Эльчин Гасанов

Анатолий Примаков

ЕВРЕИ И ПРОРОК

Роман

Неполное (рабочее) название книги.


Copyright – Эльчин Гасанов


Данный текст не может быть использован в коммерческих целях, кроме как с согласия владельца авторских прав.


Пусть наша книга научит вас интересоваться собою больше, нежели ею, потом - всем остальным больше, чем собой.


Бог сто веков наводит свой порядок:

Послал потоп, на ранги разделил

Господ и чернь, непьющих и кутил,

Завел чертей и ангелов отряды -

Порядка все ж никак не водворил:

Воруют все, кинжалом сводят счеты,

Принц с девкой спит, с маркизою - пастух,

Империями правят идиоты,

Попы жиреют, мрут в нужде сироты,

И Господа ругают хамы вслух.


... Когда дворцы и церкви будут срыты,

Порядок водворится - без господ:

Давно подозревает мой народ,

Что лучше быть не набожным, но сытым.


В твоих глазах я вижу Сатану,

Твой рот - немая проповедь разврата,

И весь твой лик - хвалебный гимн вину.

Нет, этот лоб не целовать аббату!"

Но, слава Господу, есть выход дивный:

Когда тебе лицо мое противно,

Святой отец, - целуй мой чистый зад!


В книге использованы стихи следующих авторов:

А. Пушкин

Роберт Бернс,

Эмиль Верхорн,

В. Маяковский,

Генрих Гейне,

Джакомо Леопарди,

Н. Гумилев,

Г. Державин,

Тиас.

Омар Хайям.

А. Ахундов




Редактор: Игорь Пасадовский

Дизайнер: Ариф Яралиев

Корректор: Светлана Каплан


Баку - 2005


Не пером, но пулеметом!


"Суета сует, - говорит Соломон, - суета сует - все суета! Что пользы

человеку от всех его трудов, которыми трудится под солнцем он? Уходит род,

приходит род, но вовеки пребывает лишь земля. Что было, то и будет; и что

делалось, то и будет делаться; и нет ничего под солнцем нового. Бывает

нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое"; но это было уже в веках,

бывших прежде нас.


Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после. Я, Экклезиаст, был царем над Израилем в Иерусалиме. И тому предал мое сердце я, чтоб исследовать и испытать мудростью все, что делается под небом: сынам человеческим это тяжелое занятие дал Бог, чтоб упражнялись в нем они. Видел все дела я, какие делаются под солнцем, и вот, вся суета и томление духа...

Говорил в сердце моим я так: вот я возвеличился, приобрел мудрости больше всех, которые были прежде меня над Иерусалимом, и мое сердце видело много мудрости и знания. И тому я предал мое сердце, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость; узнал, что и это - томление духа. Потому что во многой мудрости много

печали; и кто умножает познания - умножает скорбь.

"Сказал в сердце моем я: дай испытаю тебя весельем я и наслажусь добром; но и это - суета.

О смехе сказал я: глупость, а о веселье: что делает оно? Вздумал в

сердце своем я услаждать вином тело мое и, между тем как мое сердце

руководилось мудростью, придержаться и глупости, доколе не увижу, что хорошо

для человеческих сынов, что должны были бы делать они под небом в немногие

дни своей жизни.

Предпринял большие дела я: построил себе дома, насадил себе виноградники. Устроил себе сады и рощи и насадил в них всякие плодовитые дерева; сделал себе водоемы для орошения из них рощей, произращающи деревья; приобрел себе слуг и служанок, и домочадцы были у меня; также крупного и мелкого скота было у меня больше, нежели у всех, бывших прежде меня в Иерусалиме.

Собрал себе серебра, и золота, и драгоценностей от царей и областей; завил у себя певцов и певиц и услаждения сынов человеческих - разные музыкальные орудия. И сделался великим и богатым больше всех я, бывших прежде меня в Иерусалиме; и пребывала со мною моя мудрость.

Чего бы ни пожелали мои глаза, не отказывал им я, не возбранял сердцу моему никакого

веселья. И оглянулся на все дела мои я, которые сделали мои руки, и на труд,

которым трудился я, делая их, и вот все - суета и томление духа, и нет от

них пользы под солнцем.

И оглянулся я, чтобы взглянуть на мудрость, и безумие, и глупость. Но узнал я, что постигает их всех одна участь. И сказал в сердце своим я: и меня постигнет та же участь, как и глупого, - к чему же сделался очень мудрым я?

И сказал в сердце моим я, что и это - суета.

Потому что мудрого не будут помнить вечно, как и глупого; в грядущие дни все

будет забыто, и, увы, мудрый умирает наравне с глупым!

И возненавидел жизнь я, потому что противны мне стали дела, которые делаются под солнцем, ибо все - суета и томление духа. И возненавидел я весь мой труд, которым

трудился под солнцем, потому что должен оставить его человеку, который будет

после меня.

Ибо что будет иметь человек от всего труда своего и заботы сердца своего, что трудится под солнцем он? Потому что все его дни - скорби, и его труды - беспокойство; даже и ночью сердце его не знает покоя.

И это - суета. Не во власти человека и то благо, чтоб есть и пить и

услаждать душу свою от труда своего...

"Всему и всем - одно: одна участь праведнику и нечестивому, доброму и

злому, чистому и нечистому, приносящему жертву и не приносящему жертвы; как

добродетельному, так и грешнику; как клянущемуся, так и боящемуся клятвы.

Это-то и худо во всем, что делается под солнцем, что одна всем участь, и

сердце сынов человеческих исполнено зла, и безумие в сердце их, в жизни их;

а после того они отходят к умершим.

Кто находится между живыми, тому есть еще надежда, так как и псу живому лучше, нежели мертвому льву. Живые знают, что умрут, а мертвые не знают ничего, и уже нет им воздаяния, потому что и память о них предана забвению; их любовь, их ненависть, их ревность уже исчезли, и нет им более чести вовеки ни в чем, что делается под солнцем".

Соломон - еврейский царь.






ВМЕСТО ПРОЛОГА


28 декабря 2003 года, в 12 часов дня, в квартире Либерзон появилась молодая девушка, по имени Мария Аршинская. Она пришла к своей подруге, Ольге Либерзон, и принесла с собой дневник. Они с Ольгой были подругами, и кто из них был лучше - этого не могли сказать даже их знакомые. Они обе сидели на диване, ярко горела 12 свечная чешская люстра, отражая свои огоньки на английских обоях. На подоконнике в горшочке торчал алоэ. По радио передавали классику Кара Караева "Тропою грома''. Мария, закинув ногу на ногу, читала вслух этот дневник.

Обе девушки углубленно размышляли над этими записками, они их прочли не менее пяти раз, и знали уже наизусть. Они решительно отвергали утверждение, будто этот дневник о необыкновенных явлениях, которые описываются там - злой изощренный розыгрыш. Это были шокирующие записки.

Даже глубокий скептик задумается, прежде чем связать леденящие кровь события с бесспорными трагическими фактами, доказывающие, что "фантазии" автора этих записок - реальность.

Позже выяснилось, что этот странный дневник принадлежал одной молодой особе по имени Эрна Хош. Буквально за неделю до своей клинической смерти она начала делать эти наброски в этом дневнике. Эрна также отметила в дневнике все, что случилось с ней позже, после того, как пережила она клиническую смерть. Она попав на тот свет, еле окочурилась ТАМ, оказавшись в коме. Она стала "там" свидетелем очень интересной драмы, наблюдая за ней сверху, как бы находясь над всеми. Более того, в конце концов и сама стала участником драмы. Все прекрасно понимали, что Эрна Хош повидала загробный мир. Вот, прочтите, что она писала в последний день перед клинической смертью.

"Среда 9 октября, предчувствие, что будет он на кладбище, и в самом деле, бесполезная прогулка. Я искала его по всему городу. И наконец увидела, идя домой ужинать, но украдкой посмотрела, возвращаясь. Любезный парень, ручаюсь, что сделает он это со мной нарочно.

Мне кажется, уже не справлюсь я на этот раз.

Четверг 12. Только что сменившись с дежурства, прогуливался он пешком по набережной с другом, а хожу с зонтом; входя в магазин не видела, и заметила только выходя, в тени под деревом, и все же два взгляда. Нет, это решительно он''.

Эрна Ариевна Хош, вдова Льва Берковича, она писала это в реанимации, болтала вслух и писала. И никто ее не слушал. Мария Аршинская заплатила ей за эти записи не мало денег, и осталась еще ей должна.

Эрна Хош в своем дневнике дала прогноз на будущее, как бы предсказала время, которое ждет нас всех впереди. Это она сама заявила, когда пришла в себя. На вопрос, чтобы это значило, к чему эти описания, эти сцены с того света, она ответила так: ''все что я увидела ТАМ, все произойдет в будущем. В далеком или близком - вот этого я не знаю''.

Главная часть рукописи написана очень четко, шариковой ручкой, но последние несколько строк набросано фломастером так неразборчиво, что их едва можно было прочесть. Есть основания, что они нацарапаны кое как, во время очередного приступа. Пара страниц рукописи утеряны, не хватает двадцать седьмой страницы, но все это не вредит общей схеме романа. Мы почувствовали потребность немедленно описать эти поразительные происшествия.

В начале 2004 года Габриэль Шмуэли написал большое письмо Павлу Елизарову, и прикрепил к письму копии записок Эрны, сделанной ею в больнице, чем окончательно доказал ее авторство на это произведение.

В письме, в частности, содержались последние, завершающие фразы ее видений, пропущенные в рукописи, и поэтому они не вошли в издание. Это было все, что осталось после Эрны Хош, если не считать, как она прощалась со своими соплеменниками, имена которых значились ниже: "Прощайте навеки, мои родные, прощайте навсегда, простите, если было что не так. Мы течем в разных руслах. Я мчусь в широкий океан, а вы в адские расщелины. Я обращаюсь к вам, мои милые: Феликс Захаров, Авшалом Шалумов, Ицик Авив, Алена Шальмиева, Гила Есипова, Диана Абрамова, Саша Авадьяев, Сабина Пинхасова, Рената Шалумова, Митя Давидов, Рая Насимова".

Те, кто видел Эрну в тот день на улице Торговой в Баку, видели светлую, очень светлую женщину. Речь не о коже и волосах. Она внутренне излучала свет. "Актриса какая нибудь. А может и миссионерка, или ненормальная'' - говорили они, поглядывая на ее бордовый костюм, и ярко желтую сумку. И в тоже время она была одета неопрятно, не аккуратно, словно обнищавшая, даже опустившаяся дворянка. Юбка сбоку порвана, туфельки грязные, сама без косметики, взгляд потерянный.

"Какие у нее странные глаза''. А те, кто видел ее за 15 минут до трагедии, думали: "домой торопится наверное. А может на свидание''. Она действительно торопилась, хотя впоследствии отрицала это. Но прежде чем ознакомить вас с ее дневником, хотим очень коротко представить вам ее автора - Эрну Хош.

Молодая, светловолосая, зеленоглазая девушка. Глаза, как горное озеро. Красивые глаза. Крадущийся взгляд, четкая интонация, грациозными как у фигуристки, движениями. Она была сиротой, родителей потеряла в далеком детстве, жила сначала с теткой в Израиле, а потом переехала в Баку.

Эрна любила готовить всякие торты («поцелуй негра», «студенческий торт»), пирожные, печеное. Обожала новые знакомства. С кем ни познакомилась бы, тут же приводила к себе домой, будь это даже ученый или же продавец семечек. До неприязни "открытая".

Собственно, было известно, что у Эрны бывали романы, и что несколько раз она была замечена в интересе к незнакомым молодым людям.

Первый роман, который приписывали Эрне с ближайшим другом, потом братом мужа, двоюродным братом, свидетельствовали о том, что у нее не все в порядке с мозгами. Но как говорится, тем не менее…

Здесь мы не обратили внимание на текстуру, этическую озабоченность, стратегию и пр. Это чистый текст, где важно само по себе только повествование, а не старомодные заботы о разграничении добра и зла, героики и низости, слез и соплей. Роман напичкан правдой характера.

Этот роман мы создали очень давно, с тех пор мы его не трогали, он очень старый. Мы его писали для конкурса, были ограничения по объёму и жанру, поэтому если он вам не понравился, почитайте полную версию романа. Она скоро будет в печати. Это новый стиль, его ещё никто не знает, мы являемся его основоположником.

Мы нарочно включили в книгу некоторые остроты (ругательства, развратные сцены, и пр.), да простят нас дамы, им поклон наш до самой земли. Но тут рассматриваются достаточно серьезные темы, и поэтому именно эти остроты передают страсть, реальность жизни. Роман написан на языке улицы.

Хотя мы знаем, что в жизни никто никого не слушает, каждый человек (даже необразованный) поступает по своему, действует (если вообще действует) на свое усмотрение. Человек вечно ошибается, обжигается, но не делает выводов.

Это недоработка со стороны всевышнего. Это недоделка со стороны Аллаха. Человек - это половинчатый полуфабрикат, и тут доказывать нечего, все очевидно. Как может быть, что ошибки, которые совершал человек в 10 веке (а то и раньше), повторяются в наше время, он продолжает совершать, даже повторяет это точь в точь уже в 21 веке. Это как минимум ненормально!

Если сын генерала женился на откровенной проститутке (а это сплошь), и это естественно сопровождается конфликтом, скандалом, инфарктом, то знайте, что точно такие же браки осуществлялись и 1000 лет назад. Ничего не изменилось.

Неужели не пора поумнеть? И пусть никто не говорит, что на все воля всевышнего! Это Его воля, мол, глупость тоже управляется Им, дескать, в этом и кроется какая - то мысль, некий смысл… Все это бред!

Поэтому у человечества на протяжении 5000 лет нет развития, продвижения, ренессанса, ибо НИКТО НИКОГО НЕ СЛУШАЕТ.

Все же на фоне сказанного хотелось бы в двух словах отметить некоторые религиозные и житейские тонкости.

Во первых, утверждать о том, что ты во лжи, а я в истине, мол, я правоверный, а ты антихрист, грешник, или неверный - есть самый большой грех, который может совершить человек. Хотя он это совершает постоянно. И многие псевдо верующие этого не поймут, не готовы понять они это.

И во вторых, что самое главное, сколько бы ни говорили о религии и боге, о доброте и милосердии, о снисхождении и святости - для исполнения человеческих дел нужно насилие (!), и оно всегда прилагалось, прилагается и будет прилагаться. Это так уже спокон веков.

Человек насильно пришел в мир, Природа произвела людей на свет насильно, без их сознательной воли на то.

Ярким примером может служить Антон Семенович Макаренко - знаменитый педагог, директор школы - интернат для трудновоспитуемых детей. Это был высшей пробы интеллигент, старой закваски аристократ, педагог с большой буквы 30 годов прошлого века.

Так вот, он сказал как-то своей секретарше:

- Наташа, знаешь, я всю жизнь ошибался. И это понял я в конце. Оказывается, детей надо воспитывать не словами, а палкой (показывая свою трость). Добрыми напутствиями хулиганов не перевоспитать! Бить их надо, бить!

Макаренко через день скончался''.

''Если вы попадете в рай, вы удивитесь, встретив знакомых, которых вовсе не ожидали там встретить. Многие из них будут удивлены еще больше, встретив там вас''.



Антисемит Антанте мил,

Антанта - сборище громил.

Большевики буржуев ищут,

Буржуи мчатся верст за тыщу.

Вильсон важнее прочей птицы,

Воткнуть перо бы в ягодицы.


…………………………………



Есть ли смысл во всем, чем живем мы, я точно не знаю,
Но одно убеждение свято стараюсь хранить:
Увлеченные чувством Любви, мухи тоже летают,
Но не так высоко, потому что не птицы они…


………………………………


1.


Очень давно было это, очень давно. В 570 году, 29 августа, вблизи города Мекка, в 300 метрах от святого камня Кааба, в одном из бедных хижин родился мальчик. Когда он родился, в этот момент, в Сирии на заработках находился его отец Абдулла.

Дед младенца, Абд-эль Муталиб, по обычаю своих предков, собрал родню, и назвал малыша Мохаммед.

Буквально через 2 месяца, умер Мохаммеда отец - Абдулла. Из Сирии вернулся он, и умер по дороге. В наследство ребенку от отца осталось 5 верблюдов и несколько овец.

До весны маленький Мохаммед жил у матери, на шее у него от сглаза висела маленькая цепь.

Два раза в год, весной и осенью, женщины из кочевых племен, приходили в Мекку, и с целью воспитания брали на попечение маленьких детей. Для детей был очень вреден воздух Мекки. Так что, вошло в привычку отдавать на воспитание своих детей.

В тот год никто из женщин не хотел взять с собой Мохаммеда, так как был он нищ и беден. Женщинам не выгодно было это. Боялись они, что маленькая будет плата, а может, ее и вовсе не будет.

Наконец, женщина по имени Халима, согласилась взять с собой Мохаммеда. Таким образом, отделившись от матери на 6 месяцев, ровно 4 года у кочевых племен бани Сад прожил Мохаммед.

Жил он там с двумя дочерьми и сыном Халимы. За все 4 года там не произошло ни одного стоящего события.

Но все же один случай, вернее миф, живет по сей день. В тот день играл Мохаммед у шатра со своим молочным братом. В этот момент к шатру подходят двое в белом (это были ангелы). Уложив на землю Мохаммеда, вытащили они его сердце, извлекли оттуда маленькую каплю черного цвета и швырнули ее прочь. Затем ослепительным снегом промыли и почистили (этот снег в золотом тазике принесли они с собой) Мохаммеда сердце.

Его молочный брат увидев это, убежал оттуда вон. Он испугался, и рассказал матери все увиденное. Испугалась не на шутку и сама Халима. От греха подальше, вернула она Мохаммеда к деду, обратно привезла его в Мекку.

Этот случай часто вспоминал впоследствии сам Мохаммед. Видимо в этой легенде есть определенная доля истины.

После переезда к деду этот случай с ангелами на время забывается. Но в тот же период, Халима, лежа ночью на ковре рядом со своим супругом - Аль - Харрисом - говорит ему:

- Ай киши, не могу забыть я рассказ сына…

- Про ангелов что ли?

- Ну да.

- Глупости это. Не верь!

- Ни в этом дело, ай киши.

- Тогда в чем?

- Не обратил ли ты на кое - что свое внимание?

- На что именно? Не понял я…

- На исходящий запах от Мохаммеда.

Аль - Харрис обернулся к Халиме, раскрыв свои огромные глаза.

- Да, да, жена. Я тоже чуял запах. Исходил от малыша Мохаммеда невероятный запах.

- То был божественный запах. Неземной, ангельский запах. С детства благоухает он цветочным ароматом.

- И думаешь, в этом есть какая то взаимосвязь?

- Не каждому дано иметь подобный запах. Мне кажется, избран он Аллахом. Ведь посуди сам, 4 года что был он здесь, ты уже другой мужчина. Стал сильным ты, ведь я же знаю это. Я ведь твоя жена. И от запаха исходит это все. От запаха Мохаммеда. Он избран богом.

- Не знаю... Но запах от него исходит действительно какой-то блаженный.

- Это не какой-то, это великий запах.


И вы подобно так падете,

Как с древ увядший лист падет,

И вы подобно так умрете,

Как ваш последний раб умрет.



2.


В 1949 году в Военной Прокуратуре СССР члены комиссии по особо важным делам неожиданно наткнулись на папку с надписью «Незаконченное дело». Так и не было завершено это "дело". По сей день нераскрыто, незакончено оно.

Журналисты, специалисты, генералы, военные, видавшие виды люди, разводили руками, не понимая, что же это было? Умалчивались все, не любили говорить об этом «странном деле» Прокуратуры, которое так и осталось загадкой.

Так что же там было?

В 1943 году, при обороне Севастополя, в момент ожесточенной рукопашной схватки с фашистами, отряд немцев численностью из 7 солдат, начал отступать в лес. Но скоро был схвачен в плен, обезоружен, и при конвоировании лейтенанта Ярослава Данилова и сержанта Меера Якубова, немецкий отряд должен был быть переправлен в штаб на допрос.

По пути, когда Данилов и Якубов вели пленных перевязанных фашистов в здание штаба, они вынуждены были пересечь данный маршрут через небольшую рощу. И вот тут случилось непонятное!

Стоило им проделать несколько шагов, как в небе вспыхнул яркий свет, поднялся страшный ветер, поднялась буря, в воздухе образовался вакуум. Все 9 спутников потеряли сознание, упали ничком на землю, заснув крепким сном, как птенцы в гнезде.

Через определенное время они проснулись. Сержант Якубов протерев глаза, заметил, что обвязанные немцы рядом, все нормально. Начал будить своего командира Данилова. Последний, проснувшись, посмотрел по сторонам, и заметил что-то неладное. Что - то тут не так, говорил Данилов.

Вроде бы находились в Севастополе они, а тут - тайга, незнакомые места, холодная погода. Также стали переглядываться по сторонам и немцы, заметив откровенную перемену географии и климата.

Данилов приказал разузнать местность, пронюхать - де ситуацию, только все делать осторожно, аккуратно. Он уже волновался, нервничал. Якубов пошел вперед, за ним тихо плелись пленные фашисты в сопровождении Данилова.

Когда вышли они к лесной проселочной дороге, то радостно увидели обоз. Ехал он к ним. В обозе сидели старый мужик и его внучка, девочка лет десяти. С особым любопытством разглядывала военных маленькая девочка.

Когда Данилов загородил им дорогу, спросив: «Отец, куда ведет эта дорога»? - старик удивленно смотрел то на пленных фашистов, то на Данилова с Якубовым.

Данилов повторил вопрос, при этом уже серьезно добавив: «где мы находимся»? После этих слов старик как бешенный стал кричать - Ааааа!!!! - и вместе с внучкой быстро поехал дальше.

«Что за херня»? Якубов и Данилов пожимают плечами, а немецкие солдаты вообще без понятий, что тут происходит.

Оказывается, это был уже сентябрь 1946 (!) года. И действие происходило в Сибири, под Томском.

До сих пор под названием «странное дело» не раскрыто оно. Это быль, явь, печаталась даже она в журнале "Наука и Религия'' (1999 год, №5, стр.18).

Но военные эксперты забыли указать одну деталь.

Уже после войны Ярослав Данилов, отдыхая на рыбалке с друзьями, отозвался о Меере Якубове вот так:

- Ребята, ей богу, Меер страшно вонял, дикая от него исходила вонь. В казармах спать было невозможно. Даже те пленные фашисты, прижимали свои носы от страшной вони. И что главное, даже после баньки все равно разило от него дохлятиной. Будто за пазухой припрятал дохлую он крысу. От его зловония, отпрыгивали в сторону волки, собаки и всякая скотина.


Ужа ужалила ужица,

Ужу с ужицей не ужиться,

Уж уж от ужаса стал уже,

Ужа ужица съест на ужин.


3.


Баку, 2003 год, декабрь месяц. Исаак Якубов прогуливался по тихим улочкам Баку. В лицо дул свежий ветерок, пахло морем и травой. Было 3 часа дня. Еще не вечер.

Это был сорокалетний человек, с гладковыбритым лицом, льдисто-голубыми пронизывающими глазами. Лицо Аполлона, рост под 183см (примерно), спортивная фигура, накачанные мышцы на каждом квадратном сантиметре тела проступали: природа явно не поскупилась, создавая этот выставочный экземпляр.

В то же время он был изящный, со своеобразной пластикой, с лукаво нежным, грустным обаянием.

Он родился в Ленинграде, на Лиговке, там учился в школе, потом переехал в Баку. Часто разъезжал по различным городам мира. Такая у него работа.

Родители скончались давно, жива была сестра. О ней знавал лишь то, что замужем она в Париже. Не общались они уже давно.

Сложным был человеком Исаак. В кругу приятелей он был больше известен как Иисус. Иногда бывал он щедрым, иногда скупым. То добрый, а порой и злой. То смел - то трус, то груб - то ласков.

Однажды он потратил на друзей целых миллион рублей. Это было в 1992 году, после распада СССР, когда уже была инфляция. И тем не менее, миллион был миллионом даже тогда. Он обмывал свой Мерседес. От этой щедрости друзья чуть не сошли с ума.

Гудели по ресторанам с утра до следующего утра - 24 часа. И буквально через недельку, он "скрысил", утаил от сестры своей 70 рублей.

Так сказать, должность шута при скупом короле исполняет сам король.

А вот еще был случай. Наехал он однажды на чеченца, за то, что тот выругался при женщинах. Было это в Баку, на московском проспекте, у обочины. С кулаками набросился Исаак на чеченца, и тот опешил, не ожидал такого выпада от внешне культурного парня. В результате чеченец сдрейфил, что бывает довольно не часто.

И параллельно с этим однажды Исаак струсил перед наглым студентом, который приставал на улице к его девушке. Как говорится, смелый убежит, но не уступит.

Странным был Исаак, очень странным. Но он знал, что скоро умрет, и что жить ему осталось не больше года. Болезни не было, он не болел. Он чувствовал смерть. Чувствовал, предвкушал, ощущал. Легко просто умереть, умереть красиво - вот что он страстно желал.

Он размышлял о своей жизни. У него умерла жена, сейчас он был вдовец. Одинок, к тому же недавно уволился с работы. Работал в системе торговли. Надоело ему все. Махнул на все рукой, и свобода! Какой смысл строить планы на будущее?

Исаак вышел из Синагоги на темную бакинскую улочку.

Он сейчас хотел свободы. Но сначала надо посетить могилу жены.

У него жена была тоже еврейка.

Два слова о ней. Шубутной она была, даже нервной. Могла затушить о язык зажженную сигарету, могла наблевать в холодильник, плюнуть туда. Часто голой танцевала на столе. Всякое было, это надо признать.

Исаак вспомнил свою свадьбу. Это был ужас! Кошмарный вечер, страшный сон! Он не мог вспомнить это без сердечного движения. Перед глазами ресторан Апшерон, восточный зал, 1989 год.

Собрались гости, бокалов звон, тосты и смех. Поют все песни, танцуют 7 - 40, шум, веселье.

Исаак с женой были в центре внимания. В черном костюме был он - Исаак, в голубой фате - она, его жена. И вдруг, на фоне всего этого, его жена, достает из миниатюрной своей белой сумочки папиросу Казбек, и начинает забивать анашу. Совершенно спокойно, без натуги. Рядом кто сидел, все ахнули, прищурив глаз. Даже видео снимал этот момент.

Исаак шепнул ей на ухо: '' ты что делаешь''? Она только улыбнулась, и больше ничего.

Забила она анашу, как профессионал вытянула папиросу, заткнула ей головку, и закурила. Быстро пошел по залу дым наркотика. Среди гостей сидели полицейские начальники. Они круто обернулись, принюхиваясь, глотая жадно знакомый кайфовый дымок.

А у невесты глаза поплыли, она, выбежав на сцену, стала плясать, смеяться, и два раза упала. Потом, когда на свое место села, демонстративно швырнула банан в свою тещу. Ася влюбилась прямо на свадьбе в одного из гостей, и в тот же миг поняла: "мой муж Исаак жестоко поплатится за это''. Не свадьба, а хрен знает что

После свадьбы она скажет, что еще год назад, когда умирал ее дед, завещал он это, попросил ее на свадьбе покурить наркотик. Шепнул он на ухо ей это, и помер. И поклялась она на своей свадьбе покурить анашу. На зло своему счастью!

Дааа…Исаака жена выкидывала еще не такое.

Исаак уже на свадьбе подумал, что идеальная женщина, это та, которая не курит, не пьет, не изменяет, не спорит, и не существует. Да уж…лучше умереть в детстве; многих неприятностей можно избежать.

Но Ася умерла. От рака в почках. Они прожили вместе всего год, детей у них не было. Долг мужчины хотя бы раз в месяц посетить могилу жены.

Вот уже Исаак проходит между могил на старом кладбище.

А вот и надпись на надгробной плите: Шамаилова Ася. Осторожно вытер полой плаща пыль с надгробной плиты, Исаак отошел в сторонку. Приуныл.

''Это ваша жена?'' - услышал он сзади.

Перед ним стояла молодая девушка. Ей было не больше 25 лет. Светлая, с красивыми зелеными глазами, турецкой челкой на лбу, и грустно - чарующей улыбкой на устах.

- Да, жена.

- Печально конечно.

Пауза. Присели они на скамеечке. Из своей сумочки вдова достала маленькие булочки.

- Угощайтесь, прошу вас.

- Спасибо.

- Меня звать Эрна. А вас?

- Исаак.

- Очень приятно. Ну просто оооо-чень приятно.

Исаак проголодался и начал есть. Со стороны могло показаться, что супруги посетили могилу своих родственников.

- Ах… я потеряла мужа. Хотя мне 24 года. И не успела еще завести ребенка. А не хотели бы вы заново жениться? - спросила она неожиданно.

- Нет уж. Я люблю свободу. Одиночество - лучшая из всех свобод - просто ответил Исаак.

- Интересно. И что, никого у вас нет?

- Почему? Есть. Встречаюсь с одной, но не женюсь.

Эрна слегка опустила голову. Ей не понравилось его откровения по поводу холостяцкой жизни - это заметил Исаак.

В этот момент молодая вдова, обернувшись, увидела другого мужчину. С цветами в руках он стоял перед черной могилой. Вдова затрепетала.

- Ну, хорошо. Приятно было, я пошла.

Похлопав себя по коленкам, и отряхнувшись от хлебных крошек, Исаак смотрел ей вслед. Покидая кладбище, еще раз обернулся он посмотреть на Эрну. Теперь она угощала булочками уже другого мужчину, который тоже видимо был одинок. Она даже юлила перед ним. Исааку это не понравилось.

Утирать вдовьи слезы - одно из опаснейших занятий для мужчины.


Примерно через день, Исаак прогуливался в "молоканском" садике, и откусив кофейное мороженное, сел на зеленую скамеечку. Прошло минут 15. И вдруг он заметил Эрну.

Она рассматривала афишу театра русской драмы, потом спросила у прохожего мужчины время. Затем еще что-то спросила у него. Улыбнувшись, ушел прохожий прочь. Это опять не понравилось Исааку. Ему стало неприятно. Доев мороженное, приблизился он к ней, хотел подойти, сказать ей пару слов. И тут к Эрне подошел какой-то парень. Он явился не во время, как черт из бутылки. Парень остановил ее, они поздоровались, и было видно, что они знакомы давно Он начал расспрашивать ее о том, о сем. Исаак подслушал разговор.

- Эрна, Постой - ка минутку!

- Зачем?

- Здесь стой, не двигайся!

- Но зачем, Алик? Что за розыгрыш? Признавайся.

Она тоже раздражала этого Алика. Он еле сдерживал себя.

- Эрна. Очень прошу тебя, секунду подожди меня тут. Не двигайся, стой тут, именно тут! Хорошо? Буквально секунду. Не более. Прошу тебя.

- А зачем? Ты кажется, ревнуешь меня (томно улыбаясь).

- (Скрипя зубами) Буквально секунду. Договорились?

- Прямо здесь? (Показывая под ноги)

- Да, именно здесь! Я щас.

Алик убежал. Исааку стало интересно, он чуть шагнул за старый толстый клен, и наблюдал за ними.

И вдруг, в этот момент Эрна увидела перед собой красную «семерку». На быстрой скорости ехал автомобиль, даже опомниться она не успела. За лобовым стеклом машины заметила она лицо Алика. Резкий дряблый удар, и пронзительный звук тормозов Вдова лежала на асфальте вся в крови. Алик скрылся с места происшествия. Исаак только заметил за заднем стекле "семерки" надпись: "ZLOY"

"После смерти мы все земляки. Так сказать, если Рузвельт был жив, он бы перевернулся в гробу. Смерть, помнишь ли ты свое первое кладбище''?



Я лежала вся изрубленная и окровавленная, но боли не ощущала, надо мной столпились люди. Кричали, звали на помощь. Кто-то пытался вернуть меня к жизни.

Исаак пригнулся к моему лицу, он весь дрожал. Я превратилась в кровавую котлету, но еще дышала.

А в этот момент я увидела перед глазами темный тоннель. Впереди яркий свет, и толпы людей тихо и медленно направлялись к далекому свету. Я не разглядела их, их лица не помню. Я молча присоединилась к ним. Мы вместе стали топать размеренными шагами к яркому свету, что был впереди.

Потом я вышла на красивую зеленую лужайку, хотела пройтись по ней, но меня не пустили. Вдруг, откуда не возьмись, передо мной возникло двое апостолов. Оба высокие, в длинных балахонах, с тюбетейкой на голове, с трезубцами в руках. Один из них спросил меня:

- Какая планета?

- Земля!

- Так. Проходи в каменный город. У тебя всего 15 минут, не больше.

Повинуясь, я прошла в этот каменный город. Действительно, город был каменным. Все из белого и серого камня. Дома, улицы, переулки. Аккуратно все ухожено, и повсюду люди пускали мне в глаза зеркалом солнечные зайчики, поэтому я жмурилась, невозможно было что-то увидеть, заметить. Так ослепительно ярко все было.

Спустя некоторое время я заметила, что везде почему - то играли в футбол, вернее били пенальти по воротам. Кто бил, почему бил, я не знала. Вратаря я также не заметила. Потом резко стало темно и гадко. Подул ветер, колючий ветер. Минут через 15 прибежала к апостолам. Снова спросил один из них:

- Ну, как там?

- Плохо, родненькие мои. Страшный ветер, в виде дождя с неба падают мелкие камешки. Темно, ничего не видно. Невозможно терпеть. Я что, в аду? Это ад? Только честно скажите. Честно, честно, честно!

- В ад ты попадешь, если не сумеешь пробить одиннадцатиметровый. А пока рассказывай, что там ты натворила, как жила ты на своей Земле. Если выкарабкаешься, то расскажешь там, своим, чтобы знали: кто туп и глуп, тот попадает в рай. Слишком несерьезно он воспринял жизнь, то есть так, как надо было ее воспринять. А кто умен, кто хочет высунуться, запомниться, что-то сделать - того опять засунут в жизнь. В другую жизнь. Но уже в ином виде и состоянии. Пока он не поймет: кто интересуется смыслом жизни или ее ценностями, это значит, что он болен. А вылечить его может только жизнь.




Мой милый маг, моя Мария,

Молчаньем манит мутный мрак.

Мне метят мели мировые,

Мечтам мерцающий маяк!



4.


В квартире Исаака было тихо. Светлая, большая комната с большими окнами на широкий проспект.

Напротив в кресле сидела Эля. Это была его девушка. Она ему нравилась, но он, естественно, не хотел жениться. Она хотела за него замуж, но он был принципиален.

- Эля, я не могу на тебе жениться. Ты понимаешь? Ты мне нравишься, да. Но я не могу. Не взыщи. На это есть серьезная причина.

Приблизившись, она схватила его за воротник сорочки, и начала трясти:

- Но я ж хочу уехать в Израиль! В ИЗРАИЛЬ! Исаак, помоги мне (умоляя)!

- Нет, детка. Все надо делать самой. Сама, сама, только сама! Пусти меня пожалуйста.

- А разве я тебя не привлекаю? Смотри, какая моя попа! Какие груди! Какие ножки! А! Женись на мне, и будет все твое!

- Родная Эля! Родная ты моя девочка! Жениться ради секса, это тоже - самое, что ради литра молока заводить корову. Если бы я был без ума от тебя, то я тут же побежал бы за умом, а не за тобой.

Дверь сильно захлопнулась. Это Эля обиделась и ушла. Зазвонил телефон.

- Алло, Исаак? Это я, Сулейман. Как дела?

- Привет. Ну что, все в силе? Там же? Во сколько?

- В семь.

Это был Сулейман, новый товарищ Исаака. По национальности араб, российский араб. Его родичи уже как третье поколение жили в СССР. Но Сулейман преподносил себя как еврей. Так было нужно. Жил в Нальчике, потом переехал в Москву, там вроде бы учился, работал. Но Исаак не доверял ему. "Он странен, очень странен. Что ему от меня вообще нужно? Я не удивлюсь, если он окажется гомиком" - пронеслось в голове у Исаака.


Исаак закурив сигарету, размышлял про себя. В голове была каша, мысли бились друг об друга, как волны моря о скалы. Он тихо ходил взад и вперед по комнате, закинув руки за спину. Все один, все один, все думал, думал. Поморщился от закуренной сигареты, которая ела ему глаза.

Надоело все. Все! С работы уволился, жена умерла, обиделась любимая девушка. В свои почти 40 лет, ничего не добился. Только пытается, решается, но результата нет.

Ничего не успеваешь, ничего! Не успеешь вставить зубы, как выпадают волосы.

- эх, жил бы я хотя бы в Польше. Надоел этот Азербайджан. Вообще-то человека, прожившего жизнь в Азербайджане, следовало бы без разговоров помещать в рай. Ведь жизнь в Азербайджане - это испытание.

Твердят иногда, мол, Баку, Баку, красивый город, центр Кавказа. Глупости это. В Баку только ветер и море, и больше ничего здесь нет. Это несерьезно!

Надоело все. Все! Хочется попробовать чего - то нового, иного'' - думал про себя.

Прыгали, не слушались мысли. Накатывалось на мозг много идей. Здесь нужен большой ум, сильное проникновение. Но опять дело продолжало идти все еще ощупью.

''В жизни надо быть смелым, а не умным. Смелость важнее ума. И определенность лучше, чем принцип. Еще ни одному счастливому человеку не поставили памятник. Как ни скромно занятое тобой место, если оно немного прилично, то будь уверен, что в один прекрасный день кто-нибудь придет и потребует его для себя или, что еще хуже, предложит разделить его.

Тогда должен ты либо драться за это место, либо оставить его. Лучше второе. Не потому, что я не способен драться, а скорее из отвращения к себе: если ты выбрал нечто, привлекающее других, это означает определенную вульгарность вкуса.

И вовсе не важно, что ты набрел на это место первым. Какая разница? Первым очутиться даже хуже, ибо у тех, кто приходит следом, аппетит больше твоего, частично уже удовлетворенного. Подвинуться попросит он тебя, и устало зевнув, ты уступишь ему место.

Недовольство ребенка родительской властью и паника взрослого перед ответственностью - вещи одного порядка. Это одно и тоже. Все боятся прыгнуть в неизвестность. Нам видится этот прыжок страшнейшим испытанием.

Но когда мы осознаем, что все это глупость жизни, мы прибегаем к алкоголю, и топим в нем мозги. Воистину счастье - это не отсутствие желаний, это множество надежд и никакого опыта.

Эх - ма! … Думаю, можно, например, выдумать совершенно новый запах духов. И назвать красиво, типа «Роза Кавказа»''.

Исаак был способный человек. Еще с детства любил он парфюмерию. Его научил этому дед Меер Елизарович. Меер Елизарович родился больным. В детстве невыносимо дико и гадко пахло от него, стеснялся этого порока своего. А что ж делать? Хотел даже убить себя. Утопиться в море, надеть на шею камень, завязать руки, и со скалы прыгнуть вниз.

Но потом подумал, а что если превратить минус в плюс. Одна вертикальная черточка, и все! - плюсом стал минус!

Он начал проверять свое обоняние, оно у него было шикарным. Он мог определить за километр даже запах менструации молодой девицы.

Однажды Меер подошел к одной дивчине. В Баку это было, еще до войны. Проверить захотел свои познания в этой области на практике, то есть, конкретно. Девица была местной - азербайджанкой. Стеснительная, домашняя чувиха лет семнадцати. Так Меер ее и спросил, подойдя вплотную, прямо у обочины:

- Девушка, только не обижайтесь, скажите честно. У вас пизда от менструации так воняет? Скажите, мне нужно это знать! Нужно! Скажите, скажите!!!

Окаменела бедная девица. Убежала прочь бедняжка, хватаясь руками за голову. Хотя потом призналась своей сестре, что он был прав. Угадал шакал, угадал то, что было с ней! Короче говоря, вот так.

Собрав воедино бесчисленное множество флаконов духов, перебирая, вливал он их друг в друга. Спаривал, смешивал, соединял.

Все очень просто. Требуется соединить между собой разные компоненты. Такова жизнь.

Однородный элемент развивается тогда, когда становится разнородным. Помесь различных компонентов ведет к прогрессу.

Музыкальный инструмент - канон, гитара или тар - раньше были однострунные, а потом, став многострунными, этим самым выиграли, ибо и звук стал ярок, и мелодия богатой. Потому и вкусен торт, что он орехами напичкан: кремом, бисквитом, фруктами, желе и пр. Великое можно создать при разнообразии и конструктивности различных элементов.

Меер Елизарович эту хитрость знал - надо соединить, объединить несоединимое. В этом и успех. Он составлял новые типы и виды запахов. Иногда выходили удачные запахи. Пробовал все это на себе. Так учил он внука Исаака парфюмерии. Исаак учился, он был способный ученик. Накапал однажды на себя всего одну лишь каплю, и по городу прошелся. Так вот весь Баку на него оглядывался. Что - де, за запах.

Потом еще раз попробовал уже новый, совершенно иной вид мужских духов. Всего две капли, и все девушки к нему липли. Особенно это было ярко и мощно, когда он летел в Южную Америку, и случайно попал на инаугурацию Президента страны.

И вот поехал он за океан. Документы были в порядке, было рассчитано все четко и железно. Началось мероприятие, кругом полиция, журналисты, камеры.

Вошел Исаак в зал, капнул на себя пару капель. И все!

Что там началось!... Мероприятие сорвалось, у всех пошел понос. Даже у новоизбранного Президента, который давал на сцене клятву, и присев на одно колено целовал национальный флаг страны.

Он еле дочитал текст, торопливыми шагами убежал со сцены прочь. Еле дошел до унитаза Пыхтя, приспосабливался на скользком унитазе, опорожнялся, затем, стараясь успокоить сердцебиение, надевал брюки, выходил из кабинки, из туалета, и, пройдя два шага по коридору, заново обсирался. Народ отрекся от него.

После этого в зале пошла такая вонь, что кругом стояли крик и вопли. Слева и справа шум и ропот.

- Кривосерро пучпукатто!

- Бздихомих нахере-варе!

- Срахочумба оноблянно!

- О! Йа-йа! Абасрайтен шайзя унгемютлих!

- Срахоёмбо перманетано!

- Уйобен зи биттте русише швайна шнеллессыклих!

И так далее, и тому подобное. Долго мусолили это событие, потом забыли.

В парфюмерии Исаак был асом, докой. Обоняние его было чудесным, творил он с запахами чудеса.

Работал, мучился, искал он запах, с которым он столкнулся в детстве. Этот запах его мучил, не давал покоя. Это же было, было - говорил он себе.

И сделал он одно супер открытие. Упорно работая над запахами, решил объединить и слить в одно единое сок крапивы, кровь горностая, сперму волка и кожу слона. Все это вскипятить, отложить на месяц, чтобы отстояло.

Потом добавить туда каплю крови малыша, возрастом не более трех лет. Затем очистить содержимое от осадка, добавить по три капли одеколона «Кортье», и одну каплю «Кужон». Поставить содержимое на солнце. Через день добавить пол капли «Самарканда». Через месяц запах будут нечто, ибо туда еще надо добавить жидкую слизь из влагалища молодой непорочной девушки. Обязательно нетронутой.

Исаак гарантировал успех, будет что-то. В его жизни единственным козырем пока был этот запах. При удачном применении этого сочетания, можно добиться в жизни всего.

Не знал он тогда, что это занятие окажется для него ловушкой.

Но время еще было, оставалось несколько недель. А сейчас что делать? Идеи были. Можно, допустим, покорить гору Казбек. Организовать с группой альпинистов поход на вершину Кавказа, и сделать таким образом себе имя.

Об этом он долго думал. Любил он горы, особенно зимой. Он представлял себя на вершине снежной горы, где от яркого солнца жмуришься, и где он фотографируется для иностранных журналов. Чем не имя! Особенно перед смертью. Все будут кричать: Исаак, Исаак, Исаак!!!!

Посмотрел Исаак на часы, уже пора, Сулейман ждет. Намазав каплю своего парфюмерного производства на лоб, Исаак вышел из дома. «Заодно проверю этот запах» - подумал Исаака.


Сулейман его ждал в ресторане «Шуша».

Сулейман был небольшого роста, с темным сухим лицом, с мышцами сухого дерева. Глубоко были спрятаны внутри орбит глаза. Он был как обожженный корень твердого дерева.

Он не любил людей, был ветреным. Хотел попробовать в жизни все, познать все темные и закрытые детали жизни. Он не верил в бога, считал, что это вредно.

"Кто верит Богу, тот вечно рассчитывает на него, экономя свои силы, не выкладываясь в жизни. Человек не израсходует себя полностью, не применяет свои силы только надеясь на Аллаха. Это вредно, вредно''! - сказал как-то Сулейман своей жене.

Он запомнился среди друзей, когда однажды, это было еще в далеком детстве, ему было всего 13 лет, он резко открыв дверь, метнул стакан ледяной воды на лицо азербайджанца, который присев в отдельной комнате, на ковре, совершал молитву. Все как надо: разложил коврик, присел на коленки, вознес руки к небу, и молился. И вдруг, открывается со скрипом дверь, и маленький Сулейман брызнул холодную воду на его лицо. Тот опешил, окаменел, онемел, замер, даже вскрикнул, не понял, обалдел.

Ведь как можно: он здесь пытается разговаривать с Аллахом, а его окатывают водой.

Когда спросили Сулеймана, зачем он сделал это, то он ответил так: "Однажды я был свидетелем, как при такой молитве один урод забурился в другой комнате, и занимался там онанизмом. Он подумал, что его никто не побеспокоит, а я подсмотрел, и хотел его обломать. Ну…я подумал, что и здесь такое''. В общем, таков был Сулейман.

Из всех его родных была жива его сестра и бабушка. С обеими читатель встретится попозже.


Они сели в отдельном кабинете. Официант получив заказ, удалился.

- Как настроение (принюхиваясь), Исаак?

- Мерзко мне. Надоело все! Хочется попробовать чего - то нового. Вкусить хочу иного, не стандартного.

- Сейчас вкусишь. Покушаем (оборачиваясь по сторонам), потом я тебе расскажу и покажу кое - что. Ты просто обалдеешь. Сказать тебе, как стать миллионером? У меня в голове мелькнула дикая мысль.

На стол подали закуску. Шашлык из рыбы, аджика, зелень, потом опять рыба. И снова рыба. Это все заказал Исаак.

Евреи любят есть рыбу. Они объясняют это тем, что рыба - это единственное мясо, которое не является продукцией домашнего хозяйства. Остальное мясо - говядина, баранина, курятина, свинина и пр. - вынянчивается, вынашивается человеком в домашних, или полу домашних условиях. Рыба же - это "дикое и природное'' мясо. Она ловиться с моря, или реки.

Потом Исаак и Сулейман пили водку, чай горячий. Пошла хмель. Поев вдоволь, Сулейман прожевал во рту еду, проглотил ее. Затем встал, закрыл дверь кабинета изнутри на ключ, и сел на свое место. Исаак смотрел на него с любопытством.

- Ну что, показывай.

- Сейчас, Исаак. Сейчас. От тебя исходит обалденный запах.

После этих слов Сулейман стал убирать в сторону посуду. Помещение перед его глазами расширялось в два раза. Все плавало, летало, стало хорошо. Он стал освобождать край стола от посуды. Бокалы, вилки, тарелки, ложки, салфетки - локтем все сдвинул в сторонку.

После того, как перед Сулейманом скатерть была чиста, он посмотрел на Исаака. Горели у него глаза. Он глубоко вздохнул.

- Ну что, Исаак. Подойди сюда. Давай, не бойся. Так, теперь сядь на стол. Передо мной. Сядь, сядь.

Исаак не понимал, что от него хочет Сулейман.

- Куда сесть? Сюда? На стол? Перед тобой? Зачем?

- Сядь говорю. Так. Молодец (напряженно).

Свой зад Исаак прислонил к столу, голова Сулеймана находилась на уровне его живота.

- Исаак. Теперь ты мне не мешай. Понял (с одышкой)?

В соседних кабинетах шумели клиенты. Где - то вдали играл аккордеон. То, что произошло потом, Исаак вспоминал как сон. И все же это была явь.

Положив ладонь ему на ширинку, Сулейман своими пальцами стал расстегивать ремешок его брюк.

- …Сулейман… Ты что делаешь (отстраняя его от себя)?

- Не мешай говорю.

Вытащив маленький висячий фаллос Исаака, начал Сулейман его массировать. Фаллос опухал. Нет, не стал Исаак Сулейману мешать.

Через минуту пенис в руках Сулеймана торчал как сабля. Пенис был длинный, чуть кривой. А потом …

Все произошло мигом, Исаак не успел удивиться. Стиснув зубы, он закрыл глаза и от удовольствия и от стыда. Сердце у него так и подпрыгивало, он не знал, что делать, как себя вести. Просто молчать? Чувства смешались. Исаак стал дергаться, пытаясь вырваться из цепких рук Сулеймана. С ужасом вглядываясь в темперамент, с которым делал "это" Сулейман, он старался скрыть свое внимание, смотрел в потолок. Вроде бы сейчас ему хорошо, но в то же время что он творит? Ведет себя как проститутка, или же, как опытный педик.

