не правлю материалы и не цензурирую их». В конце сентября мы вернулись в Баку и успели поприсутствовать на митинге 29-го сентября на площади Ленина, где выступил посланец МДГ депутат Евгений Челышев с Украины. Челышев был потрясен масштабом митинга. «Даже у нас, в Москве, таких масштабных митингов демократического движения не собирается» - сказал он.

С начала октября члены Правления начали часто встречаться с Везировым, Поляничко и другими членами бюро ЦК. НФА ждал ответа на свое мартовское обращение о регистрации. Пятого октября Везиров уступил, пригласил к себе Председателя Совета Министров Азербайджана Аяза Муталлибова и велел тому зарегистрировать НФА на основании постановления Совета Народных Комисаров СССР от 1932 года о регистрации общественных организаций. На этой правовой основе были зарегистрированы ДОСААФ, Общество книголюбов, Спасения утопающих и пр. Что ж, другой правовой основы в СССР для регистрации тогда не было.

Был неприятный инцидент, когда Муталлибова, изысканно одетого и благоухающего дорогим парфюмом, в приемной ЦК окружила толпа экзальтированных женщин, и, оскорбляя и понося, стала требовать немедленной регистрации НФА. «Я как раз ходил в Совмин за печатью» - бормотал расстроенный Муталлибов, которого женщины окружили плотным кольцом и угрожали не выпустить, пока он не зарегистрирует НФА.

Надо отметить, что в пору митингов внутри НФА, неформальной организации, образовались в свою очередь неформальные группы. Первая была – «Отряд охраны». Вторая была своеобразный «летучий эскадрон» экзальтированных женщин, поклонниц Абульфаза Алиева, которые атаковали любого, на кого он укажет, непосредственно, или же через своих людей. Этот же феномен «черных колготок» повторился и в Грузии, когда увядшие грузинские женщины защищали обожаемого Звиада Гамсахурдиа от любой критики.

«Отряд охраны» был сформирован Председателем де-факто, без санкции Правления. Я несколько раз выносил на обсуждение Правления вопрос о роспуске отряда и запрета на его деятельность, такой отряд Уставом НФА не предусматривался. Отряд состоял из десятка-два молодых мужчин явно криминальной наружности. Иса и его команда категорически возражали против роспуска этого отряда. Отряд возглавлял Мамед Ализаде, земляк и доверенное лицо Абульфаза Алиева.

- Ну, зачем нужен НФА этот отряд? – спрашивал я.

- Защищать порядок на митинге – отвечал Иса.

- На митингах бывает от тридцати до сорока тысяч человек, люди сюда приходят с предприятий и вузов организованно, ведомые своими опорными группами. Если даже представить, что кто-то спровоцирует беспорядки на площади, что сможет сделать группа в десять – двадцать человек?

Но доводы Исы в пользу некой мифической опасности для лидеров НФА убеждали большинство Правления, вернее, уже никто не хотел идти на обострение отношений с этой группой нахрапистых людей, подчиненных непосредственно Председателю. Главным врагом считалась Коммунистическая партия.

Очень скоро мне предстояло узнать, для чего формировался этот отряд охраны.

И еще одной, третьей неформальной группой была служба подслушивания, которую организовал некий Орудж, работавший в Министерстве связи. Фронтистам, работавшим в этом министерстве, удалось наладить подслушивание высокопоставленных партийно-государственных деятелей Азербайджана, и тех деятелей из руководства НФА, которые осмеливались идти против курса «Большого бея». Несколько раз во время заседаний Правления Этибар Мамедов со скрытой угрозой предупреждал меня, что раскроет наши разговоры народу, на что я спокойно отвечал: «Ради бога. Я отвечаю за каждое свое слово».

7-го октября Фронту предоставили помещение, которое народ сразу назвал «штабом». Помещение было небольшое, угол двухэтажного здания рядом с синагогой, переделанной под «Театр песни имени Рашида Бейбутова». На втором этаже были комнаты Правления и Председателя. Сразу же у входа появились люди из «отряда охраны». В первый же день, придя в штаб-квартиру НФА, я увидел, как некий молодец грубо отталкивает интеллигентного вида мужчину. Я отозвал его в сторону. Выяснилось, что это  преподаватель института иностранных языков, кандидат наук, и у него свои идеи о политике, которую должна проводить республика,  для разъяснения чего он пришел в НФА.

- Что за идеи, я с удовольствием выслушаю вас – предложил я.

- Я воздержусь. Примите мои заверения в уважении к вам лично, но то, что я здесь увидел, убеждает меня в бесполезности попыток найти здесь подходящую почву для обсуждения и реализации моих идей.

Меня будто ударили. Всегда я представлял Фронт как источник идей демократии, трибуну для дискуссий, поиска истины и блага для народа. Теперь вот, молодой и симпатичный человек, ученый, вежливо, но без обиняков говорит, что он не видит Фронт как место для дискуссий. Что мне оставалось делать? Я просто опустил голову и попрощался. Но решил ускорить созыв съезда. Охлос, быдло, «матросы» правили бал в НФА, и мои попытки как-то навести порядок попросту игнорировались Правлением, всецело поглощенным переговорами с ЦК и организацией митингов.

14-го Октября меня и Лейлу Юнусову пригласили на учредительную конференцию Октябрьского районного отделения НФА. Кураторами этого районного отделения были Рагим Газиев и Беджан Фарзалиев. Октябрьский район они почему-то назвали Измирским. Я это отнес за счет наивного, с легкой руки Абульфаза Алиева, поклонения всему турецкому,. Конференция проходила в здании Государственного драматического театра. Зал был украшен огромным трехцветным флагом  Азербайджанской Демократической Республики 1918-1920г.г. Нас усадили в боковой ложе, и начались выступления делегатов.

Уровень выступлений внушал ужас. Что такое реальность, забыло большинство. Попросил слова художественный руководитель театра Гасанага Турабов. Он сказал, что в театр пришла группа активистов НФА и потребовала прекратить репетиции пьесы гениального азербайджанского поэта и драматурга Гусейна Джавида «Иблис» (Сатана). Причина - в пьесе недостает уважения к Аллаху и исламской религии. Худрук театра попросил фронтистов не вмешиваться в творческий процесс. Внятного ответа он не получил, и сошел с трибуны опечаленный. На трибуне появился молодой человек, студент Азербайджанского Государственного Университета. Заклеймив советскую систему образования, обвинив ее в воспитании манкуртов, он обозвал всех выпускников советских вузов Азербайджана «ослами». Зал взорвался смехом и аплодисментами. Топтание прошлого вызывало искреннее удовольствие. Затем выступил лидер опорной группы издательства «Азербайджан». Он рассказал героическую сагу о том, как, рискуя быть арестованными и выгнанными с работы, фронтисты их опорной группы не допустили печатания армянской версии органа ЦК КПА «Коммунист». Зал неистово аплодировал. Ущемленная гордость получала удовлетворение. Я воочию видел реализацию теории сублимации.

Из всех выступлений мне как дельное запомнилось всего лишь одно. Молодой человек просто рассказал, как из республики вывозятся предметы старины, антиквариат, художественные ценности. Картина была удручающей: точно так все колонизаторы грабили колонии, не считаясь с интересами порабощенных народов, необходимостью сохранения материального наследия прошлого. Пунктом назначения вывозимого была Москва.

Этот поток патриотических речей мог продолжаться сколь угодно долго. Когда я попросил слово, Рагим бей предупредил, что конференция в страшном цейтноте, и я могу говорить не более десяти минут, хотя до меня без всякого регламента выступал Панах Гусейнов. Я поздравил фронтистов с учреждением районной организации и напомнил о принципах равноправия и гуманизма, заложенных в Программе. «Там, в Программе, есть хоть одно слово, унижающее достоинство какой-либо нации? - вопрошал я, - Простая логика доказывает, что Азербайджану выгодно действовать в русле закона. Из Армении депортированы все азербайджанцы, но в Ереване печатают партийную газету на азербайджанском и рассылают их в Москву и во все библиотеки СССР. Смотрите, мол, у нас с национальным вопросом все в порядке. У нас же живут более двухсот тысяч армян, наших граждан, а опорная группа НФА в издательстве лишает нашу республику возможности обращаться к ним на их родном языке. Я вас спрашиваю: это выгодно Азербайджану? Молодой человек из университета назвал выпускников советской системы образования манкуртами и ослами. Но вот на митингах НФА вы все стоите перед трибуной, где находятся лидеры Фронта, подняв сжатые кулаки. Молодой человек считает, что наш народ вот так приветствует и выражает солидарность с ослами и манкуртами на трибуне?» В дальнейшем сей молодой человек, Фазиль Газанфароглу, превратился в видного деятеля национал-демократического толка.

В зале не прекращался смех. К микрофону в зале выстроилась большая очередь. Многие хотели задать вопросы, понять, что же рухнуло в стране, когда вчерашнее постыдное стало почетным. Рагим бей подошел ко мне и сказал:

- Вы срываете конференцию.

Что ж, прощайте, фронтисты Октябрьско-Измирского района. Хотя еще было светло, кураторы закрыли конференцию без проведения выборов. Сидящие в зале их сторонники поняли, что настроение участников резко поменялось и возможна победа на выборах сторонников умеренной линии, которых они между собой называли «зардуштистами». Нахчыванский фронтист Сардар Мамедов позже рассказывал, что стоило кому-нибудь на заседаниях Фронта высказаться умеренно-примирительно и предложить компромисс, как его тут же клеймили «зардуштистом».

Сардар бей говорил, что тогда никто не понимал значения этого слова, потому что мало кто в Нахичевани слышал о члене Правления НФА Зардуште Ализаде. Кто-то предполагал, что их считают сторонниками зороастрийцев – огнепоклонников, и терялись в догадках, какова связь между их сегодняшней политической позицией и уже давно забытым древним пророком.

После того, как Правление прочно обосновалось в «штабе НФА», на улице имени Рашида Бейбутова, его члены начали встречаться чаще, однако, кроме дней заседаний, все члены Правления никогда вместе не собирались, так как теперь среди различных группировок внутри Правления не было личной приязни и симпатий. НФА превратился из организации, созданной духовно близкими людьми, как бы в место работы, куда мы приходили по обязанности.

9-го октября поздно вечером в Правление позвонили из ЦК и сообщили, что Тофига Гасымова и Зардушта Ализаде приглашает для беседы Поляничко. Мы были удивлены, так как наши встречи с членами ЦК КПА обычно происходили после каких-то грандиозных митингов или же чрезвычайных происшествий. Ни о чем подобном мы не слышали. Как бы то ни было, мы с Тофигом взяли такси и поехали в ЦК.

Поляничко, как всегда, выглядел крайне утомленным. Землистый цвет лица, тяжелые веки, замедленные движения говорили о хроническом недосыпании и кабинетном образе жизни. Он начал беседу с того, что предложил взять по карамельке к чаю. «Я эти карамельки покупаю во время выездов в районы, таких в Баку не найти» - сказал он. Я подумал, что вот так хвастаются «шузами» и «батниками», т.е. заграничными туфлями и рубашками студенты, зацикленные на модных вещах. «Неужели в буфете ЦК нет карамелек к чаю?» - поинтересовался Тофиг. «Таких - нет» - отвечал II секретарь ЦК. Для меня разговор приобретал Ильфо-Петровский характер. «И часто вы выезжаете в районы?» - поинтересовался Тофиг. «Да, часто. При первой возможности выезжаю. Изучаю республику, народ. Кстати, должен вам сказать, что я внимательно изучил вашу Программу. Очень выдержанный, очень современный документ. Но я сопоставляю вашу Программу с простым народом, с его чаяниями и мировоззрением Должен сказать: между вашей Программой и народом есть огромная пропасть. Ваша Программа - столичная. Она написана для жителей Баку, и то не для всех, а только для части его. Но Баку не характерен для республики. Баку - один из немногих интернациональных, я даже сказал бы, космополитичных городов Союза. Он такой же, как Москва, Ленинград, Ростов. Даже Киев более национален, чем Баку. А о других городах Союза и говорить нечего. Интернациональный Баку уникален для Азербайджана. Он - остров в тюркском море Азербайджана. Вашему народу, особенно тем, кто живет в провинции, ближе не общедемократические идеи Программы НФА, а идеи тюркизма».

Пока II секретарь ЦК Компартии Азербайджана агитировал идеологов НФА отказаться от общедемократических идеалов в пользу этнонационалистических, я исподтишка разглядывал небольшой кабинет московского наместника. Заваленный бумагами и папками стол. На журнальном столике Коран в переводе академика Крачковского с закладкой. «Когда же он начнет агитировать нас за ислам?» - подумал я.

Горячий и увлекающийся Тофиг бей взорвался, как снаряд:

- Лидеры НФА, за редкими исключениями, сами выходцы из провинции. Мы - районские, и нам нет нужды объяснять, чего хотят люди в районах. Вы правы, что провинция более отсталая, чем столица, но НФА - авангардная организация. Фронт ведет людей не назад, к национализму, а вперед, к демократии. Народ реально объединяется вокруг демократических идей НФА, и нам нет необходимости менять нашу, как вы правильно заметили, современную Программу на отсталую националистическую. Кроме того, если мы поменяем Программу и внесем в нее националистические идеи, противники Фронта получат предлог для нападок на идеологическую базу НФА. А так, пожалуйста, вполне лояльная перестроечная Программа,- завершил Тофиг бей, и победоносно посмотрел на Поляничко.

Виктор Петрович нагнулся и взял в руки Коран.

- Я и в Афганистане все читал и перечитывал эту мудрую книгу. И здесь я каждый день читаю, вдумываюсь в его аяты, анализирую, сравниваю с жизнью и судьбой людей и народов. Какая же божественная мудрость и глубина в этой Книге - почти восторженно выговорил он последние слова и вдруг, перейдя на обычный разговорный тон, спросил - а почему в Программе нет ничего про духовную основу вашего народа - ислам?

Тофиг бею как будто подарили нечто драгоценное. Он весь засветился, его прозрачные лучистые глаза засверкали, тонкие длинные пальцы нервно забегали по окрестностям тощего, костлявого тела:

- Да, мы внесем целый раздел в Программу про ислам, а вы раструбите по всему миру, что в Азербайджане создано фундаменталистское движение?

«У нашего Плейшнера нет никакой дипломатичности» - подумал я про себя и вклинился в разговор:

- Ну почему же, Виктор Петрович, основатели Фронта очень даже уделили внимание исламу. Вы внимательно прочитайте еще раз пункт Программы НФА про ислам. Кстати, это единственный пункт из моего первого проекта Программы, который дошел до последней редакции без изменений: «Вернуть исламу его традиционное место в духовной жизни и культуре азербайджанского народа». А ведь ислам в традиционной жизни нашего народа занимал огромное место, особенно в духовной жизни и культуре. Поверьте мне, это я говорю как арабист, проживший пять лет на Арабском Востоке, и знающий свой народ не понаслышке.

У Виктора Петровича ничего с нами не получалось. Два часа беседы закончились тем, что Тофиг бей и я отклонили советы компартийного бонзы и матерого разведчика с опытом работы в оккупированном Афганистане. Когда мы вышли от него на Коммунистическую улицу, Тофиг бей с радостью сказал:

- Не дали мы ему оружия для идеологической борьбы с Фронтом. Им не к чему придраться. Они хотят, чтобы мы внесли элементы национализма и радикального ислама в Программу, чтобы легче было с нами бороться. Не дождутся!

«С нами, может, и не дождутся. А вот как с другими лидерами НФА? Ведь он и с ними будет беседовать, играть на тонких струнах их души. Отзовутся ли эти струны на прикосновения советского разведчика и партаппаратчика» - думал я.

Увлеченность тюркизмом и пантуранизмом имела основание как историко-культурного, так и политико-географического характера. Этническое самоназвание большей части населения захваченной Россией в XIX веке территории Южного Кавказа было «турк» (тюрок), хотя колониальные власти их называли «кавказскими татарами» (по аналогии с волжскими, крымскими и др.). Территория же называлась не Азербайджаном (Азербайджан исторический - это Тебриз и прилегающие земли в Иране), а Ширваном, Араном, Карабахом, Губой, Ленкоранью, Эриваном и пр. С развитием буржуазных отношений в конце XIX века появилось осознание необходимости национальной и территориальной самоидентификации. Не будучи татарами и не желая брать на себя имя, принадлежащее родственному, но другому народу, интеллигенция начала делать ударение на том, что этот народ - турки (это было сделано до того, как турками в 1920-х годах стали называть себя вчерашние османы), а территория - Азербайджан. Название полувассальных ханств трансформировались в названия районов. Еще при становлении независимой республики, после распада царской России в 1918 году, в парламенте безымянной страны шли дебаты о том, как же назвать эту демократическую республику. Для зарождающейся Армянской республики такой проблемы не было, ибо она претендовала на все земли «Великой Армении, включая территории Грузии, Азербайджана и Турции». В советское время процесс поисков продолжался уже с участием директивных органов СССР, за которыми оставалось последнее слово. Наконец, выбор окончательно пал на «Азербайджан» и «азербайджанцы». Те, кто жил на территории Азербайджанской ССР, постепенно свыклись с тем, что они - азербайджанцы, а не тюрки. Сложнее было с этнически гомогенным населением, которое осталось жить на территории других советских республик - России, Армении и Грузии. Неофициально им запрещалось называться тюрками, формально они не были гражданами Азербайджанской ССР и не могли называться «азербайджанцами». Сложилось так, что доминантное население Армении называло их «туркес», Грузии - «татары», сами же они себя считали официально «азербайджанцами», как большинство сородичей в Азербайджанской Республике, и неофициально - тюрками. Вот почему, когда ослабли и рухнули официальные запреты и шаблоны, те азербайджанцы, которые были выходцами из Грузии, Армении и географически примыкающих к ним западных регионов Азербайджана, заделались радетелями тюркизации, возвращения к «тюркским истокам», а наиболее радикальные из них, прежде всего Абульфаз Алиев, начали вообще отрицать наличие азербайджанской нации и азербайджанского языка, считая последнее изобретением Иосифа Сталина. То, что «пантуранист» Абульфаз Алиев с его отрицанием самостоятельности азербайджанской нации стал в результате фальсификации выборов Председателем НФА, стремящегося к самостоятельности Азербайджана, является иронией истории, насмешкой рока.

В середине октября прошла учредительная конференция в Государственном Университете. Конференции предшествовала ожесточенная полемика и на Правлении, и в опорных группах Университета. Я настаивал, что костяком университетской организации должны быть преподаватели, что Университет – прежде всего профессорско - преподавательский состав, а студенты приходят и уходят. Уберите студентов - можно набрать новых. Уберите преподавателей - исчезнет Университет с его традициями и научными школами. Этибар настаивал на студенческом большинстве. Я понимал политическую подоплеку такой любви националистов к студенчеству. Студенты Азербайджана были большей частью политически неискушенные люди, которыми легко было манипулировать при помощи патриотической риторики.

И на конференции, где присутствовал Абульфаз бей, было сделано все, чтобы руководство университетского НФА, которому решением Правления дали статус районного отделения, было сформировано из сторонников радикального националистического крыла. Тогда я впервые увидел Али Керимова, рослого студента - юриста, комсомольского активиста и хорошего оратора.

Шли учредительные конференции и в районах Азербайджана. Я несколько раз выезжал в Барду, Физули, Джебраил и Агджабеди, выступал в клубах при скоплении нескольких сотен людей. После регистрации НФА гонения на активистов почти прекратились, однако проявилась новая тенденция: началась борьба за лидерство и групповщина  в самих отделениях. В районах, непосредственно граничащих с НКАО, эта тенденция была менее заметна, по мере удаления от нее ожесточенность борьбы за лидерство и попытки использовать отделения НФА в борьбе за власть возрастали. Я объяснял преимущества Устава, который давал полную свободу действий низовым структурам НФА в русле общих целей. Однако я заметил, что иерархичность мышления препятствует осознанию права на свободу действий низовых структур.

Каждая моя поездка в Прибалтику для налаживания связей с Народными Фронтами вдохновляла меня, вселяла в меня уверенность в возможности мирной и успешной работы НФА. Каждая моя поездка в районы страны, знакомство с образом мышления и действиями НФА на местах вселяла в мое сердце уныние. Более того, атмосфера в штаб-квартире НФА становилась все более дикой.

Вернувшись в середине октября из одной из своих поездок, я поздно вечером зашел в штаб-квартиру НФА и поднялся в комнату Правления. Когда я открыл дверь и вошел в просторную комнату, то увидел страшную и дикую картину: на стуле сидел невысокий мужчина, его за руки и за плечи крепко держали пять-шесть мужчин. Лицо у сидевшего на стуле было залито кровью, было в синяках и шишках. Как раз, когда я вошел, кто-то сзади ударил его одновременно по ушам ладонями. Я взревел:

- Что это такое! Вы что себе позволяете?

Ко мне подбежал один из известных мне «ребят» Абульфаз бея и радостно доложил:

- Поймали армянина, куда-то выбросил пистолет, не признается, куда. Вот и бъем, чтобы сказал…

С этим типом все было понятно. Я подошел к двум плотным, краснолицым, вспотевшим мужчинам, которых я раньше в НФА не видел.

- А вы кто?

- Мы - офицеры милиции, из района 26 Бакинских Комисаров, задержали при помощи этих граждан армянина, бывший уголовник, при бегстве выбросил пистолет…

- Какое вы имеете право приводить задержанного в штаб НФА? Какое вы имеете право избивать человека? Это - комната Правления НФА! Вы все с ума посходили? Вон отсюда!

Я осмотрел комнату. В углу сидел Иса бей и с кем-то мирно беседовал. Я обратился к нему:

- Иса бей, вы что, не видите это безобразие? Не видите, как в комнате, где находитесь вы, избивают человека?

Ответ Исы Гамбарова был цинично-традиционным, чисто в его стиле:

- Я так был увлечен разговором, что ничего не замечал вокруг…

«Да, ты боялся за свой рейтинг среди черни, тебе плевать и на НФА, и на все остальное» - подумал я. Это был еще один горький урок мне - «о нравственности члена Правления Исы Гамбарова».

Я решил ускорить созыв съезда НФА для того, чтобы положить конец непрерывным нарушениям Устава со стороны председателя. Последней каплей стало его самоуправство в вопросе снабжения НКАО топливом.

Правление продолжало требовать от руководства республики принятия предусмотренных законом мер для пресечения деятельности сепаратистов. В Карабахе появились боевики из Армении, местная армянская молодежь тоже вооружалась и держала азербайджанские села в блокаде. НКАО фактически была выведена союзным центром из состава Азербайджана. Руководство республики, боясь Центра, бездействовало. Мы видели, что компартийное руководство боится Горбачева. Тогда мы решили сами привлечь внимание Москвы к проблеме сепаратизма и прекратить снабжение мятежной области топливом. Решение Правления было доведено до опорных групп в районах, прилегающих к НКАО. Уже через день мне утром домой позвонил Поляничко. Он потребовал от меня, чтобы я поставил в Правлении вопрос о возобновлении снабжения области топливом.

- Зима на носу, Горбачев лично держит вопрос под контролем, а ваши ребята задерживают 9 цистерн с соляркой и цистерну с бензином в Евлахе.

- Виктор Петрович, мы как раз и хотели, чтобы Генеральный секретарь ЦК КПСС узнал об этом. Неужели Горбачев не задает себе вопрос о том, по какой причине республика отказывается снабжать топливом свою область? Неужели он не понимает, что снабжать топливом сепаратистов абсурдно, противозаконно и не будет понято народом? Интересно, направили бы СССР в Германию топливо в 1942-ом году?

- Именно то, что делаете вы, противозаконно - усталым голосом сказал Поляничко.

- Согласен. НФА действует, нарушая советские законы. Но в чем причина? Горбачев должен понять, что причина наших противозаконных действий кроется в его незаконных действиях, в поддержке армянских сепаратистов и боевиков в Карабахе.

В таком тоне мы говорили с Поляничко минут десять. Он ссылался на волю центра, я  на Конституцию и интересы республики. Наконец, он понял, что уговорить меня не удастся.

Я позвонил в Евлах. Ребята из НФА в Евлахе сообщили, что на них оказывается сильное психологическое давление следователями особой группы Прокуратуры СССР и офицерами Внутренних Войск МВД СССР, которые угрожают применить силу и арестовать активистов.

- Не беспокойтесь, бей, мы не сломаемся. Мы уже высыпали на железнодорожное полотно несколько самосвалов щебенки и легли на них прямо перед составом.

- Так держать, скоро Центр начнет обсуждать с нами наши требования…

Прошел день, поступила информация , что состав с топливом прошел Евлах и прибыл а Агдам, а оттуда спокойно проследовал в Степанакерт. Звоню в Агдам, в районный штаб НФА. Отвечает по телефону активист  отделения Тахмасиб Новрузов. Спрашиваю причину пропуска состава. Отвечает:

- Мы узнали, что Большой Бей (Абульфаз Алиев-З.А.) заболел, да перейдет в наши сердца его боль . Мы позвонили  справиться о его здоровье. Слава Аллаху, что болезнь оказалась легкой. Большой Бей спросил нас о составе с топливом. Мы ответили, что состав стоит, и мы его не пропустим. Он приказал нам пропустить состав в Степанакерт, и мы его приказ выполнили.

На следующий день на Правлении я спросил Председателя, на каком основании он отменил решения Правления. Абульфаз молчал. Я стал упрекать его в нарушении Устава, в своеволии и нанесении ущерба нашей деятельности. Вмешался Иса:

- Абульфаз бею звонил Поляничко, и он обещал ему пропустить состав с топливом.

- Поляничко звонил и мне, и я отказал ему. А Абульфаз бей пусть обещает то, что входит в его компетенцию по Уставу НФА.

И тут Абульфаз бей заговорил:

- Устав НФА - мусор.

- Вы называете Устав организации, которую возглавляете, мусором. Как же вы будете называть Конституцию республики, если возглавите ее? - спросил я.

Смысла спорить с этими людьми я уже не видел. Не сдержать данное слово, распространить поклеп на оппонента - вот их методы. Я начал настаивать на ускорении созыва съезда. Но меня в этом уже не поддерживало большинство Правления, которое начало откровенно бояться физической расправы со стороны националистического крыла НФА.

Как-то Юсиф Самедоглу снял пиджак, и я увидел у него подмышкой кобуру с маленьким пистолетом. Для меня это был нонсенс: интеллигентный Юсиф, олицетворение готовности к компромиссу, и пистолет, орудие убийства! Когда я спросил его о причине, он с печалью рассказал:

-У меня нет спокойной жизни дома. Каждый день звонят какие-то люди, оскорбляют меня, жену и дочь, и, что самое страшное, угрожают выкрасть внучку. Я за себя не боюсь, но очень обеспокоен безопасностью семьи. Из-за своих женщин - жены, дочери и внучки - я и человека могу застрелить.

К чему пришло наше движение! Гуманист, автор единственного глубокого антитоталитарного романа в азербайджанской литературе ходит с пистолетом подмышкой, и не против неких гангстеров, а против шпаны, заполонившей организацию, одним из лидеров которой он является…

Первую попытку собрать Меджлис НФА я со своими оставшимся соратниками сделал в середине октября, в зале здания Госснаба. Каким образом Госснаб выделил свой конференц - зал для собрания Меджлиса НФА, мне было не известно, но в то бурное время происходили самые невероятные вещи. По всей вероятности, зал для собрания выбил Сабит Багиров.

К сожалению, кворума в Меджлисе не набралось. Амруллах Мамедов, доктор физико-математических наук, преподаватель Университета, бывший в то время как бы за председателя Меджлиса, скрупулезно соблюдал Устав. Торпедировать наше собрание пришел Панах Гусейнов, но и без него мы не намеревались нарушать Устав, потому что не все члены Меджлиса явились на сессию. Причины этого нам еще предстояло выяснить.

Впоследствии я выяснил, что из штаба НФА в районные организации звонили и сообщали об отмене сессии Меджлиса.

В течение следующей недели шла подготовка к проведению Меджлиса. Удалось даже обсудить на Правлении повестку дня Меджлиса. Как ни странно, к обсуждению активно подключился Фазаил Агамалиев, близкий человек Абульфаза Алиева. Было решено, что Меджлис должен заработать как активный и авторитетный орган, определяющий стратегические направления деятельности НФА. По проекту повестки, которую готовило Правление, на заседании Меджлиса должны были быть обсуждены три вопроса:

1. Отношение НФА к инициативе Везирова о примирении с армянами.

2. Утверждение внутреннего Положения, регламентирующего деятельность Меджлиса.

3. Утверждение рабочих и проблемных комиссий Меджлиса по главным направлениям деятельности НФА.

Предполагалось, что рабочие комиссии Меджлиса могут быть возглавлены как членами Меджлиса, так и просто активистами НФА.

Сабит  на сей раз выбил для собрания Меджлиса актовый зал объединения «Азнефтемаш» по улице Ингилаба, недалеко от стадиона. В назначенное время, наряду с членами Меджлиса, в зал вошли  Панах Гусейнов и большая группа фанатов Абульфаза Алиева. По Уставу НФА, рядовые фронтисты имели право присутствовать на заседаниях выборных органов, если это позволял размер помещения. Зал «Азнефтемаша» был большим, сторонников Абульфаз бея набилось много, они галдели, не давая начать сессию, кричали, что «Абульфаз бей приглашает всех в здание штаба НФА!». В начале этого шабаша я твердо сказал, что «здесь около сотни человек, и если Абульфаз хочет участвовать в работе Меджлиса, то он может прийти сюда, а не приглашать к себе». Однако сторонники председателя не унимались и не давали начать работу. Ко мне подошли несколько членов Меджлиса, лидеры районных отделений и предложили выкинуть горлопанов из зала. Опять насилие! «Повивальная бабка истории…» Я ответил, что не допущу насилия в рядах НФА, и предложил всем поехать в штаб-квартиру НФА. Меня за этот шаг многие впоследствии упрекали, но я считал, что моей миссией в движении было отстоять до конца шанс для диалога и компромисса.

Из членов Совета аксакалов НФА для участия в работе Меджлиса прибыли  народный поэт Азербайджана Бахтияр Вагабзаде и народный писатель Исмаил Шыхлы.

Понаблюдав за вакханалией сторонников Абульфаза Алиева, Бахтияр Вагабзаде покинул Меджлис. Но Исмаил Шыхлы все же поехал вместе со всеми в штаб-квартиру НФА. В маленьком зале Института усовершенствования учителей, где впоследствии разместилась редакция газеты «Азадлыг», орган НФА, не всем членам Меджлиса нашлось место, тем более что зал был уже наполовину заполнен рядовыми фронтистами - сторонниками председателя, которые не были намерены уступать места членам Меджлиса. Минут 20 стоял галдеж, препирательства за места, вопросы типа «а кто ты такой». Я наблюдал, как члены Меджлиса из числа работников Академии, учредителей Фронта, потихонечку покидали Меджлис. Ушел и Исмаил Шыхлы, который бросил в сердцах : «Я пришел во Фронт для защиты достоинства своей Родины, а не для того, чтобы оскорбляли мое личное достоинство». Я просил его остаться, однако писатель-фронтовик не пожелал оставаться в таком Фронте.

Наконец, кое-как удалось утихомирить зал. Председательствовал Рагим Газиев. Повестка дня, тщательно подготовленная Правлением, была отброшена в сторону. Слово было предоставлено…

Меджлис шел два дня, 28-29 октября. В первый день выступили шесть человек. Все они были родом из Нахичевани. Каждый из них разоблачал Лейлу Юнусову, как агента армян, и меня, как агента КГБ, ЦК КПА и врага великого Абульфаза Алиева. Я с интересом слушал выступления. Передо мной проходила галерея лиц, типов, характеров, которые мне были знакомы из художественной литературы, посвященной эпохе сталинизма. Некоторые речи были яркие, не без элементов и приемов ораторского искусства. Вот слово предоставляется Фарамазу Аллахвердиеву, студенту пятого курса Института народного хозяйства. Блестящий, прирожденный оратор, Фарамаз Аллахвердиев в своей речи использует прием диалогичности, сам задает себе вопросы, и сам же отвечает на них. «Меня могут спросить, Фарамаз, было ведь такое, что ты отзывался с похвалой в адрес Зардушта Ализаде? Спросят, и я отвечу искренне: да, было. Тогда могут меня спросить: ты что, Фарамаз, неужели был настолько слеп, что не видел затаившегося врага? И я отвечу: нет, я не был слеп. Я все видел. Но мне надо было усыпить бдительность врага, принудить его раскрыться. И я добился этого. Теперь все видят, кто он! Пособник власти, агент армян, враг Абульфаза, всего Народного Фронта, всего азербайджанского народа»! Голос его звенел, четко произносимые слова летели в зал, как гранаты, вызывая одобрение, смех, восторг.

Я вижу, как встала и направилась к выходу член Меджлиса, сотрудник Института архитектуры и искусства Академии, кандидат искусствоведения, музыковед Санубар Багирова. Не обращая внимание на происходящее, я бросился за ней,  настиг в коридоре. Спрашиваю о причине ухода. Она смущенно отвечала, что дольше здесь оставаться не может:

- Рядом сидит какой-то немытый, небритый, хамоватый мужчина, от которого несет чесноком. Он несколько раз намерено ударил меня локтем. Я спросила его, не мешаю ли ему, а он заржал и еще раз больно ткнул меня локтем в бок. Ну не буду же я драться с ним или же стоять на проходе…

- До свидания, милая Санубар. Спасибо тебе, что пришла и досидела хотя бы до этого времени.

Санубар смущенно улыбнулась и ушла. Я вернулся на свое место. Меня и Лейлу Юнусову теперь разоблачал Рамиз Тагиев, председатель Джульфинского отделения НФА. Дальше нас разоблачал некий Махмуд, неряшливо одетый, с длинным носом и жирными патлами волос мужчина, родственник Абульфаза.

Слово предоставили некоему врачу из города Али Байрамлы. Сей врач торжественно заявил, что современная наука может по анализу крови определить национальную принадлежность человека, и предложил Лейле Юнусовой сдать кровь на анализ. Сидящая рядом со мной Лейла Юнусова нервно захихикала:

- Вот, дожили, наш Фронт стал фашистской организацией. Скоро начнут измерять черепа.

Слово взял Фазаил Агамалиев. Человек, которого изгоняли с позором и скандалом из всех мест работы, также стал разоблачать меня. Он вспомнил о моем отце, по доносу которого, якобы, посадили диссидента, борца за права народа Абульфаз бея, о моих иранских корнях, о моих нападках на Председателя…

Потом нас разоблачал Беджан Фарзалиев, закадычный друг Председателя. Его речь была тусклой и стандартной, никакого сравнения с яркой речью Фарамаза Аллахвердиева.

 Слово предоставили Неймату Панахову. «Этот меньше часа говорить не будет» - подумал я про себя, и оказался прав. Неймат вспомнил мою деятельность с того момента, когда я на черной «Волге» (символ партократического руководства, в который трансформировались мои красные «Жигули») приехал на встречу с ним, уговаривал его не вести борьбу с империей и армянами, а потом вместе с КГБ и ЦК вел подрывную работу против поднимающейся волны национал-освободительного движения, сорвал реализацию своевременного ответа армянам. Потом он рассказал, как я вел подрывную работу на Мейдане, как выступал против… «Против генеральной линии партии» - подумал я про себя.

К трибуне все прорывался некий рабочий Гурбан, из Мингечаурского завода резино-технических изделий. Ему слово никак не давали. После очередного оратора Гурбан из диалектических особенностей речей выступающих смекнул, что к чему, вытащил свой паспорт и бесцеремонно полез к Рагиму, суя паспорт ему под нос. Председательствующий взял паспорт, прочитал на раскрытой странице паспорта - «место рождения - Нахичевань», и предоставил слово Гурбану. И он... чуть не сорвал весь сценарий.

Он вообще не коснулся главной темы -  разоблачения армянской шпионки Лейлы Юнусовой и агента КГБ и ЦК Зардушта Ализаде. Гурбан обрушился на Беджана Фарзалиева, который, оказывается, по приезду в Мингечаур снюхался с партократами, поехал в Шамкирский район и хлопотал там перед партократами о восстановлении своей сестры, снятой за взяточничество, на должность директора совхоза…

Поднялся большой шум, Гурбана прервали и, несмотря на его сопротивление, стянули с трибуны вниз. На этом первый день работы Меджлиса НФА завершился.

Члены Правления… А что я мог ожидать от уже  почти сломленных и запуганных людей?

Меня заинтересовало одно новое обстоятельство в обвинениях в мой адрес. В то время, когда был арестован и осужден Абульфаз Алиев, я был в загранкомандировке в Южном Йемене. Год, с марта 1973 года по март 1974-го года, я работал переводчиком группы плановиков Госплана СССР, разрабатывавших пятилетний план развития экономики НДРЙ, а затем два года, до марта 1976 года, работал переводчиком представительства Государственного Комитета по экономическому сотрудничеству (ГКЭС). Все события, связанные с делом «диссидента Абульфаза Алиева», прошли мимо меня. Но я знал, что Яшар Масимов, сотрудник нашего Института, в то время входил в круг близких к Абульфазу людей. Поэтому в тот же вечер я нашел его и попросил рассказать, что же было на самом деле в то время. Яшар Масимов, историк-турколог, был известен как своими познаниями по истории Турции, так и абсолютным равнодушием к научной карьере. Ему было за сорок, он не защитился и, кажется, не был намерен сделать это.

На мой вопрос, по чьему доносу был арестован Аульфаз бей, Яшар ответил:

- Я был на всех судебных заседаниях. Абульфаз бея упекли в тюрьму на основании показаний трех главных свидетелей обвинения: его ближайших друзей Фазаиля, Хафиза и Айдына Гаджиева.

Первого и второго свидетеля обвинения я знал. Сегодня утром именно Фазаиль Агамалиев утверждал, что мой отец доносил на Абульфаз бея. А второе лицо - Хафиз был арабистом, коллегой Абульфаза, работал на иновещании, эмигрировал куда-то за границу. Про Айдына Гаджиева тогда я ничего не знал и не слышал. Но впоследствии узнал, что Айдын Гаджиев - профессор партийной школы при ЦК КПА.

На следующий день Меджлис, который по составу уже не был Меджлисом, но именовался именно так, продолжился по накатанной колее разоблачений врагов народа. Правда, на второй день в защиту Лейлы Юнусовой и меня выступили несколько членов Правления. Что-то осторожно промямлил Тофиг Гасымов, но тональность сессии псевдомеджлиса не менялась. Я смотрел на лица этих, по выражению, психиатра Азада Исазаде, «фашизоидов», слушал их гневные и яростные филиппики против «армянских агентов» и «врагов Большого Бея Абульфаза», и вспоминал слышанное, читанное и виденное о процессах 30-х годов. Абульфаз сидел как на коронации, торжественный, полный величия.

Наконец, мне все это надоело, и я попросил у председательствующего слова. Зал загудел, раздались выкрики: «Слово не давать!» Тут вмешался Этибар Мамедов, и, якобы проявляя великодушие, сказал:

- Если кого-то обвиняли час, то он имеет право оправдываться два часа…

Видимо, так он мстил мне за испытанные им страх и унижение на заседании Правления у меня дома, когда я предлагал изгнать его из НФА.

Я кратко напомнил залу, что имею конкретные претензии к Председателю и нескольким его сподвижникам из Правления за действия, идущие вразрез с Уставом и Программой НФА. Поиски армянского следа в крови члена Правления я назвал фашизмом. В конце речи напомнил, что сажали в 1974 году Абульфаз бея не по доносу моего отца, а Фазаиля Агамалиева, ныне рьяно меня разоблачающего. В зале поднялся шум. Абульфаз бей вскочил, поднял руку сказал в зал:

- Да, Фазаил бей давал против меня показания на суде. Но он это делал по решению организации, потому что после моего ареста нужно было, чтобы кто-то сохранил организацию.

Все глубокомысленно задумались. Акт предательства превращался в акт героического самоотречения. Я спокойно закончил свою речь:

- Сохранили ли вы свою организацию, никому не известно. Но пришли вы в ту организацию, которую создавал я, именно ее Устав и Программу вы нарушаете. Ваша цель мне ясна: создать такую атмосферу, чтобы я ушел из НФА. Не дождетесь. Вам придется застрелить меня и вынести труп.

Зал опять зашумел. Абульфаз бей встал и закончил сессию Меджлиса НФА предложением пойти на площадь Ленина, где иранский эмигрант с Запада, певец Ягуб Зуруфчу, давал концерт и должен был спеть популярную песню «Айрылыг» (Разлука), символизирующую чувства разделенного азербайджанского народа.

Член Меджлиса, преподаватель музыкальной школы Эмин Ахмедов предложил пойти в арендуемое им помещение близ фабрики Володарского. Вместе со мной, пошла и часть членов Меджлиса. Там, в помещении бывшего детского сада мы около часа обсуждали ситуацию в НФА. Тахир Керимли, судья Исмаиллинского районного суда, Шакир Аббасов из правления Физулинского района и некоторые другие фронтисты предлагали объявить о расколе Фронта и начать борьбу против агентуры клановой мафии внутри него. Я отклонил это предложение, так как чувствовал, что большинство моих бывших соратников из ВИЦ НФА на раскол не решатся и останутся вместе с бывшими «Варлыговцами». Я сказал, что собираюсь апеллировать к опорным группам НФА в Академии Наук.

На следующий день я собрал фронтистов Академии в круглом зале на первом этаже. Я не ожидал, что численность и качество НФА Академии столь резко изменились. В зале сидели не только рядовые ученые, а множество административных работников Академии: завотделы, замдиректора и директора. Моя горячая речь об опасности перерождения демократического НФА в националистическую реакционную организацию, которая станет орудием борьбы партийно-мафиозных кланов за власть в республике, не вызвала заметного интереса. С места поднялся некий очень смуглый мужчина под пятьдесят и начал орать о засилье армянских агентов в Правлении НФА. Это был Фирудин бей, земляк Абульфаза. Опять меня били армянской картой, опять зал инстинктивно перешел в оппозицию ко мне. Как я понял, даже Академию невозможно было пробудить от сомнамбулизма этнической ненависти.

Затем я попытался достучаться до фронтистов родного Института востоковедения. Ну, эти-то, изучавшие историю стран мусульманского Востока, должны были осознать опасность этнического национализма для общества, демократии и социализма! На заседании в Институте в защиту линии Абульфаза Алиева и национализма выступил Иса Гамбаров, и, по мнению моих близких друзей, большинство склонилось к его мнению, хотя никакого голосования не было.

Мою позицию всюду, на всех уровнях били армянской картой. Карабахская проблема буквально хоронила идею народовластия и реформирования общества. Общество зациклилось на Карабахе и больше ничего не признавало, и признавать не хотело.

После всех этих событий я и Лейла Юнусова заявили, что больше в штаб-квартиру НФА ходить не будем, ибо это место, где идеи НФА осквернены! В ответ Правление решило возобновить практику проведения заседаний на квартирах своих членов. Свою квартиру для заседаний Правления предоставил Сабит Багиров. Его квартира находилась в 9-ом микрорайоне, на окраине города.

На заседании я предложил обсудить саботаж работы Меджлиса, устроенный председателем и его группировкой. Неожиданно на меня накинулся Хикмет Гаджизаде и стал кричать: «Говорил же я тебе, не трогай Абулю!»

Никогда он не позволял себе говорить со мной в таком тоне. Более того, он и Иса стали обвинять меня в неконструктивной позиции. По их словам, именно сейчас следовало  крепить единство рядов НФА, как зеницу ока. Мои слова о том, как в свое время берегли единство рядов компартии и к чему это привело, до них не доходили. Я еще раз повторил свое предупреждение о катастрофе, надвигающейся на НФА из-за жесткого радикализма группы Абульфаза - Этибара - Рагима - Неймата. И тут Хикмет начал рассуждать об интифаде. Объяснять мне, арабисту, прожившему пять лет на Арабском Востоке, особенности уличной невооруженной борьбы против оккупантов? Дело принимало, как любил повторять Хикмет бей, «сюрный» характер, но на этот раз этот «сюр» исходил не от любимого им некоего анонимного партократа «Али Гусейновича», а от самого Хикмета.

«К чему интифада, если весь ход событий складывается в пользу НФА и мы можем спокойно выиграть парламентские выборы? Вся  власть - советам, а советы - народу. Завоюем большинство в Верховном Совете и сформируем правительство». Я еще раз повторил свое предупреждение о вероятной провокации Центра против НФА, «тбилисской модели». И тут Хикмет начал рассуждать о недопустимости огульного отношения к КГБ. По его словам, и в КГБ есть «патриоты, симпатизирующие интересам народа». Не знай я, что его очень близкий родственник занимает высокий пост в КГБ Азербайджана, я отнес бы эти его слова к наивности.

Попутно Хикмет выдал нам еще одну информацию, объясняющую летнюю инициативу троицы «Неймат - Этибар - Рагим» по проведению митингов и забастовок без санкции Правления НФА. Хикмет сообщил, что накануне регистрации НФА он и юрист Фуад Агаев ходили к заведующему отделом науки ЦК КПА Рафигу Азизовичу Алиеву и требовали ускорения регистрации НФА. Алиев Р.А. не очень уважительно воспринял требовательный тон ходоков, что привело их к нервному срыву и угрозе начать бессрочную забастовку. К их удивлению, Рафиг Алиев, доктор физико-математических наук и член - корреспондент АН Азербайджана, не только не испугался, подобно другим партократам из ЦК, а начал снисходительно выговаривать ходокам за дешевый шантаж. Чтобы показать, насколько ЦК несерьезно относится к их угрозам, Рафиг Алиев открыл свой служебный сейф, вынул оттуда некий документ и положил перед ними на стол со словами:

- Это - для служебного пользования. Но коль начался такой разговор, было бы полезно вам ознакомиться с этим документом.

Хикмет и Фуад, по словам первого, увидели на титульном листе документа надпись «Вероятный сценарий развития общественно-политических процессов в Армении и Азербайджане летом-осенью 1989 г.г». Бегло просмотрев документ, они увидели весь сценарий, который был осуществлен НФА за два месяца лета. Некие авторы документа описали в своем сценарии и первые немногочисленные митинги, и возрастание их массовости, однодневный, трехдневный и недельную забастовки, вплоть до регистрации НФА осенью. По словам Хикмета, завотделом науки посоветовал ходокам не бросаться пустыми угрозами, ибо «все это в целом известно ЦК».

«Вот откуда внезапная решимость «Варлыговцев» начать митинговую волну до сформирования организации» - подумал я. «Иджхад ас-саура» («аборт революции», слова известного египетского марксистского мыслителя Гали Шукри, описывавшего сходные ситуации на примере арабских общественных движений) - как это похоже на то, что я исследовал в своей диссертации на примере Египта!

Все-таки несколько членов Правления решились на демарш и письменно извинились перед Лейлой Юнусовой за нападки на нее в Меджлисе. За отсутствием печатного органа это письмо было размножено на ксероксе и распространено среди узкого круга лиц:

«В последнее время ряд районных отделений НФА, опорных групп, отдельные члены и сторонники организации обратились в Правление и выразили свою обеспокоенность и недовольство создавшимися тенденциями к расколу выборных органов НФА и положением, наблюдавшейся на первой сессии Меджлиса НФА 28-29 октября 1989 г.      

Правление считает, что разговоры о расколе слишком раздуты стараниями провокаторов, выполняющих задание бюрократического аппарата и некоторых безответственных членов НФА. Их цель - ослабить деятельность НФА накануне выборов в советы в республике, выбить его из седла как реальную политическую силу. Вместе с тем нельзя закрывать глаза и на факты некоторого ослабления внутренней дисциплины в выборных органах НФА. В целом усилились провокационные нападки на весь НФА, на его Председателя, на Правление и на отдельных членов Правления при участии некоторых лиц из выборных органов НФА. Делаются попытки дискредитации деятельности выборных органов, приведших к важным победам народа, сеянию сомнений в полномочиях и роли Правления. Усилились случаи головокружения от успехов, самодеятельности, самовольного нарушения коллегиально принятых решений у некоторых наших членов. Первая сессия Меджлиса НФА не смогла на должном уровне и объеме выполнить свою задачу из-за заранее запланированных подрывных действий и выступлений. С сожалением приходится констатировать, что провокация против НФА не осталась безрезультатной. Выборные органы НФА и особенно Правление, вместо того, чтобы заниматься вопросами демократизации и национального суверенитета, вынуждены заниматься рассмотрением личностных отношений и групповщиной между различными членами Правления, в результате чего он не может нормально функционировать. Правление в целом видит свои недостатки и его члены, подписавшие этот документ, признают свои ошибки. Правление считает, что если вышеуказанные случаи не будут самым серьезным образом пресечены, то судьба организации и интересы народного движения будут поставлены под угрозу.

Учитывая сложившуюся ситуацию, Правление НФА считает необходимыми следующие меры:

  1. Как единственную гарантию организационного единства считать безусловное соблюдения Устава НФА, принятого на учредительной конференции 16 июля 1989 года. Решения, принятые любым органом НФА, должны считаться обязательным для его рядовых членов. Те же, кто грубо нарушит Устав, должны быть исключены из НФА.

  2. Выступления, ставящие под сомнение полномочия НФА и его выборных органов, безосновательные и оскорбительные выступления против НФА, его Председателя, Правления и каждого члена Правления (в том числе некоторые выступления на I сессии Меджлиса), распространение слухов должны быть расценены как попытки раскола НФА и в отношении лиц, виновных в этом, необходимо принять серьезные меры.

  3. Учитывая, что член Контрольной Комиссии НФА Беджан Фарзалиев в своем выступлении на Первой сессии Меджлиса грубо нарушил одно из программных положений НФА и, учитывая последствия этого выступления, вопрос его членства в НФА должен быть передан на рассмотрение опорной группы, членом которой он состоит.

  4. Должен быть заново рассмотрен статус и состав структуры называемой Отрядом правопорядка НФА (Оборонный Комитет).

Подписи были поставлены Юсифом Самедоглу, Джанбахышом Умидовым, Лейлой Юнусовой, Исой Гамбаровым, Алякрамом Гумматовым, Сабитом Багировым, Зардуштом Ализаде, Панахом Гусейновым, Наджафом Наджафовым, Хикметом Гаджизаде, Тофигом Гасымовым .

К «Информации Правления НФА» была сделана приписка: следующие члены Правления НФА: Ю. Самедоглу, Дж. Умидов, З. Ализаде, С. Багиров, И. Гамбаров, Т. Гасымов и Х. Гаджизаде приносят извинения члену Правления НФА Л. Юнусовой за то, что не смогли своевременно и на должном уровне пресечь выступления на Первой сессии Меджлиса НФА, задевающие ее человеческое достоинство.

                                                                                         Дата: 15.11.1989г.»


Эта «информация Правления», появившаяся спустя полмесяца после нацистского по существу  шабаша сторонников Абульфаза Алиева, как видно из анализа текста, старательно выводила из под критики Председателя и ставила под удар только не названных трех членов Правления (Этибар Мамедов, Неймат Панахов, Рагим Газиев) отсутствие подписей которых делала прозрачным их анонимность.

«Информация», подготовленная, насколько я догадывался, Исой Гамбаровым, ибо я присоединился к подписантам этого документа в последнюю минуту, спасала репутацию Абульфаза Алиева от моих открытых обвинений в нацизме, и якобы вбивала клин между ним и троицей «радикалов». Вот так создавшийся конфликт использовался Исой Гамбаровым для того, чтобы поставить Председателя в еще большую зависимость от себя. Более того, некоторые неопределенные словосочетания о межличностностных конфликтах и групповщине не только затушевывали истинные идеологические причины конфликта между этническими националистами и защитниками программных положений НФА, но и давали основание в будущем использовать против любой из сторон обвинение в попытке расколоть единство НФА.

Так почему же я подписал этот не вполне правдивый, более того, интриганский документ? Я все еще наивно лелеял надежду открыть глаза моих старых друзей из ВИЦ, все больше дрейфующих в сторону Исы, на тот страшный сценарий, который готовился для народа. Внимая моим горячим речам, понимали ли они смысл сказанных мною слов? Или же они окончательно потеряли способность здраво мыслить, анализировать и предвидеть?

В начале ноября членов Правления пригласили в ЦК КПА. Несколько членов Правления были в отъезде. Поэтому на встречу пошли человек десять. Оказалось, что нас на совещание пригласили члены бюро ЦК КПА. Не было только Везирова, который находился в Москве.

Секретарь ЦК Тельман Оруджев сообщил: «тов. Везиров звонил из Москвы и информировал членов бюро ЦК, что в вопросе Нагорного Карабаха «ничего не может сделать». Горбачев не хочет выполнять решений ВС Азербайджана, ничего не хочет делать и сам.  

- Мы бессильны. Не знаем, что делать - минорно закончил он. Наступила тягостная пауза. Лидеры  НФА тоже не были готовы к такой информации и молчали, всем своим видом демонстрируя негодование.

Я напрямик обратился к Оруджеву:

- Если я скажу, что можно сделать в рамках советских законов, хватит ли у вас смелости пойти на это?

Секретарь ЦК иронично посмотрел и со скрытой издевкой спросил:

- И что же предлагаете вы?

Я уточнил:

- Я это предлагаю не как член Правления НФА, а как член КПСС. Но вы должны сказать, есть ли между членами бюро ЦК КПА доверие и единство? Не дрогнет ли кто из вас? Не отступит?

Оруджев непонимающе уставился на меня:

- Конечно же, мы доверяем друг другу.

Но в его голосе не было убежденности.

- Раз так, то слушайте. Как только мы уйдем, вы проведите свое официальное заседание и примите решение о созыве внеочередного пленума ЦК КПА. Сразу же позвоните всем членам ЦК и прикажите быть завтра здесь. Об этом вашем решении немедленно станет известно ЦК КПСС - тут я выразительно посмотрел на Поляничко, который молчал и только тяжко вздыхал, - они сразу же спросят, что же вы хотите обсудить на пленуме. А вы скажите, что просто бюро ЦК на пленуме будет обсуждать созыв внеочередного съезда КПА с повесткой дня: вопрос первый - обсуждение позиции ЦК КПСС в Карабахском вопросе, нарушении руководством КПСС Устава и Программы партии, вопрос второй - о выходе Компартии Азербайджана из состава Компартии Советского Союза. Как только о своем решении вы сообщите Москве, те, кто сейчас не ставит вас ни в грош, сразу же прилетят и начнут угрожать и упрашивать вас не делать этого. Сейчас не тридцатые годы, не бойтесь, никого не посадят, никого не расстреляют. Главное, не раскалывайтесь, не предавайте, не исключайте друг друга из ЦК. К концу дня посланцы Москвы сломаются, на следующий день все наши требования будут услышаны, а эмиссаров из Еревана, боевиков и сепаратистских лидеров, начнут арестовывать и сажать. Вопрос будет закрыт за несколько недель. Если понадобится, НФА поднимет народ в вашу поддержку.

Члены бюро ЦК испуганно смотрели на меня. Поляничко многозначительно обводил их взглядом, азербайджанские члены бюро ЦК прятали глаза. Наконец Телман Оруджев выдавил из себя:

- Мы этого сделать не можем.

- Почему же, - насмешливо сказал я, - что тут такого? Не вы нарушаете Устав, а Генеральный Секретарь и его окружение. Вы же защищаете целостность СССР.

- Нет, мы не можем сделать это - тупо повторил еще раз Телман Оруджев.

- Что ж, на это у вас смелости не хватает. Тогда я обращаюсь к товарищу Муталлибову. Председателю Совета Министров Азербайджанской ССР.

Красивый, лощеный Муталлибов изобразил на лице живой интерес.

- Скажите, товарищ Муталлибов, вам лично Министерство внутренних дел хоть каким-то образом подчиняется?

- Да, подчиняется - самодовольно произнес бархатистым голосом Председатель Совета Министров.

- Так вот, я предлагаю вам командировать в НКАО весь личный состав бакинской милиции для проверки паспортного режима. Эмиссаров из Армении необходимо выслать из области, и я уверен, Центр при таком обороте дел также не останется в стороне от наведения порядка.

- А как же Баку? - насмешливо спросил кто-то из членов бюро.

- Никаких проблем с охраной общественного порядка в городе не будет. НФА может вывести на улицы десятки тысяч дружинников. Я уверен, что и жители Баку, узнав о цели отъезда личного состава бакинской милиции, сами защитят правопорядок в городе.

- Я этого сделать не могу - сказал Муталлибов.

Тут я не выдержал и начал кричать на членов бюро ЦК КПА:

- Тогда почему же вы сидите в своих креслах? Почему числитесь руководителями республики? Из-за боязни вызвать недовольство московских начальников вы не осмеливаетесь выполнять свой долг гражданина, боитесь защитить родину. Вся ваша позиция - позиция труса, все ваши речи - болтовня. Вы не на своем месте, и то, что происходит с нами - это из-за вас. Компартия умирает и погибает из-за таких, как вы…

Я задыхался от возмущения. В НФА - предатели интересов народа. В ЦК КПА - трусы и предатели. Я не нашел ничего, кроме как выпалить в гневе:

Я говорил и чувствовал отчуждение не только от этих сытых компартийных чинуш, но и от членов Правления НФА.

Поляничко резко встал и объявил:

- Перекур!

Потом приобнял меня и подвел к окну. Подошел, видимо, от нечего делать, и Муталлибов.

- Ну, как тебе брат? - спросил Поляничко у Муталлибова.

- Хрен редьки не слаще - насмешливо ответил тот.

Я понял, что, видимо, недавно была какая-то стычка между ним и моим братом Аразом.

Затем члены бюро ЦК КПА еще немного поплакались на тему, что «несмотря на все наши усилия, переломить ситуацию не удается».

«Интересно, какие такие усилия они прилагают, если не осмеливаются на очевидные действия, которые успешно применяются в Прибалтике» - подумал я.

Поляничко подвел меня к карте Азербайджана на стене и, положив толстый палец на надпись «Степанакерт» как полководец, сказал:

- Никак не можем найти подход к армянскому населению.

- А чего искать, если есть проверенный и испытанный метод - ответил я.

- Какой же? - спросил Поляничко, вперив в меня тяжелый взгляд из - под опухших, мясистых век.

- Все очень просто. Движение националистов и в Армении, и в Азербайджане возглавляется гласно, или из-за кулис, коррумпированной партийно-хозяйственной мафией. Это криминальная буржуазия, скопившая огромные капиталы. Именно эти неправедно нажитые деньги дали им возможность выйти на некоторые круги Москвы, обзавестись покровителями. Они - расхитители народной собственности, взяточники, воры! Арестуйте их, возбудите уголовные дела!

- Откуда вы все это знаете? Ведь никаких уголовных дел нет. Обвинять голословно людей нельзя, - парировал Поляничко.

- Как это не знаю? Весь народ знает, каждый житель Южного Кавказа знает, каждый армянин, каждый азербайджанец знает, а я не знаю? Да у них такие должности, на которые могут попасть только воры и взяточники! Считать их честными людьми - это все равно, что считать девиц из дома терпимости образцами нравственности! Да вы себе представьте, кто такой Дадамян? Директор автотранспортного хозяйства! Это - приписки тонно-километров, фальшивые путевки, хищение бензина, продажа рабочих мест, запчастей… Кто такой Манучаров? Директор каменного карьера! Это -  левые камни и плиты, это рабочие места за взятки, приписки, занижение объемов производства и завышение производственных расходов! Кто такой Генрих Погосян? Бывший директор областного агропрома! Это приписки, завышение сахаристости вин, левые объемы, взятки, хищения…

- Армяне поднимутся, скажут, что Азербайджан репрессирует лидеров национального движения, - возразил Поляничко.

- А вы не только армянских воров сажайте. Одного армянского вора - двух азербайджанских! Нас же больше! Наши воры еще те кровопийцы, тоже гробят страну. Ничтожества, люди без чести и совести. На скамью подсудимых надо сажать всю эту интернациональную банду воров, тогда ни армяне, ни азербайджанцы ничего не скажут. Они увидят, что закон един для всех, независимо от национальности.

- Не то время, не так поймут. Вы, товарищ Ализаде, мыслите правильно, но не современно.

-Я мыслю как гражданин, ученый, коммунист. А вот руководство партии переродилось и больше не является коммунистическим. Не ирония ли судьбы, что я создавал Народный Фронт для спасения социализма, а социализм гробят руководители Коммунистической Партии?

Поляничко ничего не сказал и отошел от меня. Я ушел, ни с кем не попрощавшись. Для меня стало ясно - и Везиров, и нынешняя команда руководителей ЦК КПА - битая временем карта.