Но Исаак же знал, что Сулейман не голубой. Имеет 1 разряд по боксу. И на педика он не похож. К тому же он работал в серьезных структурах. Что твориться? Блин!!!

Исаак начинал стонать, не мог от Сулеймана он отвести свой взгляд. Впервые он прикоснулся к голове Сулеймана, прислонился на нее. В этот момент, припав к его волосатому животу, Сулейман "работал". Сосал его член, как после укуса змеи сосут кровь, чтоб высосать яд. Щеки опухали у Сулеймана, он покраснел, устал язык. Кончил Исаак, выпустил он мощный пар.

Сулейман сверху запил желтой фантой. Отойдя от стола, стал застегивать Исаак свои брюки.

- О! Хорошо.

Промочив горло, Сулейман сказал.

- По кайфу. Здорово. Ну и член у тебя. Шик! (Вытянул вверх большой палец).

Исаак как пьяный смотрел в сторону, глаза у него бегали по сторонам, щеки были красные. Из соседнего кабинета послышался громкий смех. Сулейман же, улыбаясь, продолжал говорить.

- Теперь слушай меня. Вот. Оф, мня, мня…

Опять выпил фанту.

- Так. Будь внимателен. Сейчас отсюда мы выйдем в рощу, там будем на коне скакать.

- Чего? …На коне скакать?...

- Да.

- Зачем?

- Мне твой член не понравился. Он немного слабо стоял. Тебе надо почаще скакать на коне, это полезно. Конный спорт - это для потенции лучшее лекарство. И для простаты, и для эрекции, и вообще…

Скакать на коне - это значит, отдаляться от земли, находиться выше ее, и поэтому всадники живут дольше других. Короче, пошли скакать.

- Сулейман, постой. Скакать мы успеем. Постой…Хммм… (Поправляя на брюках ремешок)… И давно ты этим занимаешься?

- Чем?

- Ну… как еще назвать этоспермовыжиманием, что ли?

- Не болтай глупости. Пошли, пошли. Оказывается, ты ничего не понял. Я ждал третьего возмужания, но так и не дождался. Пойми, что есть мысли, которые не передать словами, для этого надо прикоснутся к человеку. Я в детстве получил традиционное образование: я ничего не умею делать, но и ничего не знаю об этом.


Спешно выйдя из ресторана, они направились в сторону большого соснового бора, он находился рядом. Сулейман обо всем заранее договорился. Около старых касс стадиона с красивой лошадью буденовской породы их ждал знакомый конюх.

Шоколадного отлива темно коричневый конь, виляя гривой и хвостом, ожидал своих всадников.

- Пошли, давай, давай - на ходу бросил Исааку Сулейман.

Сулейман приветствовал конюха рукой, тот кивнул ему, передал ему уздечку, и шепнул последние наставления в отношении езды.

- Будь спокоен, все будет окей - успокоил он конюха, и сделав знак Исааку, подставил для него стремя.

- Сначала ты - возразил Исаак.

- Нет уж, только после вас.

Исаак вскочил на коня, и тут же за ним Сулейман. Он пристроился сзади ездока - Исаака. Сулейман крикнул:

- Нооо! Поехала, моя красотка - ударив хлыстом по спине коня, они помчались галопом, как удалые всадники. Что-то крикнул вслед им конюх, но от конских копыт поднялась такая пыль, и наши герои умчались вперед.

У обоих подпрыгивало сердце, дробно стучали копыта, Сулейман прижался к спине Исааку, и на ходу ему кричал:

- Так! Теперь внимание. Теперь, когда между нами лед разбит, я тебе откроюсь! Эй, ты слышишь? Надо быть искренним, ты слышишь, искренним! Каждый человек что-то да знает, но он не делиться этим, ибо он не искренен. Надо показать человеку то, что он сам знает. Понял? Именно показать, а не поучать, не наставлять! Надо указать ему дорогу, которая ему известна, но забыта. После этого он скажет: ''да, да, я это тоже знал, но я не видел этого''. Вот после этого тебя полюбят люди.

Хочешь супер идею?! А?! Недавно я получил задание из Москвы. Надо разыскать одну старую книгу! Очень старую!

- Какую книгу? Зачем?! - кричал Исаак, пытаясь повернуться.

- Оказывается, Коран - это не тот Коран! Ясно? Всех мусульман дезориентировали. Пророк Мохаммед говорил совершенно другие слова! Его мысли и слова искажены. Обманули мусульман, теперь уж ты понял?!

- Нет! Совершенно ничего не понял. Осторожно! А может, остановимся и поговорим нормально?

Сулейман гнал лошадь до отчаяния по бугоркам и маленьким холмам. Хлестал ее по спине, и с криком - нооо! - параллельно рассказывал, пересыпая афоризмами. Потом, резко остановив лихого коня, сказал:

- Брррр! Стоять, кобыла! Объясняю!

Конь пошел трусцой.

- Дело в том, что в городе Петра, это в Иордании, в одном старом замке зарыты свитки папируса. Там есть ценнейшая информация об истинных словах Мохаммеда, которые не вошли в Коран. Даже древние художники изобразили его портрет. Если ее мы раздобудем - это будет фантастика. Там Мохаммед описал свой сон. Тот самый. Понял ты?

- Я слышал что-то про его сон. А что там написано конкретно?

- Это был его последний сон. Буквально он умер через месяц.

Он что-то шепнул на ухо Исааку. Его слова упали словно камень в глубокий колодец. Исаак остолбенел, слова Сулеймана встрепенули его. Он захотел повернуться и посмотреть в глаза Сулеймана, но последний нежно обнял его за талию, хлестнул кнутом коня, и они поскакали дальше.

- Так написано в Коране?! Это ужасно, ужасно! Как он мог такое написать?

- Мы это найдем, и ты увидишь, что случиться.

- Не верю! Ну не верю я!

- Ничего, увидишь сам!

- Неужели Сатана так близко?

- Во - во, о чем и говорю я.

- Это хорошая идея, Сулейман Но постой, подожди, я еще в шоке от твоего поступка. Тебе не стыдно? Убери руки, руки убери! Это же ужас! Что ты сделал?

- А мне не стыдно. Скромность - это иллюзия, и знаешь, Исаак, откуда она

происходит? Это продукт наших культурных привычек и нашего воспитания, это есть то, что называется комплексом. Нооо, старая кляча!

Гарцевал на солнце конь, поднимаясь по холмам наверх, и выйдя на ровную лужайку пустился вскачь.

Любопытные мальчишки, как вкопанные наблюдали за двумя всадниками, которые слиплись зад вперед, рассказывая, крича на скаку, двигались дальше. Недалеко от них проезжали машины. Молодой парень учил водить езде свою девушку. Они притормозили, из салона высунулась симпатичная головка дамы. Она с любопытством глядела на всадников, которые медленно скакали, конь отфыркивался, и сзади сидящий ездок неустанно говорил. Сулейман продолжал.

- Совершенно голыми создала людей природа, не ведающими ни отвращения,

ни стыда! Нооо! Если бы человек строго следовал указаниям Природы, он не стал бы жертвой скромности. Разве мог бы человек увязнуть в религии, если бы внимательно посмотрел, из чего она состоит?

Удовольствия, которые могут доставлять друг другу мужчины, настолько прелестны, что о других я и не мечтаю. Но все же признаю, что можно интересоваться и женщинами.

В конце то концов, все, что связано с развратом, мне по душе...

Исаак. Запомни! Гомосексуалист или лесбиянка любят не чужое тело, а свое в чужом. Понятно? Ты женат, или вдовец - это без разницы. Ты солидный! А с таким в половой контакт войти лучше и безопаснее, чем с холостым и молодым. Не расскажет это никому женатый человек. Ему не выгодна огласка.

Ноо, ноо, давай, давай милая!

(Они мчались на коне, высекая искры из камней, что попадали под копыта).

Вообще, входить в контакт с мужчиной лучше в чужом городе, но не в своем. Это безопаснее. Если ты живешь в Баку, то значит ни в коем случае нельзя трахаться с мужчинами здесь, в Баку. Трахайся в Стамбуле, Москве, Нью-Йорке, но не там, где живешь. Иначе, не избежать тебе огласки.

Это как зоофилия. Почему никто не знает о зоофилах? Почему? Да потому что, свинья, осел, или коза, не знают человеческую речь, и не могут о половых контактах с человеком людям рассказать. А стоит тебе войти в контакт с мужчиной, то есть, с человеком, как тут же ты сеешь семена молвы и ропота, так как через какое-то время об этом будут знать и шушукать.

А если уж очень хочется переспать с мужчиной в родном городе, то будь добр, найди глухонемого мужика. А что, среди них есть достаточно хорошие парни. Они уж точно не скажут никому. Не смогут сказать. Их жестикуляциям никто не поверит.

А так, конечно же, нужно быть весьма и весьма осторожным. Желательно иметь контакт с женатыми. Им не выгодна огласка. Это так, советы будущим педерастам.

Очень далеко уносят меня мои фантазии. Может быть, я бы беспредельничал, и трудно вам всем представить это; может быть, у меня были такие желания, которые удовлетворить просто невозможно? Я колюч, как кактус, Исаак!

Основной принцип моей философии, Исаак - продолжал порывистым голосом Сулейман, - это положить на общественное мнение. Понял ты - положить!

Вот скажи, каким образом мнение всяких уродов может повлиять на мою жизнь? Ногтя они моего не стоят, ногтя! С ними на одной грядке я даже срать не сяду. Если завтра перед ними демонстративно я стану ковыряться в носу, то все равно буду прав. Ибо они уроды!

Нас порой заставляет краснеть только наша утонченная этика. Но если зрело размышлять, эти чувства мы в себе сумеем подавить и достичь той стадии, где будем абсолютно не зависимы от этого мнения.

(Конь продолжал лететь вскачь) Тогда, и только тогда, нам становиться все по фигу. Только тогда! Ты слышишь? Хорошо ли к нам относятся, или плохо? Без разницы! Будто после контакта с мужиком, я уже не человек… Конечно, человек!

Критерии нашего личного счастья определяем только мы, только нам решать, счастливы мы или несчастливы - все зависит от нашей совести. В еще большей мере взгляд на жизнь зависит от нашей жизненной позиции, ибо только она служит точкой опоры нашей совести.

- Да останови ты коня! - Исаак кричал в ухо скакуну, будто именно ему были обращены эти слова, а не Сулейману.

- Стоять, стоять, родимая! - крикнул Сулейман, стянув на себя поводья.

Конь остановился и пошел тихим шагом. Устали всадники. По тропинке в сосновой роще шел конь медленным шагом.

- Дело в том, - продолжал грамотный Сулейман - что человеческая совесть не всегда и не везде одинакова, почти всегда она есть прямое следствие образа жизни данного общества, данного климата и географии. Все зависит оттого, с какой точки на это посмотреть.

Например, поступки, которые японцы или венгры считают нормальными, заставляют нас содрогаться от ужаса здесь, на Кавказе. Прилюдно портит немец воздух. Там, в Германии, считается это нормой поведения. А на Кавказе этого не поймут.

В Китае мужчина, рост которого 180 см., считался бы высоким, но в Прибалтике такого почти за карлика сочтут. То есть, все относительно, в зависимости от региона.

Это понятие, зависящее лишь от широты и долготы, способно извинить и оправдать любую крайность. Тогда найти золотую середину должна помочь нам только мудрость, и выработать в себе кодекс поведения, который и будет отвечать как нашим потребностям и наклонностям, данным нам Природой, так и законам страны, где выпало нам жить.

И вот, исходя из собственного образа жизни, мы должны выработать свое понятие совести, свой оазис в пустыне. Поэтому, чем скорее определит человек свою жизненную философию, тем лучше, потому что только философия придает контуры совести, и регулирует все наши поступки опять же она.

- Сулейман, а как же репутация? Она тебя не волнует?

- Не волнует абсолютно, - спокойно, с улыбкой ответил Сулейман. Более того: при мысли о том, что эта репутация дурная, я получаю большое внутреннее удовольствие. Если бы считали ее образцовой, мне было бы не так приятно. Не забывай никогда, Исаак: хорошая репутация - это как бы случайно найденная банкнота, которую надо истратить.

Она не в состоянии нас вознаградить за все жертвы. Кто дорожит своей репутацией, еще больше мучаются и страдают, чем те, кто о ней не заботится. В постоянном страхе потерять то, что им дорого, живут первые. А перед возможностью наказания за свою беспечность трепещут вторые.

Если, таким образом, ведущие одних к добродетели, а вторых - к пороку, дороги, одинаково усеяны колючками, какой смысл подвергать себя мучительным сомнениям, выбирая между этими дорогами? Почему не посоветоваться с Природой, которая бесконечно мудрее нас, и не следовать ее указаниям?

На что Исаак возразил, повернув лицо назад (как бы хотел увидеть лицо Сулеймана), погладив коня за гриву:

- Боюсь, что если захочу принять твои я принципы, то я стал бы невоспитанным.

- Ты прав. Но я уважаю жизнь. Жизнь присутствует даже в крысах, которые копошатся в помойках. Даже вот эта лошадь чувствует жизнь, на которой мы щас сидим. Но ты что вкусить боишься? Что? Давай трезво рассмотрим этот вопрос.

Кто никогда даже не интересуется мнением остальных членов общества, тот и проповедует мораль. Тот учит всех, как жить! Как ты думаешь: монахи и муллы знают жизнь? Конечно, нет! Это жалкие церковные чиновники, отупевшие и разжиревшие на народных харчах. Они опухоль желудка лечат детским кремом.

Так что, это не что иное, как цепи, которые мы все должны искренне презирать. Они противоречат здравому смыслу. Это нереальные и абсурдные мифы, имеющие ценность только в глазах идиотов.

В глазах же образованных и интеллигентных людей, они заслуживают только насмешки.

Для очень немногих жизнь усыпана розами. Именно розами, а не трупами. Только для них легок путь к Парнасу. И если ты меня послушаешься, то будешь одним из тех, кто даже среди терний находит на своем пути успех.

Через совесть мы получаем знания о целях Природы. Совесть - это внутреннее чувство, не более того.

Анализируя его, рационально и с выгодой для себя мы постигаем динамику и механизм Природы, которые выражаются внутри нас в импульсах, порывах, и которые терзают или успокаивают нашу совесть.

Слово "совесть", Исаак, означает внутренний голос, который взывает, когда делаем мы то, чего делать нельзя.

Скажем, если пожурить ребенка за то, что он не слушается, то ребенок будет испытывать угрызения совести до тех пор, пока, переборов себя, не обнаружит, что нет зла в том, от чего хотели его отсоветовать.

Совесть - это всего-навсего детище предрассудков, которые заложены в нас с молоком матери, которое создаем своим собственным поведением мы сами.

Создаем себе совесть, будто строим себе карьеру. И ой как надоедать нам будет эта совесть! Будет кусать, жалить, тревожить по любому поводу, и вполне возможно, что мы окажемся во власти совести настолько деспотичной, что будет кишка тонка, и не удастся получить нам полного кайфа ни от одного поступка, тем более порочного в глазах чурбанов.

Исаак, помни! Очень часто люди не замечают очевидную истину, может, поэтому и не замечают, что это слишком очевидно. И уже потом, чрезвычайно удивляются, когда кто-то откроет то, что казалось бы, должны были знать все.

В жизни все просто, поверь мне. Надо просто увидеть, а не смотреть. Быть внимательным и ушлым. Надо ориентироваться, а не открывать что-то новое. Все уже есть! Надо увидеть то, что есть! На основании именно уже существующих 7 нот композитор начинает сочинять музыку. Он просто сочиняет музыку, а не выдумывает 8 ноту. Это так, для справки.

Короче говоря, исходя из собственных принципов, у нас может быть одинаковый повод разочароваться в том, что сделали мы слишком много зла, и в том, что сделали его слишком мало или вообще его не делали.

Но давай выясним понятие вины в его самом элементарном смысле. В этом случае чувство вины, то есть то, что приводит в действие внутренний механизм, только что названный нами совестью - будет совершенно бесполезной вещью, слабостью, которую мы должны побороть во что бы то ни стало.

Ибо чувство вины - не что иное, как помехи предрассудка, которые чреваты наказанием за проступки, тем более, если причина такого запрета неясна или неубедительна.

Ноо, ноо! (Хлестнул коня по спине) Убери угрозу наказания, измени понятия, отмени уголовный кодекс или пересели преступника из одной страны в другую, и дурное деяние, конечно, останется дурным. Но тот, кто совершает его, больше не будет испытывать чувства вины за него. Так как его родня и Родина находиться далеко, и стыдиться ему нечего! Здесь он свой среди чужих.

Чувство вины - это всего лишь неприятная ассоциация, которую мы принимаем за абсолют, но никогда она, никоим образом не связана с характером поступка, который мы совершаем.

В детстве я на голову прохожего с балкона уронил арбуз. Он чуть не умер, и я, забежав в комнату, спрятался и стал раскаиваться. Ну а потом мне было по фигу, даже не жаль того прохожего.

Или же, однажды я схватил за горло змею - гюрзу. Красивая она была, но я ее убил. Раздавил как муравья. Один момент я пожалел, но это был один момент.

Вот элементарно. Берем стукачей. Ведь они получают кайф и удовольствие оттого, что закладывают, стучат на кого - то. Где их совесть? Где?

А ведь даже пророк Мохаммед говорил, что в рай доносчиков не пустят. Это аят из Корана.

(Конь продолжал лететь, ветер бил им в лицо, и развевал их волосы).

70% мужчин захотели бы переспать с мужчинами, но они бояться огласки.

И если эти мужчины на себя напялят бороды, усы, загримируются так, чтобы никто их не узнал, и если произойдет это на самом деле, то число педиков увеличится втрое. Просто пока процесс маскировки у мужиков протекает слабо, ибо они лентяи и трусы.

Внутри человека живут тысячи душ. А он думает, что у него только одна душа. Нет! У него в сердце тысячи душ. Как у морского кальмара много щупалец, столько у человека и душ.

Поэтому, мимо него мелькают различные пристрастия. То он хотел бы быть космонавтом, то Президентом страны, то слугой, то гомиком, то педагогом. Это виноват не он, это зов многочисленных душ. По крайней мере, двойствен Бог. Поэтому существует и гомосексуализм и лесбиянство.

Если бы это было не так, разве смог бы человек подавить в себе угрызения совести, и преодолеть чувство вины? Ведь совесть - вещь покладистая! Все люди справляются со своей совестью.

Совесть напоминает доброго и сладкого щенка, с которым играешься когда захочешь, и как захочешь.

Прокурор обвиняет совершенно невинного человека, и получает за это крупную взятку. Вновь за определенное вознаграждение и совершенно осознанно пропускает через границу преступника таможенник. Чтобы получить деньги, безнадежного больного нарочно оперирует хирург.

Все они имеют семью, детей, и все считают себя честными, ибо совесть у них, по их же мнению, чиста.

Худо - бедно, но они справляются со своей совестью. Можно сказать с уверенностью, что даже когда речь идет о поступках, имеющих самые серьезные последствия, с угрызениями совести можно справиться окончательно, если у человека хватит ума.

Надо знать, что законы должны работать для человека, а не человек для законов. Люди не должны быть послушными жертвами тех идиотских законов, созданных такими же идиотами. Не справедливо это. Вдумайся! Это тоже самое, что сначала всех грабят, отнимают у них хлеб и землю, потом устанавливают законы, чтобы народ не грабил и не убивал. Нет уж! Надо было раньше составлять этот закон! Еще в чреве матери природы!

Пошли они все в жопу! Человек должен понять, что прогрессируя, самовыражаясь, анализируя свою жизнь, можно дойти до самых потрясающих крайностей, можно наслаждаться сколько душе угодно.

Ведь если установлена граница нравов, значит можно ее нарушить, и перейти эту границу. Разве нет? Да и вообще, кто устанавливает эти границы? Кто эти люди?

Чувство вины в какой-то мере зависит от тяжести содеянного.

Это так, поскольку предубеждение против серьезного преступления сильнее, чем против легкого. Если тебя подстрекают на убийство, то это мерзко. А если ты планируешь переспать с 13 летней девчонкой, которая на это сама согласна, то это класс. Повторяю, если согласна на это она сама! Устал наш конь, нет? Может сойдем на землю, Исаак?

- Давно пора! - ответил Исаак.

- Стоять, бррр!

Конь замедлил ход, задрожал, остановился. Оба спрыгнули с коня на землю. Сулейман вел его за уздечку, Исаак же бесшумно шел на неверных ногах.

- Хорош, милый. Красивый конь, правда?

- Да, хорошо поскакали. И что же? Продолжай, я слушаю.

- Да! Вот я и говорю, что надо найти в себе силы, безболезненно избавиться от всех предрассудков, набраться мудрости и понять, что все преступления в сущности одинаковы. Кто украл один доллар или миллион - это не важно. Оба они воры. Добавлю, что справившись с чувством вины по поводу незначительных проступков, скоро научишься ты подавлять в себе неловкость при совершении довольно жестокого поступка, а потом творить любую жестокость, как большую, так и малую, с неизменным спокойствием.

Исаак, если после совершения жестокости тебе неприятно, так это только потому, что ты привязан к определенной доктрине свободы или свободы воли. И повторяешь про себя: "Вот я дебил! Какой я мерзкий! Что я натворил!"

Главное, не жалеть ни о чем! Иначе не было бы в мире убийц и террористов. Они не жалеют ни о чем. Главное: перейти эту грань, предел.

Но надо убедиться в том, что свобода - это абсурд, и что нами движет сила, более мощная, чем мы сами. Если понять, что в этом мире все имеет свою цель и свою пользу, и что преступление, после которого наступает раскаяние, так же необходимо для великого замысла Природы, как война, голод, посредством которых периодически опустошает она целые империи.

А ведь империи гораздо меньше зависят от Природы, чем человеческие поступки - если бы только над этим мы дали себе труд подумать, то просто перестали бы

испытывать угрызения или чувство вины.

И не заявил бы ты мне Исаак, что я неправ, полагаясь на волю Природы, которую ты считаешь грехом.

Природе нужен диктат, ибо равенство исключено. Это противоречит всяким законам бытия. Царь зверей - лев, это закон, никто его не отменял. Никогда царем зверей не станет заяц. В истории эволюции это истина.

Если произошло с тобой несчастие или горе, изнасиловали твою жену, или убили брата, то знай, что должно было произойти именно так. Не говори - зачем? За что? Мол, не заслужил я это горе…

Заслужил, братуха, заслужил!

Все моральные эффекты, - продолжал Сулейман, - происходят от физических причин, с которыми они связаны.

Сверху мы кричим в колодец, в черный холодный колодец, а снизу до нас доносится эхо. Что это? Это физические законы. Многое зависит от природы атомов, которые мы поглощаем, от видов или количества молекул, содержащихся в нашей еде, от нашего настроения.

У нас в мозгу миллиарды клеток. И если у кого-то отсутствует всего несколько клеток, то все! Никогда не поймет он то, чего буду понимать я. Он будет вечно смотреть, но не увидит то, чего увижу я. А я увижу то, что они знают и так. Но толку от этого нет!

Многое мы в жизни знаем, но вряд ли понимаем.

Меня раньше это злило, но я сейчас спокоен. Понял, что есть люди избранные, а есть гарнирные. Есть вожди, но есть и рабы. Поверь, что без рабов развитие общества остановилось бы. Скажи, кто выполнял бы черную работу? Вожди? Конечно нет! Идею подают интеллектуалы, а выполняют ее рабочие и сельчане. Как было это в 1917 году в России.

Теорию революции создали трое: Ленин, Плеханов и Троцкий. Эти люди являлись сливками того общества. А принудительно свергли с трона Николая - 2 именно рабочие и крестьяне.

Причина порочного или доброго поступка состоит именно в этом, и можно сравнить это с криком в колодец, а украденные из кармана ближнего баксы, или, подачка нищему - это эффект полученного эха. Как мы реагируем на эти эффекты, вызванные предварительными причинами?

Можно ли выброситься с 9 этажа головой вниз, и не пострадать? Разве можно часто кушать, нажираться, а потом не опорожняться в сортире? Это немыслимо! Поэтому очень глупо и неестественно поступает человек, который не делает того, что ему хочется, и глубоко раскаивается, сделав это.

И чувство вины и угрызения совести являются не чем иным, как малодушием, которое следует не поощрять, а напротив, искоренять в себе всеми силами и преодолевать посредством здравомыслия, разума и привычек.

Угрызения совести - это изжога желудка, это остеохондроз, радикулит, не более того. Такой же порок. Справляемся же мы все с изжогой, радикулитом.

Поверь, что очень гуманно убивать людей. Особенно во время войны. Ведь чем раньше ты убьешь врага, тем быстрее закончатся его страданья. Разве это не гуманность? Было бы лучше, если во время страшных сражений полководцы долго тянули бы лямку, продолжая оставаться в неопределенном состоянии? И измываясь кровью, раненные мучались бы в окопах.

Даже загнанную лошадь тут же пристреливают, а с человеком цацкаются. Почему?

Не гуманно мол, это! А убивать лошадь - а это живое существо - тоже не гуманно. Ведь опять таки, говорил пророк Мохаммед, что лишать жизни дышащее существо - грех.

Короче говоря, всюду противоречия. И это наша жизнь.

Разве помогут сомнения, когда с кармана выпал пакет анаши? Нет. Пропала анаша, не будет кайфа. К чему сомнения? Смириться надо с этим. Посему надо понять, что угрызения совести не сделают поступок менее злодейским, ибо они появляются всегда после поступка и очень редко предотвращают его повторение.

Бывает одно из двух после совершения зла: либо следует наказание, либо его нет. Во втором случае раскаяние абсурдно.

Какой смысл каяться в том, что дает нам самое полное удовлетворение и не влечет за собой никаких нежелательных последствий? Смысл?

Если ты прохлял, то радуйся, не нервничай! Dont worry! Be happy!

А если ты жалеешь о той боли, которую твой поступок может кому-то причинить, значит ты любишь того другого больше, чем самого себя. Ведь это благородно! Согласись! И в то же время, нелепо сочувствовать чужим страданиям, если эти страдания принесли тебе какую-то пользу. Если каким-то образом щекотали, возбуждали, наполняли тебя радостью и блаженством.

В крайнем случае, тебя будут ненавидеть. Но ненависть - высокое чувство, ее надо заслужить.

Следовательно, в этом случае для угрызений не существует никаких реальных причин. Мелочь это.

Если же твой поступок выявлен, и наказание неизбежно, тогда, взглянув на этот факт трезвым взглядом, мы увидим, что сожалеем не о том зле, которое причинили другому, а лишь о своей неловкости, потере бдительности, которые позволили обнаружить это зло. Тогда я согласен, что для сожалений есть основания, и здесь есть о чем поразмыслить, чтобы проанализировать причины неудачи и впредь быть осторожнее.

Надо быть предельно внимательным! Знаменитый следователь Руденко, который участвовал в Нюрнбергском процессе в 1945 году, любил трахать девочек, не старше 13 лет. Об этом не знал никто. Никто! Прикинь, Руденко - и такое. Но он это долго скрывал, его не поймали с поличным. Не испытал он сожалений. Все выяснилось после его смерти.

Однако не надо путать эти чувства с истинными угрызениями совести, ибо истинные угрызения - это боль в сердце, вызванная причиненным самому себе злом. Вот здесь-то и кроется между этими двумя чувствами огромная разница, и пользу одного и бесполезность другого это доказывает полностью. Когда ловят с поличным, так сказать, на месте преступления, человек начинает страдать.

Когда мы получаем удовольствие от какой-нибудь мерзкой забавы, как бы жестока она ни была, получаемое удовольствие служит достаточным утешением за неудобства.

Я только что от твоего члена получил превосходное удовольствие. Я даже рад тому, что ты этого не ожидал. Ха - ха!

Разве перед тем как совершить какой-нибудь поступок, мы не предвидим отчетливо, чем он обернется для других?

Разумеется, предвидим. Не остановить уже нас невозможно. Напротив - мысль нас нарочно подталкивает на это.

Разве не понимал Наполеон, что захватывая и порабощая Европу, он губит людей? Знал! Но он войну любил, он был настоящим солдатом, и было ему все по фени. Он чувствовал, что был избран всевышним.

И что может быть глупее, чем неожиданное и запоздалое раскаяние, когда совершив дело, мы начинаем мучиться, страдать, и портить себе удовольствие.

Когда Растопчин сжег Москву, и вся Москва горела огромным страшным пожаром, Наполеон, в качестве завоевателя, сидел в Кремле, и посмотрев на пылающий город, ничуть не раскаялся. Более того, он сказал: ''вот это люди, это скифы!''

Прикинь, сидит Наполеон, и жалеет о содеянном. Даже не смешно.

Поэтому, если содеянное стало известно и превратилось в источник наших неприятностей, не лучше ли обратить всю свою энергию на то, чтобы узнать, почему об этом стало известно. Почему? Кто дал промашку?

Надо предельно собраться и постараться впредь не попадаться. Не лучше ли обратить эту неудачу в свою пользу и извлечь опыт из этого урока, чтобы усовершенствовать свои методы. Минус превратить в плюс. Ведь ты же никому не расскажешь то, что сделал я с тобою здесь? Правда? Ну вооот…

Таким образом, мы обеспечим себе на будущее безнаказанность, научившись

заворачивать свое зло в чистые простыни и скрывать его.

Помню, однажды в Тбилиси, проводился маскарад. У подножия лесистой горы, на берегу Куры стоял роскошный полу стеклянный дворец, с большими занавесами.

Туда приглашались люди, надевали на лица маски, на голову парик.

Переодевались они в разное тряпье, душились всякими одеколонами, чтобы не узнали их, и потом, надев на харю маску, с кем попало ложились в постель. Так вот нередко бывало так, что сын трахал свою мать, а свою дочь - отец. И никто не знал об этом. Ни сами партнеры, никто другой.

Главное - не поддаваться бесполезному чувству раскаяния и не заразиться

принципами добродетели. Все бессмысленно, запомни это! Ведь уже тем ценны дурное поведение, разврат, порочные, преступные и даже чудовищные наши прихоти, что доставляют нам удовольствие и наслаждение, и неразумно лишать себя того, что приносит радость.

Это и есть жизнь. Со всеми глупостями и мудростями, со всеми терактами и свадьбами, гадостями, прелестями. Это - жизнь. Поскакали?

- …Ну давай!

Оба забрались на коня, и поскакали по лесной тропиночке.

- Ноооо! (хлестнул плетью коня) Вспомнил случай. Как - то я хотел попробовать борщ. Говорили, на Кавказе вкусен борщ. Так вот, я изъездил по всем городам, испробовал, я дегустировал все борщи, но бес толку все - не нравился мне борщ. Никакой! Не по душе мне был он. Будь это в Кисловодске, Пятигорске, Нальчике, или Минводах. Все не то. В одном было мало сметаны, в другом лаврового листа, и в третьем не было чего - то еще. Как говориться, что-то в этом супе не хватает.

Короче говоря, мне ясно объяснили, что иного борща не бывает, чем тот, который пробую я каждый день. Вот так! Другого борща, как и другой жизни - не бывает! Хочешь - кушай, не хочешь - пошел на хер! Это жизнь, это борщ!

Поэтому надо брать от жизни все, иначе это будет напоминать поляну с маками, и глупый человек, считая, что это не красиво, не будет их срывать.

Истинная мудрость, Исаак, заключается вовсе не в подавлении своих порочных наклонностей, потому что с практической точки зрения они составляют единственное счастье, дарованное нам в этом мире, и поступать таким образом - значит стать собственным своим палачом.

Самое верное и разумное - полностью отдаться пороку, практиковать его в самых высших проявлениях, но при этом обезопасить себя от возможных неожиданностей и опасностей.

Как говорится, если тебя хотят изнасиловать, и ты видишь, что сопротивление бесполезно - то расслабься, и постарайся получить удовольствие.

Одно дело полностью бросить употреблять наркотики, отречься от них, ненавидеть их, объявить мораторий. Другое дело, иногда ими баловаться, изредка расслабляться, контролируя при этом свои прихоти. Это разные вещи.

Не бойся, что осторожность и предусмотрительность уменьшат твое удовольствие - напротив, таинственность только усиливает его. Более того, она гарантирует безнаказанность, а разве безнаказанность не служит самой острой приправой к разврату? Безнаказанность - очень сладкая и вкусная штукенция. Это же настоящая аджика или пряности.

Как поступать с угрызениями совести, порожденными болью, которую испытывает тот, кто творит зло слишком открыто, я уже говорил. Но как заткнуть этот внутренний голос, который уже после утоления жажды, снова и снова тревожит нас и упрекает за безумства страсти.

Надо регулярно повторять поступки, заставляющие нас каяться. Повторять их как можно чаще, чтобы привычка творить такие дела заполонила мозг и навсегда покончила бы с желанием переживать за них. Клин клином вышибают.

Как говориться, надо агитировать истину, ибо повсюду агитируют заблуждение! Поэтому, надо чаще повторяться.

Привычка эта сокрушает предрассудок, уничтожает его, мало того, за счет постоянного повторения ситуаций, которые вначале приносили неудобства, эта привычка, в конце концов, создает новое состояние, сладостное для души, состояние абсолютного безразличия и спокойствия. Открываются новые горизонты, дали. Это класс. В этом тебе поможет твоя гордость: ты ведь не только творишь зло, на которое никто бы не осмелился, но ты к нему привык настолько, что не можешь жить без этого, и от этого удовольствие многократно возрастает.

Один совершенный нами поступок влечет за собой другой. Нет сомнения в том, что многократные наслаждения очень скоро придают нашему характеру самые необходимые контуры, силуэты, несмотря на все первоначальные трудности.

Разве не приобретаем мы жизненный опыт, совершая мелкие преступления,

где похоть преобладает над теми ощущениями, о которых я говорил? Почему

никто не раскаивается в разврате и кровопролитии? Да потому, что разврат и кровопролитие очень скоро становятся привычным делом.

Кстати, Чикатило, который губил малолеток, тоже был из таких. Он был отличный семьянин, хорошим отцом, любил жену. Но он был злодей! Ему даже памятник воздвигли в Суме, это на Украине. Я присутствовал в момент открытия памятника.

Собралось там тысячи людей, и все как надо. Порезали ленту, исполнили музыку, помянули память. Потом панихида, зажгли все свечи, пошла церковная служба. Воспевали за душу Чикатило молитвы, пили водку, компот.

Злодейство не забывается, оно поощряется.

Так что, привыкай к любому неординарному поступку: по примеру похоти все поступки легко обратить в привычку, по примеру бесстыдства, каждый из них способен вызвать сладкую дрожь, и это щекочущее ощущение, близкое к страсти, может доставить высшее наслаждение и впоследствии превратиться в первую необходимость.

Э - эх, Исаак, если бы только ты, так же как и я, мог обрести счастье в злодействе - ты нашел бы в преступлении ту же радость, что нахожу я!

Тогда со временем станет оно твоей привычкой, и, в конце концов, ты настолько

с ним сольешься, что не сможешь и дня прожить без этого наркотика.

Тогда все условности покажутся тебе смешными, и твое мягкое сердце привыкнет к тому, что человеческая добродетель порочна и добродетельно то, что люди называют злом. Все это выдумали сами люди.

Человек уже несет в себе зло, ибо он живет в обществе, и будет жить, за счет другого. Так было всегда! Таков закон природы. Добрыми могут быть разве что странники, дервиши, пилигримы, цыгане, не больше-с. Они убегают от жизни, от людей, от общества, поэтому они свободны.

Если ты живешь в обществе, то уже все, ты - хищник.

Даже 16 летний пацан, получивший паспорт, тоже подписывается под общий антураж зла, именуемый государством. Ведь не секрет, что именно государство подталкивает всех людей - и богатых и бедных - жить за счет другого! Это истина, это не мои слова. Любой человек живет, или пытается жить за счет другого. Это ясно, как 1 + 1 = 2. Тогда о какой доброте может идти речь?

Исаак, знай, что люди не совершают зло не потому, что они добрые. Нет, не из-за этого! Чтоб совершить зло - нужна смелость, а доброта по плечу всем. Добрым может быть любой ханыга или бомж. Добрыми бывают люди не по природе, а из-за страха перед адом, перед вечным загробными муками. Так им внушали с детства.

Человек зол уже по своей природе. Он всегда должен быть злым. Это закон! Иначе, почему тогда люди ненавидят друг друга, завидуют, обманывают, грабят, убивают, насилуют, воюют? Почему? То - то! И доброта и зло - это две крайности одной сущности! Вот и все!

Запомни, что наука, искусство, спорт, красота, награды и успех - это все приманка к жизни. Истина только в природе. В Природе матушке! Это твое тело и мозг. Это дерзкое, конструктивное, революционное естествоведение. Это - созерцание природы. Доступна она тем, кому свойственна высокая взыскательность, проникновенность.

Скучен мир, Исаак, ой как скучен! Мир управляется железными законами, железными! Всякими формулами и уравнениями. И не надейся ни на какие летающие тарелки, приведения, богов и ангелов - это было бы слишком интересно.

- А бермудский треугольник? Это же факт!

- Какой факт! Какой факт я тебя спрашиваю?! Я знаю только треугольник - АВС, и все! А там, в Бермудах проявил себя какой то физический закон, о котором мы не знаем. Вот и все!

Тебе повезло, Исаак, что ты можешь жить в высшем обществе, каждый день общаешься с интеллектуалами.

Все люди, все окружающие будут взирать на тебя как твои рабы, закованные в цепи и предназначенные для того, чтобы насытить твою извращенную душу. Не будет никаких обязанностей, никаких препятствий, сковывающих тебя, все они исчезнут в мгновение ока, растворятся в океане твоих желаний.

И никакой голос не будет больше давить тебе на мозги, мучить тебя. Угрызения совести - это сопли! Вытри их, и будет все в порядке. Свою совесть лично я потерял на рыбалке, лет 10 назад, когда поймал бычка, и выпустил обратно в море.

Никогда предрассудки не будут мешать твоему счастью, разум сметет все границы, и, гордо подняв голову, ты пойдешь по дороге, густо усыпанной цветами, или трупами (без разницы!), и будешь шагать до тех пор, пока, наконец, не достигнешь вершин разврата.

Тогда ты и увидишь, как глупо было все то, что в прошлом диктовали тебе от имени Природы; ты будешь насмехаться над тем, что глупцы называют ее законами, ты будешь попирать их ногами, с наслаждением стирать их в порошок. И в тот момент ты свысока посмотришь на эту Природу, униженно и льстиво улыбающуюся тебе, перепуганную до полусмерти страхом насилия.

Как только ты достигнешь этого, не сопротивляйся своим порывам; как только ты узнаешь, как господствовать над Природой, ненасытной в своих требованиях к тебе, поведет она тебя дальше, от ступени к ступени, от одного извращения к другому, но вершины так и не достигнешь. Ты будешь неуклонно подниматься к ней, и твоей верной помощницей на этом пути будет сама Природа.

Как шлюха, которая из кожи лезет, чтобы возбудить того, кто ее купит, она охотно подскажет тебе сотню способов осквернить и покорить ее, и для того все это, чтобы сильнее затянуть тебя в свои сети, чтобы окончательно сделать тебя своей собственностью.

Будь решителен! Наслаждайся, иначе не получишь ничего и не узнаешь ничего; если будешь робким и нерешительным с ней. Навсегда ускользнет от тебя Природа.

Повторяю, Природа - это как бы лужайка с цветами. Она тебя просит: почисти меня, сорви мои цветы. Но ты медлишь, не решаешься.

А пуще всего берегись религии - ничто так не искушает нас, как вредоносные религиозные выдумки. Религию можно сравнить с ящерицей, чьи оторванные хвосты тут же отрастают снова. Она неустанно оболванивает того, кто недостаточно умен.

Ух, сучка, смотри, как гривой своей машет! А ну остынь, кобыла!


Скакали они быстро. Сулейман дергал коня за уздечку, и продолжал беседу.

- Всегда существует опасность, что нелепые идеи насчет мифического Бога, которыми оболванивали наши детские мозги, возвратятся к нам, чтобы мешать нашему повзрослевшему воображению, когда оно будет свободно парить на седьмом небе. Э - эх, Исаак!

Забудь, выбрось из головы само понятие этого бесполезного и смешного Бога! Его существование - это мыльный пузырь, который лопнет при малейшем щелчке.


Иногда Сулейман вместо Бог - говорил Бох. Вместо буквы г. - произносил х. Исаак же старался не замечать этого порока.

- Вот посуди сам. Если из Корана или Библии убрать понятия про рай и ад, ну… взять, и вырезать. Что останется там? Ничего! Останутся там одни наставления, которые на хер никому не нужны.

Мол, приветствуй своих детей, свою жену, когда вошел в свой дом. Приветствуй всех первым, будь приветлив. Будь искренен с родителями и пр. и пр. Кому нужна эта разжеванная веками ересь? Кому? Это что, открытие что ли, или может это что-то новое? Все это знают, но не спешат выполнять эти простые и плоские заповеди.

Не из-за наставлений поддаются люди религиозным книгам, а из-за страха перед адом. Смешно это до потери пульса! И ни один еще из активных религиозных деятелей до сих пор не пропагандировал Боха. Все они пропагандируют страх, богобоязненность, ритуал, которые рассчитаны на слабых людей, а таковых много.

Сравнительно недавно в одной из туринской церкви была найдена так называемая плащаница, смертное покрывало, в которое якобы, по преданию, Иосиф из Аримафеи, обернул тело Иисуса Христа после распятия. Мол, на холсте был виден ржавого цвета стершийся контур человеческого тела. Вот послушай, послушай, это настоящий маразм!

Будто на этой плащанице были изображены отпечатки крови, тела и лица многострадального Иисуса! Были обозначены контуры, причем совершенно четко, видны были линии тела - спереди и сзади - голого, бородатого мужчины крепкого сложения, с рубцами от гвоздей на руках и ногах и со шрамами на спине, которых насчитали 125. Виден даже след от удара копьем на грудной клетке и множество следов от уколов на черепе, вызывающих мысль о терновом венке.

Это была подлинная сенсация!

Валом в эту церковь шел народ, валом! Чтоб просто взглянуть на эту плащаницу, зажечь свечи, помолиться, расплакаться, и обсуждать целыми часами это «чудо».

Так вот, 5 научно-исследовательских институтов Америки доказали, что эта плащаница, и отпечатки крови - не что иное - как аферизм или хитрость человека. Это обман, ложь. И данное выявление подтвердилось полнотой науки, что на протяжении стольких веков вряд ли сохранились бы эти следы крови и лица.

И что? Ты думаешь, перестал народ верить в эту глупость? Нет! Еще пуще прежнего верил народ в это "гениальное" открытие религиозных проповедников. Их уже не переубедишь. Все дело в том, что людям нужна сказка, в сказке они нуждаются. И эти пророки прекрасно разбирались в психологии человека.

Воистину было так: однажды Иисус увидел апостола Петра, ловившего рыбу на берегу реки. Стягивал он на себя огромную сеть, где трепыхались рыбы. Посмотрев на Петра, сказал Иисус:

- Петр, брось ловить рыбу! Пойдем со Мной, я научу тебя ловить людей!

И он пошел за Ним. Многих людей они поймали, очень многих. По сей день продолжается эта ловля. И будет продолжаться дальше.

Однажды религиозные умники меня спросили, «почему я не верю в Бога»? И я ответил им - а где же Бог? Покажите мне его! Тогда указав наверх, они ответили - «а Он на небе»! Но после моих последних слов, они ушли, не знали что сказать. А я им сказал только это: «А вы там были? Кто был из вас на небе»!?

Религия - это известное и очень неопределенное, неясное настроение, напичканное сумбурными правилами жизни.

У меня был товарищ, Давид. Он в свои 45 лет резко ударился в религию. Пошли посты, молитвы, службы, всякие религиозные дискуссии, апеллирование священными книгами, и пр. И что? Через пару лет он понял, что ошибся. До него дошла вся религиозная тупость, но так устроен человек. Давид постеснялся признаться в своей дезориентации. Мало того, не признаешься - твое дело. Так он еще пуще прежнего, еще яростнее, на зло всему миру стал молиться, поститься, и так далее. Это ущербность, стеснительность, комплекс, мол, я ошибся, заблудился, и не признаюсь в этом никогда.

Рано или поздно, умный человек начинает понимать, задумываться над всей этой чушью. Это законно, это естественно. И приходит он к выводу - что Бог, это тоже самое, что Природа. Остальное же - пророки, ангелы, молитвы, обеты - все это филькина грамота.

Посуди сам. Нет, ты послушай, послушай, что говорили пророки! Подставь - де, щеку, отдай последнюю рубаху, люби врагов. Что за херня! Это пустые слова, которые уходят в небо, а не зажигают сердца. По - моему, это комплекс неполноценности, какая-то ненормальность. Не свойственно человеку это. Может, пророки были мечтателями, не знаю. А все считают, что их ученики, то есть люди, не понимали их. Кто поймет это?! Как это понять!?

Еще можно понять, когда говорят, мол, возлюби того, кто тебя ненавидит. Но как можно полюбить того, кого ты сам ненавидишь? Это не реально, не по земному. Это сказка.

Так не бывает, что пророки были великие, а вот люди, то есть мы - идиоты, людской род - слаб. Так не может быть! По Сеньке и шапка! Если плох ученик, значит слаб его учитель! Иначе, в другую галактику впустила бы Природа этих пророков, а не к нам.

Исаак! Это пустые кумиры! Это тоже - самое, что поклоняться киноактеру или легендарному певцу.

Священные тексты, надиктованные богом!!! Как это глупо звучит! Видел ли ты мозги, Исаак? Ну, когда нить видел с близи человеческий мозг? Нет? А я видел! В морге было это, в Москве, давно правда, но запомнил это я.

- Ты что, в морге работал что ли?

- Да, и там тоже. Мне нужно было там работать. Для души. Все мы кайфуем, тащимся при виде останков древних городов. Парфенон, Колизей, Девичья башня и прочие памятники старинного зодчества, античной культуры нравятся нам. Но лучше всего созерцать останки человеческих жизней. Но я отвлекся. Воот.

Там работал мой товарищ, Илья. Он был там санитаром, ковырялся в трупах. Однажды я присутствовал при вскрытии трупа. О солнце! Он мне однозначно объяснил, порезав мозг человека на мелкие толики. Рядом был врач - патологоанатом, и он объяснил, показывая нам часть мозга.

Я запомнил слова: ''если поражается верхняя часть мозга, человек начинает видеть галлюцинации, слышать голоса; а если нижняя, он превращается в безумного убийцу. Одна анатомия - никакого божественного участия''.

Верь только законам Природы! Природа перед глазами! Не переставай обращаться к великим мыслям Дарвина. Будь материалистом.

Один мой друг - энтомолог - изучал жизнедеятельность муравейника. Обычного муравейника. Там кишело миллион муравьев, если не больше. Так вот, Исаак, дело в том, выяснил этот энтомолог, что и в этом муравейнике все как у людей. Свои пророки и законы, перед которым преклоняются муравьи. Свои короли, которым подчиняются муравьи, свои рабы, начальники, чиновники, и пр. Все как у людей! И что же?

Рядом проходит лошадь, и как долбанет копытом по муравейнику, и все - все! Сравняет он это "королевство" муравьев с землей и пиздой. От их законов не останется ничего.

А ведь в этом муравейнике есть и убийцы, и лентяи, и умельцы, и работяги. Так вот в том то и дело, что нам - людям - все это по фени! Муравей был рабом или королем, плохим или хорошим - разницы нет! Для нас он всего лишь муравей!

А теперь сравни этот муравейник с нашими понятиями и законами. Одно и то же! Разве нет? Одно и то же! У нас, у людей, разные религии, пророки, Президенты, долбанные законы, и иной идиотизм. И мы думаем, что становимся ближе к Богу.

Бляааа, как это противно, Исаак! Да богу этому, если он есть, наплевать ты кто - хороший или плохой, верующий или бандит. Ему это по яйца! Мы все для него всего лишь люди, точнее, людишки, человечки. Стоит матушке природе просто дунуть на наш глобус, как дует ребенок на одуванчик, и мы исчезнем, разлетимся в разные стороны, растворимся, испаримся.

Признание Божества является непростительным для человека пороком.

Я читал, что Имам ибн аль-Кайим - один из благочестивых мусульман времен Мохаммеда - писал, что одного из умирающих просили сказать "нет божества кроме Аллаха', но он ответил: ''Это мне не поможет. Не совершал ради Аллаха я намаз.'' Так и не произнес он этого, и по словам Имама ибн аль-Кайима, попал он в ад.

Ну скажи, не глупость это? Мол, я был негодяем и подонком, но главное, на смертном одре назвать слово Аллах, и все - я тут же иду в рай.

Выходит так, что для этого Аллаха, главное, что какой-то ничтожный человечишка его признал, произнес - де, его имя. Тогда выходит, что Аллах - ущемленное существо. Он несамодостаточен! Он хочет, чтоб с ним считались.