Только потом мне стало известно, что прокуратура Азербайджане на основании поступивших заявлений граждан возбуждала уголовные дела против лидера «Крунка» Аркадия Манучарова, проводила обыск в его доме и нашла замурованное в стене огромное количество драгоценностей. В его деятельности директора каменного карьера было обнаружено множество преступлений. Арестованного  и содержащегося в шушинской тюрьме Манучарова пытались освободить из Москвы испытанным советским методом - по звонку вышестоящих инстанций, однако прокурор республики Ильяс Исмайлов отказывался подчиниться давлению телефонного права, ссылаясь на взрывоопасную ситуацию в республике. В дело вмешалась жена Генерального секретаря ЦК КПСС Раиса Горбачева. Манучарова из тюрьмы города Шуши забрали войска ВВ МВД СССР, для чего им пришлось применить насилие против граждан города. Вопреки всем процессуальным нормам его перевели в Москву, уже подготовленное азербайджанской прокуратурой дело передали в суд белорусского города Гродно, за это время организовали «избрание» Манучарова депутатом армянского парламента и освободили. Вор продолжил руководить «национально-освободительным движением».

НФА начало готовится к проведению юбилейного митинга 17-го июня 1989 года. Большинство считало, что 18-дневный митинг дал толчок пробуждению национального самосознания, народ воспрял и «пробудился». Я тоже был согласен с тем, что забастовка, скопление людей на площади и открытый протест против предательской политики руководства КПСС и КПА в какой-то мере способствовали тому, что народ избавился от страха перед тоталитарным режимом. Однако я знал, видел и говорил, что массами в эти дни манипулировали. Протест не был сознательным, а движение не было ни осознанным, ни стихийным. Митинг был срежиссирован и исполнен партийно-хозяйственной мафией и КГБ. Мои слова вызывали возмущение и гнев. Но, впоследствии, я привел столько доводов в пользу своего взгляда на те события, что апологеты  Мейдана были вынуждены оставить свои попытки отрицать все, что я говорил. Но они придумали хорошее объяснение наличию КГБ среди организаторов Мейдана: «Да, на Мейдане присутствовал и действовал КГБ. Но народ сумел повернуть это гебистское мероприятие в свою пользу». Так объяснял Абульфаз Алиев спустя несколько лет события 18-ти дней 1989 года. А пока НФА готовился отметить годовщину начала митинга 17 ноября 1988 года.

Брат Юсифа Смедоглу Вагиф договорился с профессиональными музыкантами и была сделана качественная запись гимна Азербайджанской Демократической Республики (АДР). Правление обсудило сценарий митинга. Я должен был выступить с рассказом о том, как готовится к выборам «Саюдис», как НФА должен использовать опыт прибалтийских фронтов в своей предвыборной борьбе. Я только что вернулся в Баку, побывав на съезде Литовского Народного Фронта.

Митинг 17-го ноября 1989-го года был многочисленным. Впервые прозвучал гимн АДР. Из Ленкорани приехал Алякрам Гумматов с двумястами фронтистами. Все они были в черных, круглых каракулевых шапках. Они стояли недалеко от трибуны плотной группой. Когда исполнялся гимн, мои глаза от волнения наполнились слезами. Митинг вел Абульфаз Алиев, которому Правление вручило сценарий митинга. Звучали выспренные речи о значении первого непрерывного митинга. Все негативные аспекты этой акции и его тяжелые последствия для народа были отброшены в сторону, выпячивался такой аспект, как пробуждение народа, обретение им национального самосознания. Когда настал черед выступить мне, Абульфаз Алиев объявил: «Слово предоставляется члену Правления НФА Зардушту Ализаде». Передо мной выстроились трое членов комитета обороны и преградили мне дорогу к микрофону. Я попытался пройти, но они стояли плотно, готовые к физическому насилию. Обернувшись, я увидел позади себя Этибара Мамедова, скалившегося в улыбке. «Это твое дело?» - зло спросил я. «Да, это я приказал» - ответил он. Недалеко стоял Сабит Багиров. «Сабит, ты видишь, что происходит?» - обратился я к нему. Он стыдливо отвел глаза и пробормотал: «А что я могу сделать?». Наконец, я посмотрел на Абульфаза Алиева. «Бей, а как вы объясните это?» - спросил я его. «Это не мое дело» - ответил он и объявил следующего оратора. Я покинул трибуну и спустился вниз, к толпе. Ко мне подошел Алякрам Гумматов: «Бей, я тебя предупреждал, что группировка Абульфаза будет прибегать к насилию, а ты меня не послушался. Еще не поздно, только скажи, завтра всю эту шваль я выкину из штаба НФА. Со мной двести «гарапапахов» (черношапочников), и они беспрекословно слушаются меня». «Алякрам, разве для того мы создавали Фронт, чтобы вот так, на кулаках, решать вопросы? Я не соглашусь, чтобы в НФА началась драка между его членами. Что касается того, что происходит, я думаю, последствия для организации будут ужасными. Но, видно, этого еще не понимают мои коллеги из Правления. Их пресмыкательство перед Председателем уже дошло до предательства идеалов организации».

На следующем заседании Правления я не заметил решимости сделать какой-либо шаг для того, чтобы остановить процесс фактического переворота во Фронте. Более того, Иса Гамбаров предложил объявить выговор Неймату Панахову и мне. Я удивился: «Мне то за что? За то, что имею смелость призывать к соблюдению Устава? Выступаю против насилия и провокаций?» Иса ответил, что мои постоянные перебранки с Нейматом Панаховым наносят ущерб НФА, что я завидую популярности рабочего лидера. Это уже было верхом лицемерия. Иса методично ставил меня на одну доску с провокатором и агентом. Я предупредил Правление, что не соглашусь с этим решением и начну апеллировать к рядовым фронтистам. Иса знал силу моих сторонников и понял, что провоцировать меня на открытое противостояние с Правлением не стоит. Видимо, пока ему достаточно было конфликта между мной, Председателем и его трайбом.

В Москве, в ВС СССР, наконец, приступили к обсуждению вопроса Нагорного Карабаха. ВС СССР не мог бесконечно игнорировать решение ВС Азербайджана об отмене КОУ НКАО. Кроме того, бессилие и вредность КОУ были столь очевидны, что стало необходимо что-то предпринять. Правление командировало в Москву Тофига Гасымова и Хикмета Гаджизаде лоббировать интересы республики. В Москве они встречались с депутатами из Прибалтики, членами Межрегиональной Депутатской Группы, вели открытый торг. Чего хотят прибалты взамен поддержки решения об отмене КОУ НКАО? Ответ прибалтов был ясен: им нужны голоса азербайджанских депутатов при голосовании проекта о предоставлении им экономической независимости в составе СССР. Им не хватало голосов, и они опасались за судьбу голосования. Хикмет и Тофиг переговорили с нашими депутатами, объяснили им ситуацию и те согласились поддержать прибалтов, несмотря на приказ союзного руководства провалить эту инициативу. Опасение перспективы возвращения в Баку с клеймом людей, по вине которых Аркадий Вольский с его командой остались в Карабахе, пересилило традицию слепого послушания ЦК КПСС.

Хикмет и Тофиг также предупредили нас, что на позицию депутатов из фракции МДГ  негативно влияет прекращение работы железной дороги. Они просили не допускать забастовку на Азербайджанской железной дороге. На заседании Правления 24-го ноября в «Азнефтемаше» спор разгорелся именно из-за этого вопроса. Я уже понимал суть трупоедской логики группы Абульфаза Алиева - Этибара Мамедова - Неймата Панахова - Рагима Газиева. Чем хуже для Азербайджана, для Карабаха, для народа - тем хуже для Везирова - тем лучше для этой группировки, тем больше причин для атаки на первого секретаря, его свержения. Вот почему, когда огласили просьбу Тофига и Хикмета, Этибар Мамедов и Неймат Панахов резко потребовали объявить общереспубликанскую забастовку, включая и железную дорогу. «Но это нанесет ущерб нашим интересам во время обсуждения вопроса Карабаха в Москве» - наивно пытались члены Правления объяснить ситуацию двум «радикалам». Но они упорно настаивали на принятии решения Правления, которое включало бы и забастовку на железной дороге. Как бы то ни было, при голосовании они остались в меньшинстве. Неймат Панахов был в бешенстве, он опять пустился в рассуждения об агенте КГБ Зардуште Ализаде и агенте Армении Лейле Юнусовой. Говорил он, как всегда, долго, обращаясь к себе в третьем лице. Профессиональный лжец, но неглубокий человек, он пытался применить на Правлении один из своих дешевых приемов:

- ЦК дашнакской партии в Париже получает информацию о секретах НФА через полчаса после наших заседаний.

- Как же мы счастливы, - издевательски ответил я, - как хорошо работает разведка НФА, которая информирует Неймат бея об утечке наших секретов в Дашнакцутюн.

Неймат растерялся. У него были нелады с элементарной логикой.   Я спросил членов Правления:

- И долго вы намерены терпеть все это?

Они молчали. Я видел, чувствовал, как они боятся. Члены Правления НФА боятся!

- Слушай, Неймат, а не мог бы ты повторить свою речь завтра на митинге?

- Конечно, могу!

- Так скажи это все завтра на площади Азадлыг, перед всем народом.

- А что ты скажешь? - спросил он удивленно.

- Ничего. Меня на трибуне не будет. Я буду слушать тебя внизу, вместе с народом.

Этибар пригрозил, что откажется вести митинг, если Правление не отменит свое решение. Я предложил Правлению поручить ведение митинга Исе Гамбарову. Мое предложение приняли. Этибар сообщил, что он на этот митинг не придет вовсе, и ушел.

25-го ноября на митинге народу было не так много. Тысяч 20, не более. Я стоял на самом краешке толпы, ближе к бульвару. После традиционного исполнения «Увертюры» к опере «Короглу» Узеира Гаджибекова митинг открыл Иса и повел его по сценарию Правления. Людям рассказали о ситуации в Карабахе, обсуждении решения в Москве, к концу Иса зачитал решение Правления об объявлении однодневной предупредительной забастовки по всей республике, за исключением железной дороги. И тут на трибуне появился Этибар Мамедов. Он отодвинул Ису от микрофона и объявил, что железная дорога приняла решение бастовать. В подтверждение он предоставил слово Зейналу Мамедову, рабочему депо станции Баладжары. Этот земляк Этибара был вожаком рабочих железнодорожного депо. Он заявил, что рабочие решили бастовать, невзирая на решение Правления НФА. Затем к микрофону подошел Неймат Панахов и повторил свою вчерашнюю речь на Правлении. В список врагов народа Нейматом была добавлена фамилия агента КГБ Исы Гамбарова. Стоявшие вокруг рабочие с удивлением смотрели на меня. Один из них спросил: «Бей, а вы не выступите?» «Зачем? Что я могу сказать? Что я не агент? Глупо. Я решил все это оставить на рассмотрение народа и истории. Придет время, и станет ясно, кто есть кто».

Следующим этапом ползучего переворота внутри НФА должно было стать совещание членов правлений районных отделений НФА. Именно там Председатель должен был или добить Правление, или же сделать его игрушечным, для чего надо было удалить из него меня.

О том, как отбирались делегаты на это совещание в некоторых районных отделениях, рассказал мне Шахин из Гейчайского районного отделения НФА. «В Гейчае всего 30 семей переселенцев из Армении. Не все они были в НФА. Мы неожиданно узнали, что на совещание в Баку вызваны  представители именно этих семей. Мы бурно запротестовали, и только в самый последний момент сумели добиться, чтобы в состав были включены, помимо уже вызванных из центра, также избранные представители Фронта». Не трудно было понять, для чего вызывались в Баку эти люди. На примере учредительной конференции Бардинского районного отделения НФА я уже видел, как группировка Абульфаза Алиева бесцеремонно действует, нарушает все положения Устава, не останавливаясь перед угрозой силы и даже ее применением.

Непосредственно после учредительной конференции Бардинского отделения НФА, куда неожиданно заезжал Этибар Мамедов (результаты выборов в руководящие органы районного отделения были объявлены некоторыми членами Правления на самой конференции подтасованными), это отделение НФА свергло первого секретаря райкома партии, «человека Везирова», а членов Меджлиса районного отделения, которые не были согласны с такой тактикой, обстреляли из охотничьего оружия. Рагуф бей, уголовник и спекулянт, стал лидером этого районного отделения.

9-го декабря в Круглом зале Академии Наук началось это самое совещание. И снова повестка дня отложена в сторону, все выступления крутились вокруг бездеятельности Правления и пресловутого раскола.

Я смотрел на это зрелище с грустью. Более всего было печально сознавать, что в НФА уже не осталось позитивного потенциала. Не было активной обратной связи с массами, не было средств коммуникации для этого. Члены Правления уже были отчуждены от меня, вожаком большинства из них был уже Иса Гамбаров.

- Ты видел «Крестный отец»? - спросила меня Лейла.

- Конечно.

- Помнишь сцену, когда дон Корлеоне говорит сыну: «Тот, кто предложит примирение, предатель»?

- Помню.

- Кто, по-твоему, сейчас предложит помириться?

- Это предложит не один человек. Их будет двое: Иса и Наджаф.

Лейла нервно засмеялась:

- Я тоже так думаю.

На трибуну поднялся Наджаф Наджафов, бывшая номенклатура секретариата ЦК партии, бывший главный редактор популярной газеты «Молодежь Азербайджана», снятый с работы Везировым и люто ненавидевший его за это. Он согласился с негативной оценкой работы Правления и предложил залу дать срок Правлению для того, чтобы его члены обсудили ситуацию и нашли компромисс. Тут же Иса поддержал это предложение и предложил  членам Правления подняться на седьмой этаж, в его отдел и там посоветоваться. Зал одобрительно загудел. Народ желал единства.

Мы поднялись на седьмой этаж, в отдел Иранской истории, где работал Иса. И там опять была кратко описана критическая ситуация во Фронте. Ни слова о ползучем перевороте, о нарушениях Устава, насилии и клевете, инспирируемых Председателем. Предложение Наджафа и Исы: заморозить деятельность Правления, создать комиссию из пяти человек во главе с Председателем для подготовки второй конференции. Говорить в такой ситуации этим людям, что Устав не предусматривает такого действия, как замораживание, не было смысла.

Первым из членов Правления с этим незаконным предложением согласился Юсиф Самедоглу, затем Тофиг Гасымов, за ними последовали другие. Я пожал плечами: «как хотите».

Зал встретил сообщение о примирении в Правлении аплодисментами. Не трудно было догадаться, что в состав временного оргкомитета во главе с Абульфазом Алиевым были включены Этибар Мамедов, Рагим Газиев, Наджаф Наджафов и Хикмет Гаджизаде. Учитывая, что Хикмет и Наджаф никогда не занимались организационной работой, можно было заключить, что подготовку второй конференции поручили только моим политическим противникам. Особо было подчеркнуто, что впредь остальным членам Правления любая политическая деятельность внутри Фронта, до второй конференции, запрещается.

Так они боялись слова правды! А ведь у меня, кроме правды, ничего не было.

К счастью, я был уже настолько раскрепощен, что никакие запреты НФА меня не интересовали. 10-го декабря Председатель провел очередной шабаш своих сторонников в зале Азербайджанского драматического театра. В тот же день Лейла Юнусова по радио «Свобода» распространила информацию об учреждении Социал-демократической партии Азербайджана, хотя никакого учредительного собрания и решения по этому вопросу не было. Это была ее личная инициатива, которую кружок ее друзей поддержал без возражений. Как она сообщила, учредителями СДПА стали Араз Ализаде, Лейла Юнусова, Фахраддин Агаев, Абдулвагаб Манафов, Арзу Абдуллаева и Зардушт Ализаде. Уже с нашей стороны, под основание НФА, был подложен фугас, который должен был взорваться на второй конференции.

Но до второй конференции, между 9-м декабря, когда путчисты с помощью своих «либеральных» пособников заморозили деятельность Правления, и 6-м января, днем начала II конференции, произошли еще несколько знаковых событий.

11-го декабря мне позвонил из Балакенского района член Правления районного отделения НФА Осман Гундузов. В панических тонах описав ситуацию в районе, он начал умолять меня немедленно приехать: «Бей, прольется кровь и будет много жертв».

Балакен не входил в зону моей ответственности, плюс к тому деятельность Правления была заморожена. Но вероятность еще одного очага конфликта в Азербайджане заставила меня отбросить все формальные соображения. В этом районе учредительную конференцию готовил и участвовал в ее работе член Контрольно-ревизионной комиссии НФА Агаджавад Саламов. Мы созвонились и договорились выехать поездом вечером, дабы утром быть в Балакене.

Агаджавад явился к поезду вместе с Гаджи Абдулом, председателем общества «Товбе» (Покаяние). Агаджавад был верующим и, как он сообщил, недавно примкнул к обществу «Товбе». Я несколько удивился, но не подал виду. Кандидат физико-математических наук, выпускник физфака МГУ, служивший на Северном флоте ВМС, готовивший научную работу в Дубне, и малограмотный Гаджи Абдул как-то мало совмещались в моем понимании, но пути Аллаха неисповедимы. «Товбе», как было объявлено, занималось перевоспитанием наркоманов, воров и алкоголиков, всех, кто сбился с пути истинного. Методика  перевоспитания была основана как на чтении и изучении Корана, так и усиленных физических упражнениях.

Утром на вокзале Балакена нас встречали местные фронтисты. Был солнечный день. Мы сразу же поехали в штаб-квартиру местного отделения НФА. Там нас ждали человек двадцать. Все были крайне возбуждены. Я попросил обрисовать положение дел. Говорили все сразу, и спустя несколько минут я стал вникать в ситуацию.

Балакенское отделение НФА проводило каждую субботу митинг. Ведущим митингов был член правления районного отделения Магеррам бей. На последнем митинге к нему подошел учитель средней школы, человек никчемный и неуважаемый в районе, и попросил слово для «важного сообщения». Магеррам бей, не разобравшись, дал ему слово. Выйдя к трибуне, этот человек начал оскорблять Али Анцухского. Фронтисты еле оттащили этого провокатора от микрофона.

Естественно, о случившемся сразу же сообщили Али Анцухскому. Это был весьма авторитетный и крупный хозяйственник, директор плодоовощного завода системы потребительской кооперации. Вся система местного потребсоюза подчинялась ему: табачное дело, заготовка лекарственных растений, фундука, грецкого ореха, производство консервов. Его фуры возили продукцию Балакенского производства напрямую в Германию, оттуда привозили дефицитные в то время товары: одежду, бытовую технику. Али Анцухский был негласным лидером аварской части населения всего северо-запада Азербайджана, имел крепкие связи с аварцами Дагестана. Узнав о нанесенном ему оскорблении на митинге НФА, Али Анцухский поклялся больше никогда не допускать никаких митингов, вызвал с горных селений аварскую молодежь, и те оцепили трибуну.

Рассказав все это, Осман Гундузов добавил: «Но и у нас все готово. На площади собралось свыше пяти тысяч сторонников НФА. Часть из них вооружена. Кроме того, по нашей просьбе наши вооруженные сторонники прибыли из Грузии: Лагодехи и Гардабани».

Хотелось и плакать, и смеяться. Прикинув последствия конфликта с аварцами, я понял, что если это случится, то конфликт с армянами покажется по сравнению с ним детской игрой.

- Где первый секретарь райкома партии и кто он?

- Первый секретарь у нас - кадр Гейдара Алиева, после происшествия он ушел в отпуск и уехал из района.

- А где Али Анцухский?

- Вся верхушка района в здании исполкома, в кабинете председателя Ширалиева.

- Идемте туда. Со мной пойдут Агаджавад и трое самых известных членов Правления.

Мы направились к зданию исполкома. Рядом на площади стояла и гудела наэлектризованная толпа. «Любой ценой, любой ценой избежать крови» - пульсировала в мозгу мысль.

Мы вошли в кабинет, где сидели и стояли человек десять. Вперед вышел мужчина с красными прожилками на щеках. Это был председатель исполкома. Я представился и спросил:

- Где Али Анцухский?

Все показали на высокого, белолицого,  полного мужчину.

Я сделал несколько больших шагов, близко подошел к нему, громко и четко сказал:

- Я - член Правления НФА Зардушт Ализаде. Узнав о случившейся возмутительной провокации против вас лично и в целом против нашего народа, я немедленно приехал сюда для того, чтобы от своего имени, от имени руководства Народного Фронта, а также от имени членов Правления и всех рядовых членов Балакенского районного отделения принести вам извинения. Я прошу принять эти извинения и вместе с нами доказать всем жителям Балакенского района, что провокация против азербайджанского народа, диверсия против единства жителей Балакена не удалась.

Видимо, такого поворота событий никто не ожидал. Али Анцухский растерянно хлопал глазами.

- Дайте мне вашу руку в знак примирения и единства нашего народа - решительно сказал я.

Али Анцухский нехотя протянул мне руку. Я потряс его руку, повернулся  к собравшимся в кабинете и сказал:

- А теперь мы все вместе пойдем на площадь, поднимемся на трибуну и покажем жителям Балакена, что никто и ничто не может нарушить единство нашего народа.

И тут до всех дошло, что ожидаемый сценарий событий нарушен. Но право решать было за Али Анцухским. Он же никак не мог решиться и глазами искал поддержки руководителей района.  Те молчали.

- Есть здесь противники единства народа? - накинулся нахраписто я на местных партократов.

- Нет, - неуверенно откликнулись они.

- Что ж, тогда пойдем и докажем народу наше единство.

Я снова схватил за руку Али Анцухского и вежливо пригласил его пойти вместе со мной. Он слабо запротестовал:

- Я же поклялся больше никогда не позволить НФА проводить митинги в Балакене.

- Правильно сделали! После такого оскорбления и в такой ситуации районные фронтисты не имели право проводить митинги. Извинения от имени НФА на самом высоком уровне вам принесены, и вы эти извинения приняли. Но народ об этом еще не знает, там, на площади, народ разделен, а мы здесь уже объединились. Теперь нам остается показать народу, что нет никакой обиды, за оскорбление принесены извинения, вы приняли извинения и простили обиду.

Али Анцухский колебался. Я чувствовал, что этот деловой человек сам по себе незлобив, но обида все еще не отпускала его, кроме того, руководство района своим молчанием как бы подзуживало его. И тут мне пришла в голову еще одна мысль. Я повернулся к членам Правления районного отделения, которые  растерянно наблюдали за происходящим:

- Беи, я отменяю митинг Народного Фронта! Сегодня вашего митинга не будет! Вместо этого будет митинг единства народа! Никто из НФА в Балакене не будет выступать! Выступим только мы с Али Анцухским! Кто у вас до сих пор вел митинги?

- Магеррам бей - откликнулись фронтисты.

- Скажите Магеррам бею, чтобы он открыл митинг и дал слово только нам! Никому, слышите, больше никому из членов Правления местного отделения НФА, членам Меджлиса, рядовым членам НФА в Балакене слова на этом митинге не давать! Только мне, Али бейу Анцухскому и Агаджаваду Саламову из Баку!

По лицу фронтистов Балакена я видел, что они мою мысль не поняли и обиделись. Но железо следует ковать, пока оно горячо, я видел, что Али Анцухскому по душе, что я «наказываю» фронтистов у него на глазах, лишая их права выступать на этом митинге.

- Все, а теперь на митинг, - я осмелел настолько, что уже потащил Али Анцухского за сбой.

Он нехотя последовал за мной. Вслед потянулись и недовольные таким оборотом дел партократы и фронтисты района. Кто-то из них не выполнил задание, а кто-то мысленно уже прощался с полюбившейся в мечтах ролью  героя восстания против проклятой мафии.

На площади народ продолжал гудеть и нетерпеливо ждал чего-то. Прямо перед невысокой трибуной стояли крепкие молодые мужчины в черных брюках и черных рубашках, они стояли плечом к плечу и смотрели прямо в лицо толпе. Толпа была обеспокоена и явно побаивалась приближаться к этим решительным молодым мужчинам. Али Анцухский опять засомневался, он чувствовал, что попал в ситуацию, где надо что-то предпринять. Но что именно, не знал, не понимал.

Оцепление меня, Агаджавада и Магеррам бея не пропускало. Я настойчиво напомнил Али Анцухскому, что мы идем на наш, его и мой, митинг. Али бей что-то сказал по-аварски, мужчины расступились и нас пропустили. Оказалось, что нет электроэнергии и микрофон не работает. «Гады, все продумали для провокации» - подумал я. Я спросил у Магеррам бея:

- Такое у вас бывает?

- Иногда.

- И что вы делаете?

- Генератор…

- Тащите его.

- Кабеля нет.

- Купите. Немедленно. Сто, двести метров. Быстро. А пока найдите мегафон.

Принесли мегафон. Ко мне подошел оробевший перед многотысячной аудиторией Али Анцухский.

- Я не стану выступать.

- Это почему же?

- Меня освистают. Я знаю, как только дадите слово, сразу начнут свистеть.

- Это мы еще посмотрим. Я не допущу никакого свиста.

Али Анцухский отступил. Толпа гудела, смотрела и ждала.

Я схватил мегафон и начал говорить. Мне было важно, чтобы народ понял: это - митинг Народного Фронта. Поэтому я делал особое ударение на том, что я - член Правления НФА, Агаджавад Саламов - член Контрольно-ревизионной Комиссии, а ведущий митинга, который предоставляет слово выступающим - член Правления Балакенского районного отделения НФА.

Когда достали провод, запустили генератор и под его шум начался митинг, я сделал так, чтоб слово нам предоставлял ведущий Магеррам бей. Хотя все уже знали бакинских гостей, он вторично торжественно предоставил слово мне. Я кратко обрисовал ситуацию в стране и республике, перечислил достижения народа в борьбе за демократию и суверенитет и передал микрофон Магеррам бею.

- А теперь слово предоставляется Али Анцухскому.

Али Анцухский взял микрофон, и тут же раздался свист, один, потом множество. Мощный хор свистунов. Али растерянно посмотрел на меня и пробормотал:

- Вот видите, я же говорил.

Я выхватил у него микрофон и стал громко выговаривать:

- Спасибо! Спасибо, дорогие и уважаемые балакенцы! Спасибо за то, что вы так бережно храните традиции предков! Спасибо за ваше балакенское гостеприимство! Спасибо за ваше радушие! Век не забуду, как балакенцы принимают гостей! Гость просит вас выслушать вашего земляка, а вы, вместо того, чтобы уважить его и выслушать, начинаете свистеть. Значит, так в Балакене относятся к гостю, так выполняют его просьбу?…

На площади наступила мертвая тишина. Я снова передал микрофон Али Анцухскому.

- Дорогие земляки, - начал он, - вы все меня знаете, я здесь родился, здесь вырос и здесь умру. Меня похоронят на этой земле. Никакой другой родины, кроме Балакена, у меня нет. Скажите, был хоть раз случай, чтобы кто-то пришел ко мне с просьбой, и я отказал ему в помощи? Скажите, хоть раз в жизни я сделал что-то против балакенцев? Сейчас против нашей республики началась агрессия. Пусть придут ко мне и попросят помочь достать оружие, и я помогу.

Тут раздались робкие аплодисменты. Али Анцухский приободрился.

- Мы должны защищать достоинство нашей Родины… Но мы должны защищать и свое мужское, человеческое достоинство. Я заявляю здесь, перед вами, что готов одинаково решительно защищать и свое достоинство, и достоинство Родины.

Народ зааплодировал более уверенно, Али Анцухский с довольным видом передал микрофон мне, я - Магеррам бею, который предоставил слово Агаджаваду. Он, в свою очередь, произнес тусклую и малопонятную для публики речь о деятельности общества «Товбе». Митинг закрыли, толпа разошлась. Я попрощался с Али Анцухским и вместе с фронтистами отправился в школу для «разбора полетов».

Зал был полон. Выступая, я особо подчеркнул, что кровопролитие, которое было запланировано и подготовлено, чтобы разжечь страшную аваро-азербайджанскую резню, не состоялась.

Тут вдруг от обиды заплакал Осман Гундузов. «Вы нас унизили» - только и сумел он выговорить сквозь рыдания. Тут слово взял мужчина лет пятидесяти:

- Вы меня все знаете. Я - учитель. Многие из вас - мои ученики. Утром, когда я выходил из дома, направляясь на митинг, я попрощался с домашними. Моя жена - аварка. Кто мои дети? Аварцы или азербайджанцы? Если кто-то скажет, что они аварцы, другой возразит, что нет, они азербайджанцы. И оба будут правы. В НФА мне сказали, что я должен прийти на митинг с оружием, трибуну захватили аварцы. В кого я должен был стрелять? В братьев моей жены? В дядей моих детей?

В зале наступила абсолютная тишина. Я молчал. Осман Гундузов перестал плакать и, насупленный, молчал.

Учитель обернулся к нам:

- Большое вам спасибо, Зардушт бей. Большое спасибо, Агаджавад бей. Вы предотвратили страшную трагедию. Балакен никогда не забудет вас.

«Забудет, забудет» - подумал я и сказал:

- Спасибо всем. Нас в Баку ждут важные дела. Впредь не допускайте к микрофону случайных людей. Будьте осторожны, у нас коварные и жестокие враги.

В Баку нас ждали неприятные известия. Небольшие группы людей, по десять-двадцать человек, ходили по учреждениям и предприятиям, врывались к директорам и требовали увольнения работников армянской национальности. Этих хулиганов возглавляли националистические «вожачки» - Мохаммад Хатеми, Халил Рза, некоторые молодые активисты НФА из числа фанатов Абульфаза Алиева. Милиция ничего не предпринимала. Ситуация начинала напоминать канун сумгаитского погрома. Власти своим бездействием поощряли погромщиков, способствовали пробуждению самых низменных инстинктов толпы.

В Баку я узнал от Лейлы Юнусовой, что перед штаб-квартирой НФА вывешены списки жителей города – армян с указанием адресов. Она позвонила в Правление и потребовала от Исы Гамбарова убрать списки. Гамбаров сообщил, что Правление уже не контролирует ситуацию, что сорванные списки вывешиваются вновь и что “ничего нельзя сделать”.

Мне позвонил Фархад Бадалбейли, известный пианист, ректор Консерватории, гордость нашей национальной музыки, потомственный интеллигент, сочувствовавший НФА на этапе его зарождения, принимавший участие на нескольких его мероприятиях.

- Это безобразие, Зардушт! В консерваторию ворвалась толпа каких-то, грязных молодых людей, начала орать, требовать снять со стен портреты Бетховена, Листа, Чайковского. Убрать европейские музыкальные инструменты, оставить только национальные и портреты азербайджанских композиторов. Разве для этого мы начинали наше движение? Они дали нам срок - три дня. Ультимативно потребовали убрать все западное и русское, и обещали явиться проверить исполнение их приказа через три дня. Я еле их выпроводил. Когда они хотели снять со стены портрет Бетховена, я им сообщил, что Людвиг ван Бетховен убил свою кормилицу-армянку. Только тогда они остановились и с уважением посмотрели на великого классика мировой музыки.

Я обещал Фархаду, никогда не теряющему самообладания и чувство юмора, разобраться. Позвонил нескольким людям в НФА. Никто ничего не знал. В организации царила анархия. Но эта анархия искусно направлялась и управлялась.

Стало известно, что на проспекте Ленина, недалеко от железнодорожного вокзала, на женщину-бакинку, шедшую по улице с сыном-подростком, напала группа молодых беженцев только за то, что они между собой разговаривали по-русски. Банда избила сына и ударила его ножом. Юноша выжил, но побывал в реанимации.

Петербург конца 1917-го года, Берлин 1934-го года, Баку конца 1989-го года… Национализм и ксенофобия творили и творят одни и те же гнусные преступления.  

Мы с Лейлой Юнусовой подготовили обращение к членам НФА, напечатали и размножили в виде «Специального бюллетеня». Вот его текст, проливающий свет на многое из того, что творилось тогда в рядах НФА:        

«Уважаемые дамы и господа! Кризисная ситуация, создавшаяся в организации, и почти полное отсутствие информации продиктовали нам необходимость обратиться к вам посредством специального бюллетеня. Правда одна. Не может быть специально подготовленной для масс правды и истинной правды для членов Правления. Обмен мнениями, разногласия и идеологическая борьба - естественное явление в демократической организации и, если не нарушаются демократические правила, являются признаками ее здоровья.

Народный Фронт Азербайджана за короткий срок превратился в один из самых сильных фронтов всего Союза, способный повести за собой большинство населения республики. После официальной регистрации и создания отделений почти во всех районах Азербайджана, НФА превратился в единственную общественно-политическую организацию, способную победить на предстоящих выборах Компартию, потерявшую доверие народа. Это прекрасно сознавало как республиканское, так и союзное руководство. Подобный ход событий не мог, естественно, удовлетворить партийно-государственную бюрократию ни Москвы, ни Баку. Свержение или же ослабление руководства НФА, способного повлиять на общественно-политическую ситуацию в республике, стала стратегической целью партийно-государственной бюрократии. Оставалось избрание тактических приемов реализации этой цели и начало их применения.

Нанести удар по организации, имеющую демократические Программу и Устав, известную демократическими выступлениями и пресс-конференциями своих посланцев на съездах и митингах демократических организаций Советского Союза (Ташкент, Рига, Москва, Киев, Ленинград, Челябинск, Таллин, Вильнюс, Рига и др), организации, на массовых митингах которой на глазах представителей мировых газет и телевизионных компаний выступают представители различных народов и конфессий, организации, полностью соответствующую духу общедемократического движения в стране, не возможно. Опасность, исходящая от НФА для власть предержащих, была реальной, и они должны были поторопиться. Необходимо было срочно удалить из высших органов Фронта демократически настроенных инициаторов, написавших Программу и Устав НФА, Изменить эти два документа, заменить в них радение о национальных интересах - национализмом, уважение к религии - крайней религиозностью, борьбу с правящим классом в рамках закона - бунтарством. Подходящую для выполнения этой цели обстановку создавал конфликт между Арменией и Азербайджаном. Узконационалистическую, изолированную от общесоюзного демократического движения, опирающуюся на насилие, направившую свою основную деятельность на преследование другой нации организацию очень легко было подавить и разгромить на основании уголовного права. Вот почему надо было сместить НФА с позиции демократии на позицию национализма. В то же самое время крайнее преувеличение тюркского фактора позволило бы мастерам империалистической политики «разделяй и властвуй» поднять малочисленные народы республики против азербайджанского народа.

Не случайно, что наместник Москвы в Азербайджане на первой же беседе с теоретиками Фронта «от души» советовал усилить националистические и религиозные аспекты в Программе и Уставе НФА. Посланцы Центра, изучавшие НФА и встречавшиеся с основателями Фронта, много раз советовали направить НФА именно в это русло. Возникает вопрос: эти советы исходят от доброжелателей азербайджанского народа? Те, кто сейчас претворяют в жизнь эти советы, обладают ли требуемым уровнем политического мышления? В истории ХХ века наш народ дважды поднимался на борьбу за демократию, и дважды добивался создания национального государства: в 1918 году на Севере и в 1946 году на Юге Азербайджана. И оба раза причиной падения этих государств становилась Россия. Мы призываем тех, кто по русскому совету пытается столкнуть Фронт с демократического пути, не забывать об этой простой истине, хотя надежда на это слаба.

Тактика удара, который будет нанесен по Фронту, уже известна - Фронт необходимо перевести из русла демократического движения в русло национализма, а в формах деятельности - русло национал-большевизма. Давайте признаемся, что этой операции помогает также глубоко укорененная в нашем народе чувство преклонения перед лидером, справедливым царем и героем.

Как была проведена операция?

С момента учреждения Фронта и до нынешнего времени самым большим недостатком руководящих органов НФА было отсутствие регулярного и упорядоченного обмена информацией между ними и членами организации. Мысли высказывались наверху, обсуждались наверху, решения принимались наверху. 15 членов Правления превратились в мини-политбюро. В августе и сентябре несколько членов бывшего ВИЦ НФА предложили Правлению созвать Меджлис и перераспределить полномочия среди более широкого круга (75 человек!) лиц. Было предложено создать рабочие группы и проблемные комиссии, двери которых должны были быть открыты для любого желающего принять участие в их работе. Каждый раз это предложение отклонялось под тем предлогом, что «сейчас не время, обстановка напряженная». После регистрации НФА и выделения штаб-квартиры приходу сюда членов Меджлиса чинились серьезные препятствия. В то же время про Меджлис, который был насильно изолирован от НФА, стали умело распространять слухи о том, что «Меджлис не работает, его надо сменить». Многие члены Меджлиса и Правления 22-го октября сделали попытку провести заседание Меджлиса. Для того, чтобы сорвать эту попытку, некоторые силы распространили слухи о том, что «в Меджлисе есть фальшивые члены» и добились того, что Насиминский и Кировский отделения НФА распространили заявления о том, что «не будут признавать решения этого Меджлиса». Комиссия Контрольной Комиссии (Беджан Фарзалиев), которая была создана для расследования достоверности этих слухов, столкнулась со странным фактом: «документы учредительной конференции потерялись». Многие районные отделения получили информацию о том, что «Меджлис не созывается». В результате эти силы добились того, что кворум, необходимый для принятия Меджлисом решений, не был собран. Члены Меджлиса обсудили ситуацию и решили еще раз созвать Меджлис 28-го октября в полномочном составе. Правление дважды обсудило подготовку к созыву Меджлиса и определило наименование проблемных комиссий и рабочих групп Меджлиса. Наконец, 28-го октября Меджлис в составе, полномочном для принятия решений, собрался в зале заседаний объединения «Азнефтемаш» при участии членов Совета аксакалов Исмаила Шыхлы, Бахтияра Вагабзаде и Юсифа Самедоглу. Перед началом работы Меджлиса представители определенных сил ворвались в зал, подняли крик и вынудили покинуть зал, ради сохранения своего человеческого и интеллигентского достоинства, сначала Бахтияра Вагабзаде, затем Исмаила Шыхлы, наконец, Юсифа Самедоглу. Затем они призвали 58 членов Меджлиса подняться и пойти к Председателю, в маленький зал, намного менее приспособленный для работы Меджлиса. Присутствующие приняли это оскорбление ради единства и направились в штаб-квартиру НФА в надежде «сделать хоть что-то полезное для народа». Вместо работы два дня шла кампания клеветы и пересудов, разоблачение авторов данного обращения в духе незабываемого 1937-го года, приклеивание ярлыков «предателей, врагов народа, членов мафии, армянских шпионов». Напрасно у ударников клеветы просили доказательств. Требование доказательств было смешным в подобном собрании. Разве палачам 1937-го года требовались доказательства? Напрасно люди, знающие нашу деятельность, просили слова, председательствующий Рагим Газиев прекрасно справился с обязанностью режиссера и ни на шаг не отступил от написанного сценария. Он давал слово заранее подготовленным ораторам и не придавал ни малейшего внимания письменным и устным просьбам предоставить слово представителям Мингечаура, Джебраила, Ленинского и Азизбековского районов, Гейчая, Физулинского и других районов. 12 человек сказали свое «искреннее сердечное слово» о врагах народа, выступления двух - трех человек, взывавших не к эмоциям, а к сознанию людей, не оказали влияние на разгоряченный Меджлис. Члены Оборонительного комитета оскорбляли и угрожали некоторым членам Меджлиса. В такой ситуации те члены Меджлиса, которые не потеряли чувства самоуважения, которые пришли в НФА с добрым намерением послужить народу посредством культурной политической деятельности, дабы не быть избитыми и не терпеть далее оскорбления своих чувств наблюдением этого низменного зрелища, покинули собрание. Напрасно наши ученые - Амрулла Мамедов - призывал представителей определенных сил заниматься не этим делом, а организацией работы Меджлиса, Сабит Багиров - структурированием НФА, Тофиг Гасымов - проблемой Карабаха, то есть работать для народа. Но эти силы интересовались не служением народу, а политическим убийством двух членов Правления, их удалением из его состава. После того, как члены этого обращения 29-го октября дали политическую оценку этой провокации и покинули заседание, многие представители районных организаций, уже без позволения председательствующего, выразили свое возмущение и покинули Меджлис. Когда количество районов, заявивших о выходе из Меджлиса, достигло 20-и, известная сила проснулась и поняла, что из Народного Фронта Азербайджана выходит Азербайджан, остается же известный регион и известная сила. Тогда они резко подали назад, заявили, что никто никого не исключает из НФА, давайте пойдем на Мейдан, на концерт Ягуба Зуруфчу. Кто-то воскликнул, что «братцы, разве время для концерта, мы еще не дошли до вопроса о Карабахе», на что Председатель ответил, что Карабах стоит на месте, а Ягуб Зуруфчу приехал один раз и, быть может, более не приедет. Вот где стоит пожелать милости от Аллаха для великого Мирзы Джалила! Все уважающие себя дамы от хамства уже давно покинули заседание к тому времени. Оставшиеся уважаемые господа встали, пошли на площадь и выслушали концерт Ягуба Зуруфчу. Этот концерт еще долго вспоминался как большая победа Народного Фронта и лично Неймата Панахова.

Те провокаторы, которые сорвали работу Меджлиса, до того требовали его переизбрания под предлогом того, что «Меджлис не работает». Заранее можно сказать, что работу будущего Меджлиса, если он слепо не последует за известной силой, будут торпедировать с возгласами «Меджлис не работает». Состав Меджлиса будут менять до тех пор, пока уровень его не понизится до уровня «солидарности» ЦК КПА краснознаменных лет.

После разгона Меджлиса единственным препятствием на пути известной силы перед полным подчинением себе Народного Фронта было Правление, пользующееся авторитетом среди народа и способное проводить работу на высоком уровне. И против Правления была проведена достойная работа. Прежде всего была усилена кампания клеветы против тех не очень известных членов Правления которые работали с союзной и мировой прессой, с демократическими организациями, депутатами Верховного Совета, преподносили миру НФА как демократическую и гуманистическую организацию. «Зардушт продал народ», «Лейла получает деньги от Арменпресса»,  «Тофиг Гасымов - человек ЦК», «Джанбахыш - кагебешник» и т.д. На площади сотни людей распространяли эту клевету, а на трибуне члены Комитета Обороны, дабы клевета подтвердилась, нарушив решение Правления, не допустили к микрофону члена Правления Зардушта Ализаде. Они даже не скрывали это, на заседаниях Правления Этибар Мамедов открыто заявлял, что делает это с гордостью. Демократическое большинство Правления ради сохранения единства закрыло на это глаза. Но настал и их черед! Известная сила сочла, что обстановка созрела, убедилась в решимости Правления не применять насилие против насилия, выгнала с трибуны руководство НФА, начало свою личную позицию декларировать то как позицию Народного Фронта, то как позицию Национального Фронта.

В конце ноября 1989 года Правление, успешно возглавлявшее забастовочное и митинговое движение, стало жертвой политической игры, подверглось нападкам и давлению «молодых патриотов», поверивших в слух о том, что «Правление отстает от народного движения».

С момента издания Верховным Советом «Указа о нормализации положения в Нагорном Карабахе» Правление начало энергично действовать. Первый анализ Указа показал, что он очень плохо составлен и может оказать негативное влияние на ход событий. Однако Правление, прекрасно зная соотношение сил в мире, в стране и в Верховном Совете, решило в целом поддержать данный Указ ради его здорового ядра, негодные же статьи корректировать при помощи Указов ВС Азербайджана. Два дня и две ночи шло напряженное обсуждение вопроса с Центральным Комитетом и как результат все это должно было найти свое отражение в Указе.

1. Было решительно сказано, что все хозяйственные и государственные вопросы будут переданы в ведение Республиканского Комитета.

2. Было предусмотрено обращение в ВС СССР с ходатайством о переходе Внутренних Войск из подчинения Союзной контрольно- наблюдательной комиссии в подчинение Республиканского Комитета по управлению НКАО.

3. Было решено обратиться в ВС с ходатайством ограничить полномочия Союзной контрольно-наблюдательной комиссии только наблюдением.

4. Все законы и распоряжения, изданные в связи с КОУ НКАО или же самим КОУ, должны были быть отменены.

5. ВС Азербайджана обязался унифицировать полномочия НКАО с полномочиями других автономий СССР, что означало отмену многих чрезвычайных льгот и преференций, данных НКАО.

6. Должна была быть подтверждена еще раз необходимость соблюдения существующих союзных и республиканских законов. Тем самым Азербайджан подтвердил бы свой суверенитет, не нарушив ни одной статьи союзного Указа.

Выполняя эту работу, Правление преследовало одну цель. Возникший в Закавказье конфликт должен происходить не по оси Москва-Баку, а по оси Москва-Ереван. Влияние армянского лобби, облюбовавшего себе гнездо в Москве, должно было низведено к нулю перед интересами самого Союза. Как и во время событий в Звартноце, с армян должна была быть сорвана маска демократа и обнажено для всех лицо расиста и фашиста. Однако Этибар Мамедов и направлявшие его в определенном направлении люди расстроили все усилия Правления. Этибар Мамедов встретился с руководством ЦК и, угрожая продлением забастовки на железной дороге, добился принятия указа, уже зачитанного по телевидению. Как результат, отменив 6 статей Указа ВС СССР, заставил его вновь вернуться к обсуждению вопроса. ВС Армении в знак протеста против Союзного Указа приняло решение о присоединении к себе НКАО и Шаумяновского и Ханларского районов Азербайджана. Если ВС СССР еще раз вернется к рассмотрению не принятого обеими сторонами Указа, то вновь заработают сильные козыри армян. Надежд на то, что новое решение будет лучше принятого Указа, мало. Никто не может исключить принятие «компромиссного варианта» в виде прямого президентского правления Нагорным Карабахом.

14 членов Правления на заседаниях 10 и 22 ноября решили созвать 9 декабря совещания всех членов правлений районных отделений НФА и обсудить на нем вопросы восстановления суверенитета Азербайджана над Карабахом и подготовки Фронта к выборам. 8 членов Правления, взявшие на себя организацию совещания, хотели дезавуировать распространяемые всюду слова Председателя о том, что «Правления нет, оно распалось». Но и на этом совещании зал заполнили люди, не имеющие ни малейшего отношения к НФА как организации и освободительному движению нашего народа, и по сценарию сессии Меджлиса подняли шум, когда же гвалт достиг апогея, поднялся Председатель, жестом успокоил своих сторонников и сказал, обращаясь ко всем, что «Правление не в состоянии работать и даже организовать простое совещание». Конечно же, вместо обсуждения вопросов Карабаха и выборов опять начали говорить об отставке всего Правления и передачи всех полномочий Председателю. В то же время высказались мысли об устарелости Программы, ни один пункт который еще не был выполнен, и о необходимости коренной переделки Устава. Правление было лишено возможности логично и на высоком уровне ответить на все эти предложения. В такой ситуации остается один путь для разъяснения положения во Фронте: листовка или информационный бюллетень, к чему мы и прибегаем. 10-го декабря в здании Азербайджанского драматического театра прошла репетиция известной силы со своими сторонниками. Было решено избрать делегатов от районных организаций и провести в начале января конференцию, рассмотреть организационный вопрос, изменить Устав и Программу. Включить пункт о выходе Азербайджана из СССР. В Уставе предусмотреть широкие полномочия для Председателя и наделить его правами президента. Что означало: прощай, демократический Фронт! Как короток оказался путь от Алиева до Алиева… Что же кроится под требованием награждения Председателя широкими полномочиями? Неверие в собственные силы, в силу объединенного народа, мечта о сильной руке, справедливом царе, спасителе на белом коне, возможность искать причину неминуемого скорого поражения Фронта не в себе, а в «герое» - вот подоплека всего этого.

Наконец, в чем же заключается достигнутой этой известной силой результат? Забыты те цели, которые НФА мог достичь в ближайшее время, а именно:

1. Проведение широкой пропагандистской компании во всесоюзном и мировом масштабе, непосредственное участвие в работе Республиканского Комитета, организация общественного контроля над его деятельностью. Вместо этого Этибар Мамедов выдвинул громкое предложение о созыве чрезвычайной сессии ВС Азербайджана с целью принять решение о проведении референдума по вопросу выхода из СССР. Через три дня он был вынужден признать невозможность этого. Этибар Мамедов, поставивший перед собой задачу разжечь страсти, вбросил ложь о «24-х пунктах». Впоследствии он больше не возвращался к этому вымыслу, предполагая, что память у народа коротка. Как требование о референдуме, так и вымысел о 24-х пунктах дали известной силе богатый опыт в деле манипулирования и управления массами. Когда в Правлении начали укорять Этибара Мамедова ложью о 24-х пунктах, новый герой народа с обворожительной улыбкой ответил: «надо чуток разжечь страсти народа».

2. У НФА нет и не будет единой платформы на будущих республиканских выборах. Вера народа в НФА поколеблена. Содержание пяти последних митингов, преступления и акты насилия, совершенные в городе от имени НФА, нападки на интеллигенцию нанесли смертельный удар по избирательной базе Фронта, заставили отвернутся от него неазербайджанцев, интеллигенцию и сторонников умеренной эволюции, то есть большую часть избирателей.

3. Не будет возможности одобрения новым Верховным Советом «концепции экономической независимости Азербайджана», подготовленной группой патриотичных экономистов. Пройдет концепция ЦК, отдающая наши национальные богатства на разграбление центра еще на пять лет. Мы еще раз отстанем от других республик Союза

Правление НФА попыталось сохранить свое единство хотя бы до сессии ВС республики 26 декабря с тем, чтобы защитить важнейшие требования народа. Однако Абульфаз Алиев, Этибар Мамедов, Рагим Газиев и Наджаф Наджафов вынудили Правление принять решение о замораживании своей деятельности уже 9-го декабря.

С чем же сейчас сталкивается Фронт?

Мы наивно задавали каждому новому члену ВИЦ НФА один вопрос: принимает ли он Устав и Программу? Единственным условием приема был устный положительный ответ. Мы надеялись, что демократический и мирный путь народа к свободе настолько возвышенная цель, что ни одна черная душа и жадная рука не посмеет приблизиться к ней. Мы уповали на свое политическое единство, на силу своих идей и, наконец, на демократический Устав и Программу НФА.

Сегодня Председатель Фронта с трибуны заявляет, что Программа устарела, хотя ни один его пункт еще не достигнут. Это можно простить единственно тем, что он недостаточно глубоко знаком с этим документом, во всяком случае, в своих интервью иностранным корреспондентам идет вразрез с основными ее положениями.

Суть нашей Программы в том, что в нем нет пресловутого демократического централизма, меньшинство не подчиняется большинству, выше стоящий орган не имеет права приказывать нижестоящему органу, каждая организация обладает автономностью в пределах основных документов. Его авторы, учтя горький опыт прошлого, сделали невозможным самовластие одного человека. Они наделили Председателя всего лишь полномочиями представительства (ставить подпись под документами, подготовленными Правлением, под финансовыми документами, представлять организацию внутри и вне страны, перед государственными органами). В то же время только конференция и съезд вправе избрать независимые друг от друга и подотчетные только им Меджлис, Правление, Контрольную Комиссию, Финансовый Комитет и редакционную коллегию. Эта система сводила вероятность установления единоначалия к нулю. На совещаниях 9-го и 10-го декабря Председатель, требуя для себя широкие полномочия, выступил именно против этих демократических положений Устава. Пришедший в НФА в апреле месяце Абульфаз Алиев, объявивший себя тогда солдатом Фронта, в декабре требует для себя полномочия диктатора. Накануне сессии ВС 26-го декабря какой национальный интерес или демократическая необходимость заставляет Абульфаза Алиева, открыто нарушая Устав, заморозить деятельность Правления? Может, он считает, что Правление, заморозившее свою деятельность, подвергаемое нападкам науськиваемой им черни, лучше будет защищать права народа? Когда на его глазах Комитет обороны, фактически являющийся его личной гвардией (на наш взгляд эта структура, занимающаяся разбоем и провокациями, абсолютно чуждая Народному Фронту структура) применил насилие против одного из членов Правления НФА, прикидываться слепым и глухим, не понимающим того, что происходит, демократично? Зная, что члены Правления насильно изгнаны с трибуны, насколько честно говорить о демократии собравшимся на площади Свободы? Как можно назвать практику, когда на конференции и собрании НФА любого уровня врываются, без всякого права на это, излишне активные выходцы из одного региона Азербайджана и криком и ором заглушают голоса представителей всех остальных регионов Азербайджана? Насколько соответствует демократии, когда он смотрит отрешенным взглядом на то, как его фанатичные мюриды осыпают ругательствами любого, кто подвергает его позицию малейшей критике, когда специально приведенные на собрания клакеры устраивают ему «горячие овации»? И, будучи демократом, он соглашается на организацию всего этого?

Сейчас можно услышать от людей, что «члены Правления борются за власть». Дело обстоит не так. Борьба идет между линиями демократии и самодержавия, между сторонниками эволюции и революции, между либералами и радикалами, между сторонниками мирной парламентской борьбы и улично-площадными шествиями, теми, кто желает в корне изменить существующую систему и передать власть народу, и теми, кто просто разгневан Карабахскими событиями. Вот вокруг чего идет борьба. Эти политические линии представлены людьми, борьба между людьми и есть борьба между политическими линиями. Суть этой борьбы в том, что демократическое крыло стремиться путем парламентских выборов устранить Коммунистическую партию от власти, сторонники самодержавия хотят заменить «чужое руководства» внутри властной партии на «свое руководство».

Наконец, мы хотели бы привлечь внимание наших соратников еще к одной особенности. До сих пор с датой выборов не определились три республики. Одна из них - Азербайджан. Причина этого ясна: руководство республики не знало, когда же оно сумеет нейтрализовать НФА. Есть еще одна причина: наш народ не тот, которым он был в марте прошлого года. Чтобы обеспечить 98,5%, необходимо оккупировать города войсками и объявить комендантский час. Вот почему власть так безразлично относится к бесчинству 300-400 хулиганов, она знает, что их деяния можно будет приписать НФА. Сценарий известен. Но и это не самое страшное. Самое страшное заключается в том, что под знаменами НФА поднимают крестьянина и рабочего против интеллигента, бедняка против богатого, азербайджанцев против других народов.

Еще не избавившись от страха перед интернациональным большевизмом, мы встречаемся со страхом перед национал-большевизмом. Наш народ только начал избавляться от ига диктатуры, но столкнулся с опасностью новой диктатуры по-фронтистски. Специально подученные люди уже встречают «нового лидера» горячими аплодисментами. А потом… смотрите историю.


Члены коллектива авторов Программы и Устава, Координационного Совета Временного Инициативного центра и Правления НФА, кандидат исторических наук Юнусова Лейла Ислам гызы и кандидат филологических наук Ализаде Зардушт Мамед Мубариз оглу.

20 декабря 1989 года.»  


В тексте «Специального бюллетеня» несколько раз употреблены слова «известная сила» и «известный регион». И тогда, и сейчас в Азербайджане всем понятно, что под этими словами подразумевается трайб нахчыванцев и арменистанцев. Просто летом 1989-го года академик Бунядов в бакинских газетах напечатал статью, в которой назвал ереванских азербайджанцев сокращенно «ераз». Это словечко было воспринято народом как прием ЦК КПА по расколу народа и оценивалось как антинародное. Со временем настроение народа изменилось, слово стало обиходным, хотя и сомнительным и постыдным. Из-за этой позиции ЦК внутри Фронта невозможно было говорить об объективно существующей местнической солидарности людей, собравшихся вокруг Абульфаза Алиева. Из этой среды с не меньшим успехом изгонялись честные и патриотичные нахичеванцы и арменистанцы.

В ноябре-декабре 1989-го года Иса Гамбаров выдвинул коварное объяснение событий в НФА. По его версии, в НФА существуют радикальные левое и правое крыла, которые расшатывают организацию, и более многочисленный умеренный «либеральный центр» во главе с Председателем и его верным учеником Исой Гамбаровым. То, что главным разрушителем демократического потенциала НФА является сам Председатель, Иса скрывал, надеясь на то, что получит возможность контролировать его, а через него - мощный и организованный трайб. Насколько верны были его расчеты, показала история.

Тем временем к апогею подходила кампания по свержению первых секретарей райкомов партии, верных лично Везирову. Из Джалилабада поступили тревожные известия. Местное отделение подряд насильственно свергало первых секретарей райкома партии.

В доме, где я живу, моим соседом по этажу, но в другом, соседнем блоке, был Годжаманов Алескер. Бывший научный работник, кандидат сельскохозяйственных наук, Годжаманов перешел на партийную работу, последнее время работал, как я слышал, первым секретарем Масаллинского райкома партии. У нас было шапочное знакомство, просто здоровались. В один из декабрьских дней, когда я утром вышел из своего блока, увидел Годжаманова прогуливающимся по двору. Как всегда, поздоровавшись, я собрался пройти мимо к своей машине, но он остановился и заговорил:

- А я специально вас ждал. У меня к вам разговор.

- Слушаю вас, Алескер муэллим.

- У меня проблемы с вашей организацией в моем районе, в Джалилабаде. Я назначен туда совсем недавно, до этого работал в Масаллы и был доволен местом своей работы. Однако меня вызвал первый и приказал, чтобы я перевелся в Джалилабад. Я вынужден был подчиниться. Хотя слышал, что моего предшественника, Беюка Агаева, НФА просто выгнал из района силой. Приехав в Джалилабад, и пройдя все необходимые партийные процедуры, я вызвал к себе руководство районного отделения НФА. Я им откровенно сказал, что не рвался работать в их районе, но я обязан выполнять поручения ЦК партии. Сказал, что симпатизирую борьбе НФА за Карабах и реформы. Готов отдать распоряжение районной типографии отпечатать любое количество Программы и Устава НФА. Отдам указание, чтобы не препятствовали их работе с трудовыми коллективами в райцентре и селах. Они имеют право проводить митинги в любое время и в любом месте, но я прошу их просто ставить меня в известность за день до митинга. Я готов сотрудничать с ними в сборе денег, в заготовке дров и продовольствия для азербайджанских сел Карабаха. Они выслушали меня и потребовали, чтобы я подал в отставку. Когда я спросил причину подобного их требования, они ответили, что хотят первого секретаря райкома партии «из местных». Я прошу вас поговорить с вашими коллегами в руководстве НФА. Для меня сейчас просто невозможно написать заявление об уходе работы с мотивацией: требование НФА. Это не законно и абсурдно.

Я обещал своему соседу узнать об этом деле. На Правлении я спросил, кто курирует Джалилабад. Оказалось, это был Панах Гусейнов. Когда я заговорил с ним о незаконных и противоуставных действиях джалилабадских фронтистов, у Панаха на лице прорисововалась плотоядная улыбка, и он отрезал:

- Бей, это не ваша зона ответственности, я сам разберусь, что мне делать в своей зоне.

В очередной раз поднимать на Правлении вопрос о дисциплине, необходимости действовать в рамках Устава и Программы НФА и советских законов означало, что я услышу опять лицемерные разговоры о самодеятельности масс, предательстве партократов и борьбе масс за независимость. Проблема бунтов районных отделений НФА против секретарей райкомов партии, смена одних на других под давлением НФА уже обсуждалась несколько раз на Правлении, однако каждый раз националистическое крыло, опекаемое Абульфазом Алиевым и Исой Гамбаровым, который уже повязал на себя большинство Правления, торпедировало мое предложение принять решение, запрещающее вмешательство НФА во внутренние дела Компартии.

Уже в начале ноября в Правление обращался Юсиф Самедоглу с просьбой решить вопрос Зардабского районного отделения НФА. Со свойственным ему мягким юмором Юсиф бей рассказал, что с ним связалась первый секретарь райкома партии, женщина, призналась в любви к поэзии Самеда Вургуна в общем и уважении к  роману Юсифа в частности и к НФА в целом, и попросила члена Правления НФА напомнить своим зардабским фронтистам о существовании такого документа, как Устав НФА. Оказалось, что первый секретарь Зардабского райкома КПА внимательно изучила сей документ.

- Юсиф бей, они приходят ко мне гурьбой и ставят передо мной список пятидесяти руководителей района. А это - почти вся номенклатура райкома партии. Требует отправить их всех в отставку. Спрашиваю причину. Отвечают, что за взяточничество. Говорю, что даже если я выгоню всех их, откуда я возьму новых руководителей? Обрадовались. Вытаскивают другой список, пятдесять имен и фамилий с должностями. Вот, говорят, наши кандидатуры. Беру, внимательно изучаю. Сидят, радостно ждут. Говорю, беи, что же вы мне даете список старых руководителей, снятых с работы за взяточничество? А ведь некоторые из них даже отсидели за это. Рассердились, встали и говорят, что начинают бессрочный митинг с требованием моей отставки…

Пересказав нам этот и смешной, и грустный монолог Зардабского первого секретаря, Юсиф бей предложил членам Правления принять решение, призыв, заявление Правления. Не прошло.

Митинги в Джалилабаде продолжались. Годжаманов написал заявление в ЦК КПА с просьбой освободить его с занимаемой должности.