Разве может быть такое, что б ты, Исаак, получал удовольствие оттого, что тебя хвалит, или перед тобой преклоняется, или просто с тобой считается 2 - х летний мальчик? Может быть?

Нет, конечно! Ты же нормальный человек, и этот мальчик - не твой уровень. Не опустишься ты до его уровня. А Аллах, оказывается, опускается до уровня наркоманов, алкашей, тунеядцев, и пр. отбросов. Мне возразят, мол, всевышний любит всех, поэтому со всеми цацкается. Но ты же знаешь, что это отмашка, не серьезно это все!

Ни с кем не цацкается Бох, и не может он полюбить человека больше, чем могу полюбить я своего ребенка. Никогда я свою дочь не убью, а так называемый, всемогущий Бох, пожирает всех, независимо от возраста и расы.

Спокойно может человек понять все это, если потрудиться чуть - чуть подумать, если пораскинет мозгами, если просто проникнется в это дело. Но у человека нет мозгов, он не хочет думать. Зачем ему думать? Если верят все, значит так надо. Человеку свойственно чувство стадности. Это от стада, закон животных.

А чтоб подумать, поразмыслить, вычислить, проанализировать, опровергать - нет, это не для простого человека! Способен на это только избранный.

Прежде чем думать о том, будем ли мы в раю или в аду, надо знать, что после смерти все наши органы чувств будут разрушены, и наш мозг, который мыслил при жизни, станет кормом для червей и превратится в прах. Может ли какое то живое свойство жить, когда этого живого существа нет в живых? Может ли ваша рука двигаться после вашей смерти? Может ли ваш глаз видеть, когда вас нет в живых?

Если бох действует по неизвестной нам логике, тогда почему когда мы кушаем шашлык из баранины, этот баран не бякает.

Хорошо, допустим человек в отличие от скотины, имеет некий элемент, некую искру от бога, и так как бог "логичен", то зачем после смерти он карает душу? Зачем? Если человек при жизни был грабителем, убийцей, то его на это обрек сам бог. Он же ему и воздал наказание. Ведь преступник, нарушая закон, мучился, был в бегах, отсидел в тюрьмах, болел, и очень часто преступники умирают молодыми. Все! - значит это дело рук бога, их такими сотворил сам господь. Разве нет? Тогда какой смысл после смерти продолжать опять мучить их душу. Зачем я спрашиваю? Значит бог или жесток, или нелогичен? Разумеется, все думы о душе и религии являются фантазиями. Это словесная болтовня, все это только слова.

Почему во время месяца Рамадан, мусульмане ежедневно после поста должны кушать хурму или попить водицы? Почему? Это совершенно официально, об этом на полном серьезе сообщают, мол, хурма, и все - точка! Почему именно хурма, а не инжир или яблоко? А потому что так заложено кем - то очень давно. И все! Именно кем - то! А кем - это уже не важно!

2000 лет назад кто-то что-то сказал. Все - финиш! Никто не хочет это изменять. А знаешь почему? Чтоб что-то изменить, нужна ответственность, ясно? Ответственность!

Кто-то должен взять на себя эту ответственность, и доказать, что прошлое устарело, надо думать по новому. А на это способны лишь единицы.

Я могу простить и понять все, даже подлость и низость, готов сочувствовать и снисходить всем человеческим слабостям, но я не воспринимаю, как возвеличивает этого Бога человек.

И никогда не пойму человека, который безвольно бредет богом, опираясь только на собственную глупость.

Где - то год назад я слышал, как один узбек с топором ворвался в ресторан в Ташкенте, и зарубил многих там молодых парней. На допросе он сказал: ''В Коране я читал, что Мохаммед советовал истреблять гомосексуалистов, тех, у кого ненормальная ориентация''. Вот что делает с людьми религия.

Но их можно понять, они нуждаются в религии. Именно религия дает им мизерный шанс, чтоб наставлять и поучать людей. Это их лекарство, ибо вера в бога делает их значительным в собственных глазах. Именно в собственных, а не в чужих. Мол, все вы тупые и неверные, а умный только я. Вы будете гореть в аду, а я буду в раю прохлаждаться. Бляяяя, какое идиотство!

Я еще понимаю тех, кто стоит у обрыва, ходит по лезвию бритвы, стоит на грани, боясь упасть. К ним относятся дешевые хулиганы, устраивающие пьяный дебош, и прочая шпана. Им нужна религия, да! Хотя вряд ли она им поможет.

У меня был приятель, Лейб. Он был нервный, драчун, часто пил, кутил, и пр. Чуть не развелся, растерял друзей.

И ударившись в религию, посещал Синагогу, стал ''верить', так сказать. Это помогло ему, он стал человеком. Точнее, что-то наподобие человека. Понятно, что он дурак, но ему помогла именно вера. Он стал авторитетным и значимым в своем кругу общения. Это бальзам по сердцу, и ему это нравится, когда все незнайки у него советуются, интересуются у него на предмет бога и религии, и тот со знанием дела отвечает им на их вопросы.

Но в том то и все дело, что таких, как Лейб, мало. Это единицы. Но религия же служит всем!

В основном ударяются в религию именно ущемленные и ущербные идиоты, неудачники, те, которые при жизни ползают, но надеяться парить и властвовать в раю. Это страшные глупцы!

Они в дальнейшем начинают понимать всю ничтожную суть религии, разочаровываются, ибо знают, что над ними смеются, смеются даже сами боги! Хо-хо-хо!!! Ибо каким бы ни был человек бараном и козлом, он рано иль поздно поймет, что все религиозные заповеди - это болтовня, это всего лишь слова, и они далеко не убедительны.

Но они не могут вернуться обратно на реальную тропу, ибо они упрямы и глупы, и самолюбие им не дает сознаться, что они совершили ошибку, ударившись в религию. Иначе над ними будут смеяться открыто. Вот чего они бояться, и все дальше упрямо ввязываются в тину.

Вместо того, чтобы свернуть хотя бы с пол пути, они бояться стать объектом смеха и гнусных кривотолков, и этим самым полностью посвящают свою жизнь всевышнему, отгоняя, отталкивая, отфутболивая, отшивая от себя озарение и реальность. И в тоже время надеются, надеются, надеются

Если это так, а это несомненно так, тогда чему служит религия? Чему? Она же ничего не предотвращает, не развивает, не объясняет. Она же ничего не делает! В мире нет даже секунды, мгновенья, где не совершалось бы преступления. Каждую секунду кого-то убивают, грабят, насилуют. Каждую секунду!!! Это бесспорный факт. И если это так, то на хрена мне религия? В чем ее суть? В загробном мире? Глупо, глупо, глупо!!!!!

Мне однажды сказали, что в мире существуют 2 миллиарда мусульман, и все они не могут ошибиться. Если они верят Аллаху, то значит что-то там есть. Мол, ошибиться может 100 человек, 1000, крайняк - миллион, но не 2 миллиарда. Один раз мне это сказали.

А я им ответил, что это происходит от чувства стадности. Люди по своей сути животные, и многое происходит на ура! - по цепной реакции. Мол, чем я тупее того то, или этого. К тому же, речь ни в том, что кто не прав, или прав. Было время, когда за Гитлером пошло много миллионов людей, но Гитлер проиграл войну, поэтому те люди поняли свою ошибку.

А в плане религии результата нет. Ты понял, нет! Нет никакого результата, итога! Одна лишь мудрая глупость, глубокая мгла и темень. А там где нет результата, там не может быть ни выигрыша, ни проигрыша. Поэтому трудно судить, эти 2 миллиарда мусульман правы или нет. Результата же нет!

Мне опять отвечают, мол, все покажет загробный мир, там всех рассудят, результат будет там, и пр. и пр. Хорошо, допустим это все будет, хотя я не раз долбил всем (и тебе тоже), что это всего лишь воображение и сказочки больных и ущербных людишек.

Теперь вопрос: выходит, что остальные 4 миллиарда людей попадут в так называемый ад? Представители всех религий - кришнаиты, христиане, иудеи, буддисты, баптисты, и прочие и прочие в аду будут гореть, а вот мусульманам место только в раю! Интересно, очень интересно. Оказывается, найден рецепт попадания в рай! Прими Ислам - и ты в раю! Это разве так? Опять молчание…

Да поймите вы: все это происходит от чувства стадности. Это животный инстинкт, стереотип. Мол, чем я хуже остальных? В религии точно также. Вера одного человека ориентируется и зиждется на вере других людей.

Однажды мне один ученый сказал, что он курит потому, что курит его соседка - симпатичная женщина. Он смотрит на нее, как та затягивается сигаретой, и тоже хочет покурить. И курит!

И любит пиво потому, что в Латвии пиво - это любимый напиток Иванаускаса - известного футболиста. Ты понял?

Он постоянно надевает костюм в полосочку, почти в нем спит, только за то, что этот же, точно такой же костюм носит Николас Кейдж. Человек все делает, ориентируясь на другого. Жил бы он на необитаемом острове, то естественно, не курил бы, не пил бы, не знал бы ничего о боге. И уверяю тебя, жил бы он гораздо счастливее!

Религия существует 2500 лет. То есть, люди ее выдумали примерно столько лет назад. И что же? До появления религии люди жили плохо? Может быть у них в чем - то были проблемы? Поверь: они жили гораздо лучше, нежели после, при пророках, когда они стали оскорблять, унижать друг друга, объявлять войны. Религия стала лишним, дополнительным стимулом для начала войн, для угнетения народов. Религия породила насилие, и будет это делать дальше.

Все должно быть свободно, непринужденно, плавно. Кто хочет, пусть верит, а кто не хочет, то нет. Но в жизни же не так! Ты должен, я повторяю, должен верить! - кричат религиозные фанаты. Иначе ты невежа и неверный, тупица и шайтан. Вот чему учит религия!

Уже доказано это, что 2000 лет назад жили более умные люди, потом наступил мрак, провал. Люди стали мельчать, тупеть. Потом опять умнеть, и опять глупеть, и так далее, и так далее. Это процесс спирали, это закон. Назад, вбок, вверх, опять назад, и опять вбок, и вновь наверх, и так далее. Ты понял?

Знаешь, почему людям нравится пост? Ну почему люди часто постятся, голодают? Будь это мусульмане, христиане, иудеи, и пр. и пр. Почему? Да потому, что после поста жрать легче, вкуснее, лучше и аппетитнее. Жрать, понял, жрать, вот и все!

Голод ассоциируется с пищей, начинается слюня выделение, сосет желудок, ноет сердце, звенят кишки, но он терпит, терпит, терпит. И это все "подбадривается" религиозными словами, которые еще больше возбуждают аппетит. Сами выражения и слова, такие как - ифтар, сура, аят, дуа, завет, псалмы, архимандрит, аминь, светки, молельня, нимаз, тафсир, хадис - также раздраконивают аппетит, развивают тягу к еде, особенно во время жуткого голода. В процессе мучительного поста, любой шорох, даже случайное слово или простой предмет, верующий человек увязывает, сочетает, с едой, пищей, с мясом, картошкой, мучными блюдами.

И он, затаив дыхание, облизывает губы, глотает слюну, мучается, и уже готовится к трапезе, причем вкусной трапезе, с трепетом предвкушает яства на столе. И после плотной еды он поднимается в своих глазах, самоутверждается, ибо он выдержал этот "экзамен", проявил характер, стойкость. Не надо тут мудрить! Вера, вера…

В Африке в средние века люди - и мужчины и женщины - ходили абсолютно голыми. И естественно, женщина не могла возбудить мужика, ибо все открыто, все напоказ. И чтоб войти в половой контакт с женщиной, она показывала мужу единственно закрытый участок на своем теле: свою белую шею! Только ее шея оставалась не загорелой от солнца из за длинной косы, которая прикрывала эту шею. И мужчина, взглянув на беленькую шейку, кидался на жену, как леопард. То есть, то, что закрыто, то и прельщает человека.

Я вот спрашиваю у одного знакомого моего монаха: ''зачем тебе вообще вера? Что тебе дала вера? И зачем тебе это слово - ВЕРА''? Он, вскинув брови вверх, отвечает мне: ''как же без веры то''? Я не отстаю: ''вот я не верю, и что? Я уже не человек что ли? Ты начал верить 10 лет назад. И что, до этого ты значит не жил что ли''?

Он опять удивленно отвечает: '' я начал жить именно после веры в бога''!

''Зачем? - говорю ему. Что дала тебе эта вера?! Ты же и так был хорошим человеком. Зачем тебе эта ограниченность, этот страх перед выдуманным адом, и предвкушение так называемого рая? Зачем? Ты же и так хороший человек! У тебя качественная конституция, ты по жизни хорош''. И он убежал, не дослушал меня.

Бог, бог, бог… Сколько можно это слышать. Бог, Бог, Бог…А что это? Что? Что такое бох? Никто этого не знает, и не нужно это знать! Если кто нибудь докажет его существование, покажет, укажет на бога, и крикнет - смотрите, это БОХ! - и все люди его увидят, убедятся в его бытие, то поверь, ПОВЕРЬ! - что религия потеряет актуальность, она исчезнет, и искоренятся все верующие, никто не будет верить богу. Ибо то, что конкретно и ясно, то никому не нужно. Человеку нужна тайна, причем за семью печатями.

Главное, по требованию верующих фанатов - надо верить! Кому надо, зачем надо - это не важно!

А там мол, так написано. Где написано? В Коране, Библии, Талмуде. А что там написано? И кто это написал? Зачем он это все писал? Цель? Разумеется, никто не сумеет ответить на эти обычнее вопросы. Да и ответа на них нет. Меня давно уже раздражает эта недоказанная система. Многие не понимают, что все эти священные книги писали люди, понимаешь, люди! Это все казенная хрестоматия. И все это преподносится людям от имени всевышнего. Но писали же это все ЛЮДИ! ЛЮ - ДИ!!! А людям доверять нельзя! Им нельзя верить.

Барана создал Бог, но шашлык то из баранины делает же человек! Не всевышний же крутит шомполами на горящем мангале. Все делает человек! ЧЕЛОВЕК!

То же в равной степени относиться к священным писаниям. Коран, Библию, Талмуд и пр. "святые" слова написали, накалякали, намазали, нарисовали люди. Ты слышишь - ЛЮДИ! Будто на небе раздвинулись облака и тучи, оттуда высунулась руга Бога, и он начал писать для людей. НЕТ! Все это писали люди, человеки, и тут без искажений и ошибок, без воображений и фантазий, без вмешательства слабых существ не обошлось. Человек думает об одном, говорит совсем другое, а уж пишет и вовсе иное.

В Бога из книжки верят средне: мало ли, что можно в книге намолоть, ибо это писали люди.

Читать Коран на русском вообще бессмысленно, все усилия пропадают даром. Это прямая речь пророка (если это так), и переводить ее с арабского нельзя, пропадает откровение.

Коран канонизирован в 653 году, при халифе Усмане. То есть почти через пол века после смерти Мохаммеда. Разумеется Коран писался наугад: там было и воображение, все восстанавливалось по памяти. Представь себе, что в 1975 году не было магнитофонов, и в 2000 году Путин велит сохранить для потомства наследие Анны Герман.

Люди - это лживые субъекты, недоноски, недотепанные, недоебанные, недохуяренные элементы. Это те же самые попы, монахи, раввины, муллы, всякие святоши. Пошли все на хер!

Однажды один монах мне сказал: ''в жизни все создается всевышним''. И я ему ответил: хорошо, если это так, и если бог создал мир, то выходит, что и бога кто-то создал. Ведь в жизни все взаимосвязано, все мы находимся в бесконечной галактике, где отсутствует конечная станция.

Вот послушай, однажды я случайно оказался в Союзе Писателей, и стал свидетелем, как критиковали одного писателя, который написал роман, удивительно схожий с произведением Набокова «Лолита». Все критики набросились, обрушивали ярость на этого молодого литератора, что мол, ты плагиатор, крадешь мысли, идеи у Набокова, мол, ты украл у него этот роман, ты списал с него все, и это не твое. Дескать, это некрасиво, нехорошо! Постыдись!

Помню, я встал на защиту этого начинающего писателя, и заявил всем критикам: '' а я не понял, разве в этом мире есть оригинал, есть подлинник? Есть что-то свое, что-то личное? Все в этом мире для человека является чужим, кроме смерти!

Кто сказал, что Набоков сам у кого - то не взял «Лолиту», не списал откуда-то? Вы же не можете знать первоисточник его идеи «Лолиты»! Вы не в курсе, что послужило первым звеном для романа «Лолита»! Набоков тоже у кого-то позаимствовал, перенял, взял.

Объясняю! Произведение «Ромео и Джульетта» было создано на основании «Лейли и Меджнун», а «Руслан и Людмила» на основе «Ромео и Джульетта».

Потом появились на свет «Мастер и Маргарита», и прочие романы такого рода. Все создается на основе чего-то. Именно ЧЕГО-ТО! Из ничего не может возникнуть что-то!

Низами тоже создал «Лейли и Меджнун» на основании чего-то, но мы не знаем чего, ибо это было очень давно, примерно 1000 лет назад. Будто Низами - это первый автор любовных романов. Мол, он был первооткрывателем литературы любовного содержания, и до него в таком жанре никто не писал Разумеется, это не так. До него тоже писали про любовь, про сентимент, и так далее.

Нету в мире подлинника, нету! Поймите это вы, людишки! Все создается, живет, умирает, и заново рождается. Это круговорот, колесо жизни. Новое - это хорошо забытое старое, и никак иначе.

А тут монахи, муллы, раввины заявляют, что вдруг откуда ни возьмись, ни с того ни с сего, внезапно, нежданно, нечаянно появился на арене самый главный наш папаша - этот Бог, и одним щелчком Он создает вселенную. Повторяю, из ничего не создается что-то.

Все это я рассказал монаху, и опять молчание…

Он не понял, он не понял, что если бог создал мир, то и его самого тоже кто-то создал, и главное то, что если бог и вправду создал мир, то он его создал на определенных условиях. Скажи, вот зачем люди должны умирать? Зачем? Правильно, смерть неизбежна, иначе мир заполнится людьми, и будет тесно. Отлично! Но это и есть то условие, на основании которого бог создал мир! Разве нет? Условие, при котором смерть неминуема. Нет? Ну воот… а если это так, то сам всевышний строго подчиняется этому условию. Он не может изменить его, ибо он тоже кому-то подотчетен.

Религия - это один из способов жизни, а жизнь щедрее, мудрее и величественнее ее. И само собой, что религия не является жизнью, превосходящей саму жизнь. И это естественно.

Кто занимается спортом, кто искусством, кто политикой, кто наукой, а кто религией. Каждому свое. Религия ни чем не выше этих отраслей. У каждой отрасли своя доля и аудитория, у каждого свой прикол и бзик.

Религия может указать путь, а этого очень часто не понимают не только обыватели, но и сами религиозные деятели.

Мои слова посвящены вскрытию невидимых рычагов, позволяющих понимать мир более разумно. Эти рычаги необходимо исследовать более объективно, иначе это будет не объективная оценка бытия, а сказки приятные на слух.

Вот слушай, что говорил перед смертью Амир ибн Абд Кейс. По словам Катады - очевидца самого Мохаммеда - перед смертью Амир заплакал. Его спросили, отчего он плачет? Тогда сказал Амир: "Плачу я не из-за того, что меня печалит смерть или влечет мирская жизнь. Плачу я из-за того, что расстаюсь с полуденным зноем и ночными Намазами''.

Пожалуйста, сказать, что это узость ума, значит, ничего не сказать. Я лично знал одного человека, жил он в Риге, который перед смертью тоже плакал. И когда спросили у него причину, он ответил вот так: ''Мне жаль, что не смогу я больше девушек потрахать. А ведь сравнительно я молод и здоров. Обидно это''.

И что, большая ль разница между его последними словами, и словами Амира? С природной точки зрения - никакой! И тот чем - то тешился, и этот. И у того была мечта, и у этого.

А это еще большой кошмар. Ты слышал, что сказал перед смертью Абу Абдуррахман ас - Сульми - праведный сподвижник мусульман. Он сказал: ''Как же мне не надеяться на милость Аллаха, когда постился я в течение восьмидесяти месяцев Рамадана".

Сказать тебе, с чем связаны его слова? Постился он всю свою жизнь в обмен на рай, так сказать на всякий случай, на авось, вслепую. Мол, ты мне - а я тебе. Мол, я же постился, слушался же тебя, о, Аллах, так что, веди меня в рай бля! Веди на фиг!

Мол, если и есть на самом деле рай, то вот! пожалуйста! - ведь я все делал правильно! Иначе, он бы никогда не произнес бы такие слова. Он боялся смерти, боялся умереть, поэтому это сказал.

Я понимаю тех людей, все это исходит от невежества, от страха, от незнания, от недостаточной образованности или полной необразованности.

Что стало бы со мной, если бы я признал Бога?

Меня раздражает одно упоминание о нем, и когда я слышу его имя, мне кажется, что вокруг меня начинают трепетать те страдальцы, которых смел с лица земли этот ужасный предрассудок.

Развитой, или не развитой человек - все равно! Образованный или неуч - все равно! Природа пожирает всех своей деревянной ложкой. Как ты понял, деревянная ложка - это гроб. Вечно продолжается этот процесс.

Смерть как магнит манит, притягивает к себе нас всех, но мы пока увиливаем, пока хляем. Но это все пока.

Э - эх … Не надо бояться смерти, надо бояться жизни. Слишком она бессмысленна и дешева.

Что-то много я говорю. Все ты понял?

- Сулейман, для азербайджанца ты слишком умен! Скажи честно - ты кто? - спросил обернувшись.

- Я араб! И что? Хоть и зовут меня Сулейман, но по паспорту я Соломон. Это мое второе имя. Ясно? Так надо. А фамилия Ходос. И приехал я сюда, в Баку, чтобы распространить эти идеи в Азербайджане. Посеять смуту, гомосексуализм, разврат. А заодно, и коррупцию. Хотя коррупцию не надо сеять, ее надо усилить и поддерживать. И все это от имени якобы евреев. Я буду под них косить, пусть думают, что во всем виноваты именно евреи.

- Но зачем? Что тебе сделали евреи? - не понял Исаак.

- Евреи везде мутят воду!

- У тебя есть доказательства?

-...?...

- Послушай, Сулейман. Вот я еврей, и что же я такого сделал вам арабам?

- Не ты, так другие.

- Э - э! Если вы не можете обмануть евреев, это не значит, что они плохие. Если еврей умный, это не значит что он плохой. Я понимаю, когда видишь перед собою барана, ты его хочешь порезать, но не все бараны, Сулейман! Имей это ввиду. ИМЕЙ ЭТО ВВИДУ! Ты просто слышал звон, но не знаешь где он! Ты слышал, да, ты именно слышал, что мол, евреи, Масонская ложа, сионские мудрецы, и прочие, и десятые, но ты не в курсе, что да как. Ты не знаешь, чем занимаются евреи, что они делают!

Где - то что-то взрывают, и о! - это сделали евреи. Теракты, митинги или перевороты - тоже якобы делают евреи. Где - то кошка пернула, у кого-то теща беременна, соседка рожает - опять виноваты одни евреи. Это разве не глупость?

- Исаак, я знаю одно! Под разными названиями во всех странах существует приблизительно одно и то же. Президентский аппарат, Министерства, Парламент, Государственный Совет, Законодательный и Исполнительный комитеты.

Не нужно мне пояснять тебе механизмы отношений этих учреждений между собою, так как тебе это хорошо известно; обрати только внимание на то, что каждое из

названных учреждений отвечает какой-либо важной государственной

функции, причем прошу заметить, что слово "важный" я отношу не к учреждению, а к функции, следовательно, важны не учреждения, а их функции.

Учреждения между собою поделили все функции управления - административную, законодательную, исполнительную, поэтому стали действовать они в государственном организме как органы в человеческом теле. Если повредить одну часть в государственной машине, государство заболеет, как человеческое тело... и умрет. Развращенный народ - это результат развращенных проектов, которые составляются в вышеуказанных учреждениях.

Рыба гниет с головы. Не бывает такого, что верхи чисты, а низы в грязи. Чисто поверхностно верхи могут выглядеть опрятно, но душою далеко они не идеальны.

Вот так, мой друг.

- Но причем тут евреи?

- А при том, что спокон веков их воспринимали как серых кардиналов. Все решают они - евреи!

- Ну ты забрел… да уж... Послушай, куда это мы скачем? Где твой конюх? А, вот он! Хорошо… Как на счет последнего сна Мохаммеда? Когда едем в Иорданию?

- Через пару дней. Билеты на самолет уже готовы.


Конюх встретил их с недовольной миной, и принял своего коня. Сулейман с Исааком ушли прочь.


Лучше впасть в нищету, голодать или красть,

Чем в число блюдолизов презренных попасть.

Лучше кости глодать, чем прельститься сластями

За столом у мерзавцев, имеющих власть.


5.


После этого случая Исаака тянуло к Сулейману. Именно тянуло. Улучив момент, он тут же шел к нему домой, общался с ним, кушал, читал газеты, и пр.

Есть много странности в том, что противнейшие явления имеют почти непреодолимую власть притягательности. Вот сидит человек и обедает и вдруг, где-то, за его спиной, вытошнило собаку. Ну…собака блеванула, вырвала, из ее пасти вылилась разноцветная (бордово-коричневая) жидкость.

Человек может дальше есть и не смотреть на эту гадость. Человек, наконец, может перестать есть, и выйти и не смотреть. Он может. Но какая-то нудная тяга, словно соблазн (а уж какой же тут, помилуйте, соблазн) тащит и тащит его голову и обернуться и взглянуть, взглянуть на то, что подернет его дрожью отвращения, и на что он смотреть решительно не желает.

Вот такую-то тягу чувствовал Исаак в отношении к Сулейману. Каждый раз, возвращаясь от Сулеймана, он уверял себя, что больше ноги его там не будет. Но через несколько дней Сулейман звонил, и снова он шел к нему, шел как бы затем, чтобы сладостно бередить свое отвращение.

В тоже время ему понравилась скакать на коне. В душе он был благодарен Сулейману, так как после часа конного спорта у него была необычная эрекция, он писал обильно и мощно, почки перестали болеть.

В доме у Сулеймана (как понял читатель, он же - Соломон), кроме Исаака сидела Кама. Она была замужем. Но муж не работал, был временно безработным, как это говорят сейчас.

Кама работала у Сулеймана на "фирме" и думала, что он еврей, зовут его - Соломон. В чем заключалась функция ее деятельности, она даже не знала сама. Исаак расположился в углу комнаты, рассматривал цветные журналы.

В соседней же комнате Соломон беседовал с Камой.

Кама расселась в кресле, отдыхала, слушая своего "учителя".

Соломон философствовал.

- Ну как ты, Кама?

- Ничего, Соломон (закурив сигарету). Все хорошо.

- Опять муж не работает? Э - эхВы, азербайджанцы, наивные до неприязни. Ничего не понимаете. Все проходит мимо ушей

- Да, ты прав. Куда нам до евреев? Никто не доволен своим состоянием, но всякий доволен своим умом. Скажи, Соломон, как тебе удается быть безжалостным к несчастным, которых ты хладнокровно сбиваешь с пути? Ведь это ж не тараканы, это люди!

- Кама, понимаешь, в моей профессии можно достичь основательной и научно объяснимой жестокости только благодаря принципам, которые совершенно неизвестны людям (С иронией).

- Что значит этот насмешливый тон? Выходит, все дело в принципах? Я хочу, чтобы ты рассказал о них подробно.


Соломон укоризненно - нежно посмотрел на Каму.

- Я не смеюсь. Они взрастают на почве абсолютной беспечности; слишком много внимания уделяем мы своей собственной персоне. Переоцениваем себя. Надо принижать себя. Человек, это всего на всего движение, не больше-с. Люди строят из себя почти пророка, слишком уж большое значение уделяют своей персоне. В результате мы упускаем массу выгодных моментов. Более того, мы можем спокойно перерезать горло родному брату, другу, точно так же, как мясник режет барана. Разве мясника тошнит от своего занятия? Да он даже не знает, что это такое. Вот так же с нами обстоят дела.

- Я понимаю, что исполнять закон - твоя профессия. Конечно, понимаю, общее мировоззрение состоит в том, что главное благо всех мужчин, всех без исключения - старых, молодых, студентов, генералов, образованных, необразованных, - состоит в половом общении с привлекательными женщинами, и потому, хотя и притворяются все мужчины, что заняты другими делами, в

сущности желают только одного этого. А как ты относишься к тому, чтобы сочетать работу с удовольствиями?

- Положительно отношусь, Кама. Как может быть иначе? Искоренив в себе предрассудки, уже не видим мы в разврате ничего плохого.

- Как? Разве развращать людей ты не считаешь злом?

- Сначала мне ответь, что такое разврат? Если бы разврат и уничтожение живых существ не было одним из фундаментальных законов Природы, тогда б я поверил, что оно унижает эту великую Природу. Но поскольку сама Природа разрушает жизнь, людей, их творения, и сама Природа считает, что разрушение необходимо, и поскольку только благодаря разрушению она созидает и творит, совершенно очевидно, что разрушитель в ладах с Природой.

Если в вашем городе изнасиловали маленькую девочку, значит так нужно Природе. Эта маленькая в самом раннем возрасте должна была ощутить мужской член, так в будущем она пойдет другой дорогой. Будет более мудрой и женственной. Дух силен, а все ж плоть сильнее!

Да, это жестоко. Но тем не менее, это так!

Сегодня в Голландии, Германии, Люксембурге и пр. странах старой Европы открыто употребляют наркотики. Совершенно законно это! Пришел, заплатил, залез в автобус, принял в вену, и ушел.

И что? Это разврат? Нет конечно! Данная легализация предотвращает преступления, на которые пошел бы наркоман без дозы.

А ведь такое в Европе было невозможным 40 лет тому назад.

Однозначно и то, что тот, кто отказывается от разрушения, глубоко оскорбляет ее, так как нет сомнения - только за счет разрушения мы восстанавливаем Природу.

В жизни существуют не только любовь и зло. Есть третье измерение - иная черта морали.

Иначе, зачем бывают столько землетрясений, извержений вулканов, ураганов, смерчей, которые уносят много человеческих жизней?

Люди не должны переживать из-за того, что у них погибли родные. Причем скоропостижно. Так угодно Природе. Нет, конечно, чисто по человечески жаль, это ясно. И все же природа сама решает, кого убить, а кому жизнь сохранить. Предпринять что - либо мы не в силах.

Если убийство - основа творчества Природы, тогда убийца - вернейший ее служитель. И осознав эту истину, мы, палачи, полагаем, что свято выполняем свой долг перед нашей праматерью, которая питается убийством.

Кама - разве хотя бы раз в жизни ты не хотела от души поиздеваться над врагами? Взять их за волосы, полоснуть ножом им лицо, плюнуть им в глаза, опозорить врага перед публикой, ногами пнуть его! Офхорошо! Ведь хотела же, по глазам читаю. Это наша природа, Кама.

Что такое грех? Что? Грех выдуман людьми! У животных нет таких понятий, потому и согрешить они не могут - убивают, едят, спят, дают потомство.

Понятие греха своим пониманием порождает сам человек - своим отношением к поступкам; какие то считает за доблесть, какие то за низость, благонравие, грех.

Нет такого понятия - грех! Все это условно! Поняла?

- Но это же жестоко!

- Но тем не менее верно, Кама. Ученые гораздо лучше меня могли бы доказать это, но результат их рассуждений будет тем же. Все дороги ведут в Карабах… Тьфу… я хотел сказать в Москву.

- Знаешь, Соломон, ты - философ. Мне этого хватит на месяц. Ты подал мне мысль, которая подобна семенам, брошенные в чернозем. С наслаждением наблюдала я б за конкретным злом, так как ты обладаешь большим опытом в таких делах. Объясни мне всю механику подобного акта.

Я верно поняла, что только порочность помогает тебе победить глупый предрассудок? Только что ты убедительно показал, что убийство скорее служит Природе, нежели оскорбляет ее...

- Что же ты хочешь знать, Кама?

- Правда ли, как я слышала, что ты, способен на любую гадость, вплоть до культурного геноцида? Ты можешь ломать расу, портить кровь, мутить национальное происхождение, губить личность. И получить от него удовольствие, только думая о нем как о предмете распутства?

Ведь это все серьезные дела! И все это совершать припеваючи, умеючи, играючи- просто блеск. И еще мне интересно: верно ли, что во время подлых поступков, поднимается твой член?

- Нет никакого сомнения, Кама, что похоть и разврат приводят к мысли об убийстве, культурном убийстве, не в прямом смысле этого слова. И ясно, что видавший виды человек должен сделать то, что идиотам угодно называть преступлением: мы ввергаем жертву в необыкновенный трепет, выводим ее из равновесия.

В наших нервах его отголоски служат для нас самым мощным стимулом; какой только можно себе представить, и вся затраченная до этого энергия вновь вливается в наше тело одновременно с агонией жертвы.

Когда ты знаешь, что твой враг боится тебя, падает в обморок при одном твоем виде, то будь ты хоть трижды пророк, все равно будешь стремится к своей жертве. Захочешь его повидать, заигрывать с ним, показать себя, и в конце концов, обидеть эту жертву еще раз. Или же уничтожить. Это Природа, это не ты - это Природа!

В Азербайджане коррупция возбуждает мужчин. Любая взятка поднимает гордость азербайджанскому мужику. Сладострастно получает он незаконные деньги, часть отдает наверх, остальное приносит домой, а ночью, а ночью…уже по другому, уже по особому трахает свою жену. Это и есть преступление, связанное с природой. Они взаимосвязаны. Не будь взяток, не было бы эрекции. Это необходимое оправдание коррупции.

Вообще убийство, разврат, или разрушение - это божий закон, это необратимый процесс Природы. Его считают одним из самых надежных двигателей разврата и самым, кстати, приятным.

Доказательством служит исключительное спокойствие, с каким азербайджанские чиновники занимаются коррупций. Конечно, они испытывают какое-то волнение, и даже страсть. Это говорит о том, что есть разные виды разврата: и сексуальные, и общественные, и многое другое. Они грабят друг у друга, воруют у людей. Лучше они бы украли сердце, которого у них нет. Жаль, что никто не дает сердца вместо взяток.

- Все, что ты сказал, вполне справедливо, Соломон. Но я полагаю, что в интересах самого уничтожения желательно, чтобы исполнитель вдохновлялся только похотью, секс желаньем, так как похоть никогда не влечет за собой угрызений совести.

- Да! Верно! И даже такое воспоминание доставляет радость, между тем как в других случаях, как только пыл спадет, тут же появляются сожаления, особенно если человек не отличается философским умом, и на мой взгляд, уничтожать стоит только во время распутства.

В принципе, совершать подлость можно по любой причине, лишь бы при этом присутствовала эрекция как надежный щит от последующих угрызений совести.

- Значит, по-твоему, честолюбие, жестокость, алчность, месть приводят к тому же результату, что и похоть?

- Да, я уверен, все эти страсти вызывают эрекцию, и любой тонко чувствующий и высокоорганизованный человек придет от любой из них в возбуждение, не меньшее, чем от похоти. Проделывал я это в России, в арабских странах. Где угодно.

И сейчас я убеждаюсь в этом здесь, в Баку. Вслед за мыслью о любом преступлении, вдохновленном любой страстью, я чувствовал, как по моим жилам разливается жар кайфа: обман, коварство, ложь, подлость, жестокость и даже обжорство, всегда вызывают во мне подобное чувство.

Словом, не существует порока, который не мог бы не разжечь во мне похоти, или, если угодно, огонь похоти в любой момент может разжечь в моем сердце все пороки на свете, которые будут полыхать священным огнем: все средства для нас, для людей, хороши. Вот такие у меня принципы, дорогая моя. Если они тебя не устраивают, у меня есть другие.

- Мне по душе твоя откровенность: она раскрывает твой характер. После всего, что я узнала, я была бы неприятно удивлена, если бы ты не испытывал похоти при исполнении своих подпольных обязанностей, ведь ты от этого кайфуешь, и это недоступно для твоих собратьев по профессии, которые живут иначе.

- Должен признать, Кама, что ты очень хорошо поняла мою душу. Теперь займемся делом. Пусть Исаак побудет пока один.


- Ах ты, чудовище… - улыбнулась Кама, взяв в руку его член, начала энергично массировать и поднимать его, - ведь ты же тайный распутник!

- Конечно. У меня всегда двенадцать часов. Не то, что у твоего мужа, пол шестого (улыбается).

- Нахал (продолжая мастурбировать член). Что мне ты в душу лезешь?

Присев на колени, Кама припала к его пупку, послушно взяла в рот его член.

Пошел минет. Она старалась делать минет как можно более рьяно.

- Ой…Камочка. Твои соски: волнующая связь двух точек и моего сознанья.

Только осторожно, все мозги мне высечешь, и праздник быстро кончиться.

Кама освободила ротик, облизала свои губы, встряхнула волосы, рассыпались на плечи локоны. Посмотрела она на Соломона.

- Ты великий демон человеческой породы! Видимо, когда-то кто-то перепутал силу духа и силу плоти. Обожаю я тебя и жду от тебя неслыханных наслаждений; давай, давай, злодей, терзай, терзай меня... Какой у тебя член! ООО!!!

- А что, у мужа меньше, чем у меня?

- …Э-э! Хватит!... Какой у тя волосатый пупок! Неужели верно, что у всех евреев член огромный?

- Да!

- Как интересно! Хорошо бы было, если бы мудрость имела свойство перетекать, как сперма, и я наполнила бы ею свое тело. Если и с мудростью дело обстоит так же, очень высоко я ценю соседство с тобой: думаю, что ты до краев наполнишь меня

великолепной мудростью. Ведь моя мудрость какая-то ненадежная,

хрупкая, она на сон похожа, а твоя блистательна и приносит успех.

- А я щас научу тебя мудрости. Щас увидишь.

Соломон уложил Каму на спину, и начал стягивать вниз ее шикарные трусики, которые представляли собой две миниатюрные полоски - поперечные и продольные. Он держал ее талию в руках, спустил с нее обе лямки лифчика, чуть приподнял ее, и Кама заволновалась.

Она стала ахать, трепетать, и губы Соломона нашли плотный как вишня сосок, и не в силах были с ним расстаться. Он менял соски, исследуя языком то правый, то левый, то хотел свести их вместе, чтоб почувствовать во рту сразу две вишни. Ему это удалось, и он услышал ее глубокий вздох, после чего он ей раздвинул ноги.

Примерился взглядом, и подвел свой член к ее гладко выбритой куночке, головка члена коснулась ее клитора, и с большой силой вошел в нее. Постанывая, она ерзала под ним, закинув ноги ему на спину. Ощущение ее бедер сводил его с ума. Продолжая фрикции, он между тем успел включить магнитофон. Он как бы все подготовил заранее.

Послышалась музыка Эдварда Грига. Потом резко музыка оборвалась, и кто-то (а кто, Кама так и не узнала) стал говорить хриплым голосом:

''Как греки классически обосновали философию, а римляне - право, так евреи классически обосновали религию, которую мы преемственно приняли от них в наследство для поклонения и дальнейшего употребления''.


Кама, услышав это, взглянула снизу в глаза Соломону, потом опять начала стонать, чувствуя оргазм. Запись на ленте продолжала свое дело: "слова раввинов суть слова Бога живого. Маймонид подтверждает словами это: «Страх перед раввином есть Божий страх», и заявляет рабби Раши: «Если заявляет тебе раввин, что твоя правая рука есть левая, а левая - правая, надо придавать его словам веру. Офффф. ''.

Кама стонет заново, охает, но слушает внимательно. Эти слова уже действуют на нее по другому.

Неугомонно втыкал Соломон ей своей погремушкой, и магнитофонный голос шептал как змея: "евреи более приятны Богу, нежели ангелы, так что дающий пощечину еврею совершает столь же тяжкое преступление, как если бы он дал пощечину Божьему Величию''.

Постельная проповедь продолжалась еще минут десять.


Через минут 30 Соломон с Камой вышли из комнаты. Соломон, сказав ей - "прав Дон Жуан, который столько дев освободил от тягостного девства', дал ей две стодолларовые купюры.

Она быстренько положила их в сумочку. Поправила прическу, на ходу обсыпала пудрой свое лицо.

Через час она с улыбкой вошла к себе домой. На диване сидел ее муж, читал газету "Эхо". Радостно подпрыгивая, забежала она в комнату. Улыбнулась ему так искренне, что Айдын (так звали мужа) не мог на это не отозваться.

- Айдынчик, я попала вперед на 200 баксов. Так что. я тебе костюм куплю. Хочешь, пойдем, прогуляемся?

У Айдынчика засверкали глаза. Он поцеловал жену, посмотрел ей в глаза (чуть отстранив от себя), сказав при этом следующее:

- Любимая, как просто думать о тебе: ведь я ж не знаю, где твое начало и где кончаюсь я.

''Чтобы склонить мужчину к измене, достаточно выйти за него замуж. Отчаявшись изменить мужа, изменяют мужу'' - подумала Кама.


В тот день они гуляли долго, до самого утра. Кама с ненавистью смотрела на прохожих, твердя одно и тоже: "Какая у нас больная страна. Как жаль что не еврейка я - в Америку хочу!''

На следующий день она своему супругу купила костюм, и в придачу Талмуд.  



Некий круг заключил наш приход и уход,

В нем конца и начала никто не найдет.

И никто еще верно сказать не сумел нам:

Мы откуда пришли? Что за гробом нас ждет?


6.

632 год. Город Мекка.

(Отрывок из сна Мохаммеда).


Ночь. Трое мужчин крадучись приближались к лагерю, который был разбит у окраины Мекки. Мужчинам было трудно, они передвигались неловко, так как были в длинных балахонах. Они были взволнованы, тяжело дышали, стараясь не глядеть друг на друга.

Яркая луна освещала их силуэты, но их лица так и остались незаметными. Они молча двигались вперед, потом зигзагами, налево, вновь прямо. Было видно, что они вместе отхватили не малую дорогу.

Послышались голоса с лагеря, который был обширным, тянулся позади домов, выходил за город, и потом пропадал в поле. Все говорило, что здесь какое - то хозяйство текло в обширном размере. Люди оживленно говорили, кричали, работали. Женщины готовили пищу, дети носили им воду. Мужчины резали скот, разделывали мясо.

Путники, сделав один или два поворота, очутились наконец перед одним шатром. Пока они рассматривали шатер, один из трех мужчин, обратился шепотом к другому:

- Ашдад, у тебя яд?

- Да, да, у меня.

- ТакСейчас я отвлеку детей, а ты намажь этой мазью грудинку. Вот, видишь, она готова к вертелу, ее завтра будут на огне крутить.

- Хорошо, Йорам.

- Только посерьезнееТы знаешь это для кого…Отступать некуда.

- Этот яд - смысл всей моей жизни - здесь был испущен очень глубокий вздох.

- Все, ступай. Или он, или мы - сказал Йорам, которому очень понравились эти слова.

Мужчина по имени Ашдад, получив поручение, отполз от них в сторону сиреневого шатра, где на земле на раскрытых белых паласах горками лежали огромные куски сырого свежего мяса.

Йорам взглянул на небо. Луна исчезла, небо помутнело, только одна звезда сверкала сильнее обычного.

Но он отвел взгляд, он боялся глубоко устремленного взора. Он просто скользнул по небу недумающими глазами. Он знал, что наступил тот роковой момент, когда это страшное событие совершается бессмысленно.


Ангел лег у края небосклона,

Наклоняясь, удивляясь безднам.

Новый мир был темным и беззвездным.

Ад молчал. Не слышалось ни стона.


7.


Исаак с Сулейманом сидели в салоне самолета. Маршрут Баку - Стамбул, оттуда в Амман - иорданскую столицу.

Они двигались в поисках тех священных записей, которые вносят смуту в Коран. Исаак сидел у иллюминатора. Совсем рядом плыли облака и туман, сквозь которые проносился их самолет. В руках у Исаака был "Кубик - Рубик", он сосредоточенно крутил его.

- Исаак! У тебя есть в жизни принцип?

- В смысле?

- Я понимаю, ты хочешь прославиться, открыть новый запах духов, покорить мир. Ну а дальше? Что же дальше, Исаак?

- Э - эх, Сулейман. Для меня парфюмерия - это не смысл жизни. Я всегда хотел услышать голос ангелов, поговорить с Богом. Может, ты знаешь, что надо сделать для этого?


Лошадь видит меня,

вскидывает ружье

и целится постой, кричу: ведь это невозможно!

Мы делаем всегда наоборот!!!


- Знаю. Почаще вспоминай свое детство, оно никогда не врет. Только в детстве человек близок к всевышнему. Но, будучи взрослым, он замыкается в своих проблемах. Ангелы не любят это. Знаю, ты целеустремленный человек, но этого мало. Помимо цели нужно сомневаться. Сомневайся каждый день, это не беда, иначе ты будешь самоуверен, и твоя надменность помешает тебе достичь цели. Главное - не забывать свою цель, не забывать себя. Помни себя, и не упускай из виду.

Мимо них в мини юбке прошла стюардесса, развозя пассажирам на салазке еду. Столичный салат, жаренная курица, пепси, салфетки, перец в пакетиках, и пр. - стояли на 3 этажерках салазки. Нагнувшись на бок, Сулейман проводил ее взглядом, и обернувшись обратно, сказал:

- Исаак, ты молодец. Ты сильный, и твоя сила - в умении слушать. Кто много говорит, а мало слушает, тот мало будет знать. Ты следишь за своим здоровьем. Перед сном стаканчик кефира с чесноком, по утрам натощак яблоко. В каждый обед ешь жидкое блюдо - борщ, суп, бульон. Это правильно - в борще вся сила, то есть в ее жидкости. Человеку нужна вода, сухая еда сушит человека. Он в воде нуждается, ему нужна жидкость. Как машина, или самолет нуждается в топливе, бензине, так же человек. Самолет не взлетит без топлива, а без супа человек заболеет. Ему тоже нужен сок, нужна жидкость. Молодец, красавчик! Жизнь еще представит тебе испытания. Возраст тут не причем, пусть даже тебе 70 лет, это не важно.

Сердце не стареет, на нем не бывает морщин, только шрамы.

Мужчины не взрослеют - разве что лет через пятьдесят после собственной смерти


- Сулейман, а что хочешь ты сделать в жизни помимо гадостей? То, что ты злодей и старый негодяй - это ясно. Ты араб, но косишь под еврея, и одно уже это достаточно для того, чтобы я тебя сдал властям. Все понятно.

- И почему же не сдаешь?

- Мне интересно, что же будет дальше? Что ты вообще хочешь?

- Я хочу стать известным. А честолюбие сильнее ума, это закон Ньютона. А чтобы стать знаменитым, необходимо жертвовать. Это тоже закон, причем посильнее закона Ньютона. Это основной природный закон Мне нужно имя, без имени мне никак нельзя.

После паузы.

- Послушай, Исаак. Помнишь, ты рассказывал, как ты накапал каплю духов на следователя Прокуратуры СССР. Твой дед изобрел эти духи. Вспомнил?

- Забыть это нельзя.

- Вот. И потом этот следователь допрашивал Владимира Срючкова, бывшего председателя КГБ СССР. Расскажи а, интересно послушать.

- А что рассказывать? Накапал я на плечо следователя каплю духов «Дуду», и он зашел на допрос Срючкова.

Мощный эйфорийный запах заполнил камеру, даже окна вспотели. Срючков начал плакать, потом вытащил свой член и начал мастурбировать. Кончил прямо на свое «уголовное дело». Обложка была вся в сперме. Следователь начал танцевать брейк, и в конце концов, чуть не сошел с ума. По сей день эту историю считают непонятной. Вот и все.

- Дикий конечно прикол (улыбаясь)! Ммм… я слышал, ты собираешься изготовить новый вид духов. Что-то смертельное?

- Как всегда, в своем репертуаре. Но нынешний ассортимент запахов невероятен.

Ты лучше скажи, как ты стал гомосексуалистом? То есть, как это попробовал? Только честно.

- Честно? Хм… Ты хоть знаешь, что такое гомосексуализм? И вообще, что такое разврат? Мужчине нравиться мужское тело, а женщине - женское. Ну и что? Ну и что!? Японцы любят кушать лягушку, эскимосы и буряты едят тюленя, африканцы обожают мясо слона, истинные мусульмане ненавидят свинину, а христиане - наоборот, любят свинину. И что же? Кому что! Это и есть вкусы. Они бывают разные, и о них не спорят. Но если тебе интересна моя персона, то хорошо. Слушай!

Это было еще в детстве.


………….


Я ненавидел всех. И в этом нет ничего особенного. Я слишком хорошо знаю изнанку жизни. Я слишком долго наблюдал за другими в самых стремных ситуациях. Если бы ты увидел столько говна в своей жизни, сколько видел я, ты стал бы тоже всех ненавидеть. Редко, слишком редко мне удается увидеть человеческое лицо. Большую часть времени меня окружают жопы. Разные: молодые, старые, толстые, худые, мужские, женские, детские - но это не лица, это жопы. И все, как одна, изрыгают куски дерьма. Бля! Ты просто не поверишь, сколько может поместиться в человеке дерьма …

Большинство людей состоит из говна и блевотины. Я убедился в этом уже давно. Именно дерьмо и блевотина, которыми наполнены люди, и сделали меня таким. Вот представь, если в большую кастрюлю плова добавить чуть - чуть говна, что из этого выйдет? Верно, еда испортится, рис мерзко запахнет, и щепотка говна даст о себе знать. А в организме человека не щепотка говна, он на 50% состоит из него.