Везиров, как мне рассказал старый студенческий мой друг, работавший в то время в аппарате ЦК, вызвал к себе заведующего орготделом и распорядился найти партийного работника родом из Джалилабада. Орготдел поднял личные дела и… нашел Хейруллу Алиева, инструктора отдела культуры ЦК КПА, родом из поселка Пришиб Джалилабадского района.

Хейрулла Алиев, кандидат филологических наук, научный сотрудник Института литературы и языкознания АН Азербайджана, высокий, седой и смуглый мужчина, мягкий и добрый человек, был выдвинут на работу в ЦК для курирования Союза писателей Азербайджана. Его обязанностью было поддерживать связь между ЦК КПА и СП Азербайджана, заботиться о своевременном и, иногда, внеплановом издании книг писателей и поэтов, держать, как говорится, «под контролем» пишущую братию. У него были прекрасные отношения со всеми писателями, те ценили Хейруллу Алиева за благожелательность, интеллигентность и простоту.

Сообщают Хейрулле Алиеву, что вызывает его Первый секретарь. К добру ли? Время беспокойное. Приходит к Везирову, а тот: ЦК посылает вас в ваш родной район первым секретарем райкома партии. Хейрулла Алиев в растерянности. «Товарищ Везиров, я никогда не был на такой работе, не знаю, как управлять хозяйством, я литератор». Везиров: «Это поручение ЦК партии. Поручения ЦК партии не обсуждаются». Все. Хейрулла Алиев зашел к Везирову простым инструктором ЦК, вышел главой большого и сложного района. Отправился в орготдел. «Кто поедет меня представлять?». «Никто». «Как это?» «А так. У тебя там, в Джалилабаде, третий месяц идет перманентное восстание Народного Фронта, и ты об этом знаешь. Уже свергли двух первых секретарей. Сам поедешь. Выкручивайся сам. Попроси НФА. Пусть Фронт тебя представит».

Звонит Хейрулла Алиев Бахтияру Вагабзаде, который призвал народ сплотиться вокруг НФА и числится там вроде бы аксакалом. Просит известного поэта поехать вместе с ним в Джалилабад и представить его народу как партийного руководителя. Вагабзаде и рад бы отказать, но Хейрулла Алиев столько для него сделал! И он вынужден согласится. Но рекомендует взять еще члена Правления НФА Юсифа Самедоглу.

Юсиф бей тоже соглашается. Как можно отказать в одной просьбе человеку, у которого почти все писатели просили, и много раз просили. И вот едут в конце декабря в Джалилабад два писателя и один литературовед. Писатели, аксакалы НФА должны представить фронтистам первого секретаря райкома партии «из местных», как они и просили. Местный он, местный, уже полтысячи лет все его предки безвыездно живут в этой местности.

В райцентре идет митинг. Митинг ведет Миралим Бахрамов, местный вожак фронтистов, врач районной станции «Скорой помощи». Толпа внимает экзальтированным выкрикам Миралима. Привычный мир рушится, все становится вверх ногами. «Жить стало лучше, жить стало веселее». Митинг идет прямо перед зданием райкома партии. К зданию райкома подъезжает машина, с машины сходят знаменитые поэт и писатель в сопровождении высокого седого мужчины. Народ узнает кумиров, все рукоплещут. Аксакалы НФА поднимаются на трибуну. На празднике жизни для фронтистов района появился новый повод для энтузиазма: сам Бахтияр Вагабзаде! Сам Юсиф Самедоглу!

«Слово предоставляется любимому поэту азербайджанского народа, - Бахтияру Вагабзаде!» Шквал аплодисментов! Поэт и в Азербайджане тоже больше, чем поэт. Он - глас народа. Сейчас сказанет!

Бахтияр Вагабзаде сообщает, что ЦК партии одобрило совершенно справедливое требование народа и приняло решение прислать на работу первым секретарем Джалилабадского райкома партии местного товарища, родом из поселка Пришиб, что на берегу Каспия. Местный он, вот, Хейрулла Алиев…

Не успел Бахтияр Вагабзаде приступить к описанию доблестей нового первого партийного лидера района, как Миралим Бахрамов оттеснил поэта от микрофона и взревел:

- Измена! В рядах НФА - измена! Бахтияр Вагабзаде продался ЦК! Они хотят навязать нам такого секретаря, которого народ не хочет! Мы не хотим Хейруллу Алиева! Долой! В отставку!

Почему «долой»? Почему «в отставку»? Он же «местный». Как вы того требовали. Все это хотел сказать Бахтияр Вагабзаде, но не успел. Миралим Бахрамов бросил клич:

- Сжечь книги изменников!

Сотни людей врассыпную разбежались от площади к своим домам. Вот они, любимые, лелеемые, выученные наизусть стихи Бахтияра Вагабзаде.  Трудно найти дом азербайджанца, где нет книг Бахтияра Вагабзаде. А где книги другого изменника, Юсифа Самедоглу? Нет книг изменника, у него один всего роман, знаменитый, но всего один, рассказы и сценарии не в счет. Нет книг Юсифа Самедоглу. Зато есть много книг его отца, Самеда Вургуна, классика азербайджанской литературы. Нет ни одного азербайджанца, который не знает его стихов. Вот они, книги Самеда! В огонь их! За что? А за сына изменника. И вот уже в непрерывно пылающий перед зданием райкома партии костер летят книги Бахтияра Вагабзаде и Самеда Вургуна. Вот уже несколько патриотов пытаются добраться и до самих писателей, побить их. Чего же не побить изменников? Ведь сам Миралим Бахрамов назвал их изменниками. Писателей спасает кучка героических учителей, они сажают их в машину, автомобиль рвет с места и выходит на оперативный простор шоссе Джалилабад-Баку. А где литературовед Хейрулла Алиев? Милейший, местный, родной джалилабадский? А вот он, патриоты уже проломили ему голову ломом, по его седой шевелюре струится кровь, он без сознания, толпа держит его тело за руки и ноги, раскачивает. Для чего? А чтобы бросить в уже подожженный автобус. Автобус пылает. Сейчас фронтисты бросят туда и Хейруллу Алиева…

На его счастье, в дело вмешивается местный сейид. Сейид - потомок пророка Мухаммеда. Сейидов много, все они кормятся за счет благодарных пророку мусульман. Есть сейиды легкие, средние. Этот - очень «тяжелый» сейид. Когда он поднимает руку, инстинкт, воспитанный тысячью лет, пересиливает свежеиспеченный инстинкт. «Что вы делаете, мусульмане!? Вы берете на себя смертный грех! Нельзя убивать, нельзя сжигать мусульманина».

Фронтисты и нефронтисты отступились. Подоспели врачи и сумели увезти, спасти жизнь Хейруллы Алиева. Фронтисты в отместку разгромили здание райкома партии, подожгли здание районного отделения милиции. Как раз к своему отделению милиции подходил возвращающийся из Карабаха рядовой милиционер. «Как хорошо дома, в родном Джалилабаде! Сейчас, а может, завтра, я расскажу землякам, как я стоял на посту в селах Нагорного Карабаха, с одним пистолетом, день и ночь, целый месяц! Что это? Куда бегут мои земляки?»

А земляки, заметив человека в милицейской форме, подбежали, окружили и зверски избили несчастного рядового милиции.

А Миралим Бахрамов, после погрома, направился в штаб НФА. За ним, героем, увязалась большая толпа поклонников, Миралим вошел внутрь, толпа осталась на улице шуметь. Вдруг вышел член Правления районного отделения НФА, поднял руку и крикнул толпе:

- Тише! Замолчать! Бей по телефону разговаривает с Маргарет Тетчер!

Толпа почтительно притихла. Миралим из Джалилабада говорил с Маргарет Тетчер, премьер-министром Правительства Ее Величества Елизаветы II, королевы Англии и Северной Ирландии…

На каком языке? По какому телефону? Такие прозаические вопросы в горячие головы абсолютно не лезли. Вообще не приходили. Говорит. Только что сверг двух первых секретарей. Третьему проломил голову. Выгнал Бахтияра Вагабзаде и Юсифа Самедоглу. А теперь, вот, говорит с Маргарет Тетчер.

Конец декабря. Близится любимый с детства праздник - Новый Год. Но на сердце у меня тяжело. Утром вхожу в здание АН, в фойе, около лестницы, меня ожидает группа работниц Академии. Все больше технические работники, библиотекарши, лаборантки. Бедняки, получающие гроши. Увядшие, более чем скромно одетые. Они ждут меня.

Обступив меня, они с почтением спрашивают:

- Зардушт бей, мы слышали, что вы выступили в защиту армян, требуете, чтобы их не выгоняли из Баку. Это правда?

- Да, уважаемые, я это говорил и говорю. Вы только подумайте, что сотворил с нами конфликт. В Армении совершили преступление, изгнали всех азербайджанцев с их родной земли. Теперь то же собираются сделать и у нас. Хотят изгнать армян из Баку. Разве азербайджанцы Армении были виноваты в том, что случилось в Сумгаите? Я знаю, вы скажете, что нет. Теперь скажите мне, армяне Баку виноваты в том, что происходит в Армении и Карабахе? Нет и еще раз нет. Кроме того, любой конфликт, поверьте мне, завершается переговорами за столом, где стороны выкладывают свои козыри. То, что в Баку живут армяне - это козырь Азербайджана. Раз армяне живут в Азербайджане, значит, и азербайджанцы могут и должны жить в Армении. Если армяне останутся жить в Баку, у изгнанных из Армении азербайджанцев останется шанс вернуться к родным очагам, в родные деревни, к своей земле!

Женщины слушали меня молча. Только что пал их кумир, герой борьбы за Родину оказался изменником. Одна из них злорадно сказала:

- Я вам говорила, вы мне не верили! Убедились? Пошли…

Женщины еще раз смерили меня осуждающими взглядами и разошлись. Позже ко мне подошла активная фронтистка Сара ханум, кандидат наук из одного из академических институтов нефтяного профиля, где директором был Рамиз Ризаев. Она поджидала меня у дверей комнаты, где я работал.

- Зардушт бей, я хочу рассказать вам о своей заботе.

- Слушаю вас.

- Раз в неделю к нашему директору приходят Абульфаз бей, Рагим бей, Беджан бей. Туда же приходят иногда Президент АН Эльдар Салаев и бывший секретарь ЦК Рамиз Мехтиев. Часами они совещаются. Недавно я не выдержала, подошла к Абульфаз бею, спросила напрямик: «Что вы делаете в этой команде Гейдара Алиева?» Он мне ответил: «Ханум, врага надо знать. Я получаю от них информацию». Что вы об этом думаете?»

- Сара ханум, я думаю то же, что и вы. Но сейчас большинство думает иначе. Видимо, необходимо время, чтобы народ прозрел. А те несчастья, которые с нами приключатся, будут платой за прозрение нашего народа. Я уже бессилен, рядовые фронтисты стали, подобно рядовым коммунистам,   винтиками! До свидания. Скоро я покину Фронт…

После Джалилабадского погрома и отмены Верховным Советом Азербайджана обсуждения проекта избирательного закона прозвучал еще один аккорд близящейся трагедии: фронтисты Нахичеванского отделения НФА разрушили государственную границу СССР. На конференции 6-7 января 1990 года член Правления Неймат Панахов раздавал отдельным делегатам, как сувенир, пятнадцатисантиметровые куски колючей проволоки, срезанные на государственной границе СССР, как символ конца режима «русской империи», разъединявшим две части одного народа. Он старался приписать себе всю заслугу этого героического деяния, но я знал, что если все эти процессы идут под руководством ЦК КПСС и КГБ СССР, то координацию и непосредственное руководство, через свою агентуру, осуществляет Гейдар Алиев. Знал, и кто был его главным человеком в НФА - Абульфаз Алиев. Знал, что роль Неймата Панахова - мальчик на побегушках. Не мог Неймат быть главным исполнителем в серьезной операции, имевшей ключевое значение в реализации «тбилисской модели» в Азербайджане.

Несколько лет я изучал историю этой акции, беседовал со многими участниками и организаторами разрушения границ. Окончательную ясность картине событий 31-го декабря 1989-го года внес Ариф Рагимоглу, бывший одним из лидеров Нахичеванского отделения в НФА на рубеже 1980-1990 годов, а в середине 1990-х годов - заведующий идеологическим отделом НФА в Баку. Ниже следует текст интервью Арифа Рагимоглу газете «Истиглал» 29-го февраля 1996-го года, в то время, когда страсти вокруг «саги о героическом деянии по  объединению азербайджанского народа» остались позади и подзабылись. Интервью называлось «Как была разрушена граница» и предварялось следующим вступлением: «31-го декабря 1989-го года пограничные сооружения в Нахичеванской Автономной Республике были разрушены в результате акции, организованной НФА. Об этом нашей газете дал интервью заведующий идеологическим отделом НФА Ариф Рагимоглу.

Вопрос: Ариф бей, когда было основано Нахичеванское отделение НФА?

Ответ: 17-го декабря 1988-го года. Учреждение НФА в Нахичевани прежде, чем это произошло в Баку, не было случайностью. Дело в том, что еще в 1975-76 г.г. в Нахичевани существовала тайная организация, насчитывавшая до ста членов. Эта организация, базирующаяся на идеологии «Единого Азербайджана», перешла в 1987-1988 годах к легальной деятельности путем создания в Нахичевани историко-этнографического объединения «Юрд», в Шахбузе - «Народная сила», в Неграме - «Гласность» и т.п. 28-го августа мы перевели и прочитали в объединении «Юрд» «Программу Народного Фронта Тарту», напечатанную в газете «Советская Эстония». И из Баку поступила Программа НФА, ее мы распространили в «Юрде». К концу 1988-го года и в Нахичевани уже были 4-5 проектов программы НФ, отличающихся друг от друга весьма незначительно. Во время дискуссий в «Юрде» сложились две точки зрения на НФА:

1. Срочно объявить о создании НФ Нахичевани;

2. Объявить о создании инициативного центра НФ Нахичевани, затем приступить к организации опорных групп и только затем провести конференцию, или съезд, и объявить о создании НФ.

Сторонники первой точки зрения (С. Мамедов, С. Акперов, Е. Джалилов и др.) возобладали, и 17-го декабря 1988-го года на собрании с участием 42 человек объявили о создании НФ. После чего они объединились со сторонниками идеи организации опорных групп, которые были в основном членами тайной организации (А. Калантарли, А. Гулиев, И. Ибрагимли, Б. Гамбарли, К. Теймурлу, Г. Ахмедов и др.).

Вопрос: Когда впервые была обсуждена идея о проведении акции на границе СССР? Помните ли имя человека, первым высказавшего эту идею?

Ответ: 17-го ноября 1989 года на меджлисе Нахичеванского регионального отделения НФА обсуждался вопрос юбилейных мероприятий в связи с годовщиной Мейданного движения. Когда составлялся план мероприятий, которые должны были быть проведены 4-го декабря, Рамиз Тагиев предложил, чтобы акция протеста была проведена и на границе в Джулфе. Асаф Гулиев, Фарамаз Аллахвердиев, Бенямин Гамбарли и др. полностью поддержали эту идею. Под влиянием живой цепи, соединившей столицы Балтийских республик, было решено выстроить живую цепь людей от Ордубада до Садарака. Группа членов Меджлиса считала целесообразным проведение акции не 4-го декабря, а приурочить ее к 12 декабря, «Дню 21-го азера» (день провозглашения Азербайджанской Республики в Иране в 1945 г.) В дальнейшем было решено провести акцию и 4-го, и 12-го декабря.

Несмотря на сопротивление пограничников, 4-го декабря акция удалась. Но не в виде «живой цепи», а в виде скопления людей напротив населенных пунктов на Юге. Но тогда и речи не было о демонтаже пограничных сооружений, «колючки».

Вопрос: С кем в Баку обсуждалось откладывание даты акции?

Ответ: Прошу прощения, в постановке вопроса есть некоторая неточность. Для проведения акций вдоль границы была создана специальная Комиссия под руководством Асафа Гулиева. Впервые 21-го декабря Асаф Гулиев на митинге объявил, что в случае невыполнения наших требований «колючка» на границе будет разрушена. Вопрос времени обсуждался с Абульфаз беем и был назначен день 31-го декабря. Здесь не было никакой задержки с датой.

Вопрос: Имело ли командование пограничных войск информацию об этих приготовлениях? Если имело, то какие меры им принимались?

Ответ: До митинга 21-го декабря мы требовали от властей демонтажа пограничной «колючки». Не было никакого намерения самим сделать это. Мысль о том, чтобы самим сделать это, возникла тогда, когда мы уточнили, что колючая проволока была натянута не решением КГБ СССР, а решениями Советов министров Нахичеванской АР и Азербайджанской ССР.

До 30-и встреч и обсуждений прошло между активистами НФА и различными должностными лицами, включая пограничников. Генералы Лилин, Субаев, некоторые руководители Пограничных Войск СССР и КГБ СССР (часто они не называли себя, или же назывались вымышленными именами), министр иностранных дел Азербайджана Гусейнага Садыгов, заместитель председателя КГБ Азербайджана Садыгов, А. Шекинский и М. Насиров из ВС Азербайджана и другие члены депутатской группы вели переговоры с нами.

Наша подготовка к демонтажу «колючки» началась после 21-го декабря, и мы открыто заявили об этом. До того времени пограничники заявляли, что пусть правительство принимает решение, кто мы такие? После того, как мы определились окончательно, пограничники распространили листовки, начали вести пропаганду о святости границ. Высокопоставленные офицеры, прибывшие из Москвы, Тбилиси и Баку, пытались успокоить народ. Было дано полуобещание о выполнении только одного из четырех наших требований: колючая проволока вокруг Аракской ГЭС будет демонтирована! Это не имело какого-то значения. Демонтаж колючей проволоки вокруг озера шириной в несколько километров был просто успокаивающим маневром.

Вопрос: Какой была позиция партийно-советского руководства Нахичеванской АР?

Ответ: Двоякой. Открыто осуждали, а за кулисами выражали свою сердечную солидарность с нами. Но это не надо интерпретировать как-то по иному. Дело в том, что эти руководители с одной стороны боялись за свои должности, с другой стороны не могли выносить многократных оскорблений, наносимых им даже рядовыми пограничниками. Пограничники большей частью с ними не считались, даже не подпускали близко к границе. В частности, сенокос и профилактика насосов в прибрежной зоне Аракса без взятки не обходились.

Вопрос: Как прошла акция?

Ответ: На очень высоком уровне и организованно. Мы не были уверены, что русские не будут стрелять. Но и страх был не велик. Особенно в селе Неграм многие вышли к границе, обернувшись в саван. Вдоль всей границы люди разрушали «колючку» с чувством гнева и радости. Всюду я видел, как члены нашей тайной организации рыдают, не таясь. Наконец осуществилось  желание, годами обжигавшее наши сердца. В тот холодный день кто-то танцевал, кто-то, раздевшись, купался в Араксе!

Вопрос: Фронтисты имели информацию о том, что пограничный режим будет смягчен?

Ответ: Да, имели. Но это смягчение произошло бы очень долго и медленным темпом. Психология разгоряченной толпы более не вытерпела бы этого. У фронтистов не было намерения выступить против психологии разгоряченной толпы.

Вопрос: Какова была роль Неймата Панахова?

Ответ: В Баку Неймат защитил нас. И еще, 31-го декабря он с утра прибыл в Нахичевань, принял участие в акции и увез с собой в Баку один из пограничных столбов. Но у Неймата не было роли ни в «движении границы», ни в управлении им. Организация и руководство «Движение границы» осуществлялось Комиссией в составе девяти человек под председательством Асаф бея.

Вопрос: Во время посещения Нахичевани Нишановым какие велись переговоры, что обсуждалось?

Ответ: 2-го января 1990-го года он прибыл вместе с секретарем ЦК КПСС Гиренко, некоторыми руководящими работниками ЦК, с Первым секретарем ЦК КПА А. Везировым и другими. Состоялось несколько встреч. Есть протоколы переговоров от 5-го января. Столько лет мы ищем возможность напечатать эти протоколы!

Вопрос: С течением лет как вы оцениваете акцию на границе?

Ответ: Каждый год мы торжественно отмечаем 31-е декабря как день  национальной солидарности азербайджанцев мира и гордимся тем, что даровали народу этот праздник. Как один из девяти руководителей «Движения границы» и как член тайной организации с 1970-го года, основанной на идее тоски по Югу, думаю, что эта акция является славной страницей истории Азербайджана, написанной золотыми буквами.

Вопрос: Когда и как было оккупировано село Кярки?

Ответ: Население Кярки было выведено, в селе оставались несколько милиционеров и 17 защитников, в основном активистов НФА. После просьб и настояний руководства Нахичевани 17-го января 1990-го года защитники села сдали его солдатам русской 4-ой армии и отступили. Русская же армия без всякого боя подарила село армянам…»

В этом интервью информированный человек может вычитать многое. Во-первых, о, якобы, нерадивой работе КГБ еще в 1970-е годы: прошляпили тайную организацию в глухой провинции численностью аж под сто человек. Во-вторых, о том, что коррупция охватила даже погранвойска КГБ СССР. В-третьих, о сознательном разжигании эмоций толпы руководством НФА в Нахичевани, подобно тому, как это происходило и в других районах Азербайджана. В-четвертых, о непосредственном управлении процессом со стороны Абульфаза Алиева, вплоть до назначения им даты акции, 31-го декабря, хотя он знал о скорой либерализации пограничного режима. Почему не 12-го? Лейла Юнусова в своей статье «Мера ответственности политика» объясняет это тем, что, по замыслу организаторов реализации «тбилисской модели» в Азербайджане, все должно было идти по нарастающей: после Джалилабадского погрома - разрушение государственной границы СССР.

Очень интересны детали, рассказанные Ариф беем в личной беседе автору этих строк и не вошедшие в интервью. По словам Ариф бея, Нахичеванское отделение планировало отметить юбилей разгона Мейдана в Баку установкой палаток на центральной площади города Нахичевань, кострами и ночным митингом с 4-го на 5-е декабря. Когда об этом решении было сообщено Абульфазу Алиеву, от него поступило указание отметить юбилей разрушением госграницы 31-го декабря! Ариф бей признался, что «это указание испугало нас, мы боялись открытия огня русскими пограничниками, и об этом своем опасении сказали Председателю. Его ответ: «Ничего не бойтесь, разрушайте»!

Нахичеванские фронтисты обсудили между собой истоки подобной решимости Большого Бея, ничего не нашли и сошлись на  трогательной догадке, высказанной одним из местных фронтистских руководителей: «Абульфаз Алиев надеется, что 31-го декабря, в день рождения Иисуса Христа, души русских будут полны доброты, и они не станут стрелять в народ…»

Иногда такие трогательные подробности больше говорят о характере процесса. Фронтист Теймур из Нахичевани добавил еще одну подробность: двинувшиеся к границе некоторые фронтисты взяли с собой новогодние подарки для пограничников - водку для мужчин и шампанское для их жен. Как бы то ни было, со стороны войск КГБ СССР ни малейшего сопротивления разрушению населением государственной границы СССР оказано не было. В Нахичевани КГБ хотя бы распространял листовки о том, что граница СССР священна. А в Астаре и Ленкорани КГБ пошел другим путем: специальные агитационные машины погранвойск, оснащенные мощными усилителями, ездили по улицам этих двух пограничных райцентров и призывали население «собраться у границы, снести сооружения и воссоединиться со своими братьями и сестрами в Южном Азербайджане». Напрасно Алякрам Гумматов с небольшой группой своих сторонников пытался удержать напор огромной толпы на пограничном пункте в азербайджанской Астаре, уговаривал народ не разрушать границу. Толпа оттеснила его и, сметя все препоны, хлынула на иранскую сторону, где иранские пограничники беспрепятственно допустили «воссоединение» народа.

А в Джалилабаде, как рассказывал Гаджи Абдул в телепередаче по каналу «АНС», пограничники приглашали местных фронтистов сносить пограничные сооружения, но просили не трогать… свиноферму воинской части.

Во время годичного нахождения у власти фронтисты объявили 31-е декабря Днем солидарности азербайджанцев мира. Гейдар Алиев этот праздник, как и другой праздник - Возрождения (17-го ноября 1988-го года), введенный фронтистской властью, сохранил, добавив к ним завершающий компонент триады - Гуртулуш, (Избавление) т.е. свое возвращение во власть 15-го июня 1993-го года.

В канун Нового 1990-го года произошли еще два знаковых для меня события. Меня попросили о встрече два нахичеванских фронтиста - Сульхаддин Акберов и Эльман Джалилов. Эльман бей работал помощником прокурора города Нахичевани и был уволен летом 1989-го года, как говорили, по указанию Поляничко. Они подсели ко мне в машину, и, поездив немного по городу, мы остановились около гостиницы «Южная». Нахичеванские фронтисты просили меня признать лидерство Абульфаза Алиева и обещали, что я не только останусь в НФА, но и посулили самый высокий пост, который я пожелаю. Мне стало забавно. Провинциалы ко всему на свете прикладывают свою мерку. Я отказался, сообщив, что  лидерство Абульфаза для меня означает признание лжи, лицемерия, мафиозности, тупости и подлости, что приведет Азербайджан к поражению, восстановлению диктатуры и всей той мерзости, что она может принести народу. Что касается карьеры, то я всю жизнь к ней был равнодушен, и она для меня значит ровным счетом ничего. Мои провинциальные доброхоты были обескуражены столь странным для них ответом, и мы холодно расстались.

О втором событии мне рассказал Тофиг Гасымов. В конце декабря аксакалы Академии наук пригласили лидеров НФА для консультаций. Сказав, что, на их взгляд, ситуация в стране достигла кризисной точки, они спросили у Председателя НФА, что, на их взгляд, могли бы сделать академики, чтобы помочь обществу выбраться из кризиса. Председатель ответил, что в Карабахе сейчас холодно, фронтисты в Лачине на постах мерзнут, не могли бы академики помочь достать теплых перчаток? И еще! Насколько он знает, войлочная бурка, подбитая лебяжьим пухом, не пропускает пули. Не могут ли академики подсобить достать для «ребят» таких бурок как можно больше?

Тофиг бей красочно описал, как бывший первый секретарь ЦК КПА, академик Имам Мустафаев после этого задумался, покачал головой, встал и покинул собрание мудрецов страны.

Наступил 1990-й год, которому предстояло войти в историю азербайджанского народа как год национальной трагедии, поражения демократического движения, начала триумфальной реставрации трайбовой мафиозной власти. Но народ был в неведении. СМИ Компартии не могли сказать ничего нового, да им никто и не верил. Газеты «Азербайджан» Сабира Рустамханлы и «Азадлыг» Наджафа Наджафова изобиловали материалами, настоянными на враждебности к Везирову и националистическими мифами. Четко работал механизм слухов. Невежество масс превращалось в грозное оружие национал-большевиков. В начале января продолжали действовать летучие отряды погромщиков под руководством провокаторов Халила Рзы, Мохаммеда Хатами, Неймата Панахова, Сеида Тахира Гарабаги.

В субботу, 6-го января, II конференция НФА, которую сторонники Председателя почему-то назвали третьей, начала работу в здании Академии Наук, в круглом зале. У входа в вестибюль здания АН дежурили крепкие молодые ребята. Ими руководил Ровшан Джавадов, врач, каратист, будущий активный участник боев в Карабахе и государственных переворотов, будущий командир ОМОН-а и заместитель министра внутренних дел, человек, которому предстояло через пять лет быть убитым, во время спровоцированного мятежа. Но ни он, ни я своего будущего не знали, и он с интересом просмотрел мое и Лейлы Юнусовой удостоверения делегатов и пропустил в зал. Мы, два члена Правления, которых атаковали «ребята» Председателя с одинаковой яростью, Лейла Юнусова и я, сели в зале сбоку от президиума, и стали с интересом наблюдать.

Сценарий конференции был ясен. Кто какую роль будет играть - тоже не вызывало сомнений, но даже уже виденные прежде спектакли интересны импровизациями, яркой игрой актеров, новой сценографией.

Почти месяц назад Председатель при помощи своих троянских коней в Правлении заморозил его деятельность, теперь он жаждал подчинить его себе полностью, превратить его в послушный инструмент. Ясно, что вся эта интрига - не его ума дело, что за сценой есть опытные кукловоды, которые им управляют, но следует честно признать, что Абульфаз Алиев был незауряден в своей роли. Он сумел внушить народу мысль о своей простоте, неприхотливости, даже наивности. Мне, востоковеду, этот тип людей был знаком по плутовским романам.

Псевдолиберальное крыло Правления, управляемое Исой Гамбаровым, было больше озабочено сохранением своего положения. Хотя я нисколько не сомневался, что Председатель сохранит этот сломленный и послушный ему костяк Правления. Хикмет Гаджизаде изображал тревогу по поводу вероятного изменения демократического Устава на роялистский. Меня забавлял этот самообман вчерашних демократов: если Устав не соблюдается, какое значение имеет его содержание?

Конференцию вел Председатель, секретарем избрали членами Меджлиса Арзу Абдуллаеву. Было решено дать слово всем членам Правления, которые пожелают выступить. Не приехал Алякрам Гумматов, якобы из-за снежных заносов на дороге, но все ленкоранские фронтисты присутствовали. Как всегда, было много напыщенной риторики, пафосных речей. Я наблюдал, как скрупулезно соблюдался весь ритуал формирования образа вождя: при появлении Абульфаза Алиева группа клакеров поднималась с мест и беспрерывным хлопаньем ладоней заставляла подниматься весь зал. Любая реплика Абульфаза встречалась бурей аплодисментов. Естественно, клакеры работали не только «за», но и «против». Стоило Тофигу Гасымову в своем выступлении сказать, что из-за беспорядков в Джалилабаде ВС Азербайджане отстрочил рассмотрение закона о выборах, что Миралим Бахрамов поступил неправильно, организовав эту акцию, как тот вскочил и, грязно обложив матом весь зал, демонстративно швырнул мандат и покинул зал. Зал зашумел, несколько делегатов вскочили, явно намереваясь наказать Миралима, оскорбившего делегатов конференции. Но тут поднялся Председатель, подняв руку, унял шум в зале и вынес свой вердикт:

- Миралим Бахрамов - герой нашего народа. Верните его.

Сразу же раздались аплодисменты, и те же делегаты, оскорбленные Миралимом, хлопали до тех пор, пока Бахрамов не вернулся в зал с видом победителя. Тофиг Гасымов, естественно, был посрамлен.

Фазаиль Агамалиев, один из самых верных сторонников Председателя, торжественно сообщил залу, что «волна кровавых революций, начавшихся в Румынии, накрывает и Азербайджан». Зал снова взорвался восторженными аплодисментами. Позже, делегат из Ленкорани, поэт Али Насир, сказал мне, что во время перерыва стоял вместе с нахичеванскими фронтистами. К ним подошел Абульфаз Алиев и предупредил своих земляков, что когда он предоставит слово Зардушту Ализаде, необходимо освистать его.

Когда слово дали мне, я перечислил успехи НФА и поздравил делегатов конференции с тем, что журнал «Тайм» назвал азербайджанский народ «народом года». Зал зааплодировал. Затем я предостерег НФА от насилия, которое выгодно властям и в чем они превосходит Фронт. Зал негодующе загудел. Я дождался тишины и продолжил:

- Беи, я боюсь насилия, крови и поражения.

Тут со своего места вскочил Абульфаз Алиев, ленинским жестом  выбросил правую руку и изрек:

- На пути к свободе, наряду с демократией, нужна и кровь!

Зал неистово зааплодировал. Абульфаз бей сел, зал утих, и я продолжил:

- Для насилия нет никакой необходимости. Тем более, что оно направлено на свержение Везирова. Везиров - божий дар для НФА накануне выборов в ВС. Представьте себе, что во время предвыборной кампании коммунистическому конкуренту кандидата Фронта достаточно будет задать всего один вопрос: кто лидер твоей партии? И все станет ясно. Насилие  против секретарей райкомов, разрушение границы - все это работает против нашей организации.

Заканчивая свое выступление, я сообщил делегатам о своем решении покинуть ряды НФА. В фойе Академии меня обступили знакомые фронтисты и просили не уходить из Фронта.

- Зардушт бей, мы здесь, в кулуарах, посовещались. Члены Меджлиса из Карабаха плюс Юг плюс Баку составляют большинство, которое обеспечит вам гарантированное избрание в Правление. Мы все видим игру, которую здесь ведет Абульфаз бей.

- Тогда почему же вы открыто не выступите против?

- Мы боимся, - ответил фронтист из Джебраила.

- Странная ситуация складывается, беи, вы не боитесь армянских боевиков, солдат и офицеров ВВ МВД СССР, следователей Прокуратуры, но боитесь Председателя организации, которую сами же добровольно создали. Это - ненормально. Фронт с таким Председателем принесет народу не свободу и победу, а рабство и поражение. Моей целью было не оставаться членом Правления, а спасти страну от надвигающейся беды. Видимо, мне это не удалось. До свидания.

Ко мне подбежал коренастый мужчина в круглой каракулевой папахе:

- Куда уходите, бей? Вы отступаете перед этими нахичеванцами? Мы, бакинцы, еще не умерли. Укажите, и я пристрелю любого из них!

Я с удивлением смотрел на этого человека. Только что избили одного делегата, мне предлагают приказать убить еще кого-то… Я повернулся и, ничего не сказав, отошел от этого человека. Только потом я узнал, что этот человек, Ага Ахундов, лидер складывающейся в то время Бакинской местнической организации «Гардашлыг» (Братство), которую недальновидное руководство республики стало создавать в пику НФА, превратившемуся в орудие выходцев из Армении и Нахичевани.  

После выступлений членов Правления был объявлен перерыв для формирования Меджлиса на основе представленных районными отделениями кандидатов. Пока шла перекличка членов Меджлиса, остальных делегатов попросили покинуть зал. Один делегат, рабочий с какого-то завода, отказался покинуть зал, ссылаясь на пункт Устава о праве рядовых фронтистов участвовать в работе выборных органов, если для этого есть условия. Ровшан Джавадов, будущий замминистра МВД, попытался вытолкнуть его из зала. Рабочий сопротивлялся. Тогда Джавадов нанес резкий удар ногой ему в бедро. Бедняга согнулся от боли и припал на одно колено. Его схватили за шиворот и буквально выволокли из зала. Все это происходило на глазах Председателя, членов Правления и Меджлиса, делегатов конференции. Все испуганно молчали. Мое решение покинуть эту организацию, выродившуюся в криминальное сообщество, еще более окрепло.

Второй день, 7-е января, прошел в таких же пустопорожних выступлениях. Председатель пытался переписать Устав под себя, наделить себя диктаторскими полномочиями. Вниманию делегатов были представлены два проекта. Первый проект зачитывал Али Керимов, студент-юрист из Азгосуниверситета. Его проект изобиловал фразами: «Председатель имеет право», «Председатель может», «Председатель назначает», «Председатель распускает» и тому подобное. В каждой фразе проявлялось тщетно скрываемое желание авторов проекта превратить НФА в организацию боевиков под началом отца-командира. Второй проект, зачитанный доцентом юрфака Азгосуниверситета Тамерланом Гараевым, носил демократический характер и по существу являлся усовершенствованным вариантом действовавшего Устава. Надо сказать, делегаты не очень-то вникали в существо вопроса и прокатили оба проекта, сохранив в силе Устав, принятый на учредительной конференции.  

К ночи накал глупости достиг апофеоза. Я не выдержал и вместе с Лейлой Юнусовой, так же объявившей о своем решении уйти из НФА, направился к выходу из Академии. Тут нас попытались задержать, угрожая расправой, Неймат Панахов, Фахмин Гаджиев и другие приспешники Председателя, но на выручку пришел дожидавшийся нас на улице мой брат Араз. Угрожая якобы спрятанным под курткой оружием, он добился нашего «освобождения».

Так, в снежный и морозный январский день я покинул организацию, которую создавал самозабвенно и страстно, мечтая дать своему народу свободу и процветание. Я уходил, оставляя НФА в руках агентуры КГБ и местнической мафии.

8-го января, в понедельник, Меджлис НФА в здании общежития Азгосуниверситета избрал новое Правление. А 9-го января ко мне на работу явились, по причине, которая была в начале мне не ясна, Тофиг Гасымов, Иса Гамбаров и Панах Гусейнов. Вот так, стоя около двери лифта, где около года тому назад Иса Гамбаров просил меня со слезами на глазах не рвать с ним отношений. Теперь же эти трое переизбранных членов Правления НФА информировали меня об итогах ползучего переворота, свершившегося не без их активного участия. В начале они мне с радостью сообщили, что весь их блок условных «либералов» избран в состав Правления. Я воспринял это безучастно.

- Ну и что? Изменит ли это положение дел во Фронте? - спросил я.

Но, по-видимому, они так и не поняли смысла моего вопроса. Их занимало  только собственное избрание. Из старого состава в Правление не вошли, не собрав необходимых голосов, Неймат Панахов и Джанбахыш Умидов. Алякрам Гумматов не был включен в список для голосования.

- Я предложил Абульфаз бею включить твое имя в список для голосования, чтобы тебя прокатили, - без всякого стеснения поведал о своей подлости Панах Гусейнов, - но Абульфаз бей отказался, сказав, что ты можешь пройти.

- Панах, Председатель имеет больше информации, чем ты, у меня в действительности было твердое большинство для избрания, но я просто не вижу смысла быть в руководстве организации, цели которой я больше не разделяю. Кроме того, ты не задумывался, когда предлагал включить мое имя в бюллетень, что я официально сделал заявление о выходе из рядов НФА и нельзя избирать человека в руководство организации, если он  не является ее членом?

На этот вопрос Панах не ответил. Новыми членами Правления стали поэт Сабир Рустамханлы, декан юрфака Фиридун Самандаров, литературовед Диляра Алиева и некий Алякрам Алиев из села Нардаран.

Только после того, как они ушли, я понял смысл этого странного визита. Последние несколько месяцев Иса Гамбаров всячески старался свести мое участие в работе Правления к минимуму, сейчас же притащился с двумя своими сторонниками ко мне на работу. Тем самым он хотел показать мне, что вот, год назад ты был лидером ВИЦ НФА, я же никем, а теперь я - ведущее лицо в НФА, ты же вынужден уйти. Своеобразное удовлетворение за пережитое унижение потребовало от Исы титанической работы по превращению НФА из организации демократической в националистическую. Как показали дальнейшие события, ради личных целей и он, и его соратники никогда не останавливались перед тем, чтобы пожертвовать интересами народа.

Этибар Мамедов и Рагим Газиев заявили, что в знак протеста против избрания «агента КГБ» Сабира Рустамханлы в Правление они будут бойкотировать его заседания. Но уже через несколько дней стало известно, что Этибар Мамедов и Рагим Газиев, используя возможность манипуляции железной дорогой и радикальной молодежью НФА, ведут переговоры с Везировом  о создании некоего Национального Совета Обороны. 10-го сентября Алякрам Гумматов из Ленкорани связался с Этибаром Мамедовым и сообщил о готовящемся захвате Фронтом власти в районе.

10-го января я и Лейла Юнусова, уже в качестве социал-демократов, вылетели в Таллин на учредительную конференцию Ассоциации социал-демократических организаций СССР. Уже там, 11-го января, нам сообщили, что финское телевидение показывало некий населенный пункт Ленкорань, здание райкома партии, захваченное людьми в круглых черных папахах и охотничьими ружьями за плечом. Как нам передали эстонские коллеги, финское телевидение акцентировало в своем сообщении, что это первый случай свержения советской власти в СССР за 70 лет!

Сделав свое сообщение о положении дел в республике, мы приготовились вылететь домой 15-го января, так как рейс был именно через три дня. Но уже после завершения конференции эстонские коллеги сообщили нам, что в Баку начались армянские погромы.

…То, что они не смогли сделать полтора года тому назад, они сделали сейчас… Естественно, не они были главными организаторами этой грязной провокации, но ведущими актерами стали.

Еще в начале января, когда погромные тенденции шли по нарастающей, в села вокруг Баку была вброшена информация, что в центре Баку, на улице «Торговой» (улица Низами) назначается встреча между «городскими» и «районскими». Попытка противопоставить отдельные группы населения друг против друга делались все время: то, без всякой причины, Абульфаз Алиев начинал разглагольствовать о борьбе между шиитами и суннитами, то объявлял тезис о том, что талыши - это тюрки-перевертыши… О механизме противопоставления различных групп людей в районах, я уже рассказывал.

В конце первой декады января молодые жители сел вокруг Баку стали всерьез обсуждать «поход на Торговую». Но нашлись и там здравомыслящие люди, которые поняли опасные последствия такого «похода». В день, когда была назначена эта встреча, прямо на Торговой улице эти люди стали приглашать земляков на собрание общества «Гардашлыг» (Братство) в Доме культуры на Монтино, около моста Багирова. Когда им удалось увести людей с Торговой и собрать в клубе, к ним вышел ахунд мечети поселка Маштага и прочел хутбу о братстве всех мусульман. Чтящие святое слово, абшеронцы там же учредили общество «Гардашлыг», которое, как и НФА, впоследствии было перенаправлено совсем на иные цели. В руководство общества вошли неформальные лидеры сельских общин Абшерона, что сделало ее очень авторитетной в глазах населения абшеронских сел. Именно этих людей пригласил к себе первый секретарь Бакинского горкома партии Муслим Мамедов и сообщил им, что Председатель НФА вместе с группой сподвижников готовит нападение на исправительно-трудовые колонии Баку с намерением освободить несколько тысяч заключенных. Как рассказывал Гаджи Айдын, один из лидеров «Гардашлыга» того времени, пятеро из них направились в дом культуры завода им. Шмидта, куда в то время фактически перебазировалось руководство Фронта, и попросили Наджафа Наджафова устроить им встречу с Председателем. Наджаф отказался сделать это, но ему было сказано, что собрана большая сумма денег и куплено оружие, которое они могут доверить только лично Абульфазу. Тогда Наджаф назвал им адрес кафетерия в подвальчике по улице Касума Исмайлова, недалеко от здания МВД.

«Мы вошли в подвальчик и спросили у обслуги Абульфаза. Тот появился откуда-то из-за занавески, увидел нас и, прикрыв рукой рот, поздоровался. До того он приезжал к нам в село и долго говорил про Коран, пророка и ислам. Я сказал ему, что нет необходимости прикрывать рот ладонью, он находится в таком месте, где люди пьют вино, и ему не надо скрывать от нас, что он пьет. Абульфаз отвел ладонь ото рта и спросил, чего мы хотим. Я ему сказал, что нам известно о его намерении устроить нападение на колонии и освободить заключенных. Абульфаз Алиев попытался отрицать это, но я прервал его и предупредил:

- Мы все вооружены. Мы знаем, что говорим. Знай, если это произойдет, то, независимо ни от чего, ты собственной жизнью ответишь за это. Нас пятеро, и каждый из нас поклялся сделать это. Абульфаз Алиев промолчал, и мы, пятеро мужчин, повернулись и ушли».

Как бы там ни было, эти люди до сих пор уверены, что это они предотвратили более худшие последствия погрома 13-го декабря. Если бы Председателю и его группе удалось выпустить на улицы столицы тысячи озверелых уголовников, город превратился бы в настоящий ад, а численность погибших исчислялось, быть может, тысячами.

11-го декабря республиканское телевидение показало репортаж со встречи Первого секретаря ЦК АКП с рабочими завода холодильников. Кто-то из рабочих спросил Везирова, что же будет с Карабахом. Везиров с комсомольским энтузиазмом ответил:

- Все будет хорошо. Скоро вы увидите. Спросите у Абульфаза! Компартия и Народный Фронт объединятся ради Карабаха - и тут он для наглядности поднял растопыренную ладонь и крепко сжал пальцы в кулак.

Что он имел в виду, этот товарищ Везиров, говоря об объединении усилий ЦК КПА и НФА? С перестроечным НФА он объединять усилия отказывался, а вот с погромно-мятежным НФА уже готов объединятся. Знал ли он о том, что готовится погром, его отстранение и попытка захвата власти? Или же он настолько оторвался от действительности, что не видел очевидного? Или же он знал все это и умышленно вел игру Москвы на разгром НФА?

12-го января по азербайджанскому ТВ выступил ученый филолог Ширмамед Гусейнов. Профессор Азгосуниверситета по телевидению, находящемуся под полным контролем властей, призвал народ к вооруженной борьбе и войне в Карабахе.

Члены Правления, обеспокоенные информацией о сепаратных переговорах между тройкой - Этибар Мамедов, Неймат Панахов и Рагим Газиев - и руководством ЦК КПА, требовали от Председателя обеспечить их явку. В противном случае Тофиг Гасымов угрожал внести в повестку заседания Правления вопрос об исключении этой троицы из НФА. Угроза подействовала, и 13-го января утром на Правлении появился Этибар Мамедов.

На вопрос о сути их переговоров с Везировым Мамедов ответил, что переговоры уже завершились. Достигнута договоренность о создании «ММШ» (Милли Мудафиа Шурасы - Совет Национальной Обороны) с целью массовой депортации армян из НКАО. Провокационность затеи с ММШ была настолько очевидной, что почти все члены Правления, как новые, так и старые, засыпали Мамедова вопросами, от которых тот отбивался как мог.

- Кто входит в состав «ММШ»?

- По одному представителю от МВД, Минсвязи, Минздрава, Минтранспорта, Госкомтоплива.

- Откуда у вас средства  для «обороны»?

- МВД обеспечит отряды НФА вокруг Карабаха обмундированием, Минтранспорта - автомашинами, Госкомтопливо - горюче-смазочными материалами, Минздрав развернет госпитали и выделит медикаменты и перевязочные материалы, Минсвязь обеспечит  рациями…

- Откуда оружие?

- Оружие будем производить на наших машиностроительных заводах. Начнем с завода Шмидта…

- А первые отделы (секретные части) этих заводов будут сложа руки смотреть, как заводы нефтяного машиностроения приступают к производству оружия?

- Везиров нам обещал, что никаких препятствий не будет…

Тупой радикализм ответов, оторванность затеи от действительности были столь очевидными, что почти все члены Правления подвергли «план ММШ» уничтожающей критике. Декан юрфака университета Фиридун Самандаров сказал Мамедову, что «ММШ» великолепно ложится под статью Уголовного кодекса о «незаконном военно-административном образовании с целью захвата власти» и что этой статьей можно оправдать любые репрессии против НФА и всего азербайджанского народа. Его доводы Мамедова не убедили.

Тофиг Гасымов, Сабит Багиров, Хикмет Гаджизаде пытались объяснить Мамедову абсурдность и невозможность не только функционирования, но и санкционирование в СССР такого органа, как «ММШ». Мамедов был непреклонен. Сабир Рустамханлы угрожал тем, что будущие поколения народа заклеймят и покроют его имя позором. Ответом была только ухмылка. Тогда Тофиг Гасымов предложил НФА отмежеваться от действий троицы. Наступил критический момент, провокация могла сорваться. В дело вступил «великий интегратор» Иса Гамбаров.

- Хотим мы того, или не нет, но Этибар бей сумел связать свое имя с НФА и народу будет нелегко внушить мысль, что Этибар Мамедов уже не представляет НФА. Кроме того, Везиров общается с ним и принимает его как самого деятельного лидера НФА. Даже если мы исключим его, Рагима Газиева и Неймата Панахова из НФА, все равно, все, что они ни сделают, будет связано с именем НФА. Поэтому я предлагаю свести к минимуму ущерб от их деятельности, взять события под контроль, объявить, что «ММШ» создает сам Фронт, а руководителем назначить демократичного Председателя Абульфаза Алиева.

Против этой «гениальной» находки ни у кого не нашлось возражений. Правление приняло предложение Исы Гамбарова и завершило свое заседание. В полном составе Правление отправилось на митинг 13-го января на площади «Азадлыг» (Свобода, бывшая им. Ленина), где и объявила о создании «ММШ» под председательством Абульфаза Алиева, в составе Этибара Мамедова, Рагима Газиева, Неймата Панахова и Халига Бахадыра (малоизвестный в то время журналист, честный, радикальный националист, но недалекий). Митинг прошел исключительно патриотично, под антиармянскими лозунгами. В ходе митинга пришло сообщение (которое ведущие митинг лидеры фронта, озвучили), что некий армянин убил топором некоего азербайджанца в районе Баилово. Митинг завершился кличем «Смерть армянам!» и толпа разошлась. Умные люди поспешили по домам, а погромщики разбежалась по городу, благо адреса и фамилии были уже известны.

Размышляя об «армянском погроме в Баку», я вновь и вновь не нахожу ответа на простой вопрос. Как могло случиться, что я, рядовой научный сотрудник Академии, активный фронтист Зардушт Ализаде, знал, говорил и предупреждал о готовящемся погроме, но огромный госаппарат и спецслужбы СССР, отвечающие за безопасность граждан, не знали, не готовились и не предприняли ничего для предупреждения погрома? В день погрома Арзу Абдуллаева, завидев толпу, преследующую бегущего мужчину, подошла к солдату в каске, с автоматом в одной руке и тортом «Сказка» в другой, спросила: «Чего же вы не вмешиваетесь, почему не защищаете людей?» На что солдат ответил просто: «У нас нет приказа».

Да, власть знала о том, что готовится погром. Знала, умышленно не вмешивалась и готовилась использовать погром как предлог для широкой и кровавой акции против целого народа. Знало о погроме и руководство республики и ничего не предпринимало для действенного отпора погромщикам и их организаторам из НФА и спецслужб. Знали и лидеры НФА, но часть из них была заинтересована, чтобы погром произошел, а другая часть уже запугана Председателем и его «ребятами», деморализована и дезориентирована.

Как повели себя во время погрома структуры НФА? Как повели себя «ребята» Абульфаза Алиева, спрашивать не приходится. Рядовой фронтист, уже спустя месяц, рассказывал с горечью вперемешку со страхом, что один из активных «ребят» Председателя участвовал в групповых изнасилованиях.

Что делали районные отделения? Большая часть районных отделений НФА в Баку, как и большинство населения, спасала армян  от погрома. С риском для жизни фронтисты стихийно организовывали дежурство у блоков и домов, прятали армян в своих квартирах. Постепенно в дело начала вмешиваться и власть, и правоохранительные органы, которые начали собирать армянское население в школах и административных зданиях,  чтобы затем эвакуировать их из республики.

Конвейер этнических чисток, запущенный армянскими националистами и партийной верхушкой СССР в конце 1987-го года в Армении, волнами погромов и массовых этнических чисток добрался до населенных пунктов Азербайджана и даже до интернационального Баку. Вдохновители и организаторы этнического конфликта руками своей агентуры, платных провокаторов, продажных госчиновников и невежественной и преступной толпы довели свое позорное дело до убийства 56 армян, жителей столицы Азербайджана. Научный сотрудник Университета по дороге с работы домой наблюдал, как из полностью ограбленной квартиры армянина выходит радостная пожилая женщина с внучкой и тащит черпак с отбитой эмалью. Он не удержался и спросил у старой погромщицы:

- Из-за этого эмалевого черпака ты калечишь душу ребенка?

Та посмотрела на собеседника, ничего не поняла и побежала дальше, волоча внучку за собой.

Части Внутренних Войск МВД СССР вмешались только 14-го января, когда население Баку уже само сумело остановить погромы и взять ситуацию под контроль. Началась раскрутка очередной кампании против азербайджанского народа как внутри СССР, так и за рубежом. Сразу же в Баку прилетели Председатель Совета Национальностей ВС СССР Евгений Примаков, секретари ЦК, министры СССР. Началась подготовка к широкомасштабной карательной акции.

Чем же занимался с 13 по 20 января Совет Национальной Обороны, который вольготно разместился в здании Дома культуры завода им. Шмидта? Про меры, связанные с «обороной Карабаха», ни мне, ни кому-либо другому ничего не известно. Но поступала обильная информация о сборе денег у населения «для защиты Карабаха». Деньги, естественно, исчезли неизвестно куда.

…Рассказ фронтиста Ибрагима (Ибиша) из Акстафинского железнодорожного депо: «Из Баку позвонил Неймат и сказал, чтобы мы срочно прибыли за оружием. Но оружие не бесплатное. На вопрос о стоимости Неймат ответил, что цены разные в зависимости от типа оружия и ситуации. Посоветовал «достать» денег как можно больше. Мы знали, у кого «доставать», в районе имена богатых людей были известны всем, от секретарей райкома до школьников.

На двух «Жигулях» стали объезжать их, сначала предлагали поддержать добровольно святое дело защиты родной земли, если не понимали, приходилось объяснять силой. Собрали 40 тысяч рублей, сложили в спортивную сумку, выехали в Баку. Прибыли к Дому культуры, нашли Неймата, уединились в какой-то комнате, показали деньги. Глаза у него загорелись. Он сказал: «Дайте». Я спросил: «А оружие где»? Неймат ответил: «Оружие нам обещал Везиров. Но сначала нужны деньги». Я почуял неладное, закрыл сумку и сказал: «Когда будет оружие, тогда и отдадим деньги». Неймат попытался что-то сказать, но я поднял руку и отрезал: «Все! Сначала оружие, потом деньги»!..

…Рассказ финансиста республиканской потребкооперации Халыга: «С группой болеющих за Карабах коллег мы собрали 5 тысяч рублей и, гордясь собой, отправились в СНО. Мы нашли Рагима Газиева и сообщили, что принесли 5 тысяч рублей. Он деньги принял, поблагодарил, но сказал, что этого очень мало, нужно много денег. Мы смущенно ответили, что и эту сумму мы отняли у семейного бюджета, мы люди небогатые. Рагим мечтательно сказал: «Вот если бы нам удалось потрясти Фуада Мусаева! Говорят, у него 50 миллионов»…


В программу подготовки карательной акции, кроме разрушения границ и смещения 17-и секретарей райкомов партий, входил и сценарий «государственного переворота». Примаков принимал лидеров Фронта и говорил с ними по отдельности. Идеально отвечали требованиям Центра радикальная тройка во главе с Председателем. Как позже признался Неймат Панахов, он даже предлагал взять Примакова в заложники, но его «отговорили». 16-го января по городу, на дорогах, ведущих в город, у въездов в военные части началось возведение баррикад. Баррикады были под стать «инсургентам», чисто показушные: поставленные поперек дорог грузовики, автобусы и троллейбусы. Я опрашивал районные отделения НФА, кто ставил эти «баррикады». Как выяснилось, кроме «лидера» Октябрьского районного отделения НФА Тофига Сеидова, малорослого смуглого земляка Абульфаза, никто из руководителей районных отделений НФА Баку возведением баррикад не занимался. Тогда возникает вопрос: кто же «строил» эти баррикады? Кто приказывал директорам автобаз, автобусных и троллейбусных парков выделять транспортные единицы для перекрытия улиц? Ответ напрашивается естественный и единственный: сама власть, Совет Министров, Министерство транспорта. Кто кроме них, мог отдать приказ повторить опыт первомайских и октябрьских праздничных дней, перекрыть кузовами транспортных средств улицы и дороги города? Это практиковалось в советские годы, практикуется и ныне в независимом Азербайджане. Как бы там ни было, тогда все это свалили на НФА и представили как акт беззакония, подрыва и захвата власти.

Другая акция так же служила кампании очернения НФА: партийные структуры по всему Азербайджану приглашали местные отделения НФА занять здания исполкомов и райкомов. Приглашали в Гяндже, Джебраиле, Физули, Исмаиллы. Всюду. В западню полезли только в Ленкорани, Нефтчале и … Баку. Забыв о том, что существует шестая статья Конституции СССР, толпа под руководством части лидеров НФА окружила здание ЦК Компартии Азербайджана и фактически парализовала его деятельность. Никого из работников ЦК толпа в здание не пропускала. Военные хладнокровно наблюдали за этими «стихийно» выражаемыми чувствами и действиями масс, руководимых героическими лидерами НФА. Эмиссары из Москвы проводили переговоры с руководителями Фронта. 16-го января Примаков встретился с Председателем НФА Абульфазом Алиевым и членом Правления Исой Гамбаровым. Только что закончились погромы, население в шоке, никто - ни ЦК партии, ни НФА, правду народу не говорят, каждая сторона ведет свою игру. Народ еще не вышел на улицы, еще не окружил здание ЦК, но Примаков предлагает (подсказывает?) лидерам Фронта не выводить народ на улицы. Ответ Исы Гамбарова звучит чисто в стиле его неизменной политики: «демонстрации и пикеты - неотъемлемое конституционное право народа». Академик-востоковед советует младшему научному сотруднику-востоковеду не делать того-то и того-то, а младший научный сотрудник приводит академику статью из Конституции СССР. Это все равно, что человеку говорят: «не выводи ребенка на улицу, там стоит маньяк, который убивает детей», а он в ответ: «гулять по улице - конституционное право любого советского ребенка».

После этой встречи академик Примаков посоветовал руководству республики беречь Ису Гамбарова и относиться к нему «по-особому».

Факт телефонного разговора и встречи Председателя НФА с Председателем КГБ Азербайджана подтверждался обеими сторонами, но в разной интерпретации. Абульфаз Алиев говорил, что ему звонил Вагиф Гусейнов, последний утверждал, что звонил Абульфаз бей. Как бы то ни было, Абульфаз бей был предупрежден Вагифом Гусейновым, что возможен ввод войск в Баку и призыв к населению выйти на улицы приведет к кровопролитию.

Вечером 18-го января по республиканскому телевидению выступили завсектором ЦК КПСС Михайлов и завотделом ЦК КПА академик Афранд Дашдамиров. Они заверили население, что ввода войск и объявления «Чрезвычайного положения» в Баку не будет . Позднее Дашдамиров утверждал, что об этом ему дали четкие заверения находящиеся  в Баку руководители СССР.

В тот же вечер, где-то между 22 и 23 часами, перед толпой у ЦК КПА выступил Наджаф Наджафов. Сообщив о снятии Везирова с поста, он предложил собравшимся поддержать кандидатуру Гасан Гасанова, как человека, имеющего «национальный дух». Сразу же после него выступил Этибар Мамедов и раскритиковал это предложение, из чего можно было сделать вывод, что Этибар видел на этом посту другого человека. Несколько штрихов впоследствии позволяют нам говорить о том, что в то время сложился тайный тандем Аяз Муталлибов - Этибар Мамедов.


ГЛАВА II

КАРАТЕЛЬНАЯ АКЦИЯ 20 ЯНВАРЯ 1990 ГОДА - КАНУН КРАХА СССР


  1. Расправа над народом и падение авторитета НФА


Подробности событий, предшествовавших вводу войск в город, сама карательная акция, сходная с теми, которые проводили нацистские войска на оккупированных территориях, подробно описаны в многочисленных статьях и двух книгах авторитетных исследователей этого события - композитора, народного артиста СССР и депутата Съезда народных депутатов Арифа Меликова и профессора Чапая Султанова. Я же могу только поделиться воспоминаниями - своими и близких друзей.

19-го января я на своей машине поехал в Локбатан, поселок на южном выезде из города. У развилки было сооружено подобие баррикады, стояли люди. Остановив машину, я подошел к ним и спросил, кто их собрал и для чего. «Мы - фронтисты. Стоим здесь, чтобы не пустить армию в город» - был ответ. «И как же вы собираетесь это сделать?» - поинтересовался я. «Нам обещали подвезти оружие и бутылки с зажигательной смесью».

Тут надо заметить, что куски арматуры длиной в 1 метр с заостренным концом были оружием погромщиков и не годились для борьбы против армии. Тем не менее, Совет Национальной Обороны от имени НФА распорядился опорным группам на заводах готовить именно это «оружие». Фронтист, инженер Сахиб Мамедов из Бакметрополитена рассказывал, что лично он приказал рабочим разрезать полторы тонны арматуры.

Потом я выехал на Волчьи Ворота, еще один выезд из города. Там повторилась та же картина. Провокаторы из НФА вывели людей на баррикады, пообещав им оружие и «коктейли Молотова». Стояли ящики с пустыми бутылками. Зажигательную смесь обещали подвезти позже. Самое странное, что мужчины стояли бездумно.

Во второй половине дня я отвез отца на дачу в Бильгя. По дороге, у въезда в поселок  Маштаги, я увидел костры и людей, якобы «перекрывших» дорогу. Оставив отца на даче, я вернулся в город «правительственной трассой» через дачный поселок Загульба. У поворота на остров Артем также была выстроена баррикада, стояли люди. Их вывели на дорогу призывы лидеров НФА «защитить город».

С двадцати трех до двадцати трех тридцати минут мы с братом слушали у здания ЦК речи знакомых нам еще с площади провокаторов. Векил Гаджиев, «человек Гасанова», вещал по микрофону: «Нам сообщили о нехватке людей на баррикадах, закрывающих выезды из Сальянских казарм. Рядом со станцией метро «Баксовет» стоят грузовики, прошу пятьдесят человек поехать к Сальянским казармам!» Толпа колыхалась, несколько десятков «патриотов» отделялись  и шли к станции метро. Все было ясно, механизм провокации запущен. Мы с братом распрощались и разошлись по домам.