Раньше я хотел всем помочь… Пытался говорить с людьми, но мои слова они называли бульканьем и чавканьем, и ни хрена меня не слушали. Более того, они мне завидовали. Они завидовали не моим успехам (их было у меня не так много), а тому, что я другой, не такой как они.

Я забил, положил на них и стал тупо выполнять свою работу. Окружающим это понравилось. Теперь они не вспоминают обо мне, пока я им не нужен. Вру! Иногда люди глупо шутят на мой счет. Но мне на это начхать, я выше этого всего.

Но тогда случилось именно то, чего я ждал в душе. Я увидел девку своей мечты. Она была юна как апельсин. Мордочка, как картинка, движения русалки. У девушки была нежная, розоватая кожа, большие голубые глаза и пухлые губы с чуточку размазанной перламутровой помадой. У нее была тонкая фигурка и хрупкие обнаженные руки. Я обо всем забыл, когда Альбина, а звали ее так, легонько покачиваясь, подошла ко мне, и опустила свои прелестные глаза. Я понял, что наконец-то нашелся человек, который поймет и оценит меня.

Проходя мимо ее балкона, у меня дрожали ноги. Перед свиданием с ней я волновался. Это была любовь. И тут!… Однажды после секса мы заснули. Лежали вместе, рядом. Она спала, а я проснулся раньше. Я думал все о ней. Я наконец то понял - вот оно, мое счастье, лежит рядом и тихо мирно спит. Облокотившись на бок, как султан, я глядел на нее в профиль. Красивая была она.

И вдруг Альбина пернула! Причем сделала это дико, с запахом и шумом. Будто заорал верблюд. Я сначала подумал, что этот шум исходит с улицы. Может, авария, или еще чего, мало ли, но нет! Это она, она!

У меня даже в глазах защемило. В комнате от зловония чуть не подох даже комар. Я отшатнулся к стене, чуть не вырвал. Никто не переживал большего ахуя. Я потерял самоконтроль. И я понял, что она тоже говно!

От ее пирдеша проснулась даже она сама. В ее широко раскрывшихся глазах теперь виднелись отвращение и страх. Да, да, самый настоящий страх! Неуверенно девица встала с постели, сделала движение назад, еще один шаг, еще Одним глазом бросила на меня взгляд, и отвалила в другую комнату. Как же можно любить этих людей?!

И вот буквально через недельку, я мылся в бане. И увидел там парня, доброго молодца. Купался он совершенно голый. У него был белый член, такой красивый, длинный, с большой головкой. Главное, он стоял, ну…иногда вздрагивал. Может, на меня вставал, не знаю. Обладатель члена улыбнулся мне, и я понял, что встал он на меня. Ужасно я хотел потрогать его член, пощупать, помассировать, поигратся. И это я ему под душем предложил, шепнул, моргнув левым глазом. Он мне не отказал, он был хорошим парнем.

Через час мы уже сидели в моей квартирке. Такие чистенькие свеженькие после баньки. Пили горячий кофе, курили анашу. Ох, заниматься сексом после планчика - какой это кайф. Оф… Ты как бы меняешься, все краски жизни уже другого цвета. Ты в другом измерении.

Поверь, Исаак, что такого наслаждения, который он доставил мне, я не встречал еще. Это были новые, совершенно невидимые доселе ощущения. Впервые я руками потрогал член. Он был такой длинный, толстый, примерно 25 сантиметров. Поцеловал его головку. Он лежал на диване, стонал, закинув руки за голову, отдав себя мне на съедение. У меня у самого тоже встал, и я ощутил возбуждение. Потом неожиданно я взял его головку члена в рот. Чавкнул, смакнул. Он мне сказал - «не зубами только». Потом помазал я вазелином его член, и повернулся к нему раком. Он засунул мне по самые помидоры, я чуть не задохнулся. Он меня страшно пирдолил, дико шпокал, вцепившись руками за мою попу, которая тряслась при каждом его вхождении в нее. Он наклонялся лицом на мою спину, покусывая от кайфа мою спину. И трахал, трахал, трахал Входил в меня, вводил в меня свой член громадный. Будто наждаком прошлись по моему нутру. Изредка он наваливался мне на спину, и массировал рукой мой член. Кончили мы оба, вместе, как бы совместно.

Знаешь, в чем прелесть секса с мужчинами? В том, что я его сам трахаю, и в рот даю, и он меня шпилит, и в рот мне дает. Воот. То есть, ты мне - а я тебе. За период полового акта, я становлюсь и девушкой и мужчиной. Очень часто мужчине нужно почувствовать слабость. И я вижу, как он кончает, вижу его сперму, и плюс - никакой беременности. Секрет любви к мужчине прост - надо полюбить не его самого, а его член. Надо думать не о самом мужчине, а о его члене.

Короче говоря, я потом услышал, что он - этот парень, многих поимел в этом городе. Он любил трахать мужчин. И знаешь, как он кончил? Хмм… Это интересно.

Однажды ему приснился сон, где он гуляет по красивой лужайке, и ножом срезает грибы. Много грибов он срезал и бросил в корзину. Причем резал с криками - вот, мол, еще один гриб!

Проснулся он от адской боли, открыл глаза и охуел. Вся постель была в крови. В одной руке нож, в другой свой собственный большой член, который во сне он срезал, думая, что это гриб.

В общем, вот так.


Лучше пить и веселых красавиц ласкать,

Чем в постах и молитвах спасенья искать.

Если место в аду для влюбленных и пьяниц,

То кого же прикажете в рай допускать?


8.


Исаак с Сулейманом сидели в кафе в городе Амман под ярко желтыми зонтами "Кока - Кола''.

Было душно, будто из топленной печки несло на них горячим воздухом с пустыни.

За соседним столиком сидели трое девушек. Красивые восточные парнокопытные девицы. Было видно, что они приезжие. Одна из них так нежно смотрела на Исаака, что тот не выдержал. Взгляд ее действительно был томный и загадочный, многообещающий.

- Слышь, Сулик, а та красивая… Нет? Хорошая телка. На нас смотрит, улыбается. С такою я с удовольствием застрял бы в лифте. Хо - хо!

- Ну да (допивая кофе). Хош, познакомлю?

- (Обернулся на него) Ну прям, щас, разбежался. Давай, знакомь!

- Дурачок. Я то смогу, только она тебе не даст.

- Это почему же? Что, у меня член маленький что ли?

- Ни в этом дело. Она лесбиянка.

- Откуда ты это знаешь?

- Знаю.

- А если честно?

- А если честно? Ну а если честно хочешь знать, то знай, что она моя сестра. И зовут ее Офра.

Исаак застучал глазами.

- Я серьезно говорю, она моя сестра. Мы одноутробные, в натуре.

- Слышь, ты не перестаешь меня удивлять. Я раньше думал, что меня уже не удивишь ничем. Но пока это можешь делать только ты. Да уж… И она тоже арабка как и ты?

- Естественно! Я же сказал, мы брат и сестра. Да ладно, не бери в голову, мелочь это. С Офрой скоро я тебя познакомлю. Если хочешь по настоящему удивиться, то послушай военную историю про моего деда Семена. Он воевал на Украине. Это страшная история.

- Семен - это настоящее имя деда?

- Нет! Его имя Бадр. Он же был араб. Но паспорту Семен. Тебе частично будет ясно, зачем я такой ненормальный. Хотя я - потомок пророка.

- Какого пророка?

- Нет. Потом скажу, не мучай меня. Ну, так ты будешь слушать?

- Конечно. Говори, рассказывай. У твоего деда отсутствовала левая нога, мне это известно. Он потерял ее на фронте, или как?

- Ну вот, про это щас ты и услышишь… Значит так. (Полностью восстановив в памяти все детали).

Дед Семен уехал на войну молодым, еще не женатым. Потом он женился, породил моего отца. Видимо поэтому и мой отец был не из мира сего. Все - таки в жилах текла не совсем нормальная кровь. Ну, неважно, короче. И вот, все что с ним произошло на фронте, потом совершенно случайно я подслушал ночью, когда дед Панкрат, товарищ моего деда по фронту, пересказал соседу, дяде Пете на балконе одним летним вечером. Как теперь я слышу его голос, как теперь я вижу это все.  ………

«1941 год. Декабрь месяц. В лесу было тихо и пахло снегом. Между гигантских черных елей петляла лесная дорога. Стоял нешуточный мороз, потрескивали деревья, и казалось, что хрустальным звоном отзовется в студеной тишине любой звук. Красиво было.

Однако послышавшийся вскоре шум мотора развеял наши иллюзии. Мы прислушались, шмыгнули носом и поглубже зарылись в сугроб, окинув мимолетным взглядом небольшие холмики около дороги, из которых поднимался от дыхания едва заметный пар. На дороге показался мотоцикл с двумя фрицами в квадратных касках и темно-серых шинелях с крестами в петлицах.

За ними из-за поворота выполз небольшой бронетранспортер с пулеметной башенкой, из которой за лесом следила пара внимательных глаз. Немцы ехали медленно, поминутно вглядываясь в заснеженную чащу - они знали, что в здешних лесах неспокойно. У Семена немного задрожали колени (я это заметил), и на мгновение потемнело в глазах. А казалось бы, должен был уже привыкнуть - сколько было таких засад, сколько стрельбы и трупов, а все равно каждый раз одно и тоже.

Все произошло довольно быстро, неожиданно, нечаянно, невзначай, нехотя, случайно. Две гранаты, треск немецкого пулемета, пара вскриков - и все было кончено. С мотоциклистами мы расправились в первую очередь и начали уже их разделывать - предстояла долгая голодная зима. Из бронетранспортера извлекли трех контуженных - пулеметчика, механика и девушку в эсэсовской форме.

Девушка была без сознания. Быстро добив немцев, распихали партизаны мясо по вещмешкам, распределили оружие, патроны и другие трофеи и в нерешительности остановились перед девушкой. Надо было торопиться, пока не подоспел патруль, тем более что она начала приходить в себя, и пора было принимать решение. В конце концов, Семен подозвал к себе Степана, самого дюжего из нашего отряда, забрал у него вещмешок и шмайсер, и молча кивнул на девушку. Со знанием дела Степан тихонько шлепнул девушку по голове рукояткой пистолета, взвалил ее на плечи, и в полном молчании отряд двинулся в глубь леса.


***


После того, как через деревню прошли немцы, Семен решил уйти в лес. С нами пошло еще несколько партизан. Мы ушли без баб, с топорами, некоторые - с небольшими ножами, а иные - и с ружьями, они забрались в самую глубину украинских лесов, которую про меж себя называли Медвежья жопа.

Построили шалаши и зажили довольно неплохо. Время от времени из соседних деревень к нам приходили еще люди, и к августу в Медвежьей жопе было около 40 человек - все здоровые мужики. Летом проблем с едой не возникало - лес кормит. Но чем ближе подступала зима, тем меньше становилось пропитания. Когда в декабре голод стал невыносимым, мужички собрались решать - как быть. И порешили. Первым съели бывшего председателя колхоза.

Во-первых, самый старый, а значит, все равно помереть может, а во-вторых - уж больно не любили мы его, в мирное время с нас три шкуры он драл. Очень быстро все произошло - на председателя накинулось четверо (без меня), он подергал ногами и обмяк.

Не повезло второму. На Алешку упала огромная сосна. Когда его достали - он был еще жив, но переломаны почти все ребра и исковеркана нога. Поскольку выходить его не было никакой возможности (да и не хотели особо мы этого), участь Алешки была предрешена.

А потом стало легче - в отряд пришел еще один мужик и рассказал, что совсем неподалеку на одной из лесных дорог шальной снаряд разнес немецкий патруль. Поселенцы подорвались, и в распоряжении обитателей нашей Медвежьей жопы оказалось 4 автомата, пара пистолетов и 4 мороженых немца, которых хватило на 2 недели. С тех пор осмелели, и стали мы с товарищами изредка подкарауливать немецкие патрули - исключительно в целях пропитания.


***


«Неудобная, сучка…», - пробормотал Степан, когда отошли уже довольно далеко. «Неси, неси…», - одними губами улыбнулся Семен и мельком окинул взглядом девушку.

Принесли Сучку в землянку, раздели и по очереди, с расстановкой изнасиловали во все доступные щели. Периодически Степан шлепал Сучку по попе, по бокам, а потом по голове. И снова она отключалась, произнося по-немецки какие-то обрывки фраз.

Сучке сделали клетку и поселили в землянке покойного председателя. Трахали ее каждый день и по очень многу раз, так что в скором времени она немного сошла с ума, и на все была согласна. Трахал Сучку Семен не больше и не меньше, чем все мы - в партизанском отряде был установлен определенный порядок. Надо сказать, что в Сучке иногда просыпался рассудок, и тоненьким слабым голоском с ужасно вытаращенными глазами она что-то лепетала, захлебываясь, и прижимала к груди обмороженные руки. Однако никто не знал языков, поэтому ее трахали дальше, заткнув ей просто рот.

Иногда она принималась биться и кричать - тоже слабым тоненьким голосом - тогда ее немного били и насиловали дальше. Если бы знала Сучка, в какой глуши она находится, то, наверное, окончательно сошла бы с ума от безнадежности. Кормили Сучку как придется, то есть почти не кормили.

Через месяц такой жизни Сука практически перестала реагировать на окружающую действительность и большую часть времени практически без движения лежала в своей клетке. Нельзя сказать, что мы обращались с ней так из ненависти к фашистам: просто по нескольку месяцев у нас не было баб, а держать ее вне клетки - так сбежит, а в лесу заблудится и замерзнет. Не звери же в конце концов. Да и в отряде не хотели ее смерти.

Все шло хорошо, но однажды в одно прекрасное утро Сучка исчезла. Клетка была сломана, а ее самой нигде не было. Учинили грандиозные поиски, облазили все окрестности, но безрезультатно. Когда уже стемнело, все понуро возвращались домой, прекрасно понимая, что на следующий день точно не удастся изловить немку. Обычную русскую бабу мы могли бы поймать и трахнуть, сколько влезет, но почему-то не могли решиться на это - не изверги же.

В землянку вошел Семен и зажег лучину. Отдышавшись, отошел он в угол, нагнулся и раскидал мерзлую землю, под которой обнаружился хвойный лапник. Убрав ветки, Семен сел на край недавно вырытой ямы и посветил вниз лучиной. На земляном холодном полу в полном беспамятстве лежала Сучка. Посидев немного, Семен крякнул, спрыгнул вниз, рванул на себя Сучку, завязал ей рот тряпкой, повернул к себе задом и стал жестоко трахать в попу. Кончив, Семен достал трофейный нож, и отрезав Сучке уши, начал сосредоточенно их жевать.

Мясо Сучки понравилось Семену. На следующий день Сучка не досчиталась пальцев на ногах и кисти руки. Спустя несколько дней, безжизненное, немного распухшее тело было похоже на куриную тушку. Но Семена это не смущало, ему нравилось трахать мертвую и даже уже начавшую пованивать Сучку.

Так прошли две недели. А потом кто-то из мужиков (не помню, кто точно) случайно заглянул в землянку Семена и все обнаружил. Семен в это время находился неподалеку, он сразу понял - пора. Развернувшись, он бросился в лес. На его счастье, мы не заметили бегства, и Семен беспрепятственно достиг опушки. Далее его путь лежал в райцентр, где находился немецкий штаб.

Выложив перед офицерами документы и форму Сучки (он эти вещи всегда носил в своем заплечном мешке), он поведал им ужасающую историю о зверствах русских партизан.

Семен рассказал, где прячутся его бывшие товарищи, то есть мы, сколько их, и какое у них оружие. Тотчас в Медвежью жопу был выслан отряд карателей, и добрый майор предложил Семену стать полицаем. Семен недолго колебался, и уже через полчаса он щеголял в немецкой новой форме. Ему выдали карабин, а на руку повесили красную повязку со свастикой. Он демонстративно кушал булку с маком, довольно прохаживался по поселку.

К вечеру отряд карателей вернулся с победой. Партизаны были уничтожены. Только нам (мне, Мишке и Степану) удалось скрыться. Улегшись спать, долго ворочался Семен, и не мог сомкнуть глаз. Не давало ему покоя запах, который он ощутил в Медвежьей жопе. Странный запах, исходящий от Сучки, из лесу, заставлял его дергаться. И еще! Под открытым небом лежит чуть схваченное легким морозцем свежее мясо. К трупному запаху и мясу он привык.

Спустя полчаса он был уже в лесу, и осторожно пробирался в чащу. Достиг он места после полуночи, часа в два или три, и картина, которую он обнаружил на месте происшествия, удовлетворила его вполне: вокруг валялось несколько десятков разметанных тел, на снегу виднелись кровавые подтеки.

Семен подошел к первому попавшемуся телу - им оказался его соседский мужик - обнажил у тела ляжку, достал штык-нож, отрезал добрый кусок и с жадностью вцепился зубами. Он чавкал и чмокал, постанывая от удовольствия.

Потом он лег на снег, и стал вгрызаться в мертвое тело не отрезая, всеми зубами, захватывая окровавленный снег и сосновые иголки. В этот момент позади хрустнула ветка. Хоть Семен и был увлечен процессом, но бдительности он не потерял. В метре от него лежал карабин. Оглянувшись, в неясном свете молодого месяца Семен различил затаившиеся фигуры, которые медленно приближались к нему.

Бросившись к оружию, откинулся он на спину и наугад пальнул во тьму. Шарахнулись фигуры, но не упал никто - они продолжали медленно приближаться. Еще выстрел. Еще! Мимо! Семен вскочил и бросился в лес и тут же утонул в глубоком снегу. Завязли ноги, в теле появилось ощущение мерзкого бессилия. Когда Семен выпутался, над ним уже стояли люди. Где-то в снегу остался карабин, и Семен тщетно пытался нащупать его окоченевшими руками. Последнее, что он увидел - ясный молодой месяц, слегка подернутый мутной пеленой.

- Фриц, бля!

- Точно, йопта… Фрицы, поздоровее они будут - долго лежат. До февраля хватит теперь.

- Упитанный, падла… Это хорошо.

- Может отведаем прям здесь по чуть-чуть? Хули - вон их сколько вокруг, жмуров-то… Авось до февраля-то не иначе как протянем.

Зашуршала новая немецкая форма, сверкнули ножи, и над поляной, усеянной мертвыми партизанами, раздалось дружное сочное чавканье.

Через секунду прогремела автоматная очередь. Все легли, кто-то стал ползать. То был я и Степан, старые друзья Семена. Мы решили помочь полицаю - Семену. Только партизаны успели отведать ногу и пальцы Семена''.


………………………………


- Вот так вот, Исаак, в рот меня чих-пых. Такую вот историю рассказал дед Панкрат.

В этот момент к их столику подошел местный житель. Араб по имени Гимо. Он присел к ним и тихо прошептал Сулейману.

- Сулейман, записи Мохаммеда в городе Петра. У моего знакомого. Но сейчас его нет, он в отъезде. Надо подождать.

- И сколько же ждать?

- Недели две, не больше. Только уговор есть уговор. Деньги вперед.

- Не волнуйся. Утром деньги, вечером стулья.

- Но я боюсь. Это может вызвать революцию. Его записи, точнее описание сна, полностью опровергают, переворачивают ученье Ислама.

- Да ты не бойся. Ты нам их лучше дай, а мы сами решим, что делать с ними. Лады?

- Хорошо. Только через две недели (оборачиваясь).

- Есть. Договорились.





Так как смерть все равно мне пощады не даст -

Пусть мне чашу вина виночерпий подаст!

Так как жизнь коротка в этом временном мире

Скорбь для смертного сердца - ненужный балласт!



9.

……Страница утеряна.

Исаак, Сулейман, и Офра уже теперь находились в России, в Москве. Сулейман поближе познакомил Исаака с Офрой. Исаак искоса следил за Офрой взглядом.

Офра была типичная светлая арабка, но тоже косила под еврейку. Высокая, статная, стильная, глаза горят, сама знойная, аппетитная. Во времена СССР была членом компартии. Была строга и чутка, взгляд цепкий и яркий. Никто не назвал бы ее глупой женщиной.

С ней однажды приключилась такая история. Офра была членом комиссии по приему в компартию. И вот, на перерыве она с подругой Илоной вышла погулять на бакинский бульвар. А сзади плелись трое парней и стали приставать к ним. Особенно к Офре. Мол, девушки, давайте познакомимся, пойдем в кафе, кино, и пр. Офра запомнила их лица, а через два часа увидела их перед комиссией. Они уже давно стремились поступить в партию, и вот неудача - надо же а! Приставать на улице к члену комиссии.

Расплата была строгой, не приняли их в партию, Офра выступила решительно против, напомнив всем членам комиссии об их недавнем несолидном поведении на улице. Короче, вот так.

Теперь они гуляли по России. Пока не получил эти записи Сулейман, написанные рукой самого Мохаммеда, надо возвращаться в Баку. Две недели находиться в Иордании уже не имело смысла.

Они гуляли по Москве, а оттуда планировали направиться в Баку. Вот уже они приблизились к православной церкви святого Александра. Звонили церковные колокола. На фонтанной площади порхали голуби, народ гулял на лужайке и площадях. Присели у фонтана, усердно жевали бутерброды.

Вдруг Сулейман резко обернувшись в сторону, спрятал свое лицо вниз, закрыв физиономию руками. Исаак это заметил:

- Что с тобой? - спросил он, оборачиваясь, пытаясь найти источник страха Сулеймана.

- Да, так…этону… в общем…это один парень прошел мимо нас…

- И что?

- …Ну… то, что я с ним переспал недавно.....

- Ааааа! Стесняешься? То-то. И вдруг резко: Сулейман, скажи мне. Зачем тебе это нужно?

- Что именно?

- Зачем тебе сон Мохаммеда? Зачем? Только честно.

- Хорошо. Скажу (переглянулся с Офрой). Я хочу создать новую религию. Вот так. Ты понял теперь?

- Вот видишь, снова ты неправ. Чтобы создать новую религию, ты видимо будешь что-то писать. То есть писать книгу, потом проповедовать, так ли?

- (Задумчиво) Ну, в принципе, да, так ли. Придется что-то написать. И что?

- Вот ты и попался. Запомни, Сулейман, писать книги - ерунда. Литература сейчас в упадке! Книги - это медленно действующая бомба для будущих поколений. Все вы - люди букв, и вы должны понять, что сила слова - превыше всего! Ведь во время сказанное слово сможет вызвать вулкан! Книга - это тихая война, а людям нужна власть! Писанинами ты далеко не пойдешь, и ничего не достигнешь. В лучшем случае твои книги переживут два поколения клопов...

Лучше выступи перед публикой, зажги огонь в сердцах толпы, пробуди их своей гневной речью. Тогда ты сумеешь создать и новую религию.

Думаешь, если Гитлер, Троцкий или Кастро просто писали бы книги, сумели бы они создать и сделать то, что сделали? Нет! Только слово и речь - вот самые главные постулаты успеха. А так…писать книги, брошюры. Это несерьезно!

- Ты интересно говоришь. Но все мы что-то говорим, что-то делаем, и что-то пишем. Плохая книга лучше безнадежной политики. Ведь лезешь же ты в политику. Это видно.

- Я не лезу в политику, мне она не нужна. Э - эх, Сулейман. Я не пишу книги потому, что не хочу просто писать. Если писатель верит в свой успех, то его лучше не читать.

Ты пойми: на Олимпиаде всегда участвуют 15 тысяч спортсменов. 15 тысяча! Из них получают награды всего лишь 600. Это чуть больше трех процентов. Остальные спортсмены - это просто участники! Это гарнирные люди. Усек? Так же и в литературе. Пишут многие, а добиваются успеха единицы. А я хотел всегда попасть в число вот этих 600 медалистов, призеров. Я не хочу быть просто участником. Поэтому, и политика мне не нужна, ибо я и там буду участником, а не победителем.

- Толково сказано, но удача светит не всем!

- Э - эх, Сулейман Ты думаешь, когда идет дождь, это на самом деле дождь? Или ты веришь ветру, который дует? Может, ты каждую ночь уверен, что наступила темнота, и ночью ты видишь сон? Или ты думаешь, что сейчас, в данную минуту светит солнце? И ты надеешься, что это какой-то знак, намек сверху. Глупые люди! Они не понимают, что пчела, вырабатывая мед, не знает о меде ничего. Яблоко, падающее с дерева вниз, ничего не знает о законах тяготения, притяжения.

Необыкновенную речь Исаака очень внимательно слушала Офра. Она не выдержала.

- Я согласна с Исааком, все ерунда. И жизнь, и воздух. Как бы я хотела переспать с самим богом. Да, да, с господом богом! И чтобы Бог меня трахал в постели как последнюю сучку. Был бы как мужчиной, а не пассивной мямлей на небесах.

Исаак обомлел от ее слов. Раскрыв глаза, он наблюдал за словами Офры. Разбудил его голос Сулеймана.

- Исаак, капли от «Мужена» у тебя?

- Да. И что?

- Дай мне их.

- Зачем?

- Затем! Нужно!

Исаак передал Сулейману маленький коробок. Они вошли в огромный красивый полутемный зал со статуями и колоннами по бокам. Красивая была церковь. Колонны в зале были из красного дерева, даже пахли они нестандартно. На стенах выцвела оранжевая краска. Кругом толпились люди, горели свечи, их яркое пламя колышилось в левую сторону. Шла месса. Стоя на кафедре, священник пел Алилуе. Наши спутники подошли к левому крылу, где толпилось много гостей. Почти все посетители приподняли правую руку, и плавно махали ею по сторонам. Они этим провозглашали мессу. Сулейман шепнул на ухо Офре: «пора»!

Вынув из кармана маленькую стеклянную пробирку, похожую на морскую ракушку, Сулейман откупорил ее, и расплескал, разбрызгал на ковер всего несколько капель. Потом спрятал он в карман пробирку, и отошел к Исааку. Через минуты две, рядом стоящие люди стали оборачиваться по сторонам.

Тишина взорвалась. Стали меняться на улыбки серьезные их лица и гримасы. В церковном зале послышались первые смешки, гогот. Через минут пять месса остановилась, посетители стали обниматься, а через десять минут - стали тянуться друг к другу, вытягивая вперед руки, как слепые, ощупывали друг другу лица и тела. Обнявшись, смачно целовались в губы совершенно незнакомые люди. Причем без разницы, кто с кем: мужчина с мужчиной или женщины между собой.

С кафедры вниз спустился хмуро пастор, отложил он в сторону свой крест, быстро вверх задрал он рясу, лег на ковер и стал целовать в губы девушку, держащую в руках свечку. Свою дочку раздевал отец, а уже сестру насиловал брат. Люди тюленями лежали на сыром полу, на коврах. Они предстали друг перед другом в первозданном виде.

Это был ад!

Офра облизывала 14 летнюю незнакомку. Закрыв глаза от удовольствия, малышка стонала под упругим, как резина телом Офры. Она мяла ее как тесто. Девочка разодвинула пальцами свои половые губки, и Офра примкнула губами к святая святых этой девочке, и та тут же сладостно застонала, язык Офры запорхал между ее ног, умело лаская каждую складочку и впадинку. Офра нежно захватив ее клитор целиком, вцеловала в нее язык и долго водила им внутри. С уст малышки слетали стоны наслаждения. Это была волшебная картина.

- Как я для тебя, моя крошка? Нравиться тебе?

- Ох… Вы прелесть просто, милая. Прелесть, прелесть. Ох…Ох…ох…Оооохххх…

Это тянулось долго. Язык Офры вошел в ротик девочке. На гладких волосах Офры играл тусклый отблеск свечей. А маленькой цыпочке было сладко целоваться со взрослой, умной, красивой женщиной, которая все знает и умеет. Приятно онемели бедра, трепетало сердце, тело замерло.

Офра вылизала все ее соки. Привстала, отряхнулась, по ее плечам распустились волосы. Приподняла вверх свои брюки, и со всего размаху ударила, пнула ногой малышку каблуком по ее лицу, по груди. Та замерла от неожиданности, она еще лежала на полу, и взвыла от боли. Такая перемена характера со стороны Офры ее потрясла, она не поняла, зачем, за что? Исаак и Сулейман, скрестив руки перед собой, наблюдали этот кошмар. К ним подошла чуть размякшая Офра.

- Исаак, я с тобой полностью согласна. Я имею ввиду ораторство. Писать книги - это ерунда. Когда смотришь в книгу - видишь фигу! Все в мире старо, даже свежие мысли, и книгой никого не удивишь. Женская литература - это сопли на слезах, мужская литература - это сопли на крови, а графоманская литература - это сопли на соплях.

- …Да…Конечно…(растерянно).

- Несомненно. Даже когда изучаешь английский язык, лучше найти репетитора, чем учить язык по книге. Нет? Ну воот…Даже самые громкие звуки завершаются тишиной. Но, тем не менее…И в подтверждении твоих слов, я щас выступлю перед толпой. Продемонстрирую свое ораторство!

В ее словах было столько отчаяния, как будто она шла на смертную казнь. После этих слов она поднялась, точнее выбежала на кафедру, окинула всех быстрым и внимательным взглядом. По этому взгляду нельзя было угадать, она враг или друг? Было нечто грозное в ее облике. Она поняла, что пришло ее время. Своей уверенностью она походила на Розу Люксембург, на Беназир Бхутто. На верующих она смотрела молча. Они все были в страшном состоянии. Многие только начинали отходить от бешеного воздействия запаха духов Исаака.

Полуголые верующие сидели на холодном полу церкви, рядом некоторые еще лежали. Вяло подправляли свои лифчики женщины и девушки, застегивали мужчины ширинку. Помещение церкви, особенно его пол, был забит спермой, волосами, заколками, резинками, носками, туфлями, и пр. аксессуарами интима. Все валялось под ногами. Свечи догорели, оставив в церкви стеариновый привкус. Многие лениво смотрели на верх, на Офру.

Она, словно призрак стояла наверху. До нее начинал доходить косой луч солнца, который мог слишком ярко осветить ее личико. Офра была горда и самодовольна. Она смотрела на толпу как на вещь, так как толпа казалась ей сборищем букашек. От букашки люди отличались тем, что дрожали и плакали. Под давлением этого непризнавания их людьми люди теряли самообладание. В церкви стояла электрическая тишина.

Подняла она вверх руку, и начала свое бессмертное выступление.

- Слушайте сюда, дети мои! Все мы ходим под солнцем. И всех нас терпит всевышний, пусть даже мы не определились, не сделали выбора. Все мы хотим и рыбку съесть и поле перейти. Но так не бывает.

Должно быть так: или - или! Все вы ходите в церковь, но вам священники так и не могут объяснить элементарные вещи. Ибо сами они этого не знают. И никому из присутствующих, начиная со священника и кончая вот этим голым мужиком, не приходило в голову, что тот самый Иисус, имя которого со свистом столько раз повторял священник, всякими странными словами восхваляя его, запретил именно все то, что делалось здесь.

Запретил одним людям называть учителями других людей, преклоняться пред ними, запретил молитвы в храмах, а велел в уединении молиться каждому.

Главное же, запретил не только судить людей и держать их в заточении, мучить, позорить, казнить, дразнить, как это делалось здесь, а запретил всякое насилие над людьми, сказав, что пришел выпустить он пленных на свободу.

Никому из присутствующих не приходило в голову то, что все, что совершалось здесь, было величайшим кощунством и насмешкой над тем самым Христом, именем которого все это делалось.

Никому в голову не приходило, что те священники, которые воображают себе, что в виде хлеба и вина они едят тело и пьют кровь Христа, действительно едят тело и пьют его кровь.

Когда люди откусывают зубами хлеб, вырывают словно зубами они запал с ручной гранаты. Запомните это!


Она не ожидала от себя такой смелости, и удивилась, как легко ей удалось вступление. Это уже была не Офра с ее глотаниями слюны, и корявыми "мдя". Обильно вылетали искры слов, чеканный выговор цитат доносил до ушей все, позволяя вслушиваться и напрягаться.

- Со спокойной совестью делал священник все то, что он делал, потому что с детства был воспитан на том, что это единственная истинная вера, в которую верили все прежде жившие святые люди и теперь верят духовное и светское начальство.

Верил он не в то, что из хлеба сделалось тело, что полезно для души произносить много слов или что съел действительно он кусочек бога, - в это нельзя верить, - а верил в то, что надо верить в эту веру! Главное же, утверждало в этой вере его то, что за исполнение треб этой веры много лет он уже получал доходы, на которые содержал свою семью, обучал сына в американском колледже, там, устроил дочь в иностранную компанию.

Так же верил и молодой священник, и еще тверже, чем старый священник, потому что он совсем забыл догмы этой веры, а знал только, что за теплоту, за поминание, за часы, за службу, за все есть определенная плата, которую охотно платят настоящие

христиане, и потому выкрикивал свои "Христос воскрес", и пел, и читал что положено с такой же формальностью, с какой люди продают нефть, золото или баклажан. Мол, это моя работа.

Никто не знает и не вникает, в чем состоят догматы этой веры, и что означало все то, что в церкви совершалось, или в мечети, не важно где - верили, что непременно надо верить в эту веру, потому что верят в нее высшее начальство и сам Президент.

Теперь слушайте сюда, несчастные! Идеология не должна опираться на религию! Мол, так написано в Коране, Библии, или Бхагавадгите. Этого - де, хочет и желает сам Бог. Поэтому, мол, необходимо верить всем. Иначе мол, бог всех накажет, или в аду будете гореть. Это не честно, не справедливо! Идеология должна опираться на реальные факты, а не пугать людей именем всевышнего.


Люди жадно слушали ее, ловя каждое слово. Они смотрели на нее виноватым, выпытывающим взглядом. Головы их была наполнены чем-то жидким, качать головой им было крайне неприятно. Она же продолжала говорить:

- Когда начинают болтать о религии, первым делом вспоминают о несомненном существовании Бога. Да, мол, конечно, Бог есть, он всемогуч, колюч, вонюч, и так далее. Как это смешно… Слушайте же вы, уроды!!! Никогда такое вы не услышите! Раз уж по настоящему вы не можете верить, то вам всем я кое что щас докажу!


Потихоньку раскрыв глаза, стали прислушиваться люди к словам Офры. Ее голос был ангельский, чуть альтовый, но блаженный.

- Поверьте же, вера в бога, есть не что иное, как узость ума. Все живут только для себя, для своего удовольствия, для своего живота, и все слова о боге и добре - обман. Возникает много вопросов о том, зачем так дурно на свете все устроено, что все друг другу делают зло и все страдают, начинают пить, колоться, обкуриваться, опускаться, болеть, страдать. Зачем?

Но в принципе, это помогает. Почему нет? Когда станет скучно - покурила анашу или выпила водки, или полюбилась с мужчиной, и все пройдет.

Не зная, с кого или с чего вокруг нас началась вселенная, беспомощные людишки, не поняв тайны Природы, поставили над ней некое Высшее Существо, наделенное способностью производить все спецэффекты, причины которых нам неизвестны. Мол, что было первым: яйцо или курица? Какая фантастическая глупость!

Если Бог настолько всемогущ и всеведущ, если он - везде, в каждой молекуле и клетке, если он даже видит темной ночью черного жука под черным камнем, если он смог все это сотворить и предвидеть, в том числе и вот эти наши сомнения, то он становится просто лишним. Ничего не объясняющим, и никому не нужным. Если Бог - везде, то значит он - нигде.

Посудите сами: если Россия имеет границы, значит, она есть, она существует! А если нет границ - то значит нет России! Покажите мне одно государство, не имеющее границу! Нет такого государства! Так же и с богом.
Если бы человек был создан богом или иным высшим существом, то были бы совершенно иными его психика, чувства и поступки. Но я убеждена в том, что именно сам человек создал бога по своему образу и подобию, а не бог человека. Сделал он это для разрешения определенных общественных и личных проблем, как полезный инструмент, как орудие.

С практической точки зрения такое объяснение гораздо проще и полезнее, так как позволяет понять сущность человека и человечества.

Ведь любой правитель будет оправдывать всякое наказание, и жестокость, всякий беспредел и бардак, объясняя это тем, что так угодно Богу. И идиоты ему будут верить.

Тиран или деспот будет топить народ в крови, при этом будет орать на всех, что так захотел всевышний. И народ в это поверит. Вот для чего служит бог. Это ширма, козырь для правителя.
И вот стал считаться творцом Природы этот мерзкий призрак, правда, в той же степени, в какой считается творцом добра и зла.

Люди привыкли эту точку зрения принимать за истину. Она полностью угождает человеческому любопытству. Люди поверили в сказку так же, как в теорию относительности Эйнштейна, и это убеждение стало столь глубоким, а привычка столь прилипчивой, что с самого начала требуется мощный ум, сильное проникновение, внутреннее зрение, высший интеллект, чтобы не попасть в эти пагубные сети, как попадается в морскую сеть вобла или лещ.

Факт признания Бога от его обожествления отделяет всего лишь один маленький шажок, ибо нет ничего проще, чем молить о помощи и защите кого-то постороннего.

Это натуральная халява. Люди надеются на бога, и сами не делают ничего. Мол, бог все сделает за нас! На бога надежда - сиди без одежды! Это типичная лень! Это вредно!

Все люди приносят жертву для этого волшебника, для этого общего отца и превозносят его как распорядителя всего существующего. Поэтому и существуют гадалки, ясновидящие, экстрасенсы, астрологи, так как люди пассивны, они привыкли надеяться на чужую помощь, но только не на себя.

Иногда считали Бога нехорошим, потому что из необратимых законов Природы вытекают порой весьма неприятные результаты.

Тогда, чтобы ублажить его, приносили жертвы, с ними связаны посты, изнурение, самобичевания, и прочий идиотизм - плод страха многих и отъявленного мошенничества немногих.

Эти последствия приводят к тому, что люди не только не осознают этот ужас, этот массовый психоз, но чтобы успокоить себя, измышляют всевозможные виды фантастических объяснений, которые выглядят правдоподобными лишь для их наивной логики, для того, что они в действительности ощущают, и для того, что не ощущают вообще.

Жизнь дана людям не для них самих, а для служения высшим космическим целям и что Великая Природа охраняет эту жизнь так, чтобы она могла протекать более или менее сносно, и заботится о том, чтобы она не прервалась преждевременно.

Сама же Природа зародила в серых мозгах людей религию и Бога.

Разве мы, люди, точно так же не кормим, не заботимся и не делаем жизнь наших овец и коров удобной, насколько это возможно?

Разве мы делаем это потому, что ценим их жизнь ради самой их жизни?

Нет! Разумеется, нет! Мы делаем все это, чтобы в один прекрасный день забить их и получить мясо, в котором мы нуждаемся, причем возможно более жирное.

Таким же самым образом Природа принимает все меры для того, чтобы мы жили, верили в Бога, не видя этого ужаса, и не повесились, а жили долго; а когда ей требуется, она забивает нас.

Результаты мыслей и чувств часто приводят среднего человека к тому, что он, как говорится, "делает из мухи слона и слона из мухи". Бог тут не при чем!

На богов всегда надеются слабые люди, ибо они находятся на грани, у пропасти, бояться упасть, сорваться, сломаться! Только слабым и не определившимся людям нужна религия. Когда человек стоит у обрыва, и он может упасть в бездну, когда этот человек спивается или потихоньку становится наркоманом, вором, то естественно, в первую же очередь надо ему окунуться в религию, чтобы спасти себя. Молиться, поститься, отойти от дурных дел подальше. Иначе он как пес подохнет.

Знайте: чтобы быть справедливым и добрым человеколюбцем, человек должен прежде всего быть себялюбцем.


На протяжении этой речи, двое верующих слушателя покраснели, пытались что-то сказать, прервать, но не смели. Офра же гневно продолжала кричать, все больше и больше увлекаясь.

- Сильным людям не нужна религия! Ибо сами они есть боги! Толстой хотел основать свою собственную религию. Эйнштейн и Достоевский были атеистами. Гитлер и Ницше вообще были огнепоклонниками. Ломброзо и Кант смеялись над религией. Подшучивали над верующими Сартр и Чаплин. У меня уйма таких фактов! Ибо все эти перечисленные люди были высочайшими личностями. Они не нуждались в моральной божеской поддержке. Они потеряли веру, зато обрели уверенность!

Люди ударяются в религию только из-за страха перед смертью. Они хотят как бы понять смерть, ощутить ее, но не понимают ничего. Кому смерть не страшна, тому и религия не нужна.

Знайте, что в основе всех мировых религий лежит некий Бог, и что он есть всемогущая сила, творящая и изобилие и нищету. Но какую из них следует предпочесть? Ислам, Христианство, Буддизм, Иудаизм!? Какую?

Каждая в свою пользу выдвигает массу аргументов, каждая ссылается на какие-то тексты, священные книги, вдохновленные своим собственным божеством, и каждая начисто отрицает все остальные. Да уж! Спросить бы надо у пророков, какой на ощупь бог? Твердый, мягкий, песочный? КАКОЙ?!

Весьма и весьма нелегко разобраться во всем этом. Единственный проводник в ночной тьме - мой разум, и я высоко поднимаю этот огонь, как горящий факел в ночи, помогающий мне критически посмотреть на все эти противоречащие друг другу кандидатуры.

Все эти басни, которые я считаю несуразностями, вызывают во мне рвоту.

Мы бросили беглый взгляд на абсурдные идеи, проповедуемые на земле разными народами, и теперь я подхожу к доктринам евреев и христиан.

Первые твердят о Боге, но никак не объясняют его происхождение, не дают никакого о нем представления.

Не рисуют его образ, им ничего не известно о нем. Стремясь постичь природу этого сверхбожества всех людей, я нахожу лишь детские аллегории, недостойные величия того Существа, которого меня призывают принять как Бога.

Более того, законодатели этого народа рассказывают мне о своем Боге с вопиющими противоречиями и используют при этом такие слова и такие краски, которые скорее вызывают отвращение, нежели заставляют служить ему.

Пытаясь объяснить его сущность, они утверждают, что голос этого Бога звучит в Священных Книгах, но меня поражает, почему, рисуя свой образ, Бог выбирает такие изобразительные средства, такую гамму красок, которые побуждают человека презирать его.

Столкнувшись с этим вопросом, я решила внимательно прочитать эти Книги. И решила, что эти писания не только не являются святыми, но воистину они написаны много позже смерти персонажа, который осмеливается утверждать, что он дословно передает слова самого Бога. Ох - хо - хо - ох - хо - хо!

Вот так я воскликнула, изучив всю эту белиберду, и убедилась, что Священные Книги, которые хотят всучить мне под видом мудрых изречений Всевышнего, не больше-с, чем выдумки мошенников и шарлатанов, и вместо того, чтобы увидеть там отблеск божественного света, я нашла дешевое трюкачество, рассчитанное на доверчивых глупцов. Это является необходимыми увечьями для верующих.

В самом деле, что может быть нелепее, чем описывать на каждой странице в тех Книгах богоизбранный народ, который якобы Бог сотворил для самого себя.

Что может быть глупее, чем рассказывать, налево и направо, всем прочим землянам, что лишь к этим кочевникам пустыни обращается Всемогущий, что только их судьбой он озабочен, что лишь ради их блага меняет он движение звезд. Перекраивает моря-океаны, спускает сверху небесную манну, как будто этому Богу не было бы гораздо проще проникнуть в их сердца, по земному шару дать щелчок, просветить людской разум, нежели вмешиваться в безупречный промысел Природы.

Как будто снисходить к темному, ничтожному народу соизмеримо с высшим величием того Существа, которому приписывают способность всетворения. Разумеется, это не так!

И как бы я не хотела понять, что стараются вдолбить в голову читателя эти абсурдные Книги, мне пришлось задуматься над единодушным молчанием историков всех народов, которые обязательно должны были отметить в своих хрониках чрезвычайные события, коими кишит Священное Писание.

Мол, дотронулся Моисей до прокаженного, и тут же тот вылечился. Улыбнулся Моисей слепцу - слепец стал зрячим.

И оказалось достаточно этого факта, чтобы зародить во мне относительно чудес сомнение, описанных в этих баснях. Что-то тут не так, подумала я!

А что я должна думать, когда именно среди этого самого народа, так усиленно восхваляющего своего Бога, больше всего неверующих? Как возможно, что этот Бог осыпает благодеяниями и чудесами свой народ, и этот возлюбленный народ не верит в своего Бога?

Как возможно, что с вершины горы этот Бог трубит свои указы?

С вершины горы законодателям этого народа диктует свои высшие законы, который в это самое время там внизу, в долине, в нем сомневается, и в той долине сооружаются идолы, памятники цинизма, будто нарочно для того, чтобы мудрый Бог, кричащий наверху, получил по голове шалбан.

И вот, наконец, он умирает, этот исключительный человек, только что предложивший евреям чудесного Бога, испускает дух, и его смерть сопровождается чудом. Одни трюки, причем дешевые.

Но самое интересное в том, даже тогда не все очевидцы тех спектаклей признали его величие. Те умные реалисты - очевидцы, скептики, материалисты, прекрасно понимали, что это цирк и карнавал. Жаль, что они не дожили, а то бы рассказали все. Но как говорится, страсти улеглись, забылись, а результат остался.

Они были менее легковерны, чем их предки, и спустя несколько лет, идолопоклонники разрушили хрупкие алтари Моисеева Бога, и когда вновь обрели свободу, только тогда несчастные угнетенные евреи вспомнили отцовские законы.

После этого новые вожди начинают петь старые песни, и заявляют, что евреи будут процветать до тех пор, пока останутся верны заветам Моисея. Они остались ему верны, это да, но никогда так безжалостно не преследовали их несчастья.

Чем больше признавали они бога, тем больше они страдали. Будто назло. Что это - экзамен, тест, иль быть может испытание? Глупо это, глупо!

Потом появился Гитлер, и начал сжигать евреев в крематориях. Не повезло ему, иначе стер бы он евреев с лица всей земли.

Так вот, значит, как помог им Бог! Вот как этот Бог, любящий их, нарушивший ради них священный порядок Природы, поступил с ними, вот как он сдержал свое обещание!

Любой еврей стоит особняком, он всем миром править хочет. Это непростительное тщеславие! Вот это избранный народ. Если даже представить, что евреи - посланные на землю господень народ, то явно то, что видимо пьяный был всевышний, когда создал этот народ.

А теперь давайте обратимся к христианам. Как вы думаете, почему в России победил социализм? Почему?

Да потому, что ослабла религия! Ослабла вера в бога! Христианство утратило свою силу, оно уже не было догмой. Как говорят, «блаженны плачущие».

И какой же комплекс еще более несуразных нелепостей мы здесь видим! Теперь меня поучает уже не взобравшийся на гору громоподобный сумасшедший - на этот раз сам Бог являет себя через своего посланника, но незаконнорожденному отпрыску Марии суждены совсем другие почести, нежели отвергнутому сыну Иеговы.

Давайте поближе посмотрим на этого мрачного маленького обманщика: что же он сделает, что придумает, что он сочинит, что напортачит, чтобы до меня донести истины своего Бога, каковы его верительные грамоты, его методы, формы, идеи? И он выкидывает дурацкие трюки и фокусы, ужинает с грязными девками, трахается с Марией Магдалиной - матерью Иакова - устраивает комедии с излечением, каламбурит, потешает и обманывает простачков.

"Я Божий сын", - мычит этот незаконнорожденный неуч - Иисус.

Он именно так и заявляет: "Я сын Божий". Или еще лучше: "Я есть Бог", и потому только я должна верить, что он пускает при этом слюни, сопли, слезы, нюнит, бубнит, мямлит. Далее его вешают на кресте, ну и что из того?

И все это при том, что однажды он поднял целую шумиху, мишуру по поводу нескольких монет перед церковью, прогнал менял. Вспомнили? Об этом знают многие. Он был страшно скуп, из-за каких то копеек накинулся он на людей, и стал драться с ними.

Ученики его бросают, и вот он, Бог вселенной, висит, приколоченный гвоздями. А где он зачат? В еврейском чреве. Родился где? В стойле.

Вот он - пророк! После его распятия, Мария приходит к евреям и говорит, что я мол, видела Иисуса. Ей естественно не верят, выгоняют прочь. И правильно делают. Но все же помнят, что Иисус сам говорил, что он воскреснет на третий день. Спустя два дня приходят к людям еще двое оборванцев, и заявляют, что тоже видели Иисуса, а потом, на 40 день распятия, рыбаки на берегу также кричат во все горло, что им явился сам Христос, и он мол, воскрес.

Это дикая фальсификация, похожая на создание политической партии. Как создают люди партию? Как? Так и создают! Подговаривают, шушукаются, распространяют листовки, организовывают собрания, внушают, поддерживают, создают мнение, имидж, почерк, специфичность, и так далее. Люди, заинтересованные в создании нового идола, подговорили друг друга и создали молву о том, что Христос воскрес, да, он - де, воистину воскрес!

В принципе, политическую партию создают таким же бесстыдным образом.

Каким образом он внушает в себя веру? Своим жалким видом, бедностью, плутовством - другого способа убедить меня у него нет. А если я сомневаюсь, если колеблюсь в своей вере - тогда горе мне! Тогда моим уделом будут вечные муки!


Мол, обязана я верить из под палки. Но не хочу я верить в бога? И это мое право, это мое личное дело! Ведь сколько можно просто верить?!

В Библии есть очень красивая легенда, как Иисус Христос шел по воде как посуху. И вот подбегает к нему апостол Петр:

- Учитель, там апостол Павел тонет!

- Передай ему, пусть не выпендриваться, а идет, как все, по камушкам.


Таков этот Бог: я ничего не упустила из его сущности, в которой нет ни одной черты, способной тронуть душу или воззвать к сердцу. И здесь кроется удивительное противоречие.

На старом законе основан новый закон, и, тем не менее, он сводит на нет, стирает в пыль прежний закон - так где же основа этой новой веры? Где? Спокон веков новое создается на основе старого. Это так везде. Это так и в музыке, и в спорте, и в искусстве, и в политике, но только не в религии.

Все знают, чтоб поступить в институт, надо окончить школу, чтоб защитить докторскую диссертацию, надо сперва защитить кандидатскую, чтоб подняться на второй этаж, надо начать с первого этажа. Это ЗАКОН! Но пророки этого не видят, ибо дуракам закон не писан, если писан, то не читан, если читан, то не понят, а если понят, то не так.

Здесь каждый новый пророк выдвигает массу аргументов, что мол, слушайте меня, и никого более. Кто был до меня - тот идиот, а вот я - посланник Бога! Неужели этот Христос является законодателем, и на каком основании должны мы его слушать?

Сам он - и только он! - собирается показать мне своего Бога, пославшего его сюда, но если Моисей был заинтересован в том, чтобы я поверила в его Бога, который дал ему силу, то этот тип из Назарета не спешит рассказать о своем Отце, от чьего имени он пришел на землю.

Моисей довольствовался тем, что объяснял чудеса естественными причинами и убеждал свой народ в том, что молния сверкает лишь для избранных.

А более хитрый Христос сам творит чудеса, и если они оба заслуживали у своих современников презрения, то надо признать, что второй, благодаря своему большему нахальству, с большим основанием требует к себе почтения.

Запомните, мораль Сократа не подверглась такой порче как мораль Христа, ибо была более здравою, ясною и определенною.

Я не просто это говорю; ведь идея коммунизма - целиком принадлежит евреям.

Вот и сорок лет по пескам водил евреев Моисей, но не справился с проблемой сей.

В глазах потомков оба являются создателями гетто, где принуждены были селиться евреи.

Итак, мои сестры и братья, перед вами порочный круг, в который попадают люди, как только начинают докапываться до сути и пробираться через весь этот чертополох. Религия доказывает существование своего пророка, а пророк - своей религии.

Ни мусульманам, ни еврейской секте, ни секте христиан Бог не явил себя полностью. Не явил, никто его не видел! Одни догадки и предположения! Стоит показаться богу, как тут же исчезнет религия. Не будет она уже актуальна! Ибо людям нужна неопределенность, туманность, неясность.

Ведь глупо это, согласитесь! - мол, говорят, что ангелы общались с Иисусом, Мохаммедом, или Моисеем, и прочими пророками. Хорошо, допустим в жизни все бывает, и предположим, что это чудо произошло, и эти ангелы встретились с пророками. Ну а я то тут причем? Причем тут мы? Мне же ангелы не явились! Я не видела ангелов! Мне могут возразить, что ангелы не всем являются. А я отвечу им: тогда пошли на хрен все эти ангелы!

И вообще, стоит призадуматься: а были ли вообще эти пророки? А!? А может это просто сказка? Может все придумано нарочно?!

А что? Недавно выясняется, что оказывается первым президентом США был не Джордж Вашингтон, а кто-то другой. А мы всю жизнь думали, что это так. Хрен его знает!

Ну ладно, я отвлеклась от предмета, отклонилась в сторону. Продолжим нашу тему.

Я продолжала поиски надежных доказательств, призвав на помощь разум, а чтобы он меня не подвел, я подвергла анализу сам разум.

Что же такое разум? Способность, данная мне Природой, посредством которой я подтверждаю одно, а отрицаю другое. Анализирую, спорю с собой и прочее и прочее. Знайте, что разум есть не что иное, как весы для взвешивания предметов (показывает рукой, изображая весы), являющихся внешними по отношению к нам; когда стрелка весов склоняется в сторону наивысшего удовольствия, в ту же сторону склоняется наш выбор.

Теперь видим, что разумная дилемма и для людей и для животных, обладающих разумом, является следствием самой примитивной механической операции.

Но поскольку разум - это всего лишь наш пробный камень, для анализа веры должен существовать некий испытательный инструмент - которую настойчиво суют нам негодяи, требуя, чтобы мы почитали вещи, лишенные всякой реальности или настолько гнусные сами по себе, что могут вызвать разве что отвращение.

Отсюда следует, что первым делом наша способность мыслить должна установить главное различие между тем, как вещь являет себя воспринимающему, мол, как это себе мы представляем. Вам ясно, уроды!!!

Поняли вы меня? Объясняю! Если нам какой-то предмет предлагает наше восприятие, не имеющий реального существования, это называется воображением. Так вот, истинный источник всех наших ошибок и заблуждений и есть воображение. Теперь ясно?!

А еще больший источник ошибок заключается в том, что мы приписываем самостоятельное существование предметам наших внутренних восприятий и полагаем, что они существуют вне нас и отдельно от нас только потому, что воспринимаем их отдельно друг от друга. Не надо воспринимать вещество раздельно! Все в этом мире цельно, слитно, спаяно. И этот бог тоже в нас, в нас самих, а не находится на небе, отдельно от нас.

Многие несуразности исходят с той точки, что человек воспринимает все раздельно, в отщепленной форме. 99% людей не осознают того, что их внутренний голос болтает, а душа - знает. И если бы можно было как-нибудь заставить замолчать этого болтуна, было бы легче жить.

Многие внутренний голос воспринимают как разговор с господом. Это бред!

Чтобы пояснить мысль о предмете, который являет себя наблюдателю, я воспользуюсь терминами "воображаемое понятие" и "реальное понятие". Очень важно не путать эти две разновидности существования.

Как бы ни сложно для вас это было, вы должны постараться понять и согласиться со мной, если хотите следовать к цели, к которой хочу я привести вас своими рассуждениями. Нельзя путать эти два понятия. Учтите это! Есть иллюзия, есть реальность. Это разные понятия!

Нет грубее и распространеннее ошибки, чем идентифицировать реальное существование предметов, находящихся вне нас, с воображаемым существованием ощущений, которые скрываются в нашей голове. Одно дело, ты голоден и хочешь кушать, и закрыв глаза, представляешь жареную рыбу, буженину, колбасы. Это иллюзия. Другое дело, открыв глаза, видишь, что ты по - прежнему голоден и беден, и перед тобой остывший чай, сухарь и кукуруза. И тебе есть нечего. Вот это уже реальность.

Когда речь идет об отсутствующих предметах, предлагаемых нам в виде образов, они являются мыслями (!), а когда они предлагают нам образы предметов, находящихся внутри нас, их называют понятиями.

Однако все эти предметы суть лишь формы нашего бытия и способы

существования; эти предметы не более отличны друг от друга или же от нас самих, чем расстояние, масса, форма, цвет и движение тела отличны от этого тела.

Пришлось поломать голову, чтобы обозначить все конкретные слова. Все субстанции назвали "причиной", которые приводят к каким-либо изменениям в другой субстанции, отличной от них. А термином "следствие" обозначили любое изменение, вызванное в некоей субстанции некоей причиной.

Но поскольку эта терминология привела, в лучшем случае, к невообразимой путанице относительно понятий о субстанции, действии, реакции, изменении, привычка употреблять ее убедила людей в том, что они имеют однозначные и точные восприятия этих вещей. И в конце концов они вообразили, будто существует некая причина, не являющаяся ни субстанцией, ни телом, причина, которая отлична от всего сущего, имеющего форму, и которая, без движения и без действия способна производить любое

следствие.

Люди не понимают, что все субстанции, постоянно воздействующие и реагирующие друг на друга, вызывают изменения лишь в человеческом мозгу. То причина, то следствие, то воображение, то реальность - все это привело к торжеству религии и Бога, к полнейшей путанице, и полностью истощила человеческую мысль. И опять же - все это в мозгу, в воображении, в голове, в сознании, в мозжечке, перед глазами, во сне, но не на самом деле, не в реалии, не наяву.

Чувствуя, что с таким нагромождением понятий, такой божественной головоломкой воображение человека не в силах справиться, они бесхитростно, одним прыжком вернулись к первичной причине и назвали ее универсальной, относительно которой все частные причины являются следствиями, и эта причина есть следствие, вообще не имеющее никакой причины. Мол, бог - это беспричинное следствие, не имеющее над собой начальника и бог никому не подотчетен. Сплошной маразм!




Чёрта с два скажу тебе

что будет дальше…

Мы пишем вновь историю.

Ты в ней

...что человек человеку

человек!



Вот так на свет появился Бог, придуманный людьми! Вот что

стало плодом их измученного воображения вкупе с извращенной фантазией!

Насаживая одну легковерность на другую, люди умудрились сотворить этот грандиозный призрак.

И, вспомнив определение, которое я только что дала, вы поймете, что этот призрак, отличающийся чисто воображаемым, но не реальным существованием, может гнездиться лишь в обманутых и загипнотизированных головах, поэтому можно свести его к простому следствию хаоса в их воспаленном мозгу.

Вот пример! В Иране живут более 30 миллионов азербайджанцев, но правят страной фарсы, численность которых в два раза меньше азербайджанцев. Это фантастика! Надо быть кончеными идиотами, чтобы позволять другой, малочисленной нации управлять тобою. А все зачем? Зачем? Во всем виновата опять таки религия. Иранских азербайджанцев шиизм превратил в толпу туземцев и слепцов, они забыли - что такое нация! А без нации нет в мире счастья. Вне нации жизни нет!

И что самое поразительное, это поняли в Москве. Поэтому русская империя, почувствовав, что есть угроза воссоединения Ирана с северным Азербайджаном, применила этот трюк с Исламом.

Если - продолжала Офра - я так подробно остановилась на главных различиях между реальными и воображаемыми существованиями, так это потому, что чувствую супер необходимость продемонстрировать вам на этот предмет самые разные точки зрения.

И хочу, чтоб вы все поняли, что люди склонны приписывать очень многим вещам реальное существование. Эти вещи существуют не больше-с, чем предположительно, у вас в мозгу! Если у вас вообще есть мозги! Вы всегда начинаете измерять или говорить метрами там, где речь идет только о сантиметрах.


Она сделала паузу. Посмотрела на толпу. Люди протирали глаза, иные с открытыми ртами слушали страшную проповедь этой не менее страшной женщины. Гневно и страстно продолжала Офра говорить.


- И этот продукт предположительного существования назвали люди именем Бога. Можно было бы назвать его не Бог, а Гоб, Бот, Тог, или Зог. Не Аллах, а Шаллах, Шаллон, Иллум, Аллин, и пр. Какая разница? Надо было как-то назвать, вот и назвали.

Если бы единственным результатом подобных мыслей были ложные выводы, можно было бы махнуть рукой на это безвредное занятие.

Но, к сожалению, этим дело не ограничивается. Все сильнее подогревается воображение, развивается привычка, начинается страх, человек клюет как рыба, лед тронулся, и вот уже начинают считать реальным то, что есть лишь призрачный плод нашей слабости.

Был такой старый коммунист - Василий Таламанов, бывший летчик, герой войны. Естественно, что он был атеистом, не верил в бога, считая это отсталостью. И вот под свою старость, когда ему было больше 70 лет, а еще больше перед смертью, где он уже чуял конец, он начал ''верить'' в бога. Зачем? Как вы думаете?

Происходит это на всякий случай, мол, а вдруг на самом деле есть богМол, я не хочу в аду томиться. Или же, на смертном одре не выдержали его нервы, он боится и начинает ''верить''.

Все это является плодом воображения или же просто страхом.

Они думают, что именно воля этого Бога служит причиной всего, что выпадает нам в жизни, и чтоб угодить ему находятся все новые средства.

Дескать, если ты не веришь богу, мол, это тоже его воля. Если ты в нем сомневаешься, так это тоже его прихоть! Что за ахинея?!

Давайте же поразмыслим здраво. Разве можно сомневаться в солнце? Нет! Посмотри на солнце и убедись в нем! Вот и все.

Но кретины говорят: бог выше человека, и он не должен себя показывать каждому земному существу. Что за ересь! Будто солнце не выше человека? Разве человек не слабее молнии? Слабее! Почему же тогда солнце, молния показывают людям себя, а бог не торопиться показать?

Да потому, что солнце есть, а бога нет.

Ведь понятие о Боге, сама мысль о существовании всевышнего, может прийти нам в голову лишь через посредство объекта, субъекта, предмета, человека. Ничего не может породить она кроме иллюзий и воображений. Если подумаете об этом ясно, то окончательно поймете.

Люди начинают верить богу только лишь на основе священных книг - Корана, Библии, Талмуда - а это не серьезно. Я могу представить всем вам не менее значимые книги про атеизм, где отчетливо доказывается, что бога нет и быть не может. Причем доказывается это формулами, уравнениями, теоремами. И что? Кто объяснит, какая книга ценна?

Любая вера в бога начинает исходить от книг, писанин и от кривотолков. Это не серьезно!!!!!

Любое научное доказательство со стороны мировых ученых - лауреатов разных премий - на практике находило свое применение, претворялось в военной промышленности, в иных исследованиях. То есть, мы точно видим этот результат. Это не сказочки каких-то лиц.

Несмотря на весь идиотизм, тупые приверженцы бога пока не могут сказать в свое оправдание ничего умного, кроме того, что нет следствия без причины. Мол, не бывает дыма без огня. Если столько веков продолжается вера, значит - есть Бог!

Мол, не могут же ошибиться огромное количество людей. Да поймите ж вы: ошибается именно большинство! Всегда право меньшинство! Это закон! Надо исходить именно с этого - что право МЕНЬШИНСТВО!

Тогда все будет ясно и понятно. А то многие думают, что если большинство верит Богу, значит, оно не может ошибаться. Опять повторяю, что исходить, отталкиваться надо с той точки, что большинство всегда не право, право меньшинство.

Но нет, все равно есть бог. Он есть! - кричат монахи.

Тогда вопрос: почему эти умники не верят в существования лешего, водяного, домового, ясновидящих? Почему? Ведь это тоже следствие какой то причины.

Допустим, мы неверно понимаем связь, последовательность и движение всех причин. Но незнание одного факта никогда не служит достаточным основанием для установления, а затем возведения в объект веры другого факта.

Я не знаю, не ведаю - есть ли леший или домовой? Если есть дом, значит, там живет домовой. Если есть лес - значит, леший тоже есть. Это тоже следствие некой причины. ДааааНе ограничена человеческая глупость.

Те, кто хочет убедить нас в существовании своего отвратительного Бога, имеют наглость заявлять, что поскольку невозможно определить истинный источник бесконечной череды причин и следствий, мы непременно должны придумать универсальную причину.

Мол, если мы ничего не понимаем, значит, есть высшее существо, которое все понимает.

Какой блестящий пример пустой болтовни! Разве не лучше заявить, что мы ничего не знаем! Даже великий Сократ говорил - я знаю только то, что ничего не знаю! А тут мнимые и жалкие верующие людишки имеют такое самомнение, будто они действительно избранные личности. Дескать, они знают все. На самом же деле, они тупее ежа. От ежа хоть какая - то польза есть.

Пусть идиоты сколько угодно барахтаются в своих тупых рассуждениях, от них толку, как от козы молоко или от быка какао.

Но умный человек рискует разбиться о скалы, если направит в этот призрачный порт свой корабль. Для эволюции будет это потерей. Ломается ритм, движение, симметрия.

Вы не устали слушать? А что, слушайте! Полезно вам. Эй, ты, папаша, хватит обнимать девушку, послушай лучше! Такое вряд ли ты услышишь. Чурбан!

Тааак Вот как вы думаете, какая разница между вампиром и богом? Сейчас объясню. Вампир пьет кровь живых существ, Бог же заставляет людей проливать свою. В сущности оба - вымысел расстроенного воображения.

Так разве не будет справедливым назвать второго именем первого? Имеются ли законы, посредством коих Бог управляет людьми, человеческой природой, нерушим ли его план?

Вот видите, не знаете вы ни хрена! Если он подчиняется закону, тогда его функция сводится к простому исполнительству, тогда он следует чьим-то указаниям и не может быть независимым. Значит, он подотчетен кому-то, еще более высокому существу! Разве нет, разве не выходит так?

Если Бог обрушивает на землю несчастия и погибают люди, погибают даже дети, значит, бог действует по какой то схеме. Это его закон! Правда? Таак. Дальше. Если, не смотря на многочисленные слезы и моления людей, этот бог не изменяет данный жестокий закон, значит или он не хочет менять его или же не может.

Если не хочет, значит, он упрям и однообразен. Более того, он полностью забил и положил на нашу Землю. Разве нет? Проси его, не проси - все по фигу!

А если он не может отменить этот закон, значит он подотчетен кому то и еще. Не своеволен он менять что - либо.

А если за ним стоит неизменный закон, то в чем он заключается? Отличен он от самого Бога или же в нем заключен? Что это за закон?

Если же, с другой стороны, по своей собственной воле это Высшее Существо может менять свои чувства и желания, мне хотелось бы знать, для чего он это делает?

Разумеется, для их изменения у него должен иметься какой-то мотив.

Намного более веский мотив, нежели любой из тех, что движут нами, так как по мудрости и по осмотрительности бог нас превосходит.

Так можно ли представить себе этот мотив, не умаляя величия самого Бога? Ведь это невозможно! Если связал бог свои планы с людьми, с такими как мы, то он жалок! Это тоже - самое, что профессор, лауреат Нобелевской премии будет дружить с нищим бомжем, пить с ним водку, ходить по девочкам. Значит они одного поля ягоды.

Пойдем дальше. Если Бог заранее знает, что ему придется изменить свой план, почему же раз он всемогущ, не избегает всяких изменений, которые всегда требует определенных усилий и доказывает его слабость?

Ведь в жизни очень часто зло побеждает добро. Это бывает как правило. Пусть никто не говорит, что рано или поздно добро одержит верх над злом. Это байки! И после такой несправедливости, разве нормальный человек будет верить богу? Нет конечно! А теперь вопрос: неужели бог не может устроить дело таким образом, чтобы люди рьяно верили ему, ибо знали, что добро одержит верх. Значит, выходит так, что бог не может изменить своему сценарию, своей схеме, своей программе. Интересно, а зачем? Очень интересно! Тааааак!

А если ему не известно, что будет дальше, какой же он всемогущий, что даже не в состоянии предвидеть свои будущие действия?

Если же он предвидит все - тогда все уже предопределено заранее независимо от его воли. Поняли вы? Повторяю! Если ничего он не может изменить, если этот закон выше его, если неизменны движения жизни, если люди умирают, разочаровавшись в нем (а таких очень много) - тогда какова его роль?

Это тоже - самое, что в театре актер играет свою роль. Он же не может ничего изменить на сцене, ведь все пишет режиссер. Над режиссером стоит постановщик, а еще выше стоит спонсор, еще выше цензура, а еще выше - министерство культуры, еще дальше - правительство, и еще, и ещеИ еще не вечер!

Так же и бог! Тогда какой закон им руководит? Где он, этот закон?! Как он себя проявляет?!

Нет, безусловно, сейчас псевдо умники начали бы со мной спорить, мол, бог нарочно так поступает, он - де, нарочно так делает, чтобы толпа его поняла сама.

Это дико! Я не поняла: бог - это кто? - актер, играющий в инкогнито, прятки, жмурки, скакалки, круговую лапту, эники - вареники, или что? Какая это игра? Что это за маскарад? Что?

Какие - то людишки пытаются объяснить природу поступков бога, характер его замыслов и шагов. Того бога, которого они сами возвеличили до небес.

Это как иллюзионист Копперфилд - морочит всем голову, всех удивляет, показывает страшные фокусы, но в тоже время не раскрывает своего секрета. Браво!




Ты хочешь вынуть из меня

свои изображенья?

Бери!

Но рам я тебе

не отдам.

И гвоздей.



Какой-то монах или молла, прочитав пару религиозных книжонок, резко становиться "мудрым". Он уже все понимает, видит, чувствует. И в тоже время его волнует собственное будущее и будущее его детей. Вопрос: если ты такой умный, что говоришь и рассуждаешь от имени всевышнего, то почему страшишься ты того, что будет впереди? Зачем тебя волнует твое будущее?

Ответ прост: ОНИ НЕ ЗНАЮТ НИЧЕГО!!! Они пытаются маскировать свои незнания в области религии, но им это не поможет!

У нас это сплошь! Необразованные люди суются разрешать спец.задачи. Штатские люди судят о генеральских предметах, вещах, инженеры судачат о философии, врачи говорят о политике, а сами политики занимаются бизнесом.

Послушай меня, о человек! Если твой Бог не свободен, если вынужден подчиняться управляющему им закону, тогда он сводится к чему-то вроде судьбы или случайности, которых не трогают клятвы, не смягчают молитвы, не ублажают дары и которыми лучше всего пренебречь, а не пытаться безуспешно умолять их.

Но если твой обожаемый Бог - опасный, порочный и жестокий тип и скрывает от людей то, что надо им для счастья, значит, его цель не в том, чтобы сделать их счастливыми, и он не любит их совсем. Таким образом, нельзя назвать его ни справедливым, ни добрым.

Безбожие - вот основное из великих религий! И мы, безбожники - это те же верующие, которые не желают ими быть. А если вдуматься серьезно, о люди! - ведь это же страшнейшая глупость!

Как можно верить в то, чего ты не видел, но обязан ты верить, ибо так надо.

Да и вообще, ну сколько можно просто верить? Неужто вам не надоело это все? Будто если я не верю, то автоматически стану негодяйкой, подлой тварью. Это глупо!

Часто люди удивлялись, когда я открыто им заявляла, что не верю в Бога. Они не понимали, думали, мол, как можно жить без Бога. Не понятно: 99% детей и подростков не верят богу, они не знают, что это такое. И что? Как они живут? Плохо или хорошо? Мне кажется, что любой ребенок был бы истинным примером благородства для многих взрослых. Ребенок более искренен и честен, ибо он не верит богу, он не знает о религии ничего!

Их Бог не должен желать человеку ничего плохого, и не может человек уважать законы, которые его угнетают, или же неизвестны для него.

Более того, Бог ненавидит человека за то, что тот не ведает того, чему его не научили. Он наказывает человека за нарушение какого-то неведомого закона, за его наклонности и вкусы, которые тот мог получить только от своего спасителя.

Иначе не погибали бы дети от несчастных случаев, пресек бы Бог эти несчастия. В чем вина 3 летнего ребенка, которого убило током. Ребенок же не знал, что нельзя трогать провод высокого напряжения.

Могут возразить, что виноваты его родители, от беды они его не уберегли. А куда смотрел Бог? Ведь он же всемогущ! А, конечно, сейчас скажут, что этот ребенок попал в рай, его приютил у себя сам Господь.

Главное, они заявляют об этом так уверенно, будто видят его уже в раю, свое несчастное дите. Редкий идиотизм! Как говориться, и дальше сказки продолжаются.

Более того! Почему молодые люди умирают от рака, Спида, от разных болезней, в то время как парализованные больные старики мучаются, но смерть к ним не спешит.

Ах, людишки! - можно ли воспринимать иначе этого жестокого Бога, чем деспота, варвара, которому я обязана всем порочным, что возбуждают во мне мои моральные свойства! Помните, несчастные: даже маленькие окна открываются в большой мир.

И даже если бы мне представили доказательства существования Бога, даже если бы удалось убедить им меня в том, что он диктует законы и назначает неких избранных сообщать их простым смертным, если бы показали мне, что в отношениях человека и Бога царит абсолютная гармония и постоянство - даже тогда ничто не убедило бы меня в том, что я обязана благодарить его за все его дела, ибо, если он ко мне не добр, значит, он вводит меня во грех.

И мой разум, который дал мне он же, не может предохранить меня от греха, ибо - и это вполне логично! - он даровал мне способность мыслить для того лишь, чтобы посредством сего предательского инструмента все глубже и глубже увязла я в грехе и заблуждении.

Не выгодно всевышнему, чтоб люди его поняли. Подумайте: выгодно ли начальнику тюрьмы, чтоб о его коррупции и хитрости знали узники? Конечно нет!

Ведь мы грешим тогда лишь, когда об этом думаем. А зачем мы должны думать, чтоб грешить? Разве гомосексуализм, наркоманию не создал бог? Кто создал СПИД, сифилис, рак? Кто? Разве не созданы им страшные войны? Не лучше ли этого вообще избежать!

Почему он допустил блокаду Ленинграда, когда обезумевшие от голода люди, живьем глотали своих детей, и через несколько лет те же самые людоеды удостаивались от руководства страны почетных наград за стойкость во время блокады.

Если Бог такой оригинальный, то почему он не сделал животных способными говорить на человеческом языке? Это было бы очень оригинально. Почему он не сделал людей с тремя глазами и двумя половыми органами? Почему? Ведь он оригинален и всесилен. И в тоже время он допускает массовые жертвы, страшные беды, страдания и муки. Если он это допускает, то действует он по определенной программе. Тогда какова роль Бога? Он есть, иль его нет - какая разница? Все равно программа действует. И значит, бог не может изменить эту программу, он не в силах исказить ее, более того, он даже зависит от нее.

Где же тогда Бог? Что он, играется с нами? На произвол судьбы он бросил нас? Мол, думайте сами, решайте сами, иметь или не иметь!

Но тогда это уже не Бог, а декан машиностроительного факультета. Надо не только думать о том, по ком бьют колокола, но и о том, по ком спускают воду в унитазе.

Однако продолжим. И теперь я вас спрошу, каким образом этот Бог, чье существование готова допустить я на минуту, собирается поступить с теми, кто не знает его законов? Так слушайте же!

Если он глупцов наказывает, наказывает тех, кому не были объявлены его законы, то он несправедлив. Научить он их обязан. Если он действует по принципу: незнание законов не освобождает людей от наказания, то это не бог, а прокурор. Прокурор также довольно потирает руки, злорадствует, что какой то обыватель нарушил закон, не зная его, и его сейчас он будет обвинять. Тогда какая разница между богом и прокурором?

А если научить их Бог не в состоянии, то он бессилен! Сам по себе напрашивается вывод.

Все мы уверены в том, что законы вечности связаны с Богом, от которого они исходят. Сыты мы по горло такими объявлениями, в кишках они сидят у нас. Но какое из них верное? Можете вы сказать? Так слушайте: у трупов нет улыбок изобретателей мощнейших бомб! Вам ясны мои слова? Оф, бледная серость!

Ведь сама религия отвергает и уничтожает своего творца, и мне интересно, что станет с этой религией, когда Бог... ее основатель, останется только в мозгах недоумков? Умные люди уже не поверят этим сказкам. Рано иль поздно, но в его бытие захотят убедиться лично. Речь идет об умных людях.

Тупым лишь все равно, без веры им нельзя. Я говорю об умных. Ведь вера даже не нужна тупым. Туземцам нужна сказка, им нужен пост, нужна молитва и прочий ритуал. Не нужно им объяснять существование бога.

Неважно, реальны или иллюзорны человеческие знания, они истинны, иль фальшивы, потому что это совсем не имеет отношения к человеческому счастью, но к религии имеет самое непосредственное.

Едва человек поддастся внушению, религиозному гипнозу, как тут же начинает страстно верить, - что кишащие у него в голове привидения, на самом деле существуют, и с этого момента утрачивается чувство реальности.

Он уходит в дебри, отходит от реальности, погружаясь в глубокую спячку. И не хочет просыпаться.

Мало того, что нет бога, но попробуйте еще найти в нерабочую субботу водопроводчика! Попробуйте в воскресное утро найти сварщика или монтера!

Слушайте, слушайте, я продолжаю! Кажется, я вас разбудила. С каждым днем появляются все новые и новые поводы для страха, с каждым часом этот страх усиливается - таковы следствия, которые производит в нашей душе пагубная идея Бога. В жизни человека она приводит к самым удручающим несчастьям, она его лишает величайших удовольствий, и всю свою жизнь он боится не угодить этому созданию своего больного воображения.

Это как в тире: стрелок не может попасть в десятку, он мучается, примеряется, целится, но как всегда промах! Так же и человек, он в жизни не может угодить всевышнему, все время - мимо!

Многие люди подобны колбасам: чем их начинят, то и носят в себе. Внушили им идею Бога - и все! Они носить будут ее в себе до смерти, как колбаса в себе содержит сыр, жир, или другую начинку. Это одно и тоже.

Поэтому вы должны как можно скорее избавиться от страхов, которые внушает вам в поднебесье эта птичка счастья.

А чтобы обрести свободу, гоните прочь сомнения и страх!

Я знаю не мало идиотов, которые прикончат тапкой комара или шмеля, всю жизнь бояться, что в ад попадут. Это так, для справки.

Идея Бога, которую усердно вдалбливают в наши головы священники - это, если сказать точнее, идея универсальной причины, и для нее любая другая причина является следствием.

Идея универсальной причины - это та, которую доказать нельзя! Сможет ли кто-то из живых существ доказать физический заряд? Не смогли доказать его даже Эйнштейн и Ферми, Макс Планк и Гейзенберг. Но об устройстве заряда профессора престижных Университетов по сей день читают лекции.

Так же и бог. Это идея универсальной причины! Дураки, на которых всегда рассчитывали самозванцы, полагают, что такая причина существует.

Этим они себя успокаивают. Дескать, все что шевелится, все под контролем. Но это глупо! Как можно отделить форму тела от этого тела? Но сами подумайте! Если белизна снега служит одним из его свойств, то разве можно соскоблить с самого снега это свойство?

Разве можно отделить луну от неба? Нет! Только лишь с Природой и своим разумом мы соединены. Все!

Нельзя отделить свойство от самого предмета. Значит, ваш Бог - всего лишь одно из состояний материи, которое находится в вечном движении по самой своей сути. И это движение, которое, как вы считаете, можно отделить от материи, эта присущая ей энергия и есть твой Бог.

Я всегда говорила, что можно обмануть всех, даже природу, но обмануть себя, врать самому себе - не возможно.

Священники прекрасно это знают, они себе в уединении не врут, но прилюдно доказывают недоказуемое.

Бог - это энергия, химические соединения, монолитность газов. Теперь вы поняли, чего стоит ваш бог? И чего он заслуживает?

Но я скажу еще одну вещь: я не верю в бога, но возможно, что он верит в меня!

В Природе все взаимосвязано: между собой циркулируют все наши вены. В вашей голове и жопе течет одна и та же кровь. Движение в теле побуждает страсть, а это движение возбуждает человека - все это так.

Но в этом нет ничего, что могло бы породить религиозный экстаз. Если мы готовы воспринять бога, то мы его воспримем! Все зависит от готовности!

Мир - это то, как ты его готов увидеть!

Таким образом, причина этих процессов и есть причина наших желаний и чувств. Если же эта причина ничего не знает и не подозревает о процессах, которые порождает в нас сама, то есть, вера возникает само собой, бессистемно, вслепую, тогда зачем нужен такой немощный и случайный Бог?

А если он и знает, тогда он - соучастник этих процессов и творит их по своему образу и подобию.

Если, зная это, он спокойно превращает людей в гомосексуалистов и лесбиянок, в грабителей и убийц, то значит это тоже его образ.

А если поступает он так не по своей воле, значит, вынужден делать он то, чего не хочет, и тогда есть нечто, что сильнее его, раз он подчиняется высшим законам.

Если вы волевой человек и реализуете себя всегда в движениях, порывах или импульсах, тогда получается странное явление. Выходит, Бог поощряет и даже провоцирует все наши желания, то, что мы делаем и желаем. Пусть даже это ложное желание. Выходит, Бог пребывает в руке убийцы, в огне негодяя, во влагалище шлюхи. А может Богу стыдно за все эти гнусные дела? Может, он нарочно не наделил умом человека, испугался, что человек стал бы равным ему.

Но тогда это ничтожный измученный божок, более слабый, чем мы, вынужденный повиноваться нам и нашим желаниям. Возможно, даже он нуждается в нашей помощи.

Я не шучу! Вопреки всему, что нагородили по этому поводу, надо прямо заявить, что не существует универсальной причины, а если просто не может кто-то жить без нее, придется допустить, что со всем происходящим Бог согласен.

Придется признать также, что это фальшивое существо не может ни ненавидеть, ни любить никого из тех, кого он создал сам, так как ему одинаково подчиняются они все. И так, такие слова, как "наказание", "вознаграждение", "завет", "закон", "норма" и "беспорядок" - всего лишь тупые термины, случайно попавшие в обиход человеческих дел и событий.

Религиозные деятели всегда нас учат тому, чего не знают сами, и скрывают то, что не знают. Есть истина одна - это смерть! Первый шаг младенца - есть первый шаг к его смерти.

Так что, все! Не я пошла войной на бога, зачинщик - он! Бог - мой враг! Где нет врагов - нет и победы! Помните это, людишки! Без разницы - кто враг! Главное, чтоб он был - этот враг! А когда атакуешь, в прицел надо брать самого бога. Поняли вы? Эй, с тобой я говорю! Что с тобой еще говорить! Ты же кусок дерева!

Воздайте кесарю кесарево! В одной мы лодке едем все! Наша жизнь - это огромное дерево, а мы - люди - это листья на ветвях. Каждую осень листья опадают с веток, высыхают травы и цветы, и таким образом наступает смерть. А весною ветки на деревьях заново зарастают листьями и снова на полях растут цветы, кружатся жаворонки - это мы снова возвращаемся в жизнь. Запомните! Рано или поздно приходит осень, она приходит, всегда приходит. Листья опадают, и очень важно, чтобы узор ковра, который выстелят листья на земле, был светлым, добрым, чистым, ярким, красивым, хорошим. Это очень важно для будущей весны. Все это - природный круговорот!

Верьте природе матушке. Она вас не обманет!


Офра спустилась с кафедры вниз, и тотчас же, как в старые туфли всунула ноги, вошла в свой прежний мир. Лицо ее было сухим, как дно высохшего озера.

В зале стояла тишина, кто-то тихо вздохнул. Исаак был поражен ее словам и выступлению. Он в недоумении смотрел на нее, точно не узнавал ее.

- Офра, ты же мусульманка! Как ты можешь так говорить?

- Исаак! Я не мусульманка! Я атеистка! К тому же я якобы еврейка, да (мигнув ему)!

- Но это же не честно! Ты же не еврейка! Я - еврей! Еврей - я! А ты под видом евреев сеешь эту смуту! Зачем?

- Как зачем, как зачем, мой милый жид! Чтоб отомстить за наших предков. Я все хочу списать на вас, евреев. Ибо люди склонны думать так: если произошла какая-то гадость, то виноваты в этом только лишь евреи. Если бы все евреи стали атеистами, и все человечество покончило бы со всякими религиями, то все равно даже тогда еврейский вопрос стоял бы остро. Ибо евреи - это отсталая культура.

Говорят, еврей - состояние души.

Мы - арабы, должны думать не только о религии. Ведь к семитской группе относятся не только евреи. Туда входят карфагены, арабы - бедуины, сабры, тракаи, и другие. В вас, евреях всегда есть нечто такое, что по каким то ни было причинам несоединима с вашими собственными нравами. Теперь ясно?

К тому же я женщина, а женщины намного умнее мужчин, именно поэтому они иногда соглашаются выглядеть чуть - чуть глупее.


Сулейман был спокоен, он привык видеть свою сестру в качестве оратора. Сколько таких богохульных выступлений было в различных городах Европы и Азии. Сколько было сбито с толку людей. Особенно сильным было ее выступление в Гренаде, где толпа после всего начала орать в церкви - "Долой Иисуса!!! Долой Бога''!!!

Офра могла с толпою говорить, особенно под воздействием опьяняющего аромата.

Наша троица покидая данную церковь, все же столкнулась с проблемами. Пару верующих бездарей, которые кое как проснулись от воздействия духов, уже пришли в себя, и сзади, очень вяло несколько раз бросили во след Офре пасхальные яйца и помидоры. Но это был лишь эпизод. Устало улыбнувшись им на это, Офра спокойно вышла из церкви, и ушла прочь, удалилась со своими спутниками. Офра посередине, слева Сулейман, чуть сзади Исаак. На улице их шествие осталось незамеченным.



Пейте смело, друзья! В час веселых утех

Усладят нас свирель, гимны зелью и смех,

Что ж до Судного дня, он, похоже, не завтра.

Может быть, позабудут наш маленький грех?...



10.


Теперь, Исаак и Сулейман находились в селе Красная Слобода Губинского района. Это в горах Азербайджана, живут там одни евреи.

Шикарное место. Девственные леса, родники, ручейки, лужайки. Офры с ними не было, она уехала в Баку. Туда должны были вернуться и наши герои. Но пока они сидели в кафе трактирного пошиба, что в центре села. Заказали хинкали, вино, сыр, чокались, ели и болтали. Хрустальный перезвон поплыл по всему помещению.

- Сулик, у тебя бабки есть?

- Сколько?

- Пару кусков баксов. (Зевнул) Мне нужно, честно.

- Э - эх, братец. Откуда у меня такие деньги… Ты что, совсем что ли? Я не бедный, но я честный, и мне нужен грандиозный план. А деньги ты сам себе добудешь, если меня послушаешься.

- Ты авантюрист! И зачем все - таки тебе нужен этот злосчастный сон Мохаммеда? Придумай что-то иное. Ведь это риск!

- Я не понял. А придумать новый запах не риск? Что ты людям хочешь доказать? Это же тоже революция.

- Это не революция. А если и да, то культурная революция. А вот твоя идея - это бунт.

- Во первых, это не бунт. Я просто разыщу последний сон Мохаммеда. Страшный это сон. Это ужасно! А во вторых - да, это очень стремное дело. Но я хочу быть очень богатым человеком. Ведь ты пойми, есть богатые люди, а есть те, кто хочет быть похожим на богатых, косит под них. Если у тебя есть совесть и есть ум, то от чего-то одного из двух надо как можно скорее избавляться.

Надоело быть просто в шкуре богача, хочется ощутить реальную силу денег. А это может дать только идея. И я ее нашел. Твоя идиллия о запахах не в моем стиле, мне подавай экстрим!

После паузы.

- Слышь, у меня совершенно новая идея, у меня фантастическая идея. Просто прелесть! - завопил Сулейман.

- Ну вот, начинается. Так, теперь что ты придумал?

- Ты сначала выслушай меня внимательно. Не скромничай. Скромность - это путь к неизвестности!

Во - первых, вариант с записями Мохаммеда остается в силе. Это точно. Время еще есть. Нам через две недели обещал же сам Гимо. Но сейчас у меня созрел новый план. Подожди, стоп! (Обернулся по сторонам). Исаак, милый, послушай и пойми меня. Мне не нравиться Офра. Надоела уже мне она (шепотом). Ты понял меня?

- Нет, не понял.

- Ну (опять оборачивается), ты понимаешь… как тебе это сказать

- (Приблизился корпусом к Сулейману) Говори как тебе удобно.

- В том и дело, что я хочу ребенка. Я иметь хочу свое наследство.

- Ну? И?

- Да, но я хочу иметь его от своей родной сестры. Понимаешь? От Офры. Зачем на посторонних мне жертвовать свои силенки? И будет свой ребенок, как никто. Брат с сестрой - его родители. Вон это как!

- Ну и тварь же ты, Сулейман. Слушать мне тебя противно. И дальше что? От меня то что ты хочешь?

- Зачем тварь? Зачем тварь? Дело в том, что Офра не дает мне! Откалывает меня.

- И правильно делает.

- (Опустив голову) Понимаешь, брат, если она мне отказала, то такая сестра мне не нужна. Понял ты? Ну… у меня есть капли, такие простые капли…их можно накапать в чай или вино, и… выпив их, человек спокойно умирает. Безболезненно.

- (Стуча глазами) И что? Я не понял, к чему ты это?

- К тому, что Офра уже изжила себя. Возомнила из себя богиню, царицу. Ее надо отправить на тот свет. Но она тебе верит, а мне нет. Поэтому если можешь, накапай ей капли.

Исаак не сразу понял, но когда понял, то стал коричневым. Привстал, подошел вплотную к Сулейману, взял его за ворот, и ударил сильно по лицу. Сулейман на землю рухнул, схватив лицо руками, начал кричать.

- …Аааа…ты что…ээээ…эээ!!!...

Исаак подбежал и несколько раз стал бить его ногами в живот и спину. Сулейман валялся на земле, переворачивался, стараясь защититься от удара. Все больше понимая его гнилое нутро, Исаак раздражался еще сильнее.

- Ах ты паскуда, гомик хренов, проклятая педрила! Сучара! Значит, ты хочешь убить свою родную сестру? Причем моими руками? Получай, подонок!

- Исаак, умоляю тебя. Не надо. А как же братство? Я дам тебе три тысячи баксов! Прямо сейчас отдам, только не бей меня!

- Умри, падла! Ты то, чего быть не должно!


Кулаком ударив сильно Сулеймана в лоб, и отшвырнув его в сторону, Исаак немного успокоился, и молча вышел из кафе, спустился к лужайке.

Посмотрев ему вслед, Сулейман процедил сквозь зубы:

- Ты сохранил мне жизнь, и я живу, а это - главное. Спасибо и на том. Да, есть кайф в последней стадии приниженности. Есть там кайф! Когда меня насилуют в попу, дают мне в рот, и плюс еще и бьют, калечат кулаками, швыряют в сторону, унижают, оскорбляют, то я кончаю, наслаждаюсь, и у меня от этого эрекция. От любви до ненависти - один шаг, и обратно тоже не больше. Вот!

Сулейман завидовал Исааку страшно. Даже чисто анатомически Исаак вызывал у него зависть, а уж тем более его размеренность, уверенность, степенность раздражали Сулеймана дико. Но в том то и дело, что последний свою зависть умело скрывал, маскировал, со стороны было не заметно, какие мерзкие чувства питает этот российский араб к еврею.


Исаак начал молча бродить по берегу реки. Он вспомнил свое детство, вспомнил стихи, которые в детстве слышал не раз.



"Мы были рабами! Мы были! Мы были!...''

И вдруг позабыли

Свой ужас они;

Они не слыхали в минутном забвенье,

Как глуше, сильней задрожали ступени…

И дрогнули робко они…



11.


Страница утеряна.


В детстве Исаак был тихий, покладистый очень. Когда мальчишки гоняли мяч, он читал газеты, просматривал журналы. Вообще, его детство было прелестное, яркое и сочное.

Он вспомнил свою бабушку - Рахиль, которая была подругой Мать Терезы. Они были очень близки, как сестры. Но это было очень давно. Правда, раньше, точнее в молодости, Мать Терезу звали Гонча Боянджиу. Она была албанкой по национальности, родом из Югославии.

Но что больше всего Исаак запомнил, это то, как однажды бабушка, сидя у камина, рассказала, как Гонча Боянджиу, будучи 17 летней девушкой, рассердила одного мужчину. Не выдержав последний, швырнул в нее тяжелый утюг. В этот момент Гонча держала в руках 4 месячного малыша. И что же?

Она подставила этого ребенка под удар утюга. Утюг расчленил надвое маленький мягкий черепок малыша, он его разорвал, разворошил, как дыню, как арбуз, и малюсенькие мозги дитя вывалились на пол. Зато Гонча осталась жива, и в дальнейшем под именем Мать Терезы она принесла столько пользы религиозному миру. Э - эх…

Исаак размышлял, думал, мучился, напрягал мозги Ему было трудно. Новые духи еще не готовы, надо ждать. И так всегда. Он внезапно вспомнил свои школьные годы, когда он учился в 7 классе в Ленинграде. Новый класс, новый круг. В коллектив он вписался не сразу.

Отношения с однокашниками складывались плохо. Под словом «плохо» он подразумевал удары в лицо и мелочи типа ногами в живот. Он своему новому классу жутко не понравился, он тут же это понял. Поэтому он решил дома посидеть недельку. Ему казалось, что голова перевешивает все остальное - так опухла. Не стал расстраиваться, жизнь длинная штука, «и да воздастся каждому по его делам и помыслам» - где-то он это читал, а может, сам придумал. Во всяком случае, его это успокаивало. Раздражало другое: почему-то справедливое возмездие обзывали злопамятностью.

Фридрих Ницше говорил «прощать и забывать, значит выбрасывать за окно сделанные драгоценные опыты», и был он с ним согласен полностью. Поэтому через неделю своеобразного больничного надел он белую рубашку, натянул улыбку и в школу пошел.

Если бы немецкий философ знал лично его, он бы им гордился. Потому, что в его уже маленькой голове начинал зарождаться план. Оставалось лишь прояснить некоторые нюансы, которые могли зависеть от внешних обстоятельств.

Через полгода Леха, Марат и Карен, которые в туалете избивали его ногами, были его лучшими друзьями. Наверное было нечто общее, что объединяло их. Безмозглые училки называли это жестокостью, и бесперебойно вызывали в школу их родителей.

Родителей Исаака не вызывали потому, что их не было в живых, а бабушка часто болела. Да ему вообще как-то все сходило с рук. У него не было ни одной четверки в четверти. Он учился лучше Тунунцевой (гордость школы). Конечно же, он не мог быть гордостью школы, потому что если бы по поведению можно было ставить - единицу, ее бы ставили.

Хотя, он думал, что дело вовсе не в его поведении. Практически любому учителю по предмету он мог бы закрыть рот, и их это больше раздражало. Воистину, в школах детей не учат, их дрессируют.

Но все равно ходить в школу ему нравилось. Во-первых, он любил наблюдать за людьми. А во-вторых, Фридрих Ницше, слова которого для него не просто пустой звон, имел на него серьезное влияние, и эти три подонка, которые теперь считали его своим закадычным другом, ему заплатят!

Аужинов, Вайле и Газарян
- три ублюдка, которые были занесены в его черный блокнотик. Человеческие эмоции могут воспалятся и утухать, и только маленькие листочки бумаги, заполненные им лично, были для него истиной в последней инстанции. Ибо они не имели чувств, а значит - привязанностей, позорных прощений, сомнений и всякой другой ерунды, которая делает из человека тряпку. С ним не пройдут такие шутки.

По сути, он выполнял работу правосудия, хотя никто этого не ценит. Да ему и не надо, свой кайф получит он в любом случае. Меру наказания он уже выбрал.

Прокручивая события назад, он рисовал план, не имеющий ничего общего с гуманностью, совестью и здравомыслием в общечеловеческом понимании этих «ценностей». Для него гуманностью было равновесие, как в окружающем его мире, так и в нем самом.

И никак не могло оно наступить до тех пор, пока эти твари лопали себе пончики, не подозревая о том, что правосудие - когда больно и страшно. Ему предстояла интересная работа. Оставалось лишь подгадать момент.

И вот в одно прекрасное майское утро в класс вбежала бестолочь Срыкина и, как дура, начала орать
- «Я первая узнала, восьмого едем с экскурсией на металлургический!» Запах жареного мяса почувствовал он буквально сразу. Сделаю из них «Терминатора три», верней «Три терминатора». В свое время они приняли меня за профессора Мариарти. Так вот, немножечко напали не на того Мариарти. Знаю, это не смешно - подумал тогда Исаак.

С чувством юмора у него вообще проблема. С тех пор как погибли его родители, улыбался он лишь в тех случаях, когда требует этого ситуация, играющая в итоге ему на пользу. Но услышав про экскурсию, улыбнулся он действительно искренне, и его радость не была преждевременной.

Он знал, куда их заведет, знал, какой включит рубильник, и где черная кнопка. Не из тех он лябзиков, которые кладут в штаны при виде крови из пальца. И потом, его философы перестанут его уважать, а это гораздо серьезней, чем три безнравственных тела. Внутри у него впервые за последние несколько месяцев заиграла музыка.

Его пораньше разбудила бабушка. Ее об этом он попросил сам. Нужно было обмозговать еще кое-какие детали. Типа, своего алиби и еще всякие мелочи.

- Исик, кушать иди.
- Щас, бабуль, - в его мозгу наносились последние штрихи уникального, на его взгляд, действа. «Бля, будет весело, сука» - почти в слух он произнес.
- Что ты там бормочешь, балашка? - иногда его так называла бабушка.
- Все в порядке, бабуль. Где пирожки?
- Садись уже.

Из тарелки с пирожками шел ароматный пар. Ему почему-то казалось, что все великие люди перед великими делами обязательно должны были вкусно подкрепиться. Лопая пирожки и ерзая в своем любимом черном кресле, он дорисовывал жирную точку в его гениальном сценарии.

Утренний Ленинград улыбался ему, изредка останавливая его светофорами. Он чувствовал себя как актер в день премьеры. Его прекрасное настроение подсказывало ему, что день пройдет удачно, и на душе становилось легче. Спадал тот камень, который так долго он вынашивал.

- Яку-б-б-б-о-о - в - донеслось откуда-то сзади. Он оглянулся. О нет. Это Срыкина. Кого-кого, а ее он меньше всего хотел видеть. Мало того, что пустая как пробка, да еще и матюшница, каких не видывал свет. Больше всего раздражало в ней то, как кичилась она своей мамой - та работала зав. отделением в их больнице.

- Якубов, ты забодал! Я чо, должна орать, как дура?
- Ты и есть дура.
- Тварь! Скотина! Пи…пи…пизьдюк! Ты думаешь, я безмозглая дура, да? А очень даже хорошо, что я тебя встретила. Д-а-а-а-а-а, Якубов, хорош-о-о-о-о. Потому что сейчас ссать ты будешь, падла. Думаешь, тебя зря вызывали на повторное обследование? Да? Думаешь зря, бля? Хуй там! У тебя РАК, сволочь. Подохнешь скоро, тогда будешь знать, как меня соской бестолковой называть!

Его губы стали отвечать, что-то вроде того
- «как же я узнаю, дура, если подохну?» - но в данный момент он уже думал о другом. В голове, как эхом, стало раздаваться «подохнешь скоро, подохнешь, подохнешь, подохнешь». Куда-то пропали все внешние звуки. Лишь Срыкина раскрывала рот и смеялась почему-то.

Исаак слышал лишь собственный пульс, нарастающий изнутри. Возле урны лежала спичка. Он в ней увидел всю свою жизнь.

Такой она была короткой, с обгоревшей головкой на конце. Головка была смертью, это он понял, когда ощутил, что стоит на краю пропасти босыми ногами, и ветер страха шевелил его волосы. Вокруг никого нет. Он знал, что скоро упадет. Издалека доносился папин голос - «Не бойся сынок, я рядом». А ему все равно было страшно. Не видел же он его.

Бабушка плакала, утираясь платком - «Балашка, не оставляй меня одну, не уходи». Ему стало страшно. Было жутко, чувствовал, как его трясет. Что-то переворачивалось внутри. Он сам себя не узнавал, не ощущал.

Оказывается, все это время он продолжал идти, потому что вдруг увидел, как его «друзья» курят, спрятавшись позади красного ИКАРУСа. Ему показалось даже, что он им обрадовался. Вернувшись на землю, сглотнул он слюну. Видно давно его они ждали, потому что все трое смотрели в его сторону. Хихикал Аужинов. Не знаю, что руководило им
- он подошел к ним и, протянув руку, сказал, что предлагает им свою дружбу. Аужинов перестал смеяться, и они переглянулись между собой.

Исааку почему-то стало их жаль. Он узнал сегодня, что скоро умрет, и они так и не поймут, что жить остались. Выглядели они как дети, которые тупо радуются жизни, абсолютно не осознавая того, что происходит вокруг них на самом деле.

Исаак чувствовал себя стариком, стариком - прожившим жизнь.

Страх начинал уже его покидать. Вспомнился Шопенгауэр: «Нет смысла печалиться о том времени, когда уже нас не будет, потому что оно ничем не отличается от того времени, когда нас еще не было».

На самом деле: все жители 19 века, уже трупы. Более того - люди, родившиеся до 1915 года уже в 20 веке, тоже умерли. Еще хуже то, что многие умирают молодыми, на войне, там, в различных ситуациях, и пр.



- Ты че! Так мы ж давно кореша. Ис, чо ты?
- Эко тебя торкнуло. Ты чо, заболел? - поддержал Леху Марат.

Марат, глядя на него, вдруг стал серьезней и протянул руку

- Ну раз тебе так легче, мне пофиг, держи, - остальные, выбрасывая бычки, присоединились к нему.
- Хорош разыгрывать из себя мушкетеров. Ща без нас уедет бус. А еще я хочу посмотреть, где плоскогубцы делают. Пошли, Ис, мы тебе место заняли.
- Не, мужики, без меня сегодня. Чо-то мне нехорошо.
- Нафига тада пришел? Поехали, не ломайся, оторвемся.
- Езжайте. Не поеду я.

Последний раз, когда он оглянулся на отъезжавший автобус, увидел Срыкину, скрутившую ему дулю. Она крутила пальцем у носа, показывая язык.

На следующий день в его комнату зашла заплаканная бабушка. Ей позвонили из школы. Автобус перевернуло в кювет, выжило всего трое. Наверное, бабушка плакала от счастья, не подозревая о том, что Исаак ждал конца, хотя надеялся на ошибку. Бабушка ушла от мужа Меера, жила одна, точнее с Исааком, поэтому терять его для нее стало бы трагедией.




И тихо он начал: Рабами мы были!

Но в темной могиле,

В подвале немом

Мы гордо повторим: мы были! мы были!

Теперь мы тяжелое иго забыли -

И дышим своим торжеством!




12.


- Слышь, Исаак! У меня конкретный план, как в азербайджанское общество внести смуту! Понял меня?

Голос Сулеймана разбудил, растормошил Исаака. Он еще сидел на берегу реки спиной к Сулейману, который подкрался сзади, он не заметил его.

- Тебе чего?

- Да у меня идея! Просто класс. Можно за какой-то месяц расколоть общество в Баку. Я знал, что однажды Президент умрет, и исходил от этого.

Исааку стало интересно, каким путем удастся Сулейману задуманное. Они поудобнее присели у обрыва. Внизу шумела горная река.

- И что на сей раз ты придумал?

- Операция называется - «Самозванец» (моргнул левым глазом). Не понял?

- Если честно, пока я не въезжаю. Объясни по человечески - нахмурился, прикрывая лицо ладонью.

- В общем, слушай. Мы по республике пустим слух, что, оказывается, прикинь, оказывается…нет, ты щас точно охуеешь.

- Да говори уже! Надоел…

- Короче (вполголоса), мы распространим слушок, что у бывшего Президента Георгия Агаева есть еще один сын. Ну? Как тебе это (мигнул)?

- А как это (изумленно)?

- Очень просто, Исаак. У Георгия Агаева был сын, 1967 года он рождения. Его хотели убить еще в детстве, но не смогли. Он остался жив. Прикинь, Исаак! Более того, сейчас он жив, здоров, и направляется в Баку. Хо-хо! Вот будет это смута, народ поверит, клянусь тебе! Да народ уже поверил моим слухам здесь, в селе, и в районе. Уже об этом неделю говорят. Уй блин, что будет дальше то а? Только Офра об этом не знает. Она думает, что этот самозванец - настоящий сын Агаева. Понял? Ей ни слова. Она считает, что он реальный принц. Так надо было.

- А потом?

- А что потом? Потом сообщим Илье, нашему Президенту. Пусть и он узнает об этом. Представляешь реакцию?

- А в чем смысл твоего заговора? Суть?

- Как? Не понял ты еще? Какой же тогда ты еврей?

Покосился на него Исаак.

- Запомни Исаак! Не буду повторять. Я вспомнил это с книг Достоевского.

Сулейман посмотрел в сторону гор, помял рукой лицо, шевельнул мышцами подбородка, напряженно вспоминал, и изрек:

- Не вникая в суть и глубину предмета, можно изобразить хотя бы некоторые признаки этого государства в государстве, то есть, евреев. По крайней мере хоть наружно. Признаки эти: отчужденность и отчудимость на степени религиозного догмата, неслиянность, вера в то, что существует в мире одна народная личность - еврей, а другие хоть есть, но все равно надо считать, что как бы их не существовало. "Выйти из народов и оставить свою особь, и знай, что с сих пор у Бога ты один, истреби остальных, или обрати в рабов, или эксплуатируй.

Верь в победу над всем миром, верь, что покорится тебе все... А пока живи, гнушайся, единись и эксплуатируй, и ожидай, ожидай..." Вот суть идеи нашего "государства в государстве''.

- Это тоже евреи сказали?

- Ну да…

- БляааааБедные евреи. Да ты хоть знаешь, что в Баку спокон веков евреев было мало. Они то тут при чем? В Баку было много русских, именно русских, а не евреев.

- Вот ты и добрался сам до цели. Именно! Русские должны эксплуатировать азербайджанцев! Хотя, русские на роль эксплуататора не претендуют, но все же русские для азербайджанцев, как командир взвода для простого солдата. Еврей играет роль министра обороны.

- Опять еврей! Слушай, отстань ты от евреев! Что ты от них хочешь? Да если бы евреи управляли политикой в Кремле, в Москве, то Россия так не обосралась бы на мировой арене. В России кроме политики все в руках евреев. Искусство, спорт, кино, архитектура, экономика, литература, и пр. - все это в руках евреев, и это правильно, это верно. Не видишь, какой от этого эффект? Все на высоком уровне.

А политика, именно политика в руках у русских, и поэтому политика России топорная, медвежья, упрямо - тупая. У них не хватает гибкости, ибо у руля политики не евреи, а сами русаки.

Так что, евреи тут не причем!

- Ну вот я почти об этом и говорю. Каждый должен отчитаться перед своим непосредственным шефом! Для азербайджанца шеф - это русский. Хотя бы ты теперь то понял?

Русский - командир! Русские - полностью убили весь национализм в Азербайджане. Они считают, что Азербайджан - это осколок их бывшей империи. Но амбиции русских остаются только амбициями, не более того! Кремль способен только на то, чтоб выдавать абхазцам паспорта граждан Абхазии, а в Нагорном Карабахе выпускать монеты "Арцах". Все, на большее Москва не способна, кроме как поджигать, накаливать межнациональные отношения. Москва - это не Вашингтон и Лондон, чтоб взять и раз! - захватить Ирак, и трахнуть Саддама Хусейна. Будто Москва не хотела бы оккупировать какие то земли…Конечно хотела бы! Кишка тонка!

Русские политики изощряются в несерьезных делах. Они внушили азербайджанцам, что ты мол, лезгин - и тот "становиться" лезгином, забыв свою истинную нацию. Ты де - еврей, и все! - азербайджанец стал евреем.

Ты мол, курд, и все! - азербайджанец '' превращается'' в курда. Он не знает, что он - азербайджанец, азербайджанец!!! Не хватает у него ума, чтоб разобраться, кто есть кто.

Это ужас, и азербайджанец лениться докопаться до своей подноготной национальной принадлежности. Не надо ему это, ему это по фени! Какая мол, разница, кто я по нации? Лезгин, курд, талыш, удин, ингилой, или хрен знает кто… Это страшно!!!

Я уверяю тебя, в северных районах Азербайджана, типа, в Губе, в Гусарах, в Закаталах, живут чистокровные азербайджанцы.

Но им русские внушили, что вы мол, не азербайджанцы, а лезгины, аварцы, или, кумыки. И те поверили, прикинь! Какие долбайобы!

- Да, умно сказано, толково. Ты сам догадался, или тебе об этом намекнули?

- Какая разница? Не все ли равно, кто сказал? Главное, что это истина! Представь себе, что живет азербайджанец, и думает, что он лезгин, или курд, или аварец. Подсчитывает свою древнюю родню, вычисляет, примеряет, вспоминает, и пр.

А на самом деле он натуральный азербайджанец, но он не знает этого! По паспорту он лезгин или же еврей. Он не знает, кто он на самом деле, и все!!! Это более чем страшно! Страшно, страшно, страшно!!!

50% лезгин являются азербайджанцами, более 30% талышей азербайджанцы, 70%курдов тоже азеры! И что? Ой бляааа

Если выявить всех чистокровных азербайджанцев, то их окажется больше 80 миллионов на всей земле. А это сила! Но многие азербайджанцы думают, что они или лезгины, или курды, или даже армяне.

Вот русские их обманули!!! Облапошили по полной программе!

Исаак качнул головой по сторонам, поморщил лоб, как бы желая сказать, что Сулейман умный, но страшный человек.

- А теперь, по поводу самозванца. Так вот. Сообщим Президенту - Илье, что его родной брат сейчас в Баку. Как тебе его реакция? Мол, он едет, скоро сюда он едет, в Президентский дворец. Какой в верхах пойдет переполох! А молва какая будет!

- А можно на него взглянуть?

- На самозванца? Пожалуйста.

Сулейман жадно взглянул вдаль, потом приметил кого - то, и рукой подал знак. По его знаку к ним из беседки выпрыгнул мужчина, ему было на вид 36-37 лет. Высок, худощав и угрюм. А главное - красив. И выглядел моложе своих лет. Но лицом все - таки он был похож на покойного Президента. В глазах огонь и опыт, но в физиономии мороз. Размеренные, уверенные повадки, во взгляде и движениях небольшая ирония. Исаак смотрел на него с любопытством.

- Как звать то тебя, принц? - спросил Исаак.

- Имамом меня звать.

- Как, просто Имам? И все? - Исаак пристально всматривался в него, как будто спешил изучить его в одну минуту.

- Да.

- А в честь кого это тебя прозвали так? В честь Аятоллы Хомейни что ли? Может в честь пророков, иль халифов? - меняя учтивый тон на развязный, спросил Исаак.

- Да нет… В честь Имама Мустафаева. Тогдашнего руководителя Азербайджана.

- Ясно. Ну что, готов ты ехать в Баку в качестве наследника престола?

Имаму не нравилась скорость вопросов Исаака.

- Да мне лишь бы до Баку добраться … А там, они за все ответят!

В его словах прозвучала сталь. Тотчас же мысли о троне, славе и богатстве обступили его. Над угрозой стоило задуматься.

Это была не просто угроза, а обещание, даже клятва. Исаак продолжал наблюдать за ним.

- А что тебе надо то вообще?

- Как что? Власти!

- А зачем она тебе? - спросил Сулейман, хитро подмигнув Исааку, будто еще раньше разучил с ним эту роль.

- Э! Кто не хочет власти, кто не стремится к ней, тот и погибнет. Лучшая оборона - это атака. А то, сижу я здесь, в деревне, живу как в бутылке. Иногда через горлышко высуну голову, потом опять втяну обратно. Я хочу власти (сказал вдруг злостно)! Власти! Причем, до сласти!

- Тогда будет тебе власть! Только знай, что власть - это цель. А в свою цель надо влюбиться как в девушку. Выжидать, терпеть, страдать, но и любить - сказал Сулейман. Несчастные браки создаются не по любви. Знай Имам, что власть - это работа с людьми. А при работе с людьми необходима любовь.

Сулейман разошелся, развинтился вовсю.

- Люди - это не компьютеры, не машины, что бы с ними работать холодно - продолжал Сулейман. Им нужна страсть. Но там где любовь, там и реальность, а там где реальность, там и кровь. Кровь должна выйти наружу, увидеть свет, радоваться солнцу. Кровопускание всегда было в почете. Иначе нам горе, горе, горе, горе, горе, горе!!!!!!!.

- А кто ты по нации? - спросил Исаак у Имама.

- По матери араб. А кто отец - вы знаете.

- Ну иди, отдыхай. Надо будет, позовем.

Имам удаляется от них. Он почти ничего не понял из того, что сказал Сулейман.

- Он твой родственник? Я спрашиваю, он твой родич? Он же тоже араб, на половину - обратился Исаак к Сулейману.

- Нет, не родич (улыбаясь). Просто земляк. Слышь, Исаак - улыбнулся Сулейман. Во чудеса а, клянусь, ей богу. Имам же конюх, прикинь, КОНЮХ! А сейчас он метит на трон. И что ты думаешь? Все в этом районе уже слышали об этом. Молодые двадцатилетние чувихи с ума по нему сходят. Даже Офре он после этого понравился. Сватается она к нему, считая, что это ее идеал мужчины. Аксакалы говорят, что у этого Имама порода чувствуется.

- Все зависит от результата. Кто ищет ночь, тот должен считаться и со звёздами. И к тому же, голод усыпляет вопли. Это закон! Хотя правитель, сидя на троне, далеко не сразу начинает мыслить, как король. Он продолжает думать так же, как и прежде.

То есть, его уровень низок, а возможности высоки. Очень часто правитель действует, как простой гражданин, бизнесмен или педагог. Это несоответствие отражается часто пагубно на его имидже, который он недооценивает. Потом бывает поздно. Впрочем, на троне будет смотреться и мартышка.

Когда ты на сцене, и на тебя все смотрят, то хочешь - не хочешь, ты будешь стараться, дабы не ударить лицом в грязь. Любая толпа поддержит правителя. Толпе все равно, кто правитель? Бывший конюх, спецслужбист или врач. Не имеет значения. Завтра на трон сядет оппозиционер, толпа и его полюбит, возненавидев бывшего правителя. Это политический закон. Толпа - это как решето, она пропустит все.

- Тсс, тише ты. Вот Имам. Живу, говорит в бутылке. А где тебе еще жить то? Представь себе рыбу в аквариуме. Под светом бра, притаилась она ночью в квартире богача. Но она глупа, ибо мечтает когда нибудь поплавать в океане. Ее же там сожрут! Да уж... У нас больная эпоха.


Вечером того же дня, Имам ласково беседовал с женщиной, которую любил. Не то чтобы любил, но хотел он ее точно. Это была Офра. Они сидели на веранде, с видом на высокие лесистые горы. Райский вид: с четырех сторон горы, покрытые лесами, и вверху парит стервятник. Периодически Офра наливала себе коньяк, и залпом осушала. Она вернулась из Баку в Губу, ожидая новых инструкций. Имам читал ей стихи. Офра отвечала Имаму взаимностью. Он почти бредил ею, вернее ее телом.

- Офра, умоляю тебя, выходи за меня. Я обожаю тебя!

На лице Офры сияли неудержимая радость и оживление.

- Я тоже. (Обняла его) Конечно милый. А когда ты намерен поговорить с Президентом?



Правил он, как все другие.

Слыл опорой просвещенья.

Говорят, почти исчезли

Кражи в дни его правленья.


- С каким Президентом?

- Как с каким? С Президентом Азербайджана? Или ты с ним уже не считаешься?

- Конечно, не считаюсь. Он сам себе Президент, а я сам себе.

- И все же говорить с ним надо.

- На счет чего?

- На счет своего наследства, ну, или власти?

Имам улыбнулся, как улыбаются слабостям любимых людей.

- (Задумчиво) А разве это сейчас важно? Главное, мы друг друга любим.

- Нет, мой хороший, и это тоже главное. Без денег трудно будет нам. Прошли те времена, когда с любимым и в шалаше рай.

- А разве ты не веришь в чистую любовь?

- Нет! Это глупости! Только в сентиментальных романах пишут, что без любви и кенгуру не скачет. Любовь описывается теми, кто никогда сами ее не испытывали, но слышали от тех, кто видел тех, кто знает, как приблизительно это чувство симулировать. Что-то екнет в сердце, и глупцы подумали, что это любовь. Но тебя я люблю, Имам, но и деньги я люблю.

Имам стоял обиженный. Приподнял ветерок его волосы. Он смотрел на Офру холодным взглядом.

- Офра! Хочешь, я тебе открою тайну?

- Какую? Обожаю тайны!

- Боюсь, что это не та тайна.

- Ты уверен (надменно)? Что ж, говори, а мы поглядим.

- Офра! Ты хоть знаешь кто я?

- Ты принц. Будущий наследник президентского кресла.

- Нет. Это не так.

- А кто ты (с любопытством смотрит)?

- Я конюх. Поняла? Конюх! Хоть и бывший, хотя бывших конюхов не бывает.

- (Застучала глазами) Не поняла… А этот маскарад с династией, престолом? Что это, сказка значит?

- Да, сказка. Угадала! И что? И как теперь? Ты сейчас меня любишь или нет?

Офра пристально посмотрела на Имама с ног до головы. Вся душа перешла в ее взгляд.

- Серьезно говоришь?

- Ну да (с улыбкою)…

- Ты конюх?

- Конюх, конюх (с улыбкой)!

- Точно?.....

- Так точно! И что теперь (радостно)?

- Да пошел ты на хер! Урод! Только конюха мне не хватало. Я вижу Рим, Париж и Прагу, а тут ко мне липнут конюхи. Отвянь, чмо! Ну ничего, я с Сулейманом разберусь. Это его проделки, знаю. А я - дура, поверила, повелась, как шалава на лимонад.

Имам изучающе посмотрел на Офру, улыбнулся.

- Да нет же, Офра, я пошутил. Какой я тебе конюх! Обалдела, что ли? Я принц, самый настоящий! Я просто хотел проверить, как ты любить умеешь. Оказалось, что ты любишь только власть.

Офра, закинув руки за голову, вскрикнула, как ужаленная, затем перед ним присела на колени.

- Ох ты, чудовище! Издеваешься надо мной? Прости меня, Имам! Умоляю тебя, прости. Я сорвалась.

- Да? Простить? Ну хорошо, вставай. Вставай, говорю. Я пошутил, пошутил.

- (С оттенком недоверия) Ты точно пошутил, Имам? Такие шутки я не признаю.

- Но мы же любим друг друга. Нет разве?

- (Остановилась) Нет, постой. Любить то, мы любим, это само собой. Но ты точно пошутил на счет конюха?

- Ну ты мозглячка! Нет, не пошутил, я конюх. Клянусь! Ко - нюх я, ко - нюх!!! Конюх!!! Конюх! Конюх!

(Заорал так, что коровы испугались и отбежали в сторону).

Второй раз Офра не выдержала такого чистосердечного признания. Она напустилась на него как бешеная.

- Ах ты сволочь! Значит, издеваешься. Сука! Охуел ты что ли?

Опять Имам посмотрел на нее, улыбнулся.

- Уф…Хорошо, Офра. Ладно, все. Я пошутил. Не конюх я, не конюх. Остынь! Все! Принц, принц я на хер, вот я кто! Я сын Георгия Агаева.

- Да на хуй ты пошел!!! Не верю я тебе. Докажи!

Еще несколько раз продолжались эти маневры, где Офра дергалась, заламывала худые руки, а Имам зубоскалил. Они говорили много и долго. Иногда он машинально тянулся к ее пышной груди, и Офра резко хлопала его по тыльной стороне ладони.




Исаак с Сулейманом стояли в палисаднике. Оба взяли в руки лопаты и начали копать. Копали долго, частенько вытирая со лба испарину, и опять копали сочную черную землю. Они принесли стебельки березы, и хотели их посадить.

- Уф, устал. Сулейман! Вот скажи, разве догма о бессмертии души не утешает бедных и несчастных? Я знаю, что ты не веришь в загробный мир, отрицаешь потустороннюю жизнь.

Но мне интересно. Пусть потусторонний мир - это иллюзия, но разве он не успокаивает и не радует? Разве это не хорошо, если человек поверит в то, что он переживет себя, и когда-нибудь он в небесах будет парить. Нет?

- Уф…Вспотел я уже. Оф… Честно говоря, - ответил Сулейман - я не думаю, что желание утешить кучку неудачников может оправдать поголовное отравление мозгов миллионов умных людей. И еще! Разве можно искажать истину ради чьего-то блага или желания?

Так будь реалистом, смирись с судьбой, которая говорит, что ты, с другими вместе, обратно будешь брошен в жопу Природы, и вскоре возродишься в какой-то иной форме. В виде бабочки может, ты появишься, а может и в виде свиньи. Не знаю.

Ибо в Природе ничто не исчезнет бесследно.

Жизнь человека - это как дерьмо в наших кишках. Пока оно в кишках, значит оно живет и мается. А когда мы опорожняемся, освобождаемся от дерьма, то тут же освобождается и дерьмо, оно не умирает, а именно освобождается.

Так же и жизнь! Пока мы якобы живем, именно якобы, значит природа нас пока не высрала, не опорожнила нас из своего кишечника. Как умрем, значит - жизнь начинается. Земной шар - это кишечник, а мы, люди - это дерьмо.

- Но дерьмо же уходит в унитаз, или в почву, на удобрения. А человек?

- Правильно. А куда после смерти уходит человек? Объясни мне пожалуйста. Опять же в землю, на удобрение. С точки зрения природы, человек и дерьмо - это одно и тоже, а наша Галактика и кишечный тракт - почти синонимы.

Составляющие нас элементы вначале разлагаются, затем соединяются заново уже по-другому, в иных сочетаниях, как любое дерево. Оно скидывает с себя листья, а затем весною заново обрастает ими же. Но уже листочки растут по - другому, по - иному, по - весеннему.

И вас всех, тупых верующих, я теперь спрошу: разве это распределение хуже рая или ада? Все мы норовим попасть в рай, и боимся ада, между тем идиоты - верующие твердят, что для спасения требуется милость, которую Бог обещал немногим! Шикарно!

Очень утешительная мысль! Кто из вас не хотел бы исчезнуть без следа, чем вечно гореть в огне? Лучше вечная спячка без сна, чем муки ада! Разве нет?

Хотя в любом случае ты будешь видеть сон. Сон будет! Хотя это будет просто сон.

Недавно я в одной компании дискуссировал с одной верующей азербайджанкой. Она постилась, молилась, и пр. и пр. Теперь слушай. Я ей задаю вопрос: ''а что такое рай?', она отвечает:

''В Коране все написано''. Я не отстаю: ''а сами то вы как понимаете рай?'' Я вижу, что она начала нервничать. Ага Напряжение между нами росло, и я, разумеется, так и не получив ответа на эти обычные вопросы про рай и ад, говорю ей: ''как можно верить в то, чего еще до конца вы не поняли''. И что? Она меня, это меня, обозвала невежей. Так и сказала перед всеми: ''вы невежа! Вы говорите глупости''.

Вот, пожалуйста, вот что сделала с людьми религия. Она меня видит первый раз, мы с ней незнакомы, и уже оскорбление. И это еще женщина. Был бы это мужчина, наверное с ножом бы кинулся он на меня. Слово невежа - это очень старое слово, его употребляли много веков назад. Сегодня же 21 век, и эти слабоумные людишки считают это слово актуальным по сей день, ибо так написано в Коране. Мол, если так написано в самом Коране, значит все правильно, можно говорить. Она обозвала, оскорбила меня, разгневалась, потому, что не смогла ответить на вопрос: что такое рай и что такое ад! Естественно, что если бы она знала ответ, то вела бы себя спокойно.

Верующие люди очень быстро вспыхивают, взрываются, артачатся, когда им перечат на слово, когда иронизируют их веру, ибо они еще сами до конца не разобрались с этой верой.

Необразованный плебей, надев на голову белую кипу и отпустив бороду, прилюдно назвал профессора невежей, так как профессор был атеистом. Профессора освистали, забросали камнями, и буквально вышвырнули из квартиры. Я это видел однажды сам, в деревне Сараи. И что, кто теперь невежа? Профессор, или эти деревенские туземцы? Повторяю, кругом сплошное уродство!

Освобождение от страха ада и загробного мира миллион раз гуманнее, чем томительное ожидание подачек от Бога, раздающего их только по блату небольшой кучке "своих" людей, и обрекающего всех прочих на вечные муки!

Только фанатизм или безумие могут заставить отвергнуть ясную и надежную перспективу и броситься в объятия другой, где царит неуверенность, неопределенность, неясность, доходящая до отчаяния, до изнеможения. Это и есть человек! Он живет надеждой! Ему нужна сказка, сказка для взрослых! И эту сказку понимать ему не нужно.

Это как в футболе, болельщики Спартака или Динамо. Разве их переубедишь, что Спартак - это бездарная команда? Нет конечно! Они скорее загрызут тебя, чем согласятся с тобой. Докажи, докажи болельщику московского Динамо, что его любимая команда - это сборище дворников или оболтусов. Сможешь им это объяснить? Ты же сам знаешь, что это невозможно!

Любой болельщик Спартака даже сам не знает, почему он болеет за свой любимый клуб. НЕ ЗНА - ОТ! Он радуется победе Спартака так, будто там играет его родственник, или даже он сам. Но это не важно, это ему не надобно знать. Главное болезнь, а этого хоть отбавляй.

Точно также и с религией. Фанатизм - есть фанатизм! Без разницы, в какой он отрасли, в спорте или религии.

Вот подумай: если землю создал бог, то создал он и небо! Разве нет? Так вот, все мы знаем, что рай и ад находятся на небе. Правда? Не в подвале же они? На небе, или в небе. Но если на земле царит разврат, то точно так же будет и на небе. Не иначе, уверяю тебя, будет нечто совершенно похожее, сходное, ибо проектировщик тот же - это Бог!

Если даже Мерседес будут изготавливать в Японии, а не в Германии, то этот Мерседес не будет выглядеть иным. Что-то будет аналогичное, возможно с японской изюминкой. Но тот же останется дизайн, движок и ТТХ, что было и в Германии.

- Толково сказано. А что же будет со мной? Я иногда боюсь этой неизвестной и холодной темноты, меня страшит это вечное небытие.

- Человек всегда ищет жизнь вне себя, не осознавая того, что она - всегда внутри него.

Скажи мне, кем был ты до рождения? Кем? Неорганизованным и бесформенным кусочком материи. И ты снова обратишься в те же самые кусочки материи, ты станешь сырьем, из которого выйдут новые существа, и произойдет это самым естественным образом. Тебе приятно будет? Нет. Может быть, ты будешь страдать? Тоже нет. Чем является человек, который отказывается "кайфовать" с надеждой, что никогда не будет испытывать он боли, гореть в аду? Чем был бы человек, если бы отказался от такой сделки? Инертной бесчувственной массой, вот был бы кем!

А чем после смерти он станет? Той же самой массой! Тогда что толку дрожать от страха, если на то самое состояние закон Природы обрек и тебя. Скажи, Исаак разве ты существовал до начала века?

Нет, и тебе это по фигу. Может быть, стоит сокрушаться о том, что тебя не будет до скончания века? Нет! Только наше воображение страшит смерть, ибо оно связано со сказками о загробной жизни.

Да, после смерти ты будешь что-то видеть: какие - то картинки, образа, лица, и это все нормально, естественно, логично. Мы всегда что-то видим и ощущаем. Но я говорю о другом.

Если ты до своего рожденья не жил, значит, ты знаком с небытием. Тебе знакомо оно. Небытие - это тишь да гладь, размеренность и тишина. Не больше-с, не меньше-с. Тебя не пугает тот период, когда тебя не было. То почему тогда боишься ты периода, когда тебя не будет. Ведь ты же знаком с этим периодом. Это время тебе знакомо!

Разве ты боишься оказаться в детстве? Нет конечно, не боишься, ты же был маленьким, и этот период тебе знаком, ты просто его забыл. Но почему - то ты боишься смерти, с которой ты также знаком.

Не надо бояться смерти, ибо это неизбежно! А что неизбежно, то не страшно! Скажи, боишься ли ты старость? Нет конечно! Так как стареют все, стареть должны все! Это неизбежно!

Сорокалетний мужчина прекрасно знает, что через 35 лет (если он еще доживет) ему будет 75 лет. И он будет стариком! И что? Боится он разве этого? Нет! Смеется, гуляет, кайфует, он беспечен, целенаправленно движется он к старости и через много лет он становится дряхлым стариком. Повторю, не боится старости никто.

А почему мы должны бояться смерти? Повторю: то, что неизбежно, не должно нас пугать.

Человек боится не столько смерти, сколько перехода из жизни в смерть. Нас страшит именно переход, а не сама смерть. Хотя в том то и дело, что сам переход длиться несколько минут, а то и секунд. Но именно этот коротенький крохотный отрезок времени дико пугает людей и заставляет их заниматься религией. Именно страх смерти подталкивает людей принимать религиозные заповеди.

Как то я спросил у одного крещенного татарина: ''зачем тебе религия? Зачем тебе вообще нужна вера?'' он мне ответил: ''чтоб не бояться смерти!'' Вот наш диалог:

- И что теперь, ты не боишься смерти?

- Нет! Уже не боюсь! Я понял смерть - ответил он.

- Ну тогда оставь религию! Зачем теперь она тебе?

- Это как?

- Ну ты же понял смерть! Ну вот! Теперь перейди на другой этап, поднимись выше еще на ступеньку.

- ?...

- Объясняю. Если ты понял смерть, значит ты сдал определенный экзамен, и ты уже на языке студентов, должен перейти на второй или третий курс. Но ты же опять топчешься на месте, продолжая агитировать Иисуса, пропагандировать христианство. А зачем? Сказать тебе зачем? Да потому, что ты продолжаешь бояться смерти! Ты страшишься ее. Поэтому и не отстаешь от религии. Душевно спокойному человеку религия не нужна.


Вот сказал я ему это все. Запомни: все религиозные люди бояться смерти как огня, иначе бы они давно уже успокоились бы, а не молились бы день и ночь всевышнему.

Однажды ночью у нас в квартире погас свет. Резко бах - и все! - всюду темно. 12 часов ночи, и во всем квартале погас свет. И ты знаешь, первые секунд 5 или 6 было страшно. Ведь ничего не видно. Никто ничего не видел. Ничего! Но потом, спустя пол минуты стали вырисовываться контуры комнаты, стены, потолка, мебели, люстры, настенных часов и пр. и пр. Из окна светила луна, на небе звезды, на улицах уличные фонари, проезжие машины мигали фарами, и таким образом это все кое - как осветило наше помещение. То есть, всегда страшен первый момент. Ты понял? А потом уже все находит свое, глаза к темноте привыкают. На то идет.

У меня был товарищ - Борис. Он отсидел в тюрьмах, в Сибири, 13 лет. Однажды я спросил его, страшно ли было там, на зоне? Вот его ответ:

- Нет, Сулик! Страшно было в первое утро, ну, может первые три дня. С шумом открывались железные двери, и крик - Подъем!

Просыпался после сладкого сна, открывал глаза, и понимал всю страшную реальность, повседневность, действительность, то, что я уже в тюрьме. Потом привык, свыкся с реальностью, смирился с судьбой.

То есть, со смертью дела обстоят не иначе как с тюрьмой, со старостью, с темнотой. Ты понял? Главное переход, а не само состояние.

Нам страшен всегда первый шаг. Второй шаг уже не так. Расскажу еще один эпизод.

Однажды, а это было лет 10 назад, в Москве, двое интеллигентных парней - врачей, прямо передо мной, отсосали член. Нуих поимели в жопу, дали им в рот, там, …кончили туда же. В общем, они впервые вошли в контакт с мужчиной, переспали с педиками. Это был их первый гомосексуальный акт.

Ты бы видел, как они волновались! Озирались по сторонам, порывисто дышали, глаза бегали. А потом, когда все кончилось, они сели в кресле, и молча минут 40 курили. Были бледны, молчали, не говорили ни слова, смотрели в одну точку.

А знаешь почему? Они в этот момент переходили в иную оболочку, меняли личину, как бы перестраивались, как бы умирали, и заново рождались. У них происходило раздвоение, разтроение личности. Понял?

Уверяю тебя, так же и смерть. В первые минуты немного неприятно, а потом уже дело техники, привычки.

Человек всегда разочаровывается от всего, чего он ожидает. Ты слышал поговорку: не так страшен черт, как его описывают. Так же и смерть. Она не так страшна, как о нем кричат.

Мне могут возразить, сказав, что мол, после смерти и начинается самое главное. Опять пойдут эти сказки про рай и ад, про ангелов, о боге, загробном мире, и пр. Дескать, кто попадет в рай, а кто в ад.

Никак они не поймут, что речь идет о мертвых. О мертвых!!!

Какая душа, какой рай, какой ад?! Да будь ты хоть трижды в этом тобою же выдуманном раю, все равно ведь ты мертвец! Неужели понять это так трудно?

Кто в раю, а кто в аду - оба они мертвецы!!!!! Мерт-ве-цы!!! Ясно?

Скажи, большая ли разница между богатым и бедным стариком? А?

Большая говорю, разница между 85 летним старцем, который живет в роскошном особняке со слугами, и его же ровесником, живущим на мизерную пенсию. Может быть да, есть там, какая то между ними мизерная разница. Но это всего лишь мизер! Оба они старики! Оба ведь знают - что финиш не за горами, уже мало осталось.

Ни богач - старик, ни бедняк - старик - по девочкам ходить не будут, не станут жрать водку и шашлык. Сауна, рыбалка и рестораны - тоже не для них. Тогда каков смысл, что один старец богач, другой - бедняк? Смысл!? Я думаю, ты все понял.

История про рай и ад, про ангелов и духов будет не иначе как с этими стариками. Я уверяю тебя!

Не понимает это человек. Будто, в его голове угнездился скорпион, и больно ужалил извилины, которых и вовсе изначально было мало.

Душа, или, если хочешь, активный принцип, который оживляет, формирует нас и движет нами, есть материя, и иногда из-за своих свойств, нас изумляет.

Разумеется, не вся материя способна на такое превращение. Но за счет сочетания с другими органами нашего тела, эта материя изредка превращается в искру, которая становится пламенем, когда попадает в горючие материалы.

В конце концов, душу можно рассматривать двояким образом: как активный принцип и как мыслящий принцип. И в том и в другом случае можно доказать ее материальность при помощи двух неопровержимых теорем.

Первый: активный принцип предполагает деление, так как после умирания тела довольно долгое время сердце продолжает работать, оно продолжает биться.

То есть, все, что способно к делению, сокращению - оно материально.

Душа, рассматриваемая как активный принцип, делима и, следовательно, материальна. Второй: все, что подвержено структурному разложению, материально. То, что духовно, разлагаться не может.

Душа зависит от тела. Это закон! В юном теле душа слаба. А в старом стареет и сама душа! Испытывает она телесное воздействие. И так, все, что структурно разлагается, меняется, сокращается, уменьшается, увеличивается и пр. - является материальным. Ясно?

Душа увядает, значит, и она тоже материальна.

Тем более, что тело умершего тут же, после кончины сокращается в весе на 200 граммов. Это научно доказано, видимо это и есть душа

Пора сказать честно, что главное - это феномен мысли. Это мозг! Это уровень, это сила, это интеллект!

До сих пор еще никто не доказал неспособность этой материи, которая порождает мысль. И вот понять это намного легче, чем понять существование Бога.

Если бы эта возвышенная душа на самом деле была делом Божьих рук, почему тогда она участвует во всех изменениях и случайностях нашего тела?

Если б она была божественным творением, то и душа была бы совершенной. А совершенство состоит не в том, чтобы изменяться вместе с таким выродком, как человеческое тело.

Совершенством считается гора, солнце, океан! Никогда не поменяются данные природные сегменты.

Если бы душа была божеским творением, никто бы не умирал, не потерял бы никто вкуса к жизни, так как душа не старела бы. Она не ощущала бы телесного разложения, и не была бы его жертвой; если бы душа обладала божественным совершенством.

И ей не нужно было бы к этому стремиться - она формировалась бы с самого начала. И Раймонд Моуди вместе с зародышем, и еще в колыбели написал бы свою "Жизнь после смерти".

И Альфред Розенберг в свои 50 лет не написал бы "Миф 20 - го века''.

Они гораздо раньше написали бы свои книги, тем более, где справедливо считал А. Розенберг, что религия Иисуса должна быть исправлена и освобождена от проповеди смирения и любви к ближнему.

Однако это не так, потому что шаг за шагом по мере развития тела созревает и душа, потом, вместе с ним, и деградирует.

Так вот, душа состоит из частей материального порядка. Я ясно выражаюсь?

Точно так же нет ничего удивительного в превосходстве души над телом. Тело и душа - одно целое, составленное из равных частей, однако в этой системе более грубое должно занимать подчиненное положение по отношению к более тонкому. То есть, тело грубее души.

Это тоже самое, что аристократу подчиняется раб, холеному интеллигенту - дворянину подчиняется негр - слуга.

Человеческое тело не исключение, в нем также идет борьба между веществами и сегментами, где ясна общая органическая мораль - более тонкое главенствует над более грубым.

Надеюсь, Исаак, что ты все понял! Понял, что ничтожен этот Бох, о котором нам твердят столько веков подряд, и ничтожны его догмы, поющие о бессмертии души.

Как же хитры и коварны были те нищие, что придумали эту парочку чудовищных понятий! Как только они не изощряются, как не измываются над людьми, называя себя божьими служителями, и все в этой жизни зависит от их настроения!

Насколько сильно их влияние на умы обывателя, который пугаясь будущих мук, вынужден поклоняться этим паскудам - этим самозваным посредникам между Богом и человеком, всемогущим шарлатанам, чье вмешательство, минуя Господа, может решить судьбу любого.

Все эти сказки являются плодом расчетливого и тщеславного воображения, корысти, гордыни и нечистоплотности кучки самоуверенных типов, процветающих за счет всех остальных, и посему я их ненавижу!

Я прошу и умоляю тебя ненавидеть их так, как презираю я! Говорят, что подобная позиция безнравственна.

Глупо! А обманывать людей, считать догмой пустые бредни - нравственно?! Тогда получается, что для них нравы важнее, чем религия? Нравы только зависят от географического расположения той или иной страны, поэтому представляют случайность, и ничего больше.

Говорят, мол, без религии не будет нравственности, дескать, люди превратятся в аморфную массу, и после этого с ними можно будет делать все, что хочешь…

- …Да, я в принципе, с этим согласен. Ну посуди сам, Сулик! Свято место пусто не бывает. Если в душе нет Бога, то там поселится дьявол. Разве нет?

- НЕТ! Глупо, глупо это! Какой дьявол, какой бог? Если человек родился подонком, то никакой Иисус, никакой Моисей ему не помогут. Даже если этот подонок будет жить в мечети или в церкви, он останется подонком. Глупости это, глупости!

Человек или хороший, или плохой. Все! Могут быть у кого - то больше плюсов, или минусов, но повторяю: человек бывает или хорошим или плохим. Все, точка!

Господа, пора, пора стать наконец сверх человеком! Пора понимать такие вещи. Сегодня 21 век, а не 13 - й.

У природы нет плохой погоды, и нет никаких запретов. Законы сочиняют сами люди, и эти законы глупо ограничивают их свободу. Законы и обычаи зависят от того, холодно или жарко в данной стране, плодородна почва, иль бесплодна. И все!

И эти непостоянные факторы формируют наши манеры и нашу мораль.

Человеческие законы - это всегда ограничения, с точки зрения философии, они ни на чем не основаны. В этих преградах полно ошибок и умный человек, разбивая миф, задумывается только о великом замысле Природы.

Аморальность - вот высший природный закон. Никогда не опутывала она человека запретами, это раздолье и безграничность!

Возможно, ты подумаешь, что я слишком категоричен, слишком нетерпим ко всяческому игу, начальству сверху.

Однако, я хочу раз и навсегда покончить с абсурдным и детским обязательством по отношению к другим людям.

Подобные обязательства противоречат тому, что внушает нам Природа, так как единственная ее заповедь гласит о естественном отборе.

Вспомни стадо овец или оленей. Когда хищники нападают на это стадо, о чем говорит этот отбор? Правильно! Первыми погибают слабые, старые, больные, а сильные остаются на потом. Короче говоря, выживает сильнейший. Происходит естественный отбор!

Поэтому, кайфуй, и наслаждайся!

Я понимаю, наш кайф может стать причиной чьих-то страданий. Но разве от этого кайф для нас менее приятен? Если это не так, тогда почему коррупционеры наслаждаются во всю?

Ведь они же знают, что кайфуют за счет бедного населения. Что - то я разболтался.

Теперь перейдем к делу. Ты должен понять, что можно делать все, абсолютно все, не опасаясь, что совершаешь при этом преступления. Два-три новейших шага - и убедишься сам, что все дозволено.



В тебе прокиснет кровь твоих отцов и дедов.

Стать сильным, как они, тебе не суждено.

На жизнь, ее скорбей и счастья не изведав,

Ты будешь, как больной, смотреть через окно.

И кожа ссохнется, и мышцы ослабеют,

И скука въестся в плоть, желания губя,

И в черепе твоем мечты окостенеют,

И ужас из зеркал посмотрит на тебя.


13.


Губа. Здание исполнительной власти. Имам стоял перед этим красивым зданием. Он стоял, как спортсмен перед прыжком. Сзади из различных горных сел и районов республики толпились ходоки. Они подошли к нему вплотную, поддерживали, как перед экзаменом. Слышались возгласы:

- Прошу тебя, Имам, свергни власть. Долой Президента! Долой! Долой! Долой! Заклинаем тебя, Имам! Сядь на трон, и дай нам пожрать. Просим!!! Просим!!!

Имам взглянул на них спокойно.

- Не волнуйтесь! Я знаю! Я все знаю! Все будет хорошо!


Перед тем как приехать в Баку, Имам от Сулеймана получил инструкцию.

Они сидели в одном из бакинских офисов. На столе красовалась водка «Абсолют», блинчики, и столичный салат. Перчили они всю еду красным, рубленым перцем. Во рту и в горле все горело, хоть поджигай.

Исаак ел красный перец так, что лицо его после этого не только не морщилось, но делалось таким, будто в него вошло что-то светлое.

В основном пил лишь Имам, он готовился к мероприятию. Сулейман начал говорить. Он полностью уже владел ситуацией, загорелся идеей, у него пошло вдохновение.

- Аааа!! Ух…острая - крикнул Сулейман. Запомни, Имам. Твоя главная сила в идее. Дави на расу и на кровь. В Азербайджане не хватает этой идеи. Народ не воспринимает уже старых политиков, они им уже надоели. А новых нет.

Большинство чиновников являются полукровками. У кого мать армянка, у кого теща русачка, а у кого жена еврейка. Не будут они воевать в Карабахе. Никогда! Не смогут такие люди быть патриотами своего народа, не смогут. Ибо у них нет единокровия. Единокровие и чистота расы - это не принцип, это чувство! Толпе нужны не знания, нужна страсть. Даже истерия! Кровь должна быть чистой, сугубо национальной, иначе рухнет вся античная культура.

Имам слушал его речь с глубоким пониманием. Сулейман продолжал.

- Эта идея, о единстве крови, тут же найдет в Турции и США поддержку. Они поддержат твой электорат. Установи обязательно классового врага. Это разумеется Москва. Россия является для Азербайджана старым врагом. А из старого врага, друг не получится. Союз с Москвой - это потеря времени.

К тому же, любой союз должен иметь цель захвата территорий. США с Англией захватили Ирак, Армения с Москвой захватили Карабах, Гитлер с Муссолини завоевали пол Европы. И так далее. Без этой цели - конец союзу. А какая цель у России с Азербайджаном? Какая? Видишь, никакой, значит, и союза нет.

Твоя идея о чистоте крови пригвоздит к стене многих подлецов. Эти твари загребают жар. Могут многие сказать, что некоторые полукровки тоже воевали в Карабахе. Я добавлю, что возможно, они и воевали. Именно поэтому, и проиграли в войне азербайджанцы, что на фронте было слишком много таких полукровок. Хотя карабахская война была проиграна чисто политически. Эту войну проиграли в Баку, а не на фронте. Но все же кровь и раса важна.

Мир - Джафар Багиров, бывший диктатор Азербайджана в период 2 -й Мировой войны истребил многих своих соплеменников. Но дело в том, что Багиров по сути был не так жесток. У него была русская супруга, и это полностью замутило его кровь. Особенно это отразилось на его сыне, на Джене. Ведь кто был его сын по национальности? Кто? Азербайджанец? Нет! Русский? Тоже нет! Какой-то метис… Это несерьезно. Нет такой нации - метис!

Вот я, возьмем меня! Я загубил многих людей, много я крови пролил. А однажды умер мой пес, Чао - Чао, так я по нему плакал, даже устроил поминки, позвал гостей, накормил их. Похоронил я его на Николо - Архангельском кладбище, где хоронят людей. Откуда знать могильщику, который принимает тело, что это пес, а не человек.


Исаак ошеломленно глядел на Сулеймана, Имам же не сводил с него глаз. Сулейман продолжал.

Да, я не люблю людей. Я демон, я злодей. И что же? Зато я справедлив. Я вообще не понимаю, почему люди рожают. Мне кажется, через несколько столетий, бездетность максимально возрастет, и потом, дети вообще не будут рождаться. Жизнь остановиться.

Нет, я понимаю, сегодня много говорят о клонировании, о клонах. И что? Что? Как может человек создавать себе подобное разумное существо, если до сих пор не решил вопрос о счастье, о смысле своего земного существования? Очевиден ответ: человеком несчастным будет создано еще более несчастное существо, если только не получится чисто животный биологический объект, не задумывающийся ни о каком счастье.
Напрашивается еще один вопрос: а что, если в самых развитых странах именно тем и объясняется падение рождаемости, что граждане этих стран, обеспеченные и образованные люди, однажды серьезно задумались: "Зачем мы будем рожать детей, брать на себя ответственность за чью-то судьбу, если в своей судьбе не уверены, не разобрались в смысле и цели жизни, чувствуем себя несчастными?"

Гораздо проще в этой ситуации завести собаку или кошку, и заботиться об их счастливой судьбе. Нет собаки - заведи друга! Цифры не лгут! Посчитай, сколько людей тебя облаяло и сколько собак?!

Но в этом вопросе есть еще и оборотная сторона.

Чувствуя себя в жизни несчастными, люди думают, что найдут свое счастье в детях. Та же ситуация и с клонированием.

Так что, иметь пса или котяру, выгоднее и спокойнее, чем иметь детей.

В этот момент Имам пил водку, улыбался, потом смеяться стал. Ему понравились эти слова. Заметив это, Сулейман шепнул Исааку:

- Смотри Исаак, смеется этот человек. У него нет прошлого, у него черное настоящее, и возможно (сказал вполголоса), пасмурное будущее. И как дите беспечен он! Ты считаешь, что это нормально? И что этот Имам сможет дать своему ребенку? Ничего!

- Сулик, я все прекрасно понимаю - сказал Исаак. Но главное усмирить народ. В толпе ходят слухи и ропот. Ведь по городу уже ползет слушок, мол, царь то - не настоящий!

- Одно верно, что толпа судачить любит. В толпе всегда ропот, чернь любит болтать. Работать надо с народом, работать! Народ - это неблагодарный ребенок. Твори добро, не скажет он спасибо. Грабь и казни - тебе не будет хуже.

И все же я долго думал, почему вот Георгий Агаев для Азербайджана не сделал ничего, а в Баку его чуть ли не боготворили. А может он все - таки что-то делал верно? А? Ведь это странно.

Капитулировал в войне, не смог ответить каким - то армянам, не искоренил коррупцию. Короче говоря, не сделал ничего. Как пришел, так и ушел, но проблемы остались. Но его любил азербайджанский народ.

А почему? И почему - я вот понял! Сказать тебе?

Дело в том, что он постоянно работал с народом. Он был хорошим оратором! Выступая публично, он умел давить на массы. Это было единственное, что он делал правильно. А это не мало, этого не умеют многие.

Из восьми миллионов азербайджанцев, его поддерживал от души хотя бы миллион. Это точно. А этот миллион с собой тянул еще пол миллиона.

Для такой задрипанной республики, как Азербайджан, полтора миллиона - это уже сила, электорат. Иначе он у власти не удержался бы. Он что-то делал правильно. Повторяю, он давил шикарно на публику, на серую массу. И умер как актер.

Нынешние политики этого не поймут, эти мудрые крысы, эти политические нули, парламентские гиены никогда не поумнеют. До них не дойдет, что главное для политика - чтобы его поддерживали массы. И их уже не переубедишь.

Кто сегодня завоевал улицы, завтра завоюет государство. Вот скажи, кто победит: Армия, КГБ, МВД или массы? Э - эх, братан! Не войском мы сильны, а мнением народным! Новая политическая идея должна захватывать улицы. Именно улицы, а не парламентские кресла. Народ должен поверить твоим словам.

Для этого ты должен быть прекрасным оратором. Слышишь, Имам! Я к тебе обращаюсь! Оратором! Гневно, страстно говорить, ярко, пылко жестикулировать! Чтобы твои слова проникли в сердца толпы! Чтоб ты сумел в их сердцах зажечь огонь! Это очень и очень важно.

- Сулик, это необыкновенные слова. Ты где их вычитал? - вмешался в беседу Исаак.

- Нигде! Это все мое!

- Хороша идея. Я согласен, политик должен завоевывать именно толпу. Толпа всегда последует твоему примеру. Толпа будет равняться твоему жесту, движению и поступку, но никогда ни один человек не пойдет за тобой, если ты что что-то написал. Пусть даже нечто гениальное. Это закон. Книги, брошюры, статьи - все это не серьезно. Чтобы это понять, надо очень и очень много читать, чтобы ощутить всю писательскую пустоту.

(Поглядывая на Имама)

- Конечно, Исаак! Серьезному политику надо завоевывать сердца людей. Причем, он должен знать специфику своего народа. Ни в коей мере он не должен недооценивать черную толпу. Он сможет посмотреть на эту толпу сверху вниз, сможет плюнуть на нее, давить ее, но только после того, как столкнется с народом лично.

- Политику разве необходимо говорить с чернью? Может ему лучше поговорить с интеллигенцией?

- Вот ты и ошибся! Запомни, Исаак! Революция совершается не аристократией и интеллигенцией, а именно черной толпой, рабочим классом. Но этим и страшна революция, что без террора, без насильственной борьбы против правителя она не возможна. Для устрашения нужен террор.

А устрашение - это могучее средство политики, как международной, так и внутренней политики Война основана на устрашении. Так же, как и революция.

В основном истребляют именно незначительную часть армии или политиков. Устрашая остальных, и сламывая их волю, революция побеждает. Она убивает единицы, но устрашает тысячи. А теперь вопрос: кто будет заниматься устрашением? Кто? Интеллигенты? Дворяне? Конечно нет.

Они идею подают, но практикуют в жизнь его рабочие и бедняки. То есть толпа, ибо именно толпа ущемлена, обделена вниманием, она зла на всех. И у нее единственный козырь - это ее чистая кровь!

И в Азербайджане эту идею можно претворить абсолютно без насилия. Без выкриков, типа - Президента в отставку, и пр. и пр. Нет, этого не надо! Достаточно продолжить дело, начатое покойным Президентом Георгием Агаевым

Хотя никакого дела и не было, но так надо (мигнул), чтобы его сын, нынешний властелин, тебя не тронул. Ведь ты же не идешь против политических принципов его отца. Запомни это, Исаак. Одно дело ты против правителя, другое - ты ему враг. Это разные вещи.

Вот скажи, почему СССР в середине 1950 годов слишком долго церемонился с Энвер Ходжой - президентом Албании? Почему? Что, Хрущеву было трудно посадить этого албанца на место? Да, именно было трудно! Потому, что Ходжа отрекся от политики Хрущева, а не от марксизма - ленинизма.

Ходжа был за коммунизм, но был против Хрущева. Как Хрущев мог его снять? Под каким предлогом мог бы он его скинуть с трона? Хрущев злился, нервничал, ненавидел Ходжу, но все бес толку. Он был бессилен против Ходжи, ибо Ходжа не отрицал марксизма, более того, он защищал его. Не враг же он социализму! То-то! Ты понял, надеюсь.

Это было очень хитро задумано албанским правителем. Нашим политикам бы такой ум. … ты понял все, Имам?

- Сулейман, как твоя фамилия? - спросил его Исаак. Я имею ввиду твою первую, настоящую фамилию.

- Каддури. Зовут Атуба. Это подлинное имя. А по паспорту я Ходос. Соломон Ходос. А вообще то я - Рагимов. Кошу под азербайджанца. Тем более и внешне похож.

- Да уж, с такой фамилией по морде получишь.

- Зачем, зачем же? Я вот знаю, что мусульмане только потому уважают старших, что на тот свет эти старые пойдут первыми. Мол, они умрут первыми, и в небесах займут свои места.

Поэтому перед старыми людьми мусульмане преклоняются, уступают им дорогу, уважают их. Понял? Чтобы за них эти старые перед богом замолвили слово, когда умрут они сами. И тут расчет. Ясно?

- Блин, и здесь такое.

Сулейман посмотрел на Имама.

- Ну что, Имам. Ты готов к престолу? Помни, народ изменчив как лакмусовая бумага. Везде измена! Везде!

- Понял (понурив голову).

Минут через 20 Исаак с Сулейманом прогуливались по бульвару.

- Сулейман! Ты считаешь, он сможет, потянет на трон?

- Время покажет, время. Этого не знает никто. У каждого человека есть место, но он его не знает. Вот, Рональдо, известный футболист. Слыхал? Вооот. Так он по всему миру проколесил, и наконец понял, что он всю свою жизнь должен был играть в Испании. Сейчас он выступает за мадридский Реал. Дела идут как нельзя лучше. Все как по маслу. Но зато до этого он долгое время играл за итальянский Интер. Там он покалечил себя, его поломали. Травма, гипс, госпиталь, но он продолжал играть в Италии. Он там свое время терял зря. Это не верно.

Его место было уготовлено в Испании, а не в Италии. Это он должен был понять сразу. Все люди таковы. Чтобы найти свое место, надо его искать. Но люди не ищут его, они хотят все готовое. Так не бывает.

Ты думаешь, Илья Агаев от души хотел стать Президентом? Нет конечно. Его напугали, шепнули на ухо, что если он откажется от престола, так за отца своего будет отвечать. Мол, за все он будет в ответе. Ему припомнили бы все его грехи. А он, как ты знаешь, небезгрешен. И поэтому он клюнул, согласился сесть на трон. Но это не его место.

Теперь он вынужден работать с командой своего отца. Эта команда боялась его отца, как страшится кошку мышь. Сейчас же наоборот, сам Илья страшится команду, которую создал его отец. Замкнутый круг, но все идет по плану, намеченным в Москве и США. Особенно в Москве. Россия матушка Баку так просто не отпустит. Евреи там, евреи тут, все в их руках, точнее в ваших.

Ты извини меня, Исаак, но на долю СНГ приходиться наиболее фанатическая и невежественная часть всего еврейства. Другим странам достались более или менее культурная или иная часть еврейства. США заполонены японцами и китайцами, голландцами и арабами, так что, там евреи не у дел. Революция по зубам только тем евреям, которые жиру бесятся, как в России.

Вот если наш Имам будет делать все по инструкции, тогда будет отлично. Любое общество делится на несколько частей, групп. Особенно это ярко выражено в Азербайджане. Здесь общество развращено деньгами, оно раздроблено, расколото. Необходимо объединить хотя бы три или пять частей, консолидировать людей под эгидой расы и крови. Уверяю тебя, многие на это клюнут.

- А что ты подразумеваешь под идеей крови? Только, поконкретнее.

- Чистоту крови и расы. Что еще конкретнее? Азербайджанец должен жениться на азербайджанке, иностранные браки запретить, полукровок отдалить от должностей. Искоренить нетрудовые доходы, то есть, проституцию, казино, наркотики. Обеспечить женщинам замужество. Столько милых девушек страдают, устроиться не могут, не в силах создать семью. Это надо делать принудительно. Вот и все.

Девушки могут выходить замуж за иностранца - засранца, но жениться надо только на своих. Вот так. Иначе теряется фаза, смешивается кровь, инфицируется нуклеилодная кислота, развивается дисгармония, сбивается симметрия. Это тоже самое, что в кастрюлю борща добавить стакан грязной воды. Что из этого выйдет, сам понимаешь.

Полукровки далеки от понятия патриотизма. У них нет Родины. Никогда они не будут воевать. Многие говорят, ты не прав - Сулейман, мол, у меня был сосед, он тоже был полукровкой, у него мать армянка, но он воевал в Карабахе. Ну никак не могут они понять, что именно поэтому азербайджанцы проиграли войну, ибо в основном воевали полукровки, лезгины, русские.

Царь Александр в 1812 году, когда воевал с Наполеоном, с военных позиций убрал Багратиона и Барклая де Толли. Убрал, отдалил, отфутболил. И знаешь почему? Да потому, что они были не чистыми русскими. Один был грузин, другой, кажется немец. Потом был назначен Кутузов. Эта тема актуальна всегда, она вечна.

А в Азербайджане, в Министерстве Обороны, на высших должностях работают лезгины, полу армяне, полу русские, и разные полукровки. Разве это разумно? Не азербайджанцы же они! И понять это не трудно!

Но в Баку этого не понимают. Одно дело - ты гражданин государства, или его подданный, другое дело - ты националист, чистокровный абориген. Это имеет существенное значение, если не самое главное. Война, и только война! Она и лечит, и калечит! Как сказал мудрец:

"Так кто был он - Наполеон, почтим великого творца нуля! Ему благодаря, считать нам легче солдат и трупы их, для слёз вот только меры нет у нас''.

- Но все же это не справедливо, Сулейман. Не объективно, не интернационально.

- Что?! Какой интернационал? Ты что, дурак? Армяне захватили 20% земли, и ты говоришь об интернационализме? Азербайджанцам объективность не нужна, они должны жаждать только субъективности. И русские - эти гады - вешают на уши азерам лапшу! Я ж тебе говорил. В Дагестане, в Чечне, и прочих местах они заявляют чистокровным азербайджанцам, что ты, мол, не азербайджанец, а лезгин, или чеченец. Дескать, ты не знаешь свои корни, а мы знаем: ты тат, или кумык, а может и еврей, но не азербайджанец. Понял ты всю гниль? И так эта нация - азербайджанцы - ассимилируется.

- Это да! Я знаю это! Но ты так говоришь, как будто ты азербайджанец. Какое тебе дело до азербайджанцев? Тебе то что?

- Ты не прав, Исаак. Я ж те сказал, что хочу внести смуту. А смуты разные бывают. Так что, Имаму не смеет возразить никто, у него будет национальная идея. Кто ему будет перечить? Да никто! Хотя кругом враги. Конечно, сопротивление будет, это ясно. Но в любом случае, чистокровным азербайджанцам надо дать шанс, предоставить им возможность. Сами они не догадаются.

Надо их объединить, часто писать об этом в газетах, объявить предпринимателям беспощадную войну, чтобы было равенство. Обеспечить азербайджанцев работой, куском хлеба, чтобы их освободили от долгового рабства. В общем, защитить их.


- Ну ты даешь…

- Знаешь, Исаак. Я актер, играющий роль. То я патриот, то злодей, то еще кто-то. Не важно, кто я: араб или балкар? Я гражданин, а это кое - что. Хочешь, я тебе даже стишок прочту про Родину?

- Ну валяй…

- Ну, слушай:


''О родина, я вижу колоннады,

Ворота, гермы, статуи, ограды

И башни наших дедов,

Но я не вижу славы, лавров, стали,

Что наших древних предков отягчали.

Была ты госпожой, теперь слуга.

Где меч, который рассекал врага?

Где сила, доблесть, стойкость?

Где мантий, лент златых былая слава?

Чья хитрость, чьи старанья, чья держава

Тебя лишила их?

Когда и как, ответь мне, пала ты

Во прах с неизмеримой высоты?

И кто защитник твой?

Ужель никто? - Я кинусь в битву сам,

Я кровь мою, я жизнь мою отдам!

Оружье мне, оружье''!



- Да уж, сильно, сильно сказано… Хотя странно это. Обычно такие люди как ты, против крови.

- Это да. Да и евреи против крови. Вы - евреи, не любите проливать кровь, вы ее высасываете.

В Сулеймане чувствовалось, чувствовалось непреодолимо и остро, как бродит и прет в нем страшная демонская сила, которой нет ни застав, ни заград, ни барьеров - сила одинокая, угрюмая и стальная.

- Мне не по душе национализм. Не люблю националистов - не понял Исаак.

- Зачем? Разве вы - евреи, не националисты? Разве армяне, грузины, даже прибалты не болеют национализмом? В Эстонии и Литве закрывают русские школы, а их в НАТО принимают.

Из Туркмении выгоняют всех кто не туркмен. Одни глупые азербайджанцы верят сказкам о космополитстве. Они еще спят. Это же абсурд. Только в Азербайджане национализм звучит как нечто плохое, нехорошее. В других же странах национальный вопрос в почете. Без этого никак.

- Хорошо. Допустим ты прав. Но почему сам азербайджанец не поднимет этот вопрос? Ведь сколько здесь довольно агрессивных политиков - оппозиционеров. Что они молчат то?

- Это не политики, это лживые субъекты. Они политически опустошены. Им нечего сказать своему народу. Они ждут полномочий, то есть, у моря погоды. У них нет никакого политического чутья, одни лишь бюрократические маневрирования. А народу нужен толчок, взрыв, призыв, приказ, нужна команда. Как поется в песне: волнуйте мудрецы безумную толпу. Азербайджанец сам не додумается. Да и вообще, азербайджанское общество - это сборище баранов! Оно зависимо от всего, даже от рачков, которых ловят рыбаки в Каспии.

Завтра азербайджанец проснется, и увидит, что батон хлеба стоит уже 50 долларов США. Мол, за них все решили в Белом доме. От самих азеров не зависит ничего.

- Я понял, понял. Точно понял! Но ты ж араб! Это тебе надо?

- Не важно кто я! Спокон веков в различных странах толчок и команду народу давали представители других народов. Напомнить тебе? Пожалуйста! Че Го Варе был аргентинцем, но совершил революцию на Кубе. Гитлер был из Австрии, Дзержинский из Польши, Ататюрк из Греции. Он был даже греком по матери. И что?

Кстати, очень часто революцию совершали евреи, то есть вы. Они умные, знают, что каждый успешный переворот называют революцией, а каждый неудачный - мятежом. Карл Маркс, Ленин, Троцкий, Коганович, Свердлов, Каменев, Зиновьев и другие были евреями, но сделали революцию в России. Они отсутствовали в России по 10-15 лет, но полностью изучили российское общество. Многие из них жили за рубежом долгие годы, но со стороны сумели узреть то, чего не видят местные аборигены.

И знай, что в жизни намного больше реформаторов, чем революционеров. Местный народ бывает, как правило, реформаторами, а нам нужна революция! А без национализма не бывает революции!

- Но возьми Америку, Сулик! США! Ведь там не существует понятия национализма. Там все равны…

- (Перебивая) Постой, тормози! Значит так. Объясняю. Во первых, в плане интернационализма США - это единственная экспериментальная страна, где к ее территориям нет претензий. Никто не претендует на земли Америки! Для всех эта земля открыта, и открыта она недавно, 200 лет назад. Это не срок. Поэтому, ввиду отсутствия территориальных претензий, США могут жить спокойно. Нельзя сравнивать ее с Азербайджаном.

Раньше, помимо США был СССР и Югославия. Там тоже было скопление различных народов. И как видишь, две последние страны распались именно на основе национальных распрей. Во вторых, чтобы ты знал, в США национализм тоже есть. Есть, есть!

Может, сейчас немного поостыл этот вопрос. Не знаю. Вспомни, Ку Клус Клан, когда во многих штатах Америки негров заживо сжигали. Все знают, в каком состоянии в США даже щас живут индейцы. Ведь это второсортные люди. Хотя сейчас за слово нигер там могут посадить в тюрьму, тем не менее, там есть национализм. Иначе хотя бы один раз президентом США стал бы негр, а он им никогда не станет, ибо в США национализм есть!

И самое главное то, что США уже 200 лет тому назад прошел свой демократический путь. То есть, там выдающаяся демократия.

И еще одно слово! Первыми лицами Америки всегда были такие высокоразвитые личности, что американский народ может обойтись и без национализма. Им уже все дозволено, потому как их правители были почти боги.

- И какие же это правители?

- Назову шестерых Президентов США. Джордж Вашингтон, Авраам Линкольн, Бенджамин Франклин, Теодор Рузвельт, Дуайт Эйзенхауэр, Джон Кеннеди. Достаточно? От этих имен волосы встают дыбом. В какой либо другой стране были Президенты такого калибра и масштаба? Вот видишь, не было.

И еще! А-а-а! Вспомнил! Более 160 миллионов американцев - из 264 миллионов граждан - являются акционерами. Им есть что защищать и ради чего объединяться. Понял? Не то что в Баку, или Москве. В Баку 80% людей - голодные! В Москве - тем более. Здесь общество уже раздроблено.

- Это понятно, но ты говоришь о национализме. В Турции долгое время правил Ататюрк. Нет? Так вот, у него же мать была гречанкой, ты же сам сказал. Он же был не чистокровный турок. Странно, и тем не менее в Турции национализм есть. Значит, не совсем это зависит от чистоты расы и крови?

- Пойми ты раз и навсегда: турки, армяне, евреи, грузины и многие другие нации могут себе позволить иностранные браки, могут расслабиться. Могут передохнуть в плане смешивания крови. Этот этап они прошли уже давно. Национальный экзамен они уже сдали. А азербайджанцы не сдали, они даже не допущены к зачетам. Это так, выражаясь языком студентов.

Азербайджанцам расслабляться нельзя, ибо они проиграли войну, и им, как никакой другой нации надо очищать и беречь свою расу и кровь.

К тому же, Азербайджан - хорошая страна. Это Каспий, нефть, икра. Чем глубже Каспий, тем лучше сосед. Азербайджану надо помочь. Они спят, они в растерянности, видимое спокойствие их дурманит.

Ирану и России каспийская нефть по барабану. Основные нефтяные источники Ирана находятся в Персидском заливе, и потому торговаться иранцы могут хоть до окончания века.

Для них каспийская нефть - это десерт к ужину. Тогда как нефть для Баку- это альфа и омега национальной экономики. Это слишком азбучно, чтобы на этом здесь останавливаться. Ясно?!


14.


Баку. Президентский дворец. Президент Илья Агаев сидит в своем кресле. Камердинер доложил: посол России видеть вас желает.

- Пусть войдет.

Прошелся по ковру посол, остановился напротив Президента.

- Господин Президент! Я всегда к вашим услугам. Россия с Азербайджаном братья, мы старые друзья. Уже не будет войн.

- Это я знаю без тебя. Политика моя иная, более миролюбива.

- Но я пришел не только по такому делу.

- Поконкретнее, у меня времени в обрез.

- О, Президент! Позвольте сделать предложение вашей дочери. Ведь так она мила, прекрасна. Будет прекрасная партия с сыном нашего премьера.


Очень долго Илья вглядывался в посла, ничего не отвечая.

- Ступай (задумчиво), а я подумаю.

Посол уходит, камердинер докладывает: Ваша сестра, господин Президент.

- Пусть войдет.

Входит сестра Президента, Светлана. Президент подставил свою щеку сестре, потом пристально смотрит на нее.

- Еще обижена ты на меня, сестра? Хотел бы оправдание твое услышать я и от тебя, Светлана.

- О чем ты говоришь, мой брат. Твой грех я сердцем отгадала. Ты поступил ужасно, и через грех ты править стал.

- А что? Я поэтому и добр, ибо я нечист. Я не возомнил себя безвинным, борец невинным быть не может. Кто перед собой поставил цель, тот вытеснить другого должен. Безгрешным может быть отшельник, но это не мое призвание.

- Ты все такой же брат, как в детстве. Везде, всегда, над тобой зловещая тень. Не властны мы уйти от прошлого, Илья! - мокрыми от слез глазами посмотрела на него Светлана.

Сестра ушла. Улыбаясь, Президент прохаживался в кабинете. Вдруг камердинер доложил: «Господин Президент, народ Вас видеть хочет. Одним глазом на Вас взглянуть желает».

На улице был слышен шум. У стен дворца толпа стояла, все с плакатами, транспарантами. Они любили своего президента, народ хотел повидать его сблизи.

Несколько полицейских стали кричать: Назад! Назад! Нельзя!

Президент выглянул из окна, рукой им помахал. Буря оваций встретила сверху его появление. Все скандировали, приветствовали своего короля.

В зале Президентского дворца продолжался званый вечер. Рядом с Ильей находились его вельможи. Тут был весь цвет столицы, собрались сливки Баку. Здесь была и Клеопатра Каспия, необходимые глупцы, гарнирные чиновники, государственные шуты, пожилые дамы, борющиеся со старостью, писатели, банкиры и послы. Был званый вечер. Чавкая посудою, все ели - пили.

Здесь был и Сулейман. Он проник сюда под видом хитреца - шута. Взглянув на них, он полушепотом бормотал себе под нос:


''О люди! Что еще вам надобно? Слава, деньги, золотишко - у вас сполна все есть. Аха! Гарантия, спокойствия вы хотите. А без того вам рай не рай! А я не верю в этот скучный рай. И в высший свет я не буду вхож. Пусть! Мне нужен свет лишь потому, чтоб сеять там разврат и смуту. Я чинуш азербайджанских знаю. Их Евангелие гласит вот так: Делитесь, и не судимы будете. Ох… лакейщина! Ах… казенщина! ''.


Илья Агаев жил с любимым псом Абрамом. Надежным другом был ему Абрам: рычал и лаял, ел шашлык, да пил шербет. Однажды приказал Илья сшить Абраму костюм с галстуком, и на глаза надеть ему очки - хамелеон.

Боялись все Абрама, боялись жаловаться на него. Он иногда кусался, но никто его не трогал. И вот на этом званом вечере пес подсел к одной красивой даме. Она была женой министра. Абрам подсев к ней, откусил ее пирог.

Увидев это, Илья засмеялся от души, а затем заставил даму доесть тот откусанный пирог. Все ахнули, застыли, но пикнуть не сумели. А дама счастлива была, что слопала объедки пса - Абрама, в конце сказав: ''как сладок съеденный кусок', она вином его допила.

Чуть подальше от него стояли вельможи Президента. Они обсуждали нового президентского шута - Сулеймана. Старый шут скончался, но ему на смену преемник вызвался мгновенно. Это был Сулейман. Он был смел и дерзок. Он подслушивал разговоры членов правительства.


Глава здравоохранения.


"Пока за мной стоят в Москве, намерен высосать я все с Азербайджана. Пусть гибнет мой народ от липовых лекарств. Хоть это и немой народ, он говорить не может. Тюрьмы я не боюсь, туда я все равно не сяду. Крайняк меня уволят. Ну и что? Собрал я целую квартиру денег. А так, пока сижу на троне медицинском, и буду дальше загребать я жар''.




Госсоветник и управделами.

''Мне все равно, кто Президент, сижу я крепко в своем кресле. Пусть будет шахом даже несовершеннолетний. Подумаешь, какая ерунда! Главней всего - моя семья, мой сын, мой брат, моя жена. А так, пусть Президентом будет даже негр. Толпе без разницы, кому отдать свой голос''.


Главный ученый - академик, аристократ.


''Что не по мне - того и нет. Чего не знаю я, тому значит не быть. Устал я жить в библиотеке. Поеду за рубеж, возьму оттуда что-то, и по приезде попытаюсь претворить я это здесь. Мне говорят, не правильно мол - это, менталитет - де, здесь другой. А мне плевать, что говорят, мой вклад в историю страны я вижу только в этом''.


Главный банкир.

''Да мне бы только во время смотать свои удочки. Собрал я деньжат как надо, уйти красиво не желаю. Мне по фигу отныне все, боюсь я небо в клеточку увидеть. А остальное ерунда, суета и мелочь. Мне лишь бы во время удрать''.


Министр Обороны.

''Мне надоело играть в игры. С армянами мы воевать не будем, это ясно. Не ясно мне только одно. Пока не буйствует народ, пора бы дать нам результат, иначе, толпе что мы ответим? Хотя, забота эта не моя, пусть думает об этом президент. Но если он не видит туч над головой, то я отказываюсь понимать все это. Ведь я же вижу тучу, вижу громНо тс…, спокуха…какое дело мне до этой нации''.


Главный парапсихолог - ясновидящий страны (говорит вслух Илье).

''Все будет хорошо, мой Президент. Не вижу я пока преград в твоем дворце. Ты будешь властвовать еще пару десятков лет''.


Камердинер опять доложил: проситься Сулейман Рагимов.

- Скажи, пусть войдет.

Вошел Сулейман. Его там знали, как Сулейман Рагимов. Низко поклонился, поздоровался, чувствовал от волнения свое бьющееся сердце.

- Что ты расскажешь мне теперь, мой милый Сулейман?

- (Озираясь по сторонам) Не все так гладко вокруг вас, как кажется, мой Президент.

- У меня врагов уж нет. Судьбу с Москвой я связать намерен снова. У меня с Москвой заглюченный договор, именно заглюченный. Я не боюсь того, кто говорит, что думает. Ведь я же демократ. Охотно я прощаю им их писанины, речи.


Илья Агаев был с Сулейманом на тонкой и деликатной ноге. Не как со всеми.

- А говорят, бывать войне … - сказал Сулейман, внимательно высматривая Илью.

- Бывать, так бывать. Слишком часто разговоры принять мы рады за дела.

- Но важным людям важны вздоры. Нам по плечу посредственность одна.

- Война не вздор. И если быть войне, то я готов пролить не розовую, а красную кровь.

- Подчините мне войска, я сумею победить наших врагов. Я перережу армян всех до одного. Я будто лев, иль тигр, и жду я стаю зебр в пустынях Африки. Жду, но не дождусь!

Илья Агаев с интересом посмотрел на Сулеймана, их глаза встретились. Сулейман смотрел не приятно. Это был не его взгляд, выражение глаз было напускное, не настоящее. Это была маска.

- Спасибо Сулейман (улыбаясь). Но ты же не военный! Теперь Азербайджан надолго огражден от всяких войн. Не люблю я воевать, люблю выигрывать я только. Незыблем мой престол. Как пишется в стихах:

Войной на азербайджанцев не надо идти в будущем,

Каким бы сильным войско наше не было:

Сама земля их с ними заодно в бою.

- Но мой правитель! Так не бывает, что все Вам как бы братья. Друг от друга прячут братья даже табак, не то, что земли. Какие братья? Мой правитель! Мне кажется, в лице страны какой - то нам нужен враг.

- Какой же именно страны, мой умный Сулейман?

- Хотя бы выберем Москву. Армения с Ираном будут в скобках. А главный враг - Россия, точнее, ее имперские амбиции.

- И что же это даст нам?

- Как что, как что, мой президент? За нас горою встанет сама Америка, а Турция вообще полюбит нас. США - это гора, гора Казбек, Эльбрус, и даже Джомолунгма!

- Идея хороша. Но что-то мне еще сказать ты хочешь? Не договариваешь, твои глаза мне подсказали это. Так говори ты без извилин, я слушаю тебя.

Он сердцем чувствовал неладное. Сулейман рассказал об Имаме. Это известие раздражило Илью. Он стал нервно закручивать усы.

- Нашелся ваш брат! Сюда он мчится! И требует своего!

- Как? Самозванец?!

Илья Агаев начал нервничать, из глаз его брызнул гнев. Он стал прохаживаться по кабинету взад вперед, из угла в угол, как лисица в клетке, как птица прыгает с одной стенки на другую. Он был ушиблен, придавлен, и черная тревога все больше сосала его сердце. Он почувствовал много мук впереди и заботился, как бы их обойти.

Чуть дальше его стоял Сулейман. Президент посмотрел в окно. За окном море, Каспий. Море было как полированная жаровня, светилась розовым светом, отражая последние лучи солнца. Президент покусал губы, повернулся.

- Значит, говоришь, в Губе этот самозванец? - протянув слово «самозванец».

- Так точно, господин Президент.

- А почему еще он не убит, или хотя бы не арестован? Что вы медлите?! - крикнул Президент.

- Наших ребят мы уже послали в Губу. Сегодня с этим самозванцем будет кончено.

- Ну - ну… Я буду от вас ждать вестей.


Сулейман пошел гулять по парку в сторону вокзала. Оставшись один, наедине с собой Президент рассуждал:

«Не понял? Что за чушь? Какой еще Имам? Убить! Казнить! Хоть я не Мир-Джафар, но я не Эльчибей. Против воли придется быть строгим. Одной любовью решался я править, планировал быть демократом. Да и Запад давит на меня, как давят виноград, чтоб получить вино. Но я не сумею этим удержать людей, мне зубы показать пора! Я много лет с собою спорил. Да, я не чист душою, но этого я не позволю. Отец мой породил на свет своих змеенышей, и я их не признаю никогда».



Губа. Центральный сквер утопал в зелени и деревьях. Пели на деревьях соловьи, грачи. Был слышен трель кузнечиков.

Но гудела и толпа, собрались в парке жители района. Кругом шум и ропот. Во главе толпы стоял Имам. Только что местные граждане голыми руками схватили несколько полицейских, которые пытались задержать Имама. Их обезоружили, прижали их к стенке и земле, как прижимают всякую домашнюю скотину, чтобы резать их для мяса. Минут через 15, с одним из главных сотрудников полиции беседовал Имам. Тот прибыл в Губу арестовать его, но стал арестантом сам. Он стоял перед ним, вытянутый в струнку, склонив свою головку вниз, но всем своим существом выжидая мгновенья на что нибудь понадобиться. Имам на него смотрел взглядом победителя.

- Ну, значит арестовать меня ты прибыл…Так, так…

- Простите меня, мой господин, мне приказали просто. Я не смел возражать, иначе не видать мне пагонов генерала.

- Аха… Ты будешь мне служить?

- Конечно, мой господин. Буду, буду! Ой как буду!

- Тогда и будешь генералом. Запомни, мой будущий генерал. Революционером надо быть, не только будучи оппозиционером, но и будучи правителем.

Полицейский поклонился очень низко.

- А теперь ступай, и рядом находись. Возможно, будешь нужен.


Исаак с Сулейманом шушукались у здания. Сулейман уже вернулся в Губу, побывав у правителя Азербайджана. Было утро, 10 часов. Они делали зарядку. Исаак поднимал гантели, Сулейман работал эспандером. И на ходу беседовали.

- Нет, Сулик, это безбожно, это слишком богохульно. Ты перегибаешь палку, так нельзя.

- Что!? Ох… ты послушай меня. Ты вокруг оглянись, и посуди сам: разве природа не создала изначально два разных вида людей? Скажи, разве у всех людей одинаковый голос, одинаковая кожа или походка, одинаковые вкусы? Скажи, разве одинаковы их стремления? У многих людей даже нет стремления. Они бесцельны, как кукушки.

Никто меня не убедит, что эти различия - случайны, или тут сыграло свою роль воспитание. Глупости!

Кто либо мне сможет доказать, что находясь в чреве матери, раб и господин неотличимы друг от друга. Мол, эти эмбрионы одинаковы. Я взвесил все, все факты, элементы. Проанализировал результаты анатомических исследований. И вот вывод: нет никакого сходства между детьми из двух разных слоев общества.

(Несколько раз подряд растягивал эспандер перед грудью).

Предоставь их самим себе, пусти на самотек, и ты увидишь, что ребенок из высшего общества думает и видит по другому, чем люмпен, крестьянин. И ты поразишься несходству их чувств и ощущений.

А теперь проведи такое же исследование над животными (с одышкой). Возьми какаду и сокола. Какаду - самая мыслящая и умная птица из всех летающих существ. Сокол же - наоборот, тупая птица. Тем не менее, сокол парит выше, летит быстрее.

Но нет от этого проку! Сколько бы он не летал, он брошен на произвол природы.

Какаду же рядом с человеком. Ему лететь не надо, нет необходимости. Живет он как царь в клетке, кушает голландский сыр, слушает он джаз, и даже учит слова. И так будет всегда. А сокол добывает себе пищу сам, летая в одиночестве.

Обычный человек - это просто вид, который чуть выше шимпанзе. Шимпанзе, в отличие от человека умеет прыгать по деревьям. Между ним и человеком из высшего класса - огромная пропасть.

Так для чего установила Природа столько различий и оттенков? Неужели одинаковы все растения? Конечно же, нет. Разве все животные обладают одинаковой силой или похожи друг на друга внешне? Тоже нет. Разве тебе придет в голову сравнивать жалкий кустарник с величественным тополем, дворнягу с гордым сенбернаром, сиамского кота с обычной котярой?

Вспомни латинскую пословицу:

Homo homini lupus est.

Человек человека съест.


Ох… (положил на землю эспандер, и начал отжиматься с земли). Видишь, сколько различий в одном только виде, так почему не признать такие же различия между людьми? Имаму место не на троне! Где угодно, но не там.

- Не понял… а разве не ты сам заварил эту кашу с самозванцем?

- Я! Да, я заварил. Но я не думал, что будет так серьезно. Да, ты прав! Мы далеко зашли. И в плане трона, президентства я точно вижу то, что Имам - это человек с улицы. Он не родился с жопой, годным для трона. Это не высший класс, это не порода.

Пойми, наконец, что если Природе было угодно, чтобы мы по рождению принадлежали к высшему классу человеческого общества, надо извлекать выгоду и удовольствие из своего положения и давить на чернь. Заставлять служить нашим страстям и прихотям.

Так что, пошли. Пошли, пошли! Сейчас сам убедишься.


Закончив утреннюю зарядку, Сулейман уверенно зашагал в сторону бывшего Райкома. Исаак поплелся за ним. Они оба пошли по размытой ночным дождем дороге. Небо было грязно малиновым, висело низко.

Сулейман подошел к площади, там еще шумела толпа. Она требовала увидеть нового короля своими глазами. Сулейман приблизился поближе, поднялся на трибуну, облокотился о барьер, стал кричать.

- Люди! Слушайте же меня! Только что мы из Баку получили известие. Президент отрекся от престола. Уже он не Президент! Да здравствует Имам! Поприветствуем же нашего нового правителя, Имама. Ура!

Народ молчал. Стало тихо. Сулейман посмотрел в сторону Исаака, искал его взглядом, но не увидел. Сулейман стал дергаться.

- Эй, вы, толпа! А ну кричите, да здравствует Имам!

Молчал народ.


Вскочили…Столпились…

Слетела посуда

Как мертвая груда,

Застыли и ждут…

И отперлись двери-

И черные звери

По лестнице темной идут!



15.


Исаак упорно работал над своими духами. Сидел на даче в Нардаране, смотрел в окно, усиленно трудился. До их изготовления уже осталось мало. Перебирал, наливал, смешивал в склянках, ставил их в микроволновку, потом опять спаривал, смешивал, смотрел под микроскопом. Потел, пыхтел, слишком усердно работал.

Он взглянул в сторону моря, вышел на веранду. На него пахнул морской бриз. Вдруг Исаак резко вспомнил своего деда Меера. Помнится, как после войны, сидя на этой веранде, дед ему рассказывал про один случай, который с ним приключился в конце 70 годов. А точнее, случилось это весной 1978 года.

Дело было так. Однажды дедушка Меер шел по городу Баку. Озираясь по сторонам, он с удивлением смотрел, как сильно изменился родной город с того времени, когда он в нем был последний раз. Старик был не похож на своих ровесников.

Он выглядел моложе своих лет, осанка еще была гордой, да и одет он был не в пример нашим старикам. Старик был необычным, больше походил на иностранца, но еврейские черты лица его выдавали. Проборчик, аккуратно стриженая бородка клинышком (как у Ленина), усы вразрез, дорогой костюм, шляпа-котелок.

Он прогуливался по праздничному городу, по главной его улице, но девятое мая старик за праздник не считал. Он с иронией смотрел на то, как праздновали этот день. В основном это была молодежь, которая пришла на площадь, чтобы познакомится и выпить. В ушах стоял звон разбитого бутылочного стекла, кое - где шли драки. «Нет уж, это не для меня, - подумал немолодой мужчина. - Пойду в Нагорный парк, на фуникулере. Давно я не был там». Это был Меер Елизарович.

Как все-таки в его стране жизнь изменилась. Там где он жил сейчас, у него была своя машина, да и на такси ему хватило бы денег, но все же решение было принято ехать на фуникулере. Меер Елизарович дождался «своего автобуса» и тихо доехал до нужной остановки. Потом на фуникулере поехал наверх.

Пахло клево от него. Он весь хрустел, лощенным был. Пассажиры оборачивались на него, и в фуникулере и в автобусе. Так он и доехал до парка.

Парк был немного запущен, но его аллеи остались на своих местах, осталась такой же самая первая планировка. Даже каменные лавочки были на тех местах, где были. Вот только они были тяжелые и без спинок.

Дойдя до нужной лавки, на которой он любил сидеть с друзьями, сел. Рядом сидел один мужик, читал газету. Увидев Меера Елизаровича, он принюхался, потом удивился, вытаращил глаза, и ушел оттуда прочь.

Закурив, Меер Елизарович достал из кармана деревянный футляр и вынул из него пистолетный патрон. Пристально всматриваясь в него, старика потянуло в воспоминания. Патрон рисовал в его мыслях картины прошлых лет…

***

Меер Елизарович открыл глаза, в горле стоял ком. Сглотнув воздуха, старик сделал глубокий вздох. Выдохнув, он услыхал приближение какой-то шумной компании. Шло человек десять, девушки и парни. Они громко галдели, увидев старика, переглянулись и направились в его сторону. Скамейка была достаточной, чтобы разместить на ней всю компанию и Меера Елизаровича.

Молодежь смеялась громко, и делали все, для того чтобы разозлить какого-то незнакомого деда. Дед не обращал на них внимание, а потом и вовсе встал и собрался уйти, как вдруг к всеобщей радости встал их заводила.

Он подошел к деду со спины и плюнул ему на шляпу. Меер Елизарович не мог поверить, что его так унизили. Спокойно сняв свой котелок, он выбросил его в урну, стоявшую возле лавки. Затем достал из кармана жилетки золотые часы, поглядел на них и быстрой походкой зашагал в глубь парка.
- Бля, часы золотые!!! - просиял недоносок, плюнувший на деда.
- Намек понял, - сказали еще двое, слезая с лавки.

Девушки пытались уговорить их не делать глупостей, но все же они поспешили догнать деда, пока тот не скрылся из виду. Странное дело, как только они его догоняли, он исчезал, как только теряли из виду - появлялся. Погоня продолжалась около двух минут.

В конце концов, как показалось им, старик был окружен. Он стоял, держа руки в карманах на остатках какой-то беседки.
- Дед, отдавай часы, - грозно сказал обидчик. - Останешься цел. Бля, как от тебя шикарно пахнет! Чем это ты надушился?

Меер Елизарович стоял с каменным лицом, буравя взглядом троицу. Наглой походкой обидчик пошагал в сторону деда. Следом направились двое его друзей.

Вдруг дед полез во внутренний карман, что вызвало у недоносков улыбки. Они остановились. Но вот бывший разведчик вытащил не то, что они ожидали. Это были не часы, а старый трофейный «маузер». Западня была что надо!

Парни боялись. Дальнейшие события длились две секунды. Старик выстрелил два раза. Первые пули попали не в обидчика, а в его друзей, которые стояли по бокам. Дружки упали на сырую землю, схватившись за развороченные колени.

Старик быстрой походкой почти вплотную подошел к обидчику и выстрелил еще два раза. Он уже действовал открыто, нараспашку. На этот раз друзья обидчика, валялись на земле с простреленными головами. Взглянув в ему глаза, Меер Елизарович, рявкнул:
- На колени, гнида!!!
- Простите… - выпалил он, опуская голову.

- Хочется быть добрым, а из-за таких как вы, ничего не получается - выпалил Меер Елизарович.

Паренек остолбенел от страха, и не мог пошевелиться и на колени не встал. Бывший разведчик посмотрел на парня с омерзением, как будто наступил он на что-то мерзкое. Но он продолжал смотреть на него каменным лицом. О жалости не шло и речи, просто из густой от гнева крови старика выкипала ярость. Грянул еще один выстрел. С простреленным животом на землю упало еще одно тело. Меер Елизарович достал футляр и вынул пулю. Парень был всё еще жив.

***

Парень открыл глаза. Уже почти стемнело, шел дождь. Застрявшая у него в позвоночнике пуля, не успела остыть. Он попытался встать, но тело не слушалось, работала только правая рука. Тело жгло ужасной болью. Помимо боли в области живота, жутко болела голова. По типу боли он понял - у него ожог возле виска. Решив потрогать больное место, Сергей (его звали именно так) поднял руки и стал осторожно ощупывать голову.

От осязаемого у парня похолодело в груди, еще сильней забилось сердце. Возле виска величиной с ладонь была ужасная рана. Была раздроблена правая височная кость. От жалости к себе парень завыл, он рыдать не смог, боли еще больше причиняли ему рыдание. Дождь смывал с лица слезы и растворял их в грязной луже. Рядом валялись, тела его лучших друзей. Он понял, что находится в совершенно безлюдном месте.

«Так спокойно, возьми себя в руки», попытался он успокоить себя. «Как так получилось, как я тут оказался?»

Но до самой смерти он так и не смог догадаться, что их заманил сам дед, и те самые золотые часы были приманкой. Не все то пуля, что в голове.

Меер сидел в госпитале со своим лучшим другом. Уже прошло 3 недели после того, как закончилась война, и неделя, после того как, попал их отряд в засаду на остатки фашистских войск. Перед ними стояла задача остановить военного преступника, бежавшего с остатками своих солдат из Европы.

Они задачу выполнили, но ценой многих друзей Меера. И вот сидел он возле койки своего друга. В результате перестрелки он был ранен в ногу. Только через три дня вернулся их отряд, и время на то чтобы обработать ранения просто не было. В результате, его друг Манахим потерял ногу, но гангрена продолжала точить его тело.
- Никогда я, САМ, не верну тебе долг - хрипло произнес сухими губами Манахим.
- Не говори глупостей, у тебя еще будет время.
- Я знаю, что умру, и свыкся с этим. И я уже придумал, как мне расплатиться за тот случай. Вот тебе пуля, - вынув из кармана, и положив в ладонь Мееру, он сказал. - Я нацарапал на ней своё имя, не потеряй ее, если тебя кто-нибудь когда-нибудь обидит, то убей ею этого человека. И моя душа успокоится. Сам знаешь, долг - платежом красен. А еще через три дня Манахим умер.

Я лекарь от болезней всех души,
И лучшая болезнь для храма тела!
Ну что стоишь? Скорее в путь спеши!
Что, опоздал? А мне какое дело…


16.


Исаак уже приготовил новый вид духов. Всего несколько капель прозрачно голубой жидкости. Он ее закупорил, сильно зажав сверху крышкой. Обернул в целлофановый пакет, и заныкал себе в карман. Это был огромный козырь, это был миллион долларов, самая лучшая драгоценность, которую он когда - либо имел.

Теперь оставалось ждать вестей от Сулеймана. Он уже должен был раздобыть эту книгу, почти опровергающую некоторые детали, описанные в Коране.

Исаак ждал звонка, ему было интересно, что же о своем сне рассказал Мохаммед на самом деле. Но в то же время он хотел применить и новые капли. Манило, тянуло его к этому поступку. И вот пошел он на это "каторжное" дело, не дождался Сулеймана.

"Мое открытие - вот моя религия!'' - говорил про себя Исаак.

И вот наступил тот злосчастный день. Дорога в Мекку. Паломничество. Сотни тысяч людей тихо направлялись в сторону святого камня Каабы. Стояла жара, повсюду удушье - воздуха нет. Улицы были забиты под завязку. Неимоверная засуха стояла в Саудовской Аравии. Медленно передвигались в своих сандалиях паломники, каждый что-то бормоча под нос. Повсюду густая толпа мусульман, не в прорез. Кто шел один, кто группой, стоял общий гул. Люди не спеша шли в Мекку на Хадж.

В этот момент в толпе появился молодой мужчина. Он от этих верующих отличался своей внешностью. Он не был одет в белый балахон, не носил чалмы. Был в галстуке (!) черного цвета, на нем была желтая сорочка, в белых брюках в серую полоску. Люди его пропускали вперед, прищурив на нем взгляд. Выглядел он очень странно, и явно торопился. Это был Исаак Якубов. Действительно, он очень торопился попасть в Мекку. Уже был близок к ней, на горизонте показался город.

Исаак вспомнил Сулеймана. «Да…А ведь он был частично прав. Прав же падла! Всякий раз, когда я пытался возвыситься, или сделать что-то хорошее, я встречал презрение; а как только я предавался гадким страстям, меня хвалили и поощряли.

Честолюбие, властолюбие, алчность, надменность, гордость, гнев, месть - это все уважалось, даже восхвалялось. Отдаваясь этим страстям, я рос, и чувствовал, что мною довольны. Хотя ругали вслух, но в душе завидовали. Я знал это.

«Ах, Сулейман! Я стал таким же, как он. Я в нем, я в нем, а он во мне!».

Исаак стал так же думать, как Сулейман. Истиной была то, что жизнь есть бессмыслица, глупая шутка, кощунственный розыгрыш.

И вдруг он вспомнил поступок Сулеймана в кафе «Шуша». Он закрыл глаза, сжался в себя как ежик.

Как будто я жил-жил, шел - шел и пришел к пропасти и ясно увидел, что впереди нет ничего, кроме смерти. И нельзя остановиться, и назад нельзя, и закрыть глаза нельзя, чтобы не видать, что впереди нет ничего, кроме обмана, страданий и настоящей смерти - полного уничтожения.

Видимо, этот всевышний, так называемый бог, потешается, глядя на меня, как целые 40 лет я жил, учился, развивался, возрастая телом и духом. 40 лет я жил, и ничего не понял. Мохаммед же в 40 лет стал пророком.

Да уж, я не Мохаммед. Теперь я стоял у высокого обрыва, дошел до той вершины жизни, до пика той горы, где отовсюду я заметен, и ясно понимая, что ничего в жизни нет, и не было, и не будет. "А ему смешно..."

Исаак вспомнил «Воскресение» Толстого, где была указана восточная басня про путника, застигнутого в степи разъяренным зверем. Спасаясь от зверя, путник вскакивает в безводный колодец, но на дне колодца видит дракона, разинувшего пасть, чтобы его пожрать.

И несчастный, не смея вылезть, чтобы не погибнуть от разъяренного зверя, не смея и спрыгнуть на дно колодца, чтобы не быть пожранным драконом, ухватывается за ветви растущего в расщелинах колодца дикого куста и держится на нем. Руки его ослабевают, и он чувствует, что скоро должен будет отдаться погибели, с обеих сторон ждущей его; но он все держится, и пока он держится, он оглядывается и видит, что две мыши, одна черная, другая белая, равномерно обходя стволину куста, на котором он висит, подтачивают его.

Вот-вот сам собой куст обломится и оборвется, и он упадет в пасть дракону. Путник видит это и знает, что он неминуемо погибнет; но пока он висит, ищет он вокруг себя и находит на листьях куста капли меда, достает их языком и лижет их.

И это не басня, а это истинная, неоспоримая и всякому понятная правда.

Вспомните, как режут барана. Через пять минут баран умрет, а он, улучив момент, кушает листья, траву, зелень, которые ему подносят дети. Он голоден, он хочет есть, и так же человек. Люди разве не такие? Человеку скоро помирать, но он ворует, грабит, борется за власть, копит золото.

Человек добровольно не может принять никакого счастья, потому что он не сможет быть счастлив под условием грозящего завтра нуля, ибо завтра все будет уничтожено. В этой идее заключается глубочайшее неуважение к человечеству, невыносимое оскорбление, презрение.

Исаак опять вспомнил гомосексуальный поступок Сулеймана. Ему тоже захотелось этого.

«НЕЕЕЕЕТ!!!! Нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет! Только ни это! Это то - чего простить нельзя! И все же тянет Нет! Гомиком я не буду! Нет!»

Вдруг он резко остановился, развернулся, вытащил с кармана флакон, последний раз взглянул на толпу, улыбнулся. Потом медленно, но громко произнес:

- Я хочу умереть живым! Вы слышите, живыыыым!!! Хочу другому свою жизнь продать! Именно продать, а не подарить.

Затем, очень осторожно откупорил крышку - чпок - и одним махом налил содержимое себе на голову. Булькнула по волосам ароматная жидкость, растекаясь по лбу, капая на землю.

Это казалось невозможным, но, тем не менее, это произошло. Проходившие мимо люди остановились около него. Стали принюхиваться, прислушиваться, присматриваться. Будто часовой - пограничник ночью заметил на границе чужого. Его окружила огромная толпа, кольцо стало смыкаться. И большая толпа паломников, чуть всполошившись, напала на Исаака как волки на свою добычу.

В общем шуме нельзя было различить, кто что кричал. Все сбились в один клубок. За спинами паломников в последний момент Исаак вскинул вверх правую руку. Все! Его съели живьем. Молодой парень из Судана доедал шею и волосы Исаака, пожилой дядя из Бахрейна только что отведал его глаза и пальцы. Мавританец вырвал сердце Исаака, оно было бронзового цвета, и зубами выдергивал с него мясо. Доел, проглотил, потом сказал непонятные для окружающих слова:

- Оф Хорошо! Шик! Все умирают, это уже было со всеми. И со мною тоже. Просто мы это не помним.

Их было человек 20, не меньше. Они ножом, кинжалом сдирали, скоблили с Исаака кожу, как сдирают с картошки кожуру. Исаак, или то, что от него осталось, лежал на боку, припав ртом к булыжнику (видимо, хотел от боли грызть его), окровавленная его кожа висела с тела, распускалась как гирлянда в Новогоднюю ночь. А под кожей по окровавленному мясу ползали черные жуки. Изо рта и из зубов выползали темные черви.

Со смаком поев еврея, как после хорошего обеда, паломники тут же встали на ноги. Вытерли рукавом рот, переглянулись и отвели взгляды. Разбежались в разные стороны, им было стыдно общаться между собой.

Между тем, как толпа людоедов разошлась, на сцене появился сам Сулейман. Как он там появился, неизвестно. Он медленно подошел к обглоданному телу Исаака. Это были жалкие останки его тела. Уже огромные мухи подлетали к человечине, жужжали, увидев свежую добычу. Сулейман присел перед ним на корточки, стал рассматривать окровавленную челюсть. Проговорил вслух.

- Да… Смерть пришла и предложила поиграть в изломанные кости. Интересно, зачем он жил? Зачем страдал? Понял ли теперь он жизнь? Да, это ужас. Так страшно кончить свою жизнь. Нет, со мною так не будет, я так ужасно не умру. У меня будет легкая смерть, я умру в теплой постели, надо мной столпятся родственники, поддержат меня, и тепло проводят ТУДА. Нет, нет, я не умру так, как умер Исаак. Хотя, хрен знает, как умру я сам

…Э - эх… Исаак... Наверное, ты серьезно провинился перед Богом. И все же! Что за тупость? Что сделал с тобой Бог? И это - итоги его усилий! И этого мы должны бояться? И это его уровень? И этим он пугает нас? Как мне после этого верить в бога? - он испугался собственного голоса.

Но не боись, Исаак, не боись. Я сберегу твои останки от стервятников и псов. Не дам сожрать им твои кости. Не посмеет никто их тронуть. Однако, я могу и прозевать. Ведь очень ловок иногда стервятник.

Сулейман взглянул вслед паломникам, которые, отведав Исаака, удалялись прочь, изредка оборачиваясь назад. Он не выдержав, заорал им вдогонку во всю глотку:

- Ненавижу я тебя, о человек! Ненавижу! Презренен ты и твой творец, который породил на свет такую мерзость! Моя цель: давить, пинать, душить, ебать, ебать, ебать, ебать тебя, о человек!!! Никогда у меня к людям не будет жалости и любви! Скорее, заяц будет гнаться за слоном, скорее замерзнет солнце, скорее по человечески заговорит осетр, чем я полюблю людей! Идите вы все в жопу - люди!!!


На Пасху, встречая свой праздник свободы,

Под низкие своды

Спустились они,

Казалось, звучали шаги в отдаленье,

И глухо дрожали крутые ступени…

И тускло горели огни.


17.


Это была Офра. Она была испорченной, развратной, похабной, пошлой, но в тоже время талантливой женщиной. Она имела половые связи с такими людьми, как Туцкой, Хасмулатов, Керезовский. Всех она замучила, забодала. Часто применяла парик.

Однажды Хасмулатов даже не узнал ее. Офра лежала в постели лицом к стене. Увидев красивый длинный парик до самой беленькой попы, Руслан Икранович набросился на нее как голодный леопард. Он насиловал ее как бешеный, и понял только под конец, что виноват во всем парик.

Хитрила Офра, крутила, прибегала ко всяким тонкостям, чтобы держать при себе таких сильных мира сего. В общем, хорошая штука парик, товарищи. Покупайте парики, ребята! - из слов Хасмулатова.

Но в отношение Офры Ходос есть еще одно замечание. Она прикидывалась еврейкой, хотя была арабкой. Везде твердила, что звать ее Офра, на самом же деле звали ее Фейруз.



Воспоминания ее любовника, Егора Дайдара.

«Бойкая была Фейруз. Приписывала евреям все гадости, хотя все это совершала сама Фейруз. "Хорошими делаааа - ми - прославиться нельзя'' - любила она повторять известную поговорку старухи Шапокляк из мультика «Крокодил Гена».

И на русском говорила чисто. Видно, что училась в Москве, и жила в Баку. Такая звонкая, стройная, веселая - будь здоров! Помню, как делилась со мной она со своими философскими мыслями. Это я запомнил.

Помню как вчера, сидели мы в квартире, поставила она горящую свечу. Играли в шахматы. Она играла не плохо. Ни в чем так не виден характер людей, как в игре. Затем посмотрела она в мою сторону, и начала.

"Егоша, милый! Знай, лучше не поднимать руку на власть, если только не хочешь запачкаться в собственной крови. Правителей надо вербовать, найти дорогу к их сердцу. Если не получится, то к печени. Войну правителю объявляют только дураки.

Как говорят, не кончай, тьфу… не плюй в колодец, милый!''

Со стороны казалось, что это сеанс одновременной игры. И Егор Дайдар, и Фейруз очень быстро делали ходы, не долго думая, передвигали шахматные фигуры.


- Разумеется, - говорила Фейруз, - надо ужесточить законы во что бы то ни стало, и сегодня хорошо там, где правит полиция.

Только они находятся под истинной властью коронованных особ; задача монахов, раввин и мулл - усилить политическую силу. Королевская власть зависит от народа.

Нельзя упускать нить, связывающую правителя с массами. Запад нуждается в оппозиции, это несомненно.

Точно так же, как если бы футбольный клуб Бавария нуждается в бундеслиге в хорошем сопернике, конкуренте за золотые награды. Исключительно заинтересованы они в том, чтобы поддерживать друг друга, потому что чернь может добиться своего освобождения, только расколов их единство.

Ох, хороший ход. Ты где так научился играть, а?

- Да нет, я просто поссать зашел. Куда нам, татарам. Играй, играй, и не молчи. Говори.

- Ничто так надежно не устрашает нацию, как страх перед богом, ничто так не пугает людей, как вечный адский огонь, грозящий неверным.

Мы же, самая мощная нация этого мира, ни во что не ставим грозные окрики презренного Папы Римского, и плюем на них, и нам лучше держать наших рабов в постоянном страхе, так как это единственный способ угнетать народ.

По примеру Макиавелли я хотела бы, чтобы пропасть между королем и чернью была не менее широка, чем между Аллахом и муравьем, чтобы одним мановением руки монарх мог превратить свой трон в остров в необъятном море крови. Он должен быть богом на земле, а его подданные в его присутствии имеют лишь право падать ниц.

Любое общество нуждается в наличии личности, диктатуры. Не отыщется на свете такой идиот, который сравнил бы организм короля и простолюдина. Я склонна считать, что Природа вложила и в того и в другого одинаковые потребности, но ведь и лев и земляной червь имеют одни и те же потребности, однако служит ли этот факт признаком сходства между ними?

Не забывай, что как только начнут терять Президенты свой авторитет, они приблизятся к презреннейшей толпе, и это будет первым шагом к их падению. Поэтому им надо постоянно работать с народом, быть ближе к толпе. В тоже время злоупотреблять этим нельзя ни в коем случае, иначе толпа обнаглеет. Ее надо держать на расстоянии. Шах! Шах тебе, Егор!

- Вижу, вижу!

- Ну вооот. А если власть правителя будет оставаться на недосягаемой и невидимой высоте, при одном упоминании его имени весь мир будет дрожать. Неуважение исходит от дешевой фамильярности, а фамильярность исходит от близости к людям и от - того, что они видят монарха ежедневно и привыкают к нему.

Перед Наполеоном трепетала вся Европа. Трепетали перед ним, узником, сосланным на остров Святой Елены, нежели перед царем Александром, и немецкими и итальянскими вельможами, которые шатались по городам Европы, и утешали бедных и несчастных подданных.

- Однако деспотизм тебе по душе - заметил Дайдар, - потому, что

ты обладаешь большим талантом, но как он может полюбиться слабому существу?

- Он полюбится каждому - ответила со спокойной убежденностью Фейруз, - и к этому склонно все человечество.

Стремление к деспотизму - вот самое первое желание, которое внушила нам Природа. Это ее закон. Нужен диктат! Нужна тирания! Нужна деспотия!

Нет никакого сомнения в том, что только ничтожные рабы, боящиеся собственной тени, выдумали равенство, наглым образом пытаются всучить его нам под видом естественного закона.

Я же утверждаю: самое первое, самое глубокое и сильное желание в человеке - заковать в цепи своего ближнего и угнетать его изо всех сил.

Малыш, который кусает грудь своей кормилицы, ребенок, который постоянно ломает свою игрушку, начальник, увольняющий подчиненного, командир, наказывающий солдата, боксеры, бьющиеся на смерть на ринге - все это склонность к разрушению, жестокости и угнетению - это самое первое, что Природа запечатлела в наших сердцах, и что она зависит от вида заложенной в нас чувствительности.

Поэтому я полагаю самоочевидным тот факт, что все удовольствия, которые скрашивают жизнь человека, все наслаждения, которые способен он испытывать, - все это целиком и полностью выражается в его деспотизме по отношению к своим собратьям.

На Востоке удовольствия содержатся в заточении - в гаремах, и это доказывает, что угнетение и тирания намного усиливают желание, и много приятнее удовольствие, когда получено оно через насилие.

Когда люди поймут, что количество человеческого счастья определяет степень насилия, поскольку насилие взбудораживает нервы, тогда самым счастливым будет считаться самый грубый и жестокий человек. Ибо, как часто повторяет наш пророк Моисей, счастье заключается не в пороке и не в добродетели, но в том, под каким углом мы смотрим на то и на другое, и выбор зависит от нашей индивидуальной организации.

Не блюдом, которое мне подают, вызывается мой аппетит - он заложен глубоко внутри меня и называется он потребностью моей души.

Одна и та же пища у двух разных людей может вызывать совершенно разные эмоции. У голодного потекут слюнки, а у сытого появится отвращение, однако здесь надо различить реакции: в органах порочного человека порок вызывает более сильные ощущения, нежели в добром человеке добродетель.

Неру имел доброе сердце, а Наполеон был дьяволом, несмотря на тот факт, что оба обладали чувствительностью - у них был просто разный темперамент и разные виды чувствительности, так что, без сомнения, Наполеон испытывал более яркие ощущения, чем Неру, и он намного был счастливее.

Почему? Да потому что более сильные ощущения всегда доставляют человеку

больше удовольствий, и сильная личность, благодаря своей внутренней организации, служит элементом скорее для всего злого, нежели для доброго, и скорее познает счастье, чем мягкий и миролюбивый человек, чья слабая организация не даст ему иных возможностей, кроме как уныло жевать презренную жвачку банальной порядочности.

В чем достоинство доброты, если повсюду предпочитают люди ей порок, нарушают ее законы?

Итак, Неру и Наполеон были настолько счастливы, насколько было это в их силах. Но все-таки Наполеон был счастливее, так как его удовольствия были несравненно живее, острее и глубже, между тем как Неру, раздавая нищим милостыню и свою зарплату, испытывал ощущения, бесконечно более слабые, чем Наполеон, который с треуголкой на голове сидя в Кремле, любовался тем, как горит Москва.

Мне могут возразить, что Неру заслужил высшие божеские почести, а Наполеон - отвращение и ненависть. Как сказать!

Меня интересует не воздействие, которое они оказали на потомков - тут речь о внутренних ощущениях, которые они испытывали в силу своих ген.

Следовательно, я имею право заявить, что счастливейшим на земле человеком непременно будет тот, кто склонен к самым мерзким, самым вызывающим и преступным привычкам.

- Получается, что самая добрая услуга, какую можно оказать молодым, - заметил Егор Тимурович, выслушав эту длинную речь, - это вырвать из их сердец семена добра, которые посеяла Природа или воспитание?

- Совершенно верно: растоптать их и без жалости вырвать - отвечала Фейруз. - И даже если человек, в ком ты хочешь искоренить добродетель, утверждает, будто нашел в ней счастье, ты не должен колебаться и помочь заблудшему всеми средствами. Лучше уничтожить одного, чтобы разбудить многих - вот в этом и будет заключаться истинная услуга, за которую, рано или поздно, человечество тебя возблагодарит.

Вот почему я предпочитаю читать всякие непристойные книги? Ибо полагаю их исключительно полезными для человеческого счастья и благополучия, двигателями прогресса философии. Они искореняют предрассудки и во всех смыслах ведут к обогащению внутреннего мира и человеческих знаний.

Такие книги горят реальностью, тем, что есть на самом деле. Это сероводородные книги! Я уважаю того автора, кто имеет мужество открыто сказать правду; кто искренен с читателем. Я буду покупать его книги, рекламировать их на каждом шагу, буду их поощрять и распространять.

Глупые писаки умничают, пишут всякую ахинею в надежде на то, что их оценят через век, а то и два. ИДИОТЫ!

Вот подумай: если мужик войдет в половой контакт с ослом, или собакой, ну… он зоофил - об этом никто не узнает. Правда? Ведь кто расскажет об этом? Не осел же, и не собака. Они животные. А вот стоит войти ему в интимный контакт с мужчиной, или парнем, то все! - он посеял страшные семена, и они чуть погодь, дадут всходы. Так же и книги. Написав сентиментальный роман про любовь - морковь, про елки - палки, писатель обречен на замалчивание, на забвение, пренебрежение и презрение. А отразив в книге жестокую реальность, то есть, то, что есть на самом деле, писатель взамен получает молву, кривотолки, шушуканья, критику, обсуждения. Эти книги пойдут по рукам, а не будут пылиться в книжных полках.

Повторяю, книги должны быть сероводородными!

Если бы я была диктатором, то с большим удовольствием держала бы в руках людей, давила бы на них, как давят говно. Это в интересах порядка, это необходимо.

Я никогда не пойду против правящих партий, не пойду против сливок общества.

- Однако если все, без исключения, смогут читать непристойные произведения, не будет ли это угрозой для избранных людей, которых, ты бережешь?

- Это совершенно невозможно - категорически заявила Фейруз. - Если подобные книги и пробудят в слабой душе огонек - сильный человек со своей стороны найдет в нем подсказку, как еще больше его раздуть. Словом, раб, возможно, достигнет за десять лет того, чего добьется господин за одну ночь.

- Фейруз! Тебя часто обвиняют в снисхождении, в том, что ты безнравственна, и говорят, будто никогда до этого не были столь низкими и распущенными люди, как после твоего появления на общественной арене. Оппа! Твоя ладья у меня! Береги своего шаха, он всегда беспомощен!

- Это ты расскажешь своей бабушке. Да, может быть и так, ты прав, меня ругают, обвиняют, но в настоящее время я работаю над новой задачей, которая, надеюсь, поможет людям продвинуться в нужном направлении. Я имею ввиду новый вид Корана. Не думаю, что это какой-то страшный секрет, но пока не имею права посвятить тебя во все подробности. Ого! Атакуешь моего ферзя?

- Да.

- Молодец! Егорушка, скажу только, что жизненно важная задача политики любого правительства состоит в том, чтобы поощрять максимальное развращение нации.

Любому правителю спокойно на душе, когда целыми сутками его народ пропадает в ресторанах, барах, ночных клубах, казино. Правителю это нравиться. Народ - де, хорошо живет, не буянит, не устраивает пикеты с целью его отставки.

Пока человек истощает свое тело и душу в наслаждениях сладостного и губительного разврата, он не чувствует тяжести своих цепей, не раскроет он себя никогда!

И его можно дурачить дальше, он даже этого не заметит. Ему будет не до этого.

Целые народы живут и умирают, но так и не поймут политику правительства. Проходят века, а черный люд бежит за куском хлеба. Политика не для него!

Истинной сущностью государственной власти является стократное умножение всех возможных средств оболванить и развратить народ.

Публичные дома, ночные клубы, казино, всеобщая амнистия за все виды преступлений, совершенных в пылу разврата - вот средства держать в узде туземцев.

А вы, претендующие на власть, в своем аппарате остерегайтесь доброты. Стоит лишь ей дать волю, как раскроются глаза ваших подданных.

И ваши троны, которые стоят на зле и пороке, очень скоро рухнут. Ужасным для деспотов будет пробуждение свободного человека, и в тот день, когда перестанет купаться он в пороке, то начнет думать о том, чтобы стать господином.

- А как же образ человека? А? Это же не по - человечески!

- Человек? Какой человек? Нет! Ты не человек! Ты временное случайное сцепление частиц. Мы не люди, мы - низкосортные существа. Люди живут на другой планете, но не на Земле. Мы просто сами себя назвали людьми, но мы не люди. Точнее нелюди!

Ты хоть знаешь, как себя называют бараны или рыбы? Уверяю тебя, они считают себя выше двуногих отродий, то есть нас. Для любого животного человек - это свирепое и неразвитое создание.

Если бы люди для жизни представляли какой - то интерес, то жизнь так быстро с нами не расставалась бы. Жизнь нас удерживала бы в себе как можно больше.

Однажды мне одна верующая дура сказала: ''Мне, мол, глаза и уши дал Господь бог, и я должна быть ему за это благодарна''.

Какой идиотизм, Егор! Глаза и уши, говорит, дал господь бог, эти органы не я же себе создала. Это она так говорит, рассуждает, мыслит. Будто этими глазами, которые подарил ей Бог, она видит только хорошее, чистое, светлое, или ушами слышит прекрасную мелодию жизни, пение птиц. Нет!

Вчера я услышала, как одну маленькую дочку по соседству изнасиловал ее отец, а недельку назад видела своими, вот этими глазами, как маленького мальчика избивали его сверстники. Их было человек пять. Повалили на асфальт, и так били его ногами, что малыш лежал весь в крови, только легонько хныкал. И что? Ведь и глаза и уши дал мне господь БОГ! Блин, ну нельзя ж быть такими олигафренами!

Всю гадость и низость жизни человек видит именно глазами, и слышит ушами, которыми одарил его Господь. Не очень хороший подарок!

Люди не поймут никак, никак не сообразят, что человек в жизни играет какую - то роль. Любой верующий человек уделяет своей персоне большое значение. Дескать, я должен выразить свою личную признательность самому Господу Богу, и поэтому он ударяется в религию. Какая ахинея!

Жизнь - это то, как художник пишет на холсте огромную картину. На этой картине есть все. И горе, и радость, и лишения, и открытия. И художник пользуется многими красками, гуашью, тушью, маслом, там…не знаю еще чем. И вот человек - это всего лишь оттенок, капля какого-то цвета красок, которым пользуется художник. Вот и все!

Ты благодаришь Бога, иль не благодаришь, ты молишься, не молишься, - все одно! Ты всего лишь определенный оттенок, капля красок, составляющих общую гамму какого-то эпизода на огромной картине жизни.

Кто выдумал зубную пасту? Не Бог же, конечно. Ее производит на свет сам человек. Потом пользуется ею, чистит зубы, а затем, когда тюбик зубной пасты выжимается, он ее выкидывают. Так вот, от зубной пасты пользы и толка больше, чем от 90% людей, живущих на Земле. Какая польза для жизни, для общества (которую допустим, создал Бог) от бомжа иль алкоголика, от наркомана иль тунеядца, от шлюхи или бездарного политика, от тупых верующих? Какая? Я повторяю: человек даже избавляется от сегмента, предмета (зубной пасты), которым когда-то пользовался. Он выкидывает выжатый тюбик пасты и не вспоминает о нем, хотя он им пользовался до недавнего времени. Ты думаешь, всевышний нуждается во всех этих названных мною категориях людей? Естественно, что нет, не нуждается! Он их вообще не видит! И правильно делает!

Если Бог использовал Эйнштейна и Шекспира как презерватив, выжал их как губку, а потом выкинул их за борт жизни, то какой толк от остальной серости, которая составляет 90%? Это просто напросто абстрактная картина жизни, вселенной.

Э - эх! Нас, людей, прокляли! Все мы прокляты! Уже давно прокляты! Несколько тысячелетий. Обрати внимание, какая сила в этом проклятии! Какова сила, а!

Человек ничто, главное - земля. С человеком не происходит ничего. Абсолютно ничего!

Но земля меняется. Это как в театре, актеры приходят и уходят, но сценарии обновляются, дополняются, переделываются и пр.

Кошка грациозна при любом положении своего тела. Не то с человеками. Человек уродлив!

Что же тогда есть наши представления о красоте, грации и пр., если на сто процентов отвечают им только животные? Ась?

Все века вся история пишется и переписывается. Посмотри, что творится в вашей России. Разве это серьезно? Нет, на самом деле, разве это не уродство!

Когда-то очень давно бессмертный вождь большевиков - Ленин, ляпнул, что нашим советским государством может управлять любая ебучая кухарка из Рязани, любой говнюк из Бобруйска. Из чего можно сделать вывод, что государство наше было Ильичу глубоко по хую, ему был по фени - этот СССР. Это была просто борьба за власть!

Везде она, эта борьба! Это наша программа, это наш файл.

Ага, я уже взяла у тебя две пешки. Так, на чем остановилась? А! Кстати, хочешь, Егор, я тебе стишок скажу про жизнь? Воот. Значит слушай (напрягая лицо).

Жаль живых: пожить желают,

"Жрать!" - жужжат, железом жгут,

то завоют, то залают,

то опять чего-то ждут.

Ан никто не разберется

в наших путаных делах.

Рой людей бесцельно (?) вьется:

"Жить-желать!" Увы и ах.

Мертвых жаль: они желали,

жить пытались, жгли себя,

что попало пили-жрали,

ненавидя, не любя.

А задач наоставляли -

за сто лет не разрешить!

И себя зря утомляли,

и другим не дали жить.

Жалко всех: какая гадость -

тщетно все, как ни крути.

"Только небо, только радость,

только ветер впереди"...




Похлопал в ладоши Егор Дайдар, улыбаясь произнес:

- Браво! Все, выиграла ты эту партию. Фейруз, это отсоси у меня член, а? Плиз!

Она ни чуть не смутилась.

- Прям щас?

- Да, да - Дайдар не хотел упускать момент, хотел использовать момент возбуждения по максимуму.

- Может не сегодня?

- Сегодня, сегодня! - он расстегнул брюки, спустил их вниз, и выпустил на свободу уже истосковавшегося пленника, обхватив его левой рукой.

Дайдар приблизился к Фейруз, и не сразу сообразил, что покорно следует за очаровательной девушкой, которая за галстук, словно щеночка на поводке, ведет его в постель. Она присев на четвереньки, начала сосать его член. Прижалась к его пупку головой, как насос высасывая сперму. Дайдар схватил своей левой рукой ее за волосы и стал с силой пропихивать член ей в рот. Один момент Фейруз хотела вырваться, взвигнула, он ей засовывал очень глубоко, она с трудом сдерживала рвотный рефлекс. Через минут пять Егор Дайдар кончил.

- ОхХорошо, ей богу… Уф Спасибо.

- Не благодари меня за это, Егор! - сказала, облизывая губы.

- Хорошо, не буду.



Храбрым за храбрость, иным - за дела!

Нету пощады грешным телам.

Брошены кости и выпала смерть,

Боги не в силах зло одолеть.

Страшным кошмаром наполниться мир

Вечером будет у дьявола пир!





18.


Сулейман и я плыли в лодке по озеру. Мы сидели в лодке друг против друга. Сулейман зажал в руке пожелтевший тоненький свиток папируса, раскрыл его. Он был вполовину исписанный, и с такими помарками, что в иных местах разобрать было невозможно. Я гребла веслами и смотрела на него в ужасном испуге и беспокойстве.

У меня горели глаза от любопытства. Я целеустремленно работала веслами, периодически глядела на Сулеймана. И в тоже время я боялась Сулеймана. Слишком была плохая репутация у него.

- Эрна, ты хочешь услышать нечто интересное?

- Да. Но мне запретили общаться с тобой, мне сказали, что опасно даже твое дыханье.

- Ничего. Я поговорю за двоих. Ты греби - греби. Да! Я не знаю, как передать тебе эту радость. Смотри, смотри, о боги! Вот это записки! Я держу это в своих руках. Вот он, последний сон Мохаммеда! Тот ли, тот ли это сон! Да, это тот последний сон! Здесь описаны невероятные вещи.

Я дошел до цели! Люди! Мечтайте, ставьте перед собой цель (посмотрев вдаль)! И не бойтесь, что не дойдете до нее! Цель не всегда нужна для того, чтобы ее достичь, иначе она бессмысленна. Главное, иметь значение во взгляде, а не в рассматриваемом предмете.


Он был так счастлив и чувствовал себя так изумительно, так чисто, точно внутри у него вымыли.

- Ух ты. Вот ты говоришь! - я с нетерпением надеялась услышать то, отчего хотела избавиться, как если бы выдернули мне больной зуб, чтобы облегчить страдание.

- (Прислонившись на борт лодки) Слушай теперь! Ты знаешь, чего не указано в настоящем Коране? Значит так. Оказывается, Иисус - единственный пророк, который пролил невинную кровь. Ты поняла?

- Это как? Ох…устала я грести.

- Отдыхай. То есть, он прожил 33 года, и не имел полового контакта, в отличие от всех других пророков. Богу надоели бессмысленные жертвы. Ему нужна достойная жертва, а не всякие там барашки или грешная кровь. Это не жертва. Но Иисус был действительно безгрешен, ибо его тело возвысилось в небеса. Это единственный пророк, у которого на земле нет могилы, не достойна земля его тела. Тогда как могилы многих пророков посещают паломники.

- Глупость это! Я не верю этому! Что значит, возвысилось тело в небеса? Что, он в птичку превратился что ли? - я сделала китайские глаза.

- Но факт то, что тело не нашли!

- Ну и что? Это еще ничего не значит. После битвы в Кярбала, в Ираке, тело 12 - го имама Мехди тоже не нашли. Да, да, не нашли. И что же, он тоже в небеса возвысился? Также не нашли и тело Экзюпери. И что? Может Экзюпери тоже пророк? Не верю я в эти сказки! Тело Иисуса просто - напросто съели животные, или же его украли. Вот и все! А из этого христиане сделали культ. Смешно это!

Шлюпка свободно качалась на волнах. Я вновь взялась за весла, и стала грести. Иногда, чтоб четко слушать Сулеймана, я крепко сжимала весла, держа их над водой. Сулейман читал с увлечением, даже краска заиграла на его щеках.

- Да это не я писал, а Мохаммед! Че ты на меня набросилась? Слушай дальше! В истинном Коране (смотрит в папирус) написано, что лицо пророка Мохаммеда на стенах мечети в обязательном порядке должно было быть изображено. Он был чрезвычайно красив.

Пророк объяснял, что все - таки зримый образ - лучше слуховой информации. На людей бы это подействовало.

Изображенные лица пророка и его имамов, халифов, более эффектно действовали бы на верующих. Они пронзили бы их сердца. С завороженными физиономиями смотрели бы посетители мечетей на мусульманские "иконы", старые портреты, если по сей день сохранился бы наказ пророка. Но в мусульманском мире всего этого нет. В мечетях одни голые стены да ковры.

- Ну…это еще ничего, в этом есть доля истины. Дальше!

Я нервно сделала три сильных взмаха веслами, и шлюпка продвинулась вперед на 10 метров. Стоял вечер. Луна выглядывала на минуту, освещала их силуэты, и заново пряталась за облака.

- Но вот еще что главное. Живописцы повадились изображать пророков с оттенком необыкновенной красоты. Это не верно. Мохаммеда надо было изобразить так, как на лице его проглядывает злоба и страдание, гнев и ненависть. Таков и должен быть человек. Все это со слов самого пророка.

Вооот. Опять читаю. Пророк писал, что при входе в мечеть вовсе не обязательно мыть ноги, лицо. По словам пророка, у верующих омовение часто вызывает недовольство, создает для них дискомфорт. Хоть они и не признаются в этом открыто, все же нельзя заставлять насильно людей делать то, что им не по сердцу. Иначе - это уже принудительная религия.

Гигиена необходима только для откровенных грязнуль, нечистоплотных уродов, а не для цивилизованных людей, которые и так следят за собой.

Более того, также не обязательно снимать туфли и одежду. Не нужно даже! Очень часто такие манипуляции сопровождаются в мечетях кражами. Посетители выходят оттуда недовольными, злыми, обиженными.

- И с эти с оговорками я согласна. Частично согласна. Дальше, дальше…

Откуда - то примчался порыв сырого ветра, и лодку понесло к западу. Я слушая его, ритмично работала веслами, но устала. Платком я вытерла испарину со лба, одним глазом смотрела на Сулеймана.

- Потом! При кончине человека мусульмане тут же хоронят тело. Всего несколько часов, и все - тело отдано земле! Но христиане это тело держат около двух дней. Тело покоится в церкви, везде горят свечи, кругом иконы, ведется церковная служба. Родственники и близкие покойного в течение этих 2 дней как бы чуть - чуть успокаиваются. Они смотрят на тело, "разговаривают" с ним, успевают попрощаться с его душой.

А мусульмане, закопав тело, порой не успевают проститься с духом мертвого, и у них в сердце навсегда остается предсмертный стресс.

- Не согласна, это бред! Это очень спорно! Дальше, дальше, дальше давай!!!

- Да я тоже не согласен, ни в этом дело. Остынь! Я читаю то, что тут написано. И самое главное - тут говорится, что мусульманская религия очень нежна и демократична. Ей нужна жестокость. Вот ей чего не хватает! Мусульмане слишком милосердны и либеральны, чего не скажешь о христианах и иудеях.

- Постой, постой…Террористические организации, вроде "Аль - Кайда", "Хамас", "Хезболлах" вряд ли можно назвать нежными. Нет?

- В том то и дело, что можно! Со стороны мусульман любая жестокость считается незаконной, тогда как со стороны христиан более мощная жестокость и агрессия является узаконенной, ГОСУДАРСТВЕННОЙ. Когда Буш бомбил Белград и Кабул, где погибали мирные люди, даже дети, о жестокости не говорил никто. Так-де надо, необходимо. США - де, борется с террором. Это глупости!

Вот что писал пророк Мохаммед. Жаль, что его слова не сохранились, не отметились в Коране.

Многих мусульман обманули, сказав им, что якобы Мохаммед видел, как всевышний имел возможность погубить мусульман, уничтожить многие народы. Но он не допустил этого, он жертвовал собой ради всех мусульман, так как был добр и чист. Поэтому большинство мусульман - фанатиков, готовы жертвовать собой ради пророка. Ради его этой доброты, избивают себя цепями, мучают себя, охотно проделывают самобичевание. Хотя на самом деле, такого не было, Мохаммед был обыкновенным человеком. Не имел он возможности погубить народ. Да, он был избран, но он был ЧЕЛОВЕК!!! ЧЕЛОВЕК!!! Вот что здесь написано.

Но вот что еще писал он о религии. Он говорил, что религия нужна только для свободы души, но это не по плечу мусульманству. Ибо, душа освобождается только тогда, если она чиста, если человек, при жизни, делиться своими бедами с людьми, раскрывает душу, исповедуется. Но мусульмане этого не знают. Они только молятся и постятся. Но это не в счет.

Освобождение души обеспечивает разве что католичество. Почему? Это пишет он, Мохаммед. Потому, что только в католических церквях грешник может спрятать свое лицо, и рассказать священнику о черной стороне своей жизни. Священник сидит в кабинке, и лица его не видит. Вот это и есть исповедь! Душа и сердце успокаиваются полностью.

- Ты что, пропагандируешь христианство? - нагнувшись, обмочив руку в воде, провела я по лицу.

- Так я и знал, что ты скажешь именно так. Нет, какая пропаганда! Что ты! Мое мнение про Иисуса знают все. Но самое страшное еще впереди, ты обалдеешь. Ужас! Вот что о своем сне писал Мохаммед. Это был страшный сон, предсмертный сон. Он успел его запечатлеть на пальмовых листьях, потом умер. Это все успели переписать, передать на папирус.

И Сулейман медленно прочитал.

- Вот что писал Мохаммед о своем сне.


'' Вчера я видел сон. Что-то непонятное. Стоял я у реки, прислонившись к дереву. Передо мной появился старец. Сказал он мне: '' Забыл ты эту реку. Давно пора придти сюда. Тебя же тянет к берегу, нет разве''?

Он показал мне свою ладонь, где я отчетливо видел свою судьбу. Взгляд моей матери, взгляд цветов, прекрасных, одухотворенных цветов - и чаша переполнилась, и погрузился я в безумие. "Что происходит?!... Наваждение начинается''.

Старец сказал: ''в детстве ты любил, это была чистая, истинная любовь. Но ты забыл ее. Где она - твоя любовь?''

Ах, моя мать! Зачем ты отдала меня Халиме на воспитание? Зачем? Ведь именно у нее нашли меня эти ангелы. С них все и началось!

Знал, что я неправ. Вот где зарыта собака! Вот она где зарыта! Какой Коран? К чему все это? Я обманул мусульманский народ! Поместил в Коран я страх, богобоязненность, фобию. Я знал, на что иду. А по другому было трудно внушить людям веру. Никогда народ не поймет простые советы или призыв к благородству. Все должно делаться на основе силы! СИЛЫ И СТРАХА! И понятия про рай и ад подходят под этот параметр полностью.

Кто поймет, что это глупость? Да никто! Люди будут верить в ад и рай, будут верить вечно, и поэтому их легко будет держать в узде и напряжении. Без понятий ангелов, без понятий про рай и адские мучения - религия теряет актуальность. Хорошо, что человек не готов это осмыслить. Иначе религия окончательно бы проиграла.

Хотя, это глупость! Каким создала человека Природа, таким же он будет вечно. Будто рай или ад преградят его злодеяния?

Правители убивают людей, потом якобы замаливают свой грех. Чем? Простыми молитвами? Глупо!

Если человек хороший по природе, то ему религия не нужна. Зачем она ему? Он все равно хороший. У него сердце чистое. Это тоже самое, что добавить три капли масла в уже готовую вкусную еду. Она и так вкусна, и эти капли масла не существенны.

А если человек родился гадом и подонком, то религия ему не поможет. Это тоже самое, что добавить капли масла в казан дерьма. Это бесполезно, таким плебеям религия не нужна. И не нужен им рай, и не страшен им ад. Глупости все это.

Тогда чему служит религия? Чему? Что она пресекает? Я скажу чему! Люди ударяются в религию, имея ввиду именно эти капли масла, которые добавляются уже во вкусную еду, или же в казан дерьма. Именно эти пару капель масла - вот их религиозная грань, вот она - их вера!

Религия - это эмоциональное впечатление, исходящее из личного самосознания. Где нет границ, там нет законов. В религии нет границ. Это только вера, и отсутствие очевидности полностью искореняет реальную мысль об Аллахе.

Как - то я был в доме у Абдаллах ибн Амира. Его мать захотела дать ему немного сушеных фиников. И я сказал ей:'' Берегись же! Если ты их не дашь ему, за тобою будет записана ложь''.

Какая ахинея! Допустим, не дала ему она фиников. И что? Какая ложь, какие финики?! Не надо из мухи делать слона!

И главное, моим словам поверили. Будто, я сказал какую - то мудрость.

Яхья ибн Ямур сказал мне:

- Расскажи мне о Судном часе, когда же он настанет?

И ответил ему я:

- Тот, у кого спрошено это, знает о том не более, чем тот, кто спрашивает.

То есть, я дал понять, что ничего не знаю я о Судном дне, мне неизвестно ничего про рай и ад. Бесполезно! Все равно люди верят. Им нужна сказка. Воистину, болваны люди.

Кругом противоречия в моих словах, но люди верят.

И вот случай, я вспомнил. Воскликнул я как-то Кудаиму, при Микдаме ибн Мадикарибе было это.

- О, Кудаим! Да будешь счастлив ты, когда умирать будешь, ибо не был ты ни правителем, ни соправителем, ни его советником.

И тут же записали мои слова, будто сказал я нечто гениальное.

Пожалуйста, где в моих словах логика? Будто я сам не стремился править, основав религию? Править! Еще как править! И правил! И люди смотрели на это, но не видели истину. А кто видел истину, и возражать хотел, забрасывали его камнями, объявляли ему джихад.

Или как однажды сказал я Абу Римсе:

- Не называй никогда раба как раб. Зови его - мой друг. И будешь ты в раю.

И все опять поверили. Это страшный абсурд! Как можно раба назвать другом? Как? Ведь он же раб!

Короче говоря, сильно сжалось во сне мое сердце - я видел лица людей, которые вообразили себе ад и рай. Как надеялись они попасть в рай, и как они пугались, страшились попасть в ад. И как это не благородно с моей стороны. Ведь все это придумал я! О Аллах! Прости меня грешного!

И тут же мир во мне меня стал ускользать. Потонул в слезах и звуках, и не сказать словами, как он лился и струился, и какая в этом была доброта и боль! О слезы и кровь! Слезы и кровь - тающий лед души, и плачущий парит средь ангелов. Вот она - свобода!

Я плакал, я сильно плакал. Не знаю, почему. Сидел без обыкновенных чувств, без мысли, без свидетелей. И мелькающие картины: гроб, а в нем такой любимый, такой важный для меня запах, но только я не знаю какой. Это был пряный запах, легкий, светлый.

"Может быть, этот запах - ты сам", - подумал я. О, может быть, смысл всей моей жизни был только в том, чтобы создать религию. Может, у меня был талант к чему - то другому? Но все пропало где-то вдалеке. Я хмуро шагал к какому-то домику.

В изнеможении я побрел туда. Сейчас мне необходимо было войти в дом, где ждала меня мать, ведь я, кажется, слышал уже ее голос? И, по-моему, видел ее лицо?

Мое внимание привлекли ступени. Белые, ярко белые ступени. Они вели наверх, головокружительные ступени, крутые, скользкие, и никаких перил.

Наверняка уже слишком поздно - ее, наверное, уже там нет, а может быть, уже она умерла? Ведь умерла она давно, когда мне было 6 лет. И что же, не суждено мне больше услышать, как она зовет меня?

Я молча сражался с этим ступенчатым горным хребтом. Падал, терял силы, в ярости и слезах карабкался наверх - и вот я уже наверху. Были распахнуты ворота, и там, за ними, в сером платье брела моя мать, с корзинкой в руках, тихо-тихо, погруженная в свои мысли. Моя мать! Нет, это не моя мать.

И тут до меня дошло! Да не может быть! Опасно! Опасно! Нет, да, нет, о да! ДАААА!!! Это был Аллах!

Это Он - всевышний! Смотрел на меня. И вот совсем рядом стоит Он, вот идет куда-то - я мог видеть Его только сзади. Он был ясный и прекрасный, весь - воплощение свободы, вся - мысль о свободе!

Яростно прорывался я вперед, но в густом воздухе вязли немеющие ноги, все туже и туже ползучие растения обвивали мое тело - все мешает, все враждебно, не пройти!

"О, Аллах!" - я закричал, но закричал беззвучно... моего голоса не было слышно. Между Ним и мной была стеклянная стена.

Аллах шел дальше, не оглядываясь, тихо-тихо, погруженный в прекрасные свои мысли и заботы. Я отчаянно и беззвучно закричал. Я бежал и не двигался с места! Нежность и ярость пожирали меня.

Через весь дом насквозь медленно прошел. Он остановился в дверях, наружу вышел, в сад. За Ним и я. Стояли мы на вершине большой горы. Он вниз посмотрел, взглядом указывая мне сделать то же самое.

Внизу раскинулся город. Издали слабо доносилось волнение большого города. Кое где мерцали разноцветные огоньки, такие тусклые и далекие.

Аллах слегка наклонил голову набок, мягко и задумчиво, погруженный в свои мысли, потом тихо сказал мне: "сделай ко Мне шаг ''.

Я попытался двигаться, и вдруг качнулась, расшаталась подо мною земля. Я еле удержал равновесие, чуть не упал вниз, на город. Но кое - как еще пытался стоять у косого обрыва. Аллах улыбнулся. Я еще раз попытался продвинуться к Нему. И вновь чуть не упал, со всей силою стал карабкаться наверх, хватаясь на камни и ветки кустарника.

Он прошептал мне строго: "Ради людей ты сделал это. Жалеть не стоит, иначе будешь мучиться и после смерти. Ведь и после смерти живет душа с проблемами. Но тебе уже пора меня послушать. Так слушай же, Мохаммед!

Создал я мир, и я же послал людям самое важное - это Глупость! Без глупости нет в мире жизни. И не было бы! Глаза, рот, мозг, грудь, уши - нет, не они порождают на свет человека, а половой член. Это ли не глупость?

Какой то шершавый стручок, похожий на огурец, торчащий между ног, выводит в жизнь субъект, имя которому - ЧЕЛОВЕК! Разумно разве это?

Ведь я Аллах - и я говорю, что это глупо!

Человек умным быть не может, ибо его душа созревает, формируется для выхода из матки, где она обитала в течение 9 месяцев между пузырем, наполненным мочой, и грязной кишкой, набитой калом. Поэтому всякие бредни о бессмертии души, и тем более, исходящие из уст человека - это ребячество. Это глупость!

Жизнь не жизнь без глупости. Иначе пойдет развитие, большой прорыв вперед, а мне это не нужно. Я люблю гармонию, степенность и медлительность. Ведь подумай сам: везде кутеж и выпивка, разврат и смех. Но лучше так, чем обращать жизнь в трагедию. Это ли не глупость? Хотя людям очень важна именно она - Глупость!

Происходит так давно, еще со времен Хирона, Ахилла, Аристафана, Одиссея, Паллады, Юпитера, которых создал я и послал на землю, чтоб хотя бы они объяснили глупцам жизнь. Но все бесполезно.

Ни одно важное дело, ни одно благородное открытие не возникло без помощи ее величества Глупости!

Война! Не философами, не учеными и не просветителями ведется она. Нет! Она ведется дармоедами, всякими тупыми мужланами, убийцами, ворами, мстителями и прочими идиотами. И замышляется она не на всеобщих собраниях или слетах правителей, а в тупых и алчных мозгах завистливых отбросов, которые шушукаются в тиши своих дворцов. И на это расходуется почти вся казна государства, погибают целые народы, культуры. Не глупость ли это?

И в тоже время правители должны воевать, а не философствовать! Трон - это не место для умника. Правитель - философ не удержится у власти.

Но опять же связано это с глупостью. У любого правителя есть шуты, комедианты и дураки - камердинеры, без которых не могут даже они кушать, и даже не могут прогуливаться без них. Они заменяют им охрану, якобы, они охраняют правителей. Правителям интереснее с ними, чем с мудрецами.

Так было всегда, поверь! Даже мой посланник Иисус своих верных подданных называл "овцами". Но я же знаю, да ты и сам знаешь, что овца - самая тупая скотина.

Знаешь, давно бы я появился перед людьми, но они не поймут этого. Люди слишком глупы. Осмеют меня, закидают камнями, освистают, оплюют, облюют.

Это естественно. Мой Иисус всегда осуждал мудрецов. Знал ведь, что они выведут его на чистую воду. Кричал Иисус на них:

- Горе вам, фарисеи и книжники!!! Горе вам, мудрые! И успел он записать это в Евангелие.

Сам же знаешь, что Иисус призывал своих подданных забыть о жизни при жизни, забыть все мирское, сбросить с себя всю одежду, и ни о чем не думать, кроме самого Иисуса. Даже мне трудно измерить степень такой глупости.

Соломон говорил: ''Да не хвалиться мудрый своей мудростью''.

- Почему? - спросил его Еремия.

- Да потому, что человек вовсе лишен мудрости.

Соломон - возможно единственный посланный мною на землю человек, который кое - как еще понял меня.

Сколько я посылал людей на землю, чтобы человек очнулся, я даже потерял счет.

Через Цицерона:

- Весь мир полон глупцов.

Через Гомера:

- Люди - неразумные дети!

Через Эпикура:

- Лучше прослыть безумцем и болваном, чем хмурым умником.

Но я нарочно сделал людей глупцами, ибо мудрость делает людей робкими, и потому на каждом шагу видишь мудрецов в бедности, в голоде и грязи. К дуракам плывут деньги сами, дураки вечно процветают.

Глупцы бормочут свои молитвы, которых я не слышу. Я не могу их слышать, ибо они сами не понимают, что говорят при молитвах.

Десятки тысяч пророков я наделил талантом, а все они занимаются глупостями. Ушли они все в землю, так и не поняв ничего. Ведь их функция была - образумить, урезонить толпу! А где? Где?!

Посмотри на город, что внизу. Посмотри, посмотри! Город спит, уже ведь полночь! Теперь подойди поближе. Ближе, еще ближе. Я тебе сейчас кое - что покажу.


Мы стояли у обрыва над черной пропастью. Внизу был город, огоньки которого поочередно затухали. Народ собирался спать.

Одним махом Аллах приподнял крыши домов, точно корку слоеного пирога, и обнажил начинку города.

Я так и замер.


Аллах продолжал.

- Мохаммед, вон, взгляни на того шаха. Прежде чем поесть плов, он добавляет туда щепотку своего дерьма, а в шербет, который сам же пьет, добавил он мочу. Во избежания сглаза это все он сделал.

А теперь обернись, и посмотри внимательно на того судью. Готовиться он спать. Вон, гляди-ка, маленький соседский мальчик потирает мазью ему задний проход, и задув горящую свечу, ложиться рядом. Тебе все ясно?

А вон и лучшая красавица города, невестка правителя. Днем она сказочно красива, жеманна, губки бантиком, глазки приоткрыты в очаровательной истоме, меж зуб ее встроен алмаз, который блестит при улыбке. А ночью, как видишь, она храпит как египетский медведь. От ее храпа больше шуму, чем от прибоя на океанских островах. 20 старых рыбаков она смогла бы перехрапеть.

А все думают, как она нежна и ласкова по жизни.

А вон, тот главнокомандующий, получивший недавно награду от шаха. Рядом с ним сидит колдунья, и гадает ему, говорит, что скоро станет он правителем. И тот, смотри, смотри, дает ей монету золотую.

Ушла колдунья, а в комнате остался он один. Это интересно, глянь. Вот скинул свой парик - оказывается он лысый, усы отклеил - безусый, отстегнул деревянную ногу - калека; не в постель бы ему, а в могилу лечь пора.

Обернись сюда и посмейся вместе со мной над этой бедной семьей. Это многодетные бедняки, живут они впроголодь, и смотри: всей семьей они, и дети тоже, каждую ночь посылают проклятья всем богачам, и даже всему человечеству. Они тоже пригласили колдунью к себе. Та дует на огонь, трясет руками, и говорит какие - то заповеди.

А вот и твоя любимая Аиша, последняя твоя жена, отворяет дверь другому. Более молодому.

- О Аллах, я считал ее святой!

- Напраааасно. Не надо быть легковерным. Но это мелочь. Даже солнце является рогатым. Солнце - подлое! Греет оно только богатых, от бедных отворачивается.

Отомри! Смотри сюда, на тех портных. Плетут