Рядом с моим домом располагался командный пункт ПВО Закавказского военного округа и штаб армии ПВО. Молодежь нашего квартала разожгла костер и выстроилась живой цепью поперек дороги, ведущей к массивным воротам военного объекта. Во дворе толпились жители, мои давние соседи. Один из них, преподаватель Азгосуниверситета, спросил меня:

- Что будет, Зардушт бей?

-  Будет кровь, провокаторы вывели безоружный народ под танки - ответил я.

- Ты не устал раскалывать единство народа? - злобно огрызнулся доцент.

- Я не раскалываю, пожалуйста, идите к поражению и гибели сплоченно, в нерушимом единстве, - ответил я и ушел домой.

В ту ночь и позднее ни доцент, ни его друзья не погибли. Ну и слава Аллаху. Но погибли 131 человек. Были ранены сотни людей.

Колонна грузовиков с солдатами проехала в военный объект около нашего дома без эксцессов. Спустился с машины офицер, переговорил с ребятами из нашего двора и убедил их разойтись. Те военную колонну пропустили, но в порыве патриотизма взломали и ограбили квартиру бакинца родом из Карабаха, грамотного инженера, заместителя директора завода союзного подчинения, прекрасного человека, патриота Баку Георгия Владимировича Абрамова, выехавшего из Баку вместе с женой, сыном и дочерью 16-го января в Тулу. Патриоты сумели «отомстить» и выкрасть из квартиры книги, которых они не читали и вряд ли прочтут.

Что делали в ту ночь «отцы» нации, «герои» народа, «защитники» Отечества? Вот те сведения, которые дошли до меня из разных источников.

Доцент вуза, математик Сададдин Эфендиев вспоминает, как 19-го января в 18:00 он был у памятника XI Красной Армии и слушал выступление Абульфаза Алиева перед толпой. Председатель НФА призывал мужчин к стойкости и отваге, а женщинам и детям советовал разойтись по домам. Во время выступления к нему подбежал кто-то и сообщил, что он только что был на митинге у ЦК партии, и все уже говорят, что в полночь в город будут введены войска. Абульфаз приказал ему замолчать, не сеять панику, и продолжил свое выступление, заверяя, что ничего опасного не произойдет.

Где-то ближе к 8 вечера его нашли несколько фронтистов из села Маштаги и потребовали объяснить связь между выставленным ими пикетом и Карабахом. Абульфаз был вынужден признаться, что пикеты к Карабаху отношения не имеют, их цель -  утстранение Первого секретаря ЦК Везирова от должности. Услышав это, маштагинские фронтисты вернулись в село, распустили пикет, а нескольких  сельчан послали в соседние села, чтобы те тоже разошлись. Одного из них в его «Жигулях» солдаты застрелили в полночь у развилки, на повороте к острову Артем.

В 11 вечера Председатель НФА Абульфаз Алиев поехал к своему закадычному другу Беджану Фарзалиеву и в ночь казни города скрывался у него. Следующие несколько дней он так же скрывался у Беджана. К нему приезжал будущий спикер парламента и тогдашний покровитель НФА Расул Гулиев, директор нефтеперерабатывающего завода для совещания.

Затем Абульфаз Алиев уехал в село Лагич Исмаиллинского района и прятался там некоторое время, повторив маршрут видного политического деятеля начала ХХ века Мамед Эмина Расулзаде. А позже, убедившись, что никто не ищет «неуловимого Джо», он явился народу, как ни в чем не бывало, и продолжил управлять НФА, проводить сессии Меджлиса, заседания Правления.

Иса Гамбаров ночь провел на квартире у Юсифа Самедоглу. Они вместе слушали радиоголоса, информирующие мир о расправе над столицей Азербайджана.

Хикмет Гаджизаде спал дома до трех часов ночи, пока его не разбудила Лейла Юнусова, кричавшая в трубку: «Что вы натворили!» На что Хикмет, отец азербайджанской либеральной мысли, ответил разумно: «А что я могу сделать»? И пошел досыпать. Он был прав, все, что они могли сделать, они совершили до 20-го января.

Сабит Багиров с риском для жизни разгонял людей с баррикад в Ленинском районе. То же делал Наджаф Наджафов. Панах Гусейнов и Вургун Эйюбов посетили баррикады у Сальянских казарм и попали под обстрел.

Этибар Мамедов объезжал баррикады и требовал быть стойкими.

Неймат Панахов, до 20-го января усиленно собиравший деньги «на оборону Карабаха», после начала обстрела войсками жилых кварталов вокруг завода им. Шмидта, через мегафон призывал население выйти из квартир на улицы и защитить город.

На Съезде народных депутатов СССР академик Сахаров открыто заявил, что Советская Армия зверски расправляется с мирным населением Афганистана. Его зашикали и обвинили в клевете на армию. 20-го января 1990 года маршал Язов, академик Примаков и другие высшие должностные лица СССР, руководившие действиями частей Советской Армии в Баку, подтвердили правоту академика Сахарова.

Танки наезжали на людей, превращая их тела в кровавое месиво. Поливали людей из автоматического оружия пулями со смещенным центром. Стреляли по жилым домам, по машинам «Скорой помощи». Арестованных зверски избивали, калечили, грабили. Даже спустя несколько дней, после той страшной ночи, вошедшие в раж военные на «БТР» наехали на «Жигули» по дороге из Баку в Сумгаит и задавили насмерть четверых пассажиров-химиков, в том числе моего хорошего знакомого, доктора наук Ибрагима Ибрагимова.

В Ленкорани и Нефтчале арестованных фронтистов пытали, связывали им руки колючей проволокой, одного из них, при транспортировке вертолетом в Баку, сбросили в море. Никто из этих военных преступников до сих пор не ответил перед законом.

Мир в целом стоически воспринял информацию о расправе над жителями Баку. Предлог для расправы был более чем убедителен для демократических стран мира: погромы, беспорядки, свержение власти. То, о чем лидеры двух сверхдержав говорили на борту военного корабля у острова Мальта всего несколько месяцев назад, как о некой вероятности, лидеры НФА совместно со спецслужбами сделали явью.

Для меня, офицера-резервиста ВДВ, прошедшего три сорокапятидневных сбора по подготовке диверсантов для действия в тылу противника на Ближнем Востоке, привлечение к карательной операции «партизан» армянской национальности из Северокавказского военного округа стало неожиданностью. Ясно, что этот контингент, весьма далекий от воинской дисциплины, и видящий в подобных сборах возможность для «расслабления», в Баку вел себя, как оккупант, а к его жителям относился с особой жестокостью. И то, что их убрали через несколько дней, свидетельствовало, что даже тупоголовое командование осознало вопиющее беззаконие и преступность их действий.

Население бежало от шквального огня, но многие возвращались, чтобы спасти раненных, вывезти их из под огня, отвезти в больницы. Больницы города были  заранее освобождены от больных уже 17-го января. Врачи героически боролись за жизнь раненных, но спасти удалось немногих. Пули со смещенным центром, разворотив все внутренности, перерезая кровеносные сосуды, делали спасение раненных фактически невозможным. Режим агонизировал, сея смерть и разложение.

Накануне расправы над городом московские чекисты взорвали энергоблок телестанции. Население не имело информации. ВС Азербайджана собрался в неполном составе, но там клеймили Везирова и руководство СССР. Обсуждали проекты различных решений. Пробравшийся в зал Араз Ализаде предложил принять решение об отмене шестой статьи Конституции СССР о «руководящей и направляющей роли КПСС». Депутаты предложение отвергли, отдав предпочтение общим обвинениям в адрес московского руководства.

22-го января состоялась грандиозная церемония похорон жертв войсковой операции против населения советского города в мирное время. Сотни тысяч граждан несли гробы жертв карательной акции с площади Свободы парка им. Кирова, который был переименован в Аллею павших героев. Здесь, на месте старого кладбища, где были захоронены жертвы расправы большевистско-дашнакских войск над мусульманским населением Баку в 1918 году, и которое было засыпано землей и предано забвению, вырыли более сотни могил. При рытье могил люди натыкались на человеческие кости в огромном количестве. Впоследствии в Аллею стали привозить и хоронить погибших в Карабахской войне солдат и офицеров, иногда просто убитых армянскими боевиками мирных азербайджанцев.

На траурном митинге к микрофону рывался, как мне рассказывал ныне покойный, министр строительных материалов республики Ариф Мансуров, Рагим Газиев.

- Зачем тебе микрофон? - спросил Рагима Ариф Мансуров.

- Для важного сообщения - был ответ.

- Что за сообщение? Пока не скажешь, я не дам тебе слова

- Я хочу сообщить народу, что армии исламских стран перешли границу и идут на помощь Баку, - ответил Рагим Газиев.

Естественно, Ариф Мансуров этому «видному деятелю нациально-освободительного движения Азербайджана» для столь важного сообщения микрофона не предоставил.

После того, как группировке Абульфаза Алиева ценой огромной крови удалось свалить Везирова, встал вопрос о том, как избежать ответственности за содеянное. Этибар Мамедов срочно выехал в Балакен, откуда его переправили в Грузию. Из Грузии Этибар Мамедов вылетел в Москву, и там, в Постпредстве Азербайджана, впервые встретился с Гейдаром Алиевым. Его попытка устроить пресс-конференцию сорвал штурм Постпредства московским ОМОН-ом, который арестовал Мамедова. Зато пресс-конференцию провел опальный член Политбюро ЦК КПСС, генерал КГБ Гейдар Алиев, который осудил действия советского руководства в Баку, убийство безвинных людей. Эта пресс-конференция легла краеугольным камнем в политико-идеологическое обоснование необходимости возвращения к власти Гейдара Алиева, который «в трудную минуту оказался вместе с народом против имперского руководства и его местной продажной клики». Пленка с кадрами, показывающими, как худой, осунувшийся после трудной болезни Гейдар Алиев высказывает свое возмущение расправой над мирным населением Азербайджана, прокручивалась несчетное количество раз. Но никогда, эту съемку не показывали азербайджанским зрителям полностью, вырезав из него кадры с яростным обличением молодой журналистки Илахи Балахановой бывшего сатрапа империи. Тогда она высказала в лицо опального члена Политбюро, бывшего опорой тоталитарной власти в республике, что таилось в сердце каждого азербайджанца.

Не афишировался и другой важный факт, связанный с 20-ым января. Спустя годы ведущий передачи «Момент истины» задаст Гейдару Алиеву вопрос о содержании разговора между ним и Михаилом Горбачевым 19-го января, всего за несколько часов до начала штурма Баку озверевшими карателями в форме Советской Армии. Вопрос Андрея Караулова не застал Гейдара Алиева врасплох - с довольной улыбкой он раскрыл «секрет» своей беседы с Генеральным секретарем ЦК КПСС. По его версии, Горбачев ему позвонил и потребовал убрать с улиц «его людей», на что Алиев ответил, что у него нет на это полномочий. Явный намек на то, что есть смысл наделить его полномочиями, то есть опять назначить Первым секретарем ЦК КПА.

Другой герой кровавой провокации, Неймат Панахов, несколько дней шлялся открыто по городу, затем отправился в Иран делать для себя «легенду». Перейдя границу, он пробыл несколько месяцев в Иране, где, если верить его рассказу, арестовала иранская контрразведка и пыталась склонить к сотрудничеству, но героический Неймат сумел бежать из иранской тюрьмы, перешел то ли в Турцию, то ли обратно в СССР. Короче, он приобретал размах революционера уже международного масштаба. Но никогда больше ему не приведется быть в авангарде событий, он будет всегда «на подхвате», выполнять мелкие поручения Гейдара Алиева, где-то с лета 1993-го года до лета 1995-го. Но этого ему будет достаточно, чтобы обеспечить себя и семью материально, купить «фазенду» в Шамахе (120 км от Баку) перевезти туда своих родителей из Нахчывана.

Рагим Газиев был арестован и посажен в Лефортово, рядом с Этибаром Мамедовым, Мохаммедом Хатами, Халилом Рзой и Сеид Тахиром Гарабаги. Их всех затем, летом 1990-го года, судили, но первых двух еще во время суда «избрали» депутатами ВС Азербайджана, а последних трех приговорили к различным срокам условно.

Ниспровергатель Советской власти в Ленкарани Алякрам Гумматов скрывался сначала в лесах Талышских гор, затем перебрался в Баку, вместе с группой социал-демократов открыто съездил на годовщину жертв 9-го апреля в Тбилиси, остался в Грузии у своего студенческого друга в селе Соганлы, затем вернулся в Баку и начал посещать собрания НФА в его новой штаб-квартире на улице Зийвербека Ахмедбекова, откуда его, по наводке из НФА, забрала милиция. Его судили, но срок дали условный, и он вернулся в Ленкарань, создав там социал-демократическую организацию. Он и в дальнейшей истории страны занимал весьма жесткую и радикальную позицию.

Непосредственно после 20-го января, Хикмет Гаджизаде поздно ночью вызвал из дома своего сослуживца, близкого родственника в прошлом высокопоставленного человека, имевшего доступ к первым лицам республики, и попросил его довести до сведения Первого секретаря ЦК КПА Аяза Муталлибова, что ответственность за кровавые события несут не лидеры НФА, а исключительно и персонально члены Совета национальной обороны, за исключением Абульфаза Алиева. 27-го января Хикмет Гаджизаде совместно с Сабитом Багировым выехал по приглашению Балтийской Ассамблеи (Объединение трех прибалтийских народных фронтов) в Ригу, где при посредничестве Ассамблеи Армянское Общенациональное Движение (АОД) и НФА провели переговоры о нормализации ситуации между двумя республиками, подготовили совместный документ, но подписать его им не удалось, так как АОД получило информацию о насилии против армян Ханларского района  Азербайджана и в знак протеста отказалось подписать уже подготовленный документ. На самом деле НФА был нокаутирован и не был в состоянии что-либо сделать. И в дальнейшем всякий раз, когда стороны находили путь к достижению какого-либо соглашения, происходила некая провокация, которая вменялась в вину одной стороне конфликта, что побуждало другую сторону отказаться от дальнейшего сотрудничества, что предполагало наличие некой третьей, могущественной стороны, не заинтересованной в урегулировании конфликта.

Ядро новой социал-демократической партии Азербайджана (Араз Ализаде, Арзу Абдуллаева, Абдулвагаб Манафов, Лейла Юнусова, Фахраддин Агаев и Зардушт Ализаде) приняло решение выпустить подпольно газету, «поведать миру» правду о 20 января. Редактором поручили быть мне, и я быстро подготовил материалы. Брат командировал в Таллинн своего сотрудника, который связался с типографией, напечатал газету и отправил тираж в Баку. Мы получили «посылку» (16 тысяч экземпляров газеты) уже 30-го января и начали распространять ее. Одновременно нелегальная партия Азербайджана «Дирчелиш» (Возрождение) и ее руководитель, Азер Гасымзаде подготовили и издали за пределами республики брошюру с фотографиями жертв расправы армии. Оранжевая брошюра называлась «Агрессия». Большую часть тиража спецслужбы армии конфисковали.

В начале февраля группа эсдеков (ряды партии пополнялись за счет знающих нас людей) выехала в Москву, где встретилась с коллективами академических институтов и отдельными правозащитными группами, информировала их о кровавом 20-го января, показала фотографии и поделилась воспоминаниями.

Официальные круги СССР, советская, да и  мировая общественность в лице лидеров демократических стран Запада и западных средств массовой информации отнеслись к преступлению Горбачева и его окружения нейтрально. Ярким доказательством подобного отношения явилось присуждение Горбачеву Нобелевской премии мира за 1990 год. И на самом деле, что могли значить жизни 131 человека по сравнению с развалом мировой социалистической системы, поражением СССР в холодной войне и близящимся опасным крахом сверхдержавы? Азербайджанская депутатская группа, естественно, проиграла дебаты в Верховном Совете, и даже гневные обличительные речи композитора Арифа Меликова и физика Тофига Исмайлова не могли повлиять на в целом одобрительное отношение большинства депутатов к армейской карательной акции против Азербайджана. Две организации - правозащитный «Мемориал», считающий преступление 20-го января продолжением большевистской карательной практики против народов СССР, и организация офицеров «Щит», борющаяся против вовлечения армии в репрессии против народа и в защиту прав офицеров, проделали огромную работу по сбору материалов, их исследованию и доведению до общественности информации о страшных преступлениях против мирного населения.

Азербайджанцы, проживающие за пределами республики, в СССР и странах Запада, провели огромное количество акций протеста против зверской расправы над мирным населением. Трагедия активизировала фактор этнической идентичности, и положил конец любой перспективе демократических реформ в духе перестройки. Десятки тысяч членов партии сложили свои партбилеты. Хотя позднее немалое число забрало их обратно, но пропасть между компартией и народом стала непреодолимой. Надписи белой краской на темном мраморе, опоясывающем возвышение, на котором стояло здание ЦК КПА, ясно показывало отношение масс к компартии: ее называли фашисткой.

В начале марта в Постпредстве Азербайджана в Москве была устроена конференция по перспективам демократического движения в республике. На этой конференции представлявший НФА Хикмет Гаджизаде  открыто заявил, что часть вины за 20 января несет и НФА. Внутри НФА попытки устроить «разбор полетов» на сессиях Меджлиса НФА в Шамахе, Астаре, Ленкарани и Губе результатов не дали. Как только кто-то из бывшего ВИЦ НФА заводил разговор об ответственности Председателя за пагубный курс, приведший движение к поражению, как его приспешники поднимали шум и галдели до тех пор, пока Абульфаз Алиев не объявлял перерыв. После перерыва уже никто к вопросу ответственности руководства НФА не возвращался.

На сессиях Меджлиса НФА сторонники Председателя уже открыто поднимали вопрос о необходимости поддержки Гейдара Алиева и сотрудничества с ним. Взращенная на ненависти к партократам-предателям масса никак не могла понять, почему самый реакционный их представитель должен стать союзником Фронта и сопротивлялась имплантации, которую настойчиво проводили Председатель и его окружение. Рассказывает член Меджлиса НФА от Гянджи в 1990-ом году, кандидат наук Надир Ибадов: «На всех четырех сессиях после 20-го января Фазаиль Агамалиев, Таги Халисбейли и другие сподвижники Председателя к месту и не к месту инициировали обсуждение личности Гейдара Алиева и необходимости НФА ориентироваться на него. Этой темой перебивался ход обсуждения повестки Меджлиса. Мое терпение  окончательно лопнуло, когда на сессии Меджлиса НФА в Кубе два дня группировка Председателя обсуждала вопрос Гейдара Алиева, а Председатель упорно молчал и поглаживал бороду. Я не выдержал и потребовал от него положить конец дискуссиям по теме, которая не входила в повестку дня. Он, как всегда, наивно-простодушно ответил, что все это, мол, демократия. Именно в этот момент я решил покинуть ряды НФА».

После того, как закончилась спонтанная сорокадневная общереспубликанская забастовка в знак протеста против действий советского руководства и траура по погибшим, началось осмысление того, что случилось, смотр оставшихся сил, прикидка действий на будущее. Выяснилось, что общенародного движение уже нет. Вплоть до 20-го января 1990-го года по всей республике продолжался процесс формирования массовых первичных ячеек НФА, рядовые члены, не знающие почти ничего о том, что творилось на верхних этажах организации, были верны ей и верили Фронту. Достаточно привести два факта, связанных с отношением рядовых фронтистов к НФА. Фронтисты Исмаиллинского района, которых возглавлял судья Тахир Керимли, получили вызов из Баку, из Совета Национальной Обороны, приехать на подмогу. Вечером 19-го января фронтисты на нескольких машинах выехали «на подмогу» через Агдашскую дорогу, но уже в пути узнали, что «Баку оккупирован». Тогда Тахир Керимли созвал фронтистов нескольких районов, на собрании объявил о создании «Гирдиманской Республики», (по названию, протекающей по территории этих районов), о выходе этой самой «Гирдиманской Республики» из СССР. После чего Тахир Керимли вернулся в свой район, собрал суд, и в присутствии огромного числа граждан устроил заочный суд над Михаилом Горбачевым. Суд был скорый и справедливый, судья Тахир Керимли приговорил Генерального Секретаря ЦК КПСС к высшей мере наказания - расстрелу. Решение суда заканчивалось одновременно и эпически, и прагматически: «Приговор привести в исполнение, как только нога гражданина Михаила Сергеевича Горбачева ступит на землю Исмаиллинского района».

Фронтисты Габалинского района также откликнулись на призыв лидеров НФА, погрузились в несколько автомашин и выехали в направлении Баку. Их остановил у села Вендам учитель сельской школы, активный фронтист Аслан Дамиров, который посоветовал «сначала закончить процесс организационного оформления, а затем уже посмотреть, что делать дальше».

Когда страсти улеглись, выяснилось, что НФА понесла урон не меньший, чем Компартия Азербайджана, а может быть, даже больший. Из НФА вышли многие умеренные люди. Ушли также осторожные и трусливые. Осталось ядро, состоящее из тех, кто видел в НФА единственного защитника от армянской экспансии, перспективу карьерного роста, и те, кто ненавидел советскую систему слепо, не анализируя действия НФА. Многие люди, относящиеся с симпатией к НФА, с горечью констатировали крах народного движения.

Председатель НФА нашел, чем ответить на упрек о развале структур НФА: «Маршал Язов пришел громить структуры НФА. А когда пришел, то увидел, что никаких структур-то и нет». По мысли автора этого изречения, отсутствие структур, которые не были обнаружены маршалом Язовым, должно было как-то подчеркивать умелость его руководства. Как бы то ни было, свыше тысячи граждан Азербайджана были арестованы и приговорены к различным срокам тюремного заключения. Большинство осужденных отбывали свой срок в Азербайджане, но часть из них сидела в  тюрьмах России, добравшись даже до родины Ленина - Ульяновска. Но ни один военнослужащий или же должностное лицо государства не был привлечен к уголовной ответственности за убийство 131 мирных граждан. Традиционное наплевательское отношение к жизни и судьбам советских людей, как и всегда, пересилило объявленные ценности «социализма с человеческим лицом».

НФА начал, хотя и вяло и нехотя, кампанию в защиту «политзаключенных» Этибара Мамедова и Рагима Газиева. В кампании более усердствовали низовые организации, от которых руководство НФА тщательно скрывало правду о своей роли в удавшейся кровавой провокации. И здесь явно проявилась моральная сущность «либералов» из Правления НФА: с одной стороны они посылали сигнал руководству республики о том, что ответственность за кровавые события несут Этибар Мамедов и Рагим Газиев, с другой, под давлением «общественного мнения», которое формировалось благодаря умалчиванию истинной роли главных действующих лиц, публично ложились на матрацы для «голодовки протеста» против ареста этих двух провокаторов. В историю славного национально-освободительного движения вошли запечатленные на фотографиях и опубликованные в оппозиционных газетах фотографии Панаха Гусейнова, лежащего на цветных матрацах и выставившего ноги в дырявых носках на всеобщее обозрение, других «факелоносцев свободы», которые в душе желали, чтоб осуждение этой двоицы произошло, дабы судебным решением закрепить их ответственность за массовое убийство мирных граждан и незапятнанность других персон.

Минул съезд Компартии Азербайджана, который, как всегда, прошел, не осознав глубины произошедших событий, хотя академик Афранд Дашдамиров сделал на съезде обстоятельный доклад, вскрывший суть событий и назвал виновников кризиса: Центр, руководство республики и НФА. Отличие этого съезда от предыдущих было в том, что на этот раз бывший первый секретарь ЦК КПА не был объявлен врагом народа и не он один был объявлен главным виновником произошедшего. Тем временем еще некоторое время какие-то мошенники ходили по учреждениям и просили денег для организации убийства «предателя Везирова».

Абдурахман Везиров  ушел навсегда. Как он сам неоднократно повторял, «уходя - уходи». Он, как кажется, так и не понял своей унизительной роли во всем том, что случилось за почти два года его секретарства. Некоторые совершенно справедливо указывают, что Везиров был и остался одним из немногих не мафиозных руководителей республики. Но к чему отнести его слова об «объединении НФА и КПА» накануне кровавых событий? Кто мог дать указание районным и городским организациям КПА заманить в свои здания фронтистов? Ведь ясно, что если бы низовые организации НФА пошли бы не то что на захват, а просто ответили бы на приглашения компартийных руководителей и вошли в здания райкомов и горкомов, как это произошло в Ленкорани, то власть получила бы желанное доказательство в пользу версии «переворота». То, что такая версия отрабатывалась на всякий случай, доказывают странные предложения Примакова Е.М. сделанные, вопреки всякой логике и советским законам, Неймату Панахову и Шейх-уль-исламу Аллахшукюру Пашазаде «возглавить республику». Если слова Неймата Панахова, как неискоренимого лжеца, можно подвергнуть сомнению, то слова Аллахшукюра Пашазаде, озвученные сразу же после событий, если бы они не соответствовали истине, могли опровергнуть. Не опровергли. Все это прекрасно вписывалось в версию «переворота, устроенного исламистами и экстремистами». Не случайно Председатель КГБ Крючков, говоря об угрозах СССР, упомянул «исламистов». Эту примитивную версию надо было поддержать какими-то событиями, и 20-е января для этой цели подходил. Но ход событий опроверг «исламистскую угрозу СССР». Угроза СССР исходила изнутри, от самого руководства страны.

В условиях чрезвычайного положения и комендантского часа общественно-политическая жизнь протекала больше в виде собраний в закрытых помещениях. Ни о каких-либо массовых мероприятиях и речи быть не могло. Компартию такое положение дел устраивало, потому что ей нечего было сказать народу, и она послушно копировала все, что делало союзное руководство. Решил Горбачев стать президентом СССР, за ним потянулись остальные республиканские первые секретари, в том числе и Аяз Муталлибов. Но он решил прежде получить на это «добро» руководства НФА. Сводить обиженных друг на друга два лагеря взялись аксакалы Исмаил Шыхлы и другие. Состоялась встреча первого секретаря ЦК КПА и группы членов Правления во главе с Председателем. НФА сообщил о своем нейтральном отношении к избранию Муталлибова президентом, а тот обещал разрешить возобновление издания газеты «Азадлыг» и посодействовать освобождению «политзаключенных». «Азадлыг» начал выходить, но политзаключенные остались в тюрьмах.

Еще до этой встречи Исе Гамбарову удалось уже через опробованный канал (Хикмет Гаджизаде - родственник бывшего руководителя - I секретарь) встретиться с новым лидером республики. Несколько часов беседы с Муталлибовым настолько вдохновили Ису, что по дороге домой он не удержался и воскликнул: «Я в восторге!» Интересно, от чего был в восторге великий интегратор? Видимо, в Аязе Муталлибове его пленило то его качество, из-за которого сторонники Гейдара Алиева в ЦК предпочли его Гасану Гасанову. Он, по их мнению, был человеком, у которого власть можно было отнять.

ВС Азербайджана принял Закон о выборах. Был предусмотрен кворум, 50% плюс один голос. Это немыслимо высокий уровень делал подсчет голосов и манипуляцию результатами полностью подконтрольными властям, в условиях политической апатии населения шансы на честное избрание могли быть только у немногих из кандидатов.

Прошедшая летом 1990-го года официальную регистрацию СДПА под названием «Азербайджанская Социал-демократическая группа» (по закону партии не подлежали регистрации) предлагала согласовать единый список кандидатов от оппозиции. В лагере оппозиции находились сильно ослабевший, но сравнительно с остальными оппозиционными силами самый многочисленный Народный Фронт и множество группировок. Количество мандатов в ВС было 320, но с учетом того, что армянское руководство НКАО отказалось принимать участие в выборах, реально должны были быть избраны 300 депутатов. Хотя НФА не сумел выставить своих кандидатов во всех округах (просто у него стольких кандидатов не оказалось), но создать реальный единый блок с остальными организациями отказался. Как резюмировал эту позицию Иса Гамбаров, «слабая АСДГ пытается пройти в парламент за счет сильного НФА». Демократический блок остался фикцией и реального влияния на ход выборов не оказал.

Избирательный штаб НФА возглавлял Сабит Багиров. Просматривая список НФА, я заинтересовался тем, что в нем значились имена близких к Гейдару Алиеву людей - Лалы Гаджиевой и Вафы Гулузаде. «Какое отношение имеют эти люди к НФА?» - спросил я. «Эти люди - кандидатуры Абульфаз бея» - ответил Сабит. Старая гвардия продолжала величать его по прежнему Абульфаз беем, однако после того, как он привел народ к трагическому поражению, он стал называть себя Эльчибеем, что переводится как «Господин посланник», или «Пророк-бей».

АСДГ в одиночку выдвинула 15 кандидатов и сумела зарегистрировать 11. Компартия по некоторым округам не выдвинула кандидатов, оставив их для «беспартийных» или же оппозиции. НФА также по ряду округов не выдвинула кандидатов, но по некоторым за одно место боролись 6-7 фронтистов. По свидетельству Сардара Мамедова, в Нахичевани самые большие шансы на избрание получили те фронтисты, которые заручились поддержкой Гейдара Алиева.

Гейдар Алиев попытался прибыть в Баку. Он даже прилетел в Бакинский аэропорт Бина, однако власти организовали «митинг протеста трудящихся», и он не сумел выйти из самолета и был вынужден улететь обратно в Москву и  позже уже оттуда вылететь в Нахичевань. От Нахичевани же  он был избран депутатом Верховного Совета Азербайджана.

Выборы по всей республике, может быть, за исключением Нахичевани, прошли под строгим контролем ЦК КПА. Списки кандидатов составлялись в ЦК, в него различные группировки внутри ЦК протаскивали «своих» людей. Центральная Избирательная Комиссия, которую возглавлял бывший первый секретарь Бакинского горкома партии Али Керимов, функционировал, как отдел ЦК.

Избранный ВС кардинально отличался от советских парламентов прежних лет. В тех парламентах строго соблюдалось пропорциональное представительство рабочих, крестьян, этнических групп, народностей и полов. В ВС, сформированном ЦК КПА в 1990 году, рабочих и крестьян не оказалось вовсе. В парламент дружно вошли почти все значимые руководители, элита номенклатуры. Из оппозиционеров (которые позднее создали Демократический блок в составе 25 человек), в ЦК КПА дали возможность войти в ВС деятелям в основном второго плана.

ВС Азербайджана, «избранный» 30-го сентября 1990-го года, ясно продемонстрировал еще одну черту советского общества: его реальной элитой была государственная буржуазия. После того, как в СССР простились с идеологическим прикрытием марксизма, наружу вышла ее номенклатурная сущность. Демблок же не был выражением демократического потенциала народа, она была передовым отрядом той толпы, которая жила мечтой войти в эту самую правящую номенклатуру и завладеть ее привилегиями. Идеологическим прикрытием этого низменно-материального устремления  стали высокопарные слова о независимости, народовластии, защите Карабаха и пр. демократическая риторика. Не случайно самый последовательный выразитель идеи о вечной принадлежности власти мафии, Этибар Мамедов свою партию, которую он создал на базе альянса радикалов НФА и именитых сторонников Гейдара Алиева,  назвал партией Национальной независимости, и все свои действия, нанесшие огромный урон народу и демократии, объяснил требованиями идеологии все той же «независимости».

О том, как руководители ЦК отбирали конкретных кандидатов в ВС, нет письменных свидетельств. Но рассказы очевидцев проясняют картину. В ЦК КПА имелось огромное бумажное полотно с более чем тремястами квадратиками, с вписанными номерами округов и предполагаемых кандидатов. «Жизненно-необходимые» были вписаны чернилами, вероятные и сомнительные - карандашом. Чернилами были вписаны фамилии и некоторых представителей оппозиции. Аяз Муталлибов, находясь на лечении в Москве, звонил из «Кремлевки» первому секретарю Сумгаитского горкома партии и предупреждал, что «за мандат Искандера Гамидова отвечаешь партбилетом». Без заметных проблем прошли «умеренные» Наджаф Наджафов, Тофиг Гасымов и Юсиф Самедоглу. Почему-то не пропустили грамотного и умеренного Сабита Багирова, не пустили и яростного карьериста Панаха Гусейнова. Сам Председатель НФА отказывался баллотировался, однако отмороженные фронтисты-шофера парка маршрутных такси почти силой вынудили лидера НФА прийти на предвыборное собрание трудового коллектива и выдвинули его кандидатуру в депутаты. Эльчибей проиграл голосование директору таксопарка. Его решимость не испытывать судьбу еще более окрепла. В дальнейшем он баллотировался только при наличии фактора «25-ти ордубадцев», т.е., когда НФА контролировал конкретную избирательную комиссии. Иса Гамбаров баллотировался в районе 26 Бакинских комиссаров, откуда выдвигался и директор Института востоковедения, а значит, начальник Исы по службе, академик Зия Буниядов. Директор вызвал своего подчиненного и по-хорошему предложил снять свою кандидатуру. Иса отказался, естественно, последовал скандал, и он был вынужден уйти с работы. Его «выбрали» со второй попытки после письменного ходатайства Председателя НФА. Торг между НФА и ЦК КПА завершился избранием-назначением в ВС менее двадцати фронтистов. Организация, претендовавшая на оглушительную победу до 20-го января, буквально на коленях вымаливала у своего противника места, торгуясь, как селедочник. Об этой ситуации точно высказался на одном из собраний Агаджавад Саламов из Контрольно-ревизионной Комиссии НФА: «Беи, давайте признаемся, что мы проиграли. Это - тяжелое поражение. Но давайте посмотрим, мы выиграли или проиграли. Допустим, что мы выиграли. Тогда весь этот Меджлис перекочевал бы в стены парламента». После небольшой паузы он продолжил: «Горе несчастному азербайджанскому народу»!

Агаджавад будто вел репортаж из будущего. Позже, «одержав победу» и придя к власти, НФА нанес народу более тяжкое, чем 20-е января, поражение.

Из 11-ти социал-демократов победу в своих округах одержали Араз Ализаде и Лейла Юнусова, для поддержки которой был мобилизован весь скудный ресурс партии. У обоих были весьма серьезные соперники. Например, Лейла Юнусова соперничала с ректором Института народного хозяйства, доктором экономических наук и близким к президенту республики человеком, Фуадом Алескеровым, и Лалой Гаджиевой, правой рукой Гейдара Алиева, доктором медицинских наук. Во время избирательной кампании против кандидата эсдеков широко использовали черный пиар, но ее результат оказался значительно большим, чем у соперников. Однако окружком, ссылаясь на проценты, недостающие до кворума, отказался признать ее победу. Блестящую, с перевесом более чем в два раза, победу над своими соперниками одержал председатель АСДГ Араз Ализаде. До кворума «не хватило» 27-и голосов. Много лет спустя председатель исполкома Насиминского района Азер Алиев рассказал мне, что «когда мне доложили, кто проходит, я приказал машине: «Стоп».

В своем округе на Ясамале у меня был один соперник - фронтист Чингиз Бахышев. За меня агитировали два человека. За него - десятки. Мощно работала машина слухов. Я оказывался «еразом» (выходец из Армении), иранцем, агентом России. За отпущенные на агитацию тридцать дней я и мои помощники встретились со многими избирателями, ходили по квартирам до 23-х часов вечера, проводили во дворах собрания, расклеивали сотни самодельных плакатов.  В день голосования, которое прошло честно, без всяких фальсификаций, результат оказался ниже кворума и выборы были объявлены несостоявшимися. Во втором туре ЦК КПА в этом округе провел в ВС Джумшуда Нуриева с результатом 76%, ниспровергнув весь опыт выборов во всем мире.

Остались «свободные» места, на которые повторно баллотировались соискатели - неудачники первого тура. И на этот раз положение о кворуме помогло избирательным комиссиям фильтровать кандидатов по своему усмотрению. Хотя позднее все участники и наблюдатели этих тотально сфальсифицированных псевдовыборов утверждали, что они, при всех своих недостатках, были относительно самыми демократичными в истории Азербайджана, Эту заслугу следует отнести не в счет достоинств выборов в ВС Азербайджана от 30 сентября 1990-го года, а того, что все последующие выборы были намного более уродливыми и фальсифицировались еще более нагло.

После выборов я по делам защиты ленкоранских фронтистов ездил в этот славный район - поставщик ранних овощей на всесоюзный стол. Один из фронтистов поделился со мной своими горькими мыслями:

- Зардушт бей, партократы раздавали избирателям Ленкорани продуктовый набор - полкило масла, кило сахарного песка и кило риса. И за это народ предал НФА! Пошел голосовать за коммунистов!

- Что ж, братец, - ответил я, - значит, НФА так продешевил, что народ предпочел ему и его кандидатам эту продуктовую подачку.

После того, как я покинул НФА, мои связи с Карабахом ослабли. Карабахские фронтисты меня не вспоминали, ко мне почти не обращались. Их кумирами и надеждой стали «Большой Бек» (Абульфаз Алиев) и Рагим Газиев. Напротив, во мне увидели защитника фронтисты Ленкорани. Где-то через два месяца после 20-го января ко мне домой заявились шестеро незнакомцев - членов Правления районного отделения НФА в Ленкорани и сообщили, что они почти два месяца скрываются от властей, что они объявлены в розыск, и они не видят никакого выхода.

- Выход есть. Если вы не чувствуете за собой вины, то открыто, объявив об этом народу, сдайтесь властям. Пусть проведут следствие и начнут судить вас. А я вам обеспечу гласность и юридическую защиту.

Фронтисты Ленкорани так и поступили, а я начал часто ездить к ним и возить туда адвоката Октая Алиева, своего двоюродного брата, которой был рад принести пользу народному делу. Позднее двое из этой группы стали главами исполнительной власти Ленкорани и Джалилабада, остальные устроились в аппаратах исполнительной власти районов при власти НФА. После же поражения Фронта большинство потихонечку перебралось в Баку и разбрелось по квази-партиям. Но тогда все это было еще впереди и смутные надежды делали людей оптимистами.

Фальсификация выборов в ВС при попытках общества пресечь ее была делом новым для руководства. Оружие кворума столь систематически применялось против оппозиции, что по некоторым округам еще год спустя проводились «довыборы».

Из Правления НФА в ВС попали Иса Гамбаров, Диляра Алиева, Тофиг Гасымов, Наджаф Наджафов, Юсиф Самедоглу, Этибар Мамедов и Рагим Газиев (двое последних уже были отпущены из Лефортова, над ними шел суд, но в связи с «избранием» в парламент судебный процесс был приостановлен, хотя «дела» не были закрыты). «Дело» против Этибара Мамедова окончательно закрыли уже при Гейдаре Алиеве, а Рагим Газиев этой чести так и не дождался. Кроме членов Правления, в ВС попали также несколько членов Меджлиса и новых лидеров НФА, прославившихся своими героическими деяниями, в частности, майор ОБХСС Искандер Гамидов, который якобы отказался пожать руку министру МВД СССР Вадиму Бакатину в дни пребывания того в Баку. Почему и зачем во время карательной акции министру внутренних дел СССР понадобился майор ОБХСС одного из одиннадцати районов Баку, никому не было объяснено. Бакатин протянул руку, а майор Гамидов сказал ему, что «твои руки обагрены кровью моего народа, и я их не пожму». После чего стал одним из лидеров НФА, а вскоре депутатом и министром. Такой героизм был вознагражден достойно.

По-другому сложилась судьба другого майора милиции, Арифа Абдуллаева. Этот работник уголовного розыска, огромного роста могучий человек, был потрясен зверствами советских войск, написал заявление и уволился из милиции. Его приход в НФА в те кризисные дни был воспринят с воодушевлением, и Председатель быстро назначил его комендантом штаб-квартиры НФА. Придя в НФА с душевным трепетом и с возвышенными представлениями, майор с изумлением обнаружил, что заправилами здесь является шпана, которую он привык совершенно не уважать и, более того, гнать и топтать. Поняв, что эта шпана мешает нормальной работе Правления и, более того, прессует людей, принимающих решение, майор был разъярен. В нем проснулся профессиональный инстинкт, и он живо разогнал шпану. Кому-то хватило милицейского командирского рыка, кто-то понял суть дела после привычных милицейских оплеух, но плебс разбежался, а Правление избавилось от давления «ребят» Председателя. Надо было что-то делать для спасения святого дела трайба, и с майором была проведена профилактическая беседа о пользе демократии в лице босоты и шпаны. Майор намека не понял и продолжал гнуть свою линию порядка и дисциплины внутри НФА. Тогда некие люди, которых сам же майор впустил в свою квартиру, закололи его. Десятки ножевых ранений и море крови… Милиция не смогла, да и не хотела проводить серьезное расследование по делу убийства перебежчика на вражескую территорию оппозиции, и убийцы так и не были найдены. Шпана вернулась к своим деструктивным действиям, и тогда левая рука Исы Гамбарова Вургун Эйюбов написал статью, в которой эзоповым языком намекнул, что «майора Арифа Абдуллаева убили те, кто не хотел культурной и созидательной работы НФА и его Правления». Подельничество не позволяло открыто назвать главного виновника разрушительной работы внутри НФА.

Общесоюзный процесс распада некогда могучей державы продолжался. В то время, когда НФА, забившись в нору, зализывал раны, нанесенные ему «20-го января», Народные Фронты Эстонии, Литвы и Латвии, грузинские и армянские националисты наголову разгромили свои республиканские компартии на выборах и сформировали национальные правительства. Первыми их законодательными актами стали законы о суверенизации своих республик. Оппозиция трех прибалтийских и двух закавказских республик сделали то, к чему я призывал своих коллег все время, пока находился в НФА. Прагматичная политика лидеров этих народных движений завершилась мирным приходом к власти. Эмоциональная политика лидеров НФА привела и саму организацию и народ Азербайджана к тяжелому поражению.

Я собрал человек десять активистов и повез их в Вильнюс. Нас принял Витаутас Ландсбергис, Председатель ВС Литвы. В парламенте нам рассказали о том, как действовал Народный Фронт Литвы «Саюдис» в моменты провокаций советского руководства. После формирования республиканского правительства во главе с доктором экономических наук, видным деятелем «Саюдиса» Казимере Прунскене, началась совместная работа парламента и правительства Литвы. Естественно, все законы республиканского парламента и распоряжения правительства имели целью легитимизацию суверенитета Литвы и выход из состава СССР. И вот в один из дней из городка в 80 км от Вильнюса, где находилась советская военная база, позвонили жители и сообщили, что в направлении столицы из базы выехала танковая колонна. Информация мгновенно разлетелась по народу, и иностранные корреспонденты, во множестве приехавшие в Вильнюс, заняли позиции на крышах домов вокруг здания ВС Литвы в надежде снять сюжет о захвате парламента советскими войсками. На заседании парламента кто-то из горячих голов предложил обратиться к народу с призывом прийти к парламенту и телами прикрыть доступ к зданию. Ответ Ландсбергиса и Прунскене был лаконичен: «Власти Литвы работают в обычном режиме и по повестке, утвержденному народными избранниками. Действия оккупационных войск, незаконно находящихся на территории Литовской Республики, нас не интересуют. Мы не имеем физической и военной силы, чтобы им противостоять, но мы имеем силу права и морали для того, чтобы не бояться их».

Через полчаса позвонили жители городка, находящегося в 60 км от столицы, и сообщили, что советские танки идут на Вильнюс. Парламент продолжил свою рутинную работу. Еще через полчаса жители другого поселка сообщили, что танки в 40 км от столицы. Парламент на провокацию не среагировал. Через час танковая колонна вступила в пригороды столицы. Еще через полчаса танки, громыхая гусеницами по брусчатке площади, прошли колонной перед парламентом, и проследовали вон из города. На запрос из парламента республики советское командование ответило, что «марш-бросок танковой колонны осуществлен согласно плановым учениям». Когда танки шли на город, журналисты спросили у премьер-министра Прунскене: «Надвигаются танки, а вы продолжаете работать. Что вы думаете по этому поводу»? Она ответила, что для захвата парламента Литвы достаточно взвода автоматчиков, в танках необходимости нет.

Когда литовские коллеги рассказывали нам об испытанных ими в эти тревожные часы чувствах, было видно, что они горды тем, что сумели обуздать страх, гнев и ярость, сумели выиграть у коварного и жестокого противника еще одну, очень важную битву. Я слушал их и представлял себе обстановку в НФА, когда на мои призывы не поддаваться на провокации слышался рев шпаны и возглас Председателя: «Нужна кровь»!

Через какое-то время советское руководство устроило-таки кровавую провокацию и в Вильнюсе, и в Риге. На это любят ссылаться наши национал-большевики, когда их укоряют, что они непростительно легко поддались первой же провокации. Но они забывают указать на отличия в обстановке и последствиях внешне схожих событий. Карательная войсковая операция Советской Армии против жителей Баку по масштабам никак не сопоставима с ограниченной акцией отряда рижского ОМОН-а. Мир, можно сказать, никак не отреагировал на зверства советских войск в Баку. В их представлении войска, каравшие «экстремистов и погромщиков» из ультранационалистической организации, восстанавливали законный порядок. В случае же с Вильнюсом и Ригой советские солдаты действовали против легитимно избранных республиканских властей, что было встречено крайне негативно и вызвало мощное давление Запада на Горбачева, в результате чего он был вынужден отступить.

А в Таллине провокация вообще не удалась. Когда часть русского населения города, поддавшись на призывы лидеров «Интерфронта», пошла в наступление на правительственные здания, их встретили эстонские фронтисты, стоявшие плотно, плечом к плечу, скрестившие руки сзади, дабы не было повода обвинить их в насилии. Премьер-министр Эдгар Сависаар и министры, члены парламента Эстонии, мужчины и женщины, мирно бодались с «Интерфронтом», оттесняли их от правительственных зданий, не касаясь руками их тел. Все это снималось и демонстрировалось на Западе как образец сопротивления злу ненасилием. Было бы такое возможно в Баку? Мне так и слышались крики националистических лидеров: «К оружию, граждане! Родина в опасности!»

Не Родина была в опасности, а персона Гейдара Алиева. До 20-го января с Родиной все было уже почти в порядке: здоровое крыло НФА переиграло сепаратистов и их московских покровителей на идеологическом и правовом поле, добилось отмены КОУ НКАО в парламентах Азербайджана и СССР, наладило сотрудничество с демократической оппозицией СССР,  наконец, добилось от ВС СССР принятия решения о создании Республиканского Комитета по управлению НКАО.

А вот с Гейдаром Алиевым в конце 1989-го года было неважно. По распоряжению Горбачева в Баку прибыли сотни следователей МВД и Генеральной Прокуратуры СССР. Все номера гостиниц «Абшерон», «Интурист-Азербайджан» и «Южная» были заселены «важняками». Они начали вести интенсивные раскопки славного прошлого бывшего члена Политбюро ЦК КПСС. Кольцо вокруг него сжималось, он судорожно искал контригру. Выход был найден в создании такой ситуации, когда весь народ с проклятиями поднялся против Москвы и советского режима. На фоне зверской расправы армии над мирными жителями любые разговоры о нарушении советских законов воспринимались народом как кощунство. Создать такую ситуацию опытному мастеру политических игр помогла его пятая колонна внутри НФА и рядах партийно-хозяйственной номенклатуры. Вот ответ на сакраментальный вопрос «Кому был выгоден 20-е января?»

Когда открылась сессия ВС Азербайджана, фронтисты и примкнувшие к ним несколько депутатов бросились в бой за «независимость». 25 против 275-ти, 8%-ов против 92%-ов… Естественно, что предложения депутатов от НФА, требовавших от номенклатурного большинства ВС Азербайджана принятия решений, идущих вразрез с линией Горбачева на сохранение «обновленного» Советского Союза, не проходили. Это вызывало бессильную ярость фронтистов, которые начинали обличать «партократов» в предательстве интересов народа. И тут выяснилось, что у фронтистов есть серьезный союзник - Гейдар Алиев.

Отвергнутый и покинутый большинством вчерашних соратников и выдвиженцев, он болезненно переживал свое положение изгоя. Если ему раньше казалось, что одно только его появление изменит соотношение сил и все те, кто был обязан его милости своим «куском хлеба», перебегут под его знамена, то первые же заседания ВС Азербайджана вернули его в реальность. Он увидел, что те люди, которые «были бы счастливы подать ему пиджак», теперь откровенно уклоняются от контактов с ним. Более того, они кажутся счастливыми от мысли, что избавились от вечного страха перед ним. Не удалось вернуться к власти через кровавый январь. Не удалось вернуться к олимпу руководителя Компартии через съезд, куда его не пустили. На сессии ВС Азербайджана большинство депутатов от власти не восприняли его как лидера, способного сохранить режим и привилегии. Такой лидер уже был - Аяз Муталлибов, мягкий и нерешительный,  не способный подмять и запугать всех. Под таким руководителем номенклатуре было уютно, и она не хотела возвращения к временам жесточайшей дисциплины и страха. Неужели прощай мечта о власти? Не таков был Гейдар Алиев, сутью его натуры была власть, власть означала жизнь, богатство, могущество. И тогда Гейдар Алиев, верный сын Коммунистической партии, сатрап империи в Азербайджане, решил восстать против советской власти. Его естественными союзниками стали невежественные фронтисты, ненавидевшие СССР по той же причине, что и Гейдар Алиев: при сохранении прежней власти они не имели ни малейших шансов прийти к власти.

Внутри НФА действовала мощная пятая колонна Гейдара Алиева во главе с бескорыстным поклонником - самим Председателем НФА. На заседаниях ВС фронтисты начали блокироваться с Гейдаром Алиевым. Хотя численный перевес в зале был на стороне номенклатуры, в обществе соотношение сил начало меняться. Трайб снова увидел свет в окне и начал группироваться вокруг НФА.

Весной 1991-го года на основании союзного закона о печати АСДГ зарегистрировал свою партийную газету «Истиглал» («Независимость») и после шести неформальных номеров, 13-го марта 1991-го года, вышел первый официальный номер социал-демократической газеты. В этом номере я напечатал свою статью «Вернется ли Алиев!?». Проанализировав его деятельность на посту Первого секретаря ЦК Компартии Азербайджана, я вывел печальный итог: все, что он делал, и все то, что о нем думает широкая публика, есть не что иное, как видимость, имитация, фантом. Я перечислял цели, якобы, ради которых пытается возвратиться к власти Гейдар Алиев, и резюмировал, что ни одна из заявленных целей на самом деле не является реальной, ибо он к ним никогда и не стремился. Не независимость, не Карабах, не объединение севера и юга Азербайджана, не демократия являлись его целью. Его целью была - власть.

Эсдеки Азербайджана поддерживали тесные связи с Демократическим Конгрессом, который объединял почти все организации оппозиционного направления СССР. Именно Демконгрессу украинские юристы представили для обсуждения проект трансформации СССР, который предусматривал дифференциацию отношений союзного центра с республиками в зависимости от степени готовности республик к независимости. Украинские демократы предусматривали в своем проекте три степени отношений между Москвой и союзными республиками: 1. Три Прибалтийские республики, Украина, Грузия и Армения становятся независимыми государствами и строят свои отношения с Москвой как межгосударственные; 2. Беларусь и Азербайджан создают с РСФСР связи ассоциативного характера, предусматривающие сохранение высокой степени политической интеграции; 3. Центральноазиатские республики продолжают сохранять федеративные отношения с Россией.

В АСДГ были разные мнения об этом проекте, но то, что он отражал реальность, а не мечты кучки радикалов, не было никакого сомнения.

17-го марта 1991-го года Горбачев провел референдум о сохранении СССР в «обновленном» варианте. В Азербайджане  голосование прошло в обстановке абсолютного безразличия населения, но официальный итог гласил, что 95%-ов избирателей «за обновленный Союз». Армения отказалась проводить референдум, поэтому Москва решила ее наказать. Но как? Как всегда, военной силой, но ответственность свалить на сторону конфликта - Азербайджан. Именно в это время Горбачев дал санкцию на проведение операции «Кольцо» по депортации армянского населения ряда сел в Шаумяновском и Гадрутском районах. Республиканский комитет по управлению НКАО во главе с В.П. Поляничко взял на себя основную ответственность за исполнение воли Горбачева, став мишенью резкой критики. Все стрелы были пущены в адрес Азербайджана, Аяза Муталлибова и азербайджанского ОМОН-а. Но именно эта критика Аяза Муталлибова повышала его рейтинг среди простого народа, который начинал видеть в нем «спасителя нации». Сам Муталлибов об истинной своей роли скромно умалчивал.

Обстановка в НКАО оставалась напряженной, несмотря на наметившийся перелом в пользу наведения конституционного порядка. Даже в условиях поддержки Республиканского Комитета со стороны ВВ МВД СССР, сепаратисты продолжали терроризировать население. В чем была причина их «неуязвимости»? Определенный вывод можно сделать из рассказа представителя Республиканского Комитета по НКАО в Гадрутском районе Гахрамана Гахраманова: «Я сам родом из села Туг. Население здесь смешанное, почти все говорили и на армянском, и на азербайджанском. Как представитель Республиканского Комитета, я часто общался со своими односельчанами, помогая решать хозяйственные и бытовые проблемы. Естественно, с армянами обсуждал то, что происходило в Карабахе. Крестьяне жаловались на слабость власти в Баку, говорили, что их оставили наедине с вооруженными «федаинами». «Федаины» были как из местных, так и из Армении и зарубежных диаспор. Я им сказал, что ситуация изменилась, экстремистов вышвырнут вон из Карабаха, Москва начала поддерживать Азербайджан. Мы просто нуждаемся в поддержке честных, законопослушных граждан. Если таковые найдутся, то Республиканский Комитет сможет, опираясь на них и влияя через них на остальное население, переломить ситуацию и установить законный порядок. Долго я беседовал с ними, наконец, человек 20 согласились сотрудничать с властями. Я составил список этих людей и доложил Поляничко о начале перелома в настроениях армян. Список я передал лично Поляничко. О списке знали только я и он. На следующий день всех этих армян наказали. Вооруженные «федаины» или зверски их избили, или сожгли их дома, или расстреляли их скот. После этого у меня не хватало смелости заговаривать с армянами села Туг».


Хотя депортация армянских сел не оказала влияния на решение Левона Тер-Петросяна не подписывать новый союзный договор, именно операция «Кольцо» стала новым оружием в руке армянских экспансионистов в информационной войне против Азербайджана.

Весной 1991-го года НФА провел очередную, 4-ю конференцию в Круглом зале АН. В качестве гостей пригласили представителей некоторых партий. Фронтистов с мест волновал один вопрос: о власти. Что нужно сделать для прихода к власти? Но время было неопределенное, перспектива прихода к власти казалась нереальной. Фронтисты, ставшие членами ВС, почти ничего не получили, кроме жалких депутатских десяти рублей. Ни одно предложение Демблока не принималось. Коммунистическое большинство полностью блокировало их инициативы, а когда некоторые из фронтистов пытались взять нахрапом и, по старой памяти, пугать «партократов», то часто получали отпор от таких оппонентов, которые не уступали, а порой даже превосходили их во владении языком улицы. В ВС уже все знали, что «гордость» фронтистов депутат Искандер Гамидов бегал и прятался от разъяренного депутата Фуада Мусаева за дверьми. Поэтому никто не скрывал пренебрежения к меньшинству, казалось, на пять лет обреченному быть в оппозиции. Доля власти, выделенная в ЦК КПА представителям НФА, оказалась фикцией, миражом: не было толпы обожателей, не могло быть и речи о митингах в условиях «ЧП», следовательно, терялась возможность разжигать толпу, будоражить ее воспоминаниями о старых и новых обидах, давать вдохновляющие обещания.

Вот в такой ситуации почти в каждом выступлении  на конференции звучал вопрос: что делать? Каждый оратор, описав горестное положение своей районной организации, настойчиво ставил этот вопрос перед лидерами НФА. Им же нечего было отвечать, пустые и многозначительные фразы уже не удовлетворяли осмелевших фронтистов, переставших после 20-го января видеть в лидерах НФА безупречных героев и мудрецов.

Эльчибей упорно отмалчивался, но в какой-то момент молчание стало наполняться смыслом: вождю нечего сказать народу. Тогда он вынужден был подняться и начать выступать. Сославшись по некоторым своим умозаключениям на некие «турецкие газеты», Абульфаз Алиев по сути вопроса заявил своим изголодавшимся по высшей истине последователям, что «на этот сложный вопрос способен ответить только целый научно-исследовательский институт». Фронтисты приуныли. Их, и без того слабые, надежды таяли.

Сразу после него на трибуну взошел председатель социал-демократов Араз Ализаде. Он прямо заявил, что политический лидер, не способный ответить на элементарный вопрос о тактике и стратегии возглавляемой им организации, должен уйти со своего поста. Что касается того, чем следует заняться азербайджанской оппозиции, то на этот вопрос может быть только один ответ: не повторять трагических ошибок периода первой республики 1918-1920 годов, добиваться национального примирения и согласия всех политических сил по важнейшим вопросам строительства национального государства, создать теневой кабинет, мобилизовать интеллектуальные силы республики, разрабатывать конкретные программы действий различных министерств и комитетов в первые месяцы и годы независимости. Нельзя допустить повторения трагического опыта АДР, когда за 23 месяца поменялись пять правительств.

Фронтисты выслушали все это без видимого интереса. Все что говорил Араз, было для них абстракцией. Им важно было услышать главное: когда можно начинать митинги и штурмовать вершины власти?

Заручившись публичным согласием верхушки компартии, НФА и интеллигенции, Муталлибов решил пойти на штурм должности «всенародно избранный президент». Был дан старт президентской избирательной кампании.

Естественно, что главным оппонентом коммуниста должен был стать «демократ» из НФА. К этому времени Этибар Мамедов растерял почти все свои опоры внутри НФА. С ним приключилась та же история, что и с Троцким в большевистской партии. Пока он, сидя в Лефортово, зарабатывал имидж смелого борца против империи, Иса Гамбаров, как в свое время генсек Сталин, проталкивал в руководящие органы НФА своих людей. Вернувшийся из Лефортово в ореоле народного героя, Этибар Мамедов вскоре с изумлением обнаружил, что в НФА не проходит ни одно его предложение, что никто из функционеров Фронта не смотрит зачарованно ему в рот в ожидании перлов типа «Я приведу Горбачева на площадь Азадлыг». В такой ситуации шансы Этибара Мамедова быть выдвинутым кандидатом в президенты были равны нулю. Эльчибей же, памятуя печальный опыт с таксопарком, категорически отказался выдвигаться и призвал коллег к бойкоту. Иса Гамбаров так же понимал, что время для выхода его в общенациональные лидеры еще не пришло, тем более, что импульсивный Этибар Мамедов грозился раскрыть кое-какие известные только ему секреты деятельности своего заклятого соперника. Тамерлан Гараев так же отказался бросить перчатку Муталлибову. НФА вынужденно пошел на бойкот выборов.

В такой ситуации председатель АСДГ Араз Ализаде предложил использовать пропагандистские возможности президентской кампании для того, чтобы информировать население о перспективах социал-демократического пути развития Азербайджана. Партия, насчитывающая всего несколько сотен членов, атакуемая как справа, так и слева, не могла претендовать на управление страной. Но идея использовать прямой эфир для выхода на массы как самостоятельная и перспективная политическая сила показалась многим в партии заманчивой. Я предполагал, что брат ведет какие-то переговоры с руководством, которому необходима была альтернатива в качестве «мальчика для битья». Мне казалось, что АСДГ не должна соглашаться на эту роль. Араз же считал, что любое участие при любом результате будет выгодно партии.

Жарким июльским днем в штаб-квартиры партии на улице 28-го мая прошел пленум ЦК АСДГ.

На пленуме идею председателя сильно покритиковали, но сочли, что рациональное зерно в идее использовать возможности выборов для пропаганды социал-демократии есть. Начались поиски кандидата для участия в выборах. Назвали кандидатуру Лейлы Юнусовой. Никто в принципе не возражал против этой кандидатуры: грамотная, смелая, хороший оратор и полемист. Но ее подводило слабое знание азербайджанского языка. Националисты часто обвиняли социал-демократов в чужеродности их идей, «импорте» социал-демократии из России. В таких условиях выходить впервые к массам с кандидатом, говорящим на русском языке, было равносильно признанию правильности обвинений. Хотя и с сожалением, но большинство сочло, что выдвижение такого кандидата было бы тактической ошибкой партии.

Обсуждалась также кандидатура и Араза Ализаде, но было решено, что моя кандидатура более всего подходит этой роли. Я протестовал, говорил, что в жизни не стремился к карьере и известности, что у меня газета, но большинство ЦК настаивало и взывало к моей сознательности. Я согласился, обговорив, что сниму свою кандидатуру при любом раскладе сил, какая бы обстановка ни сложилась в стране. ЦК согласился, и я начал обдумывать, как буду выполнять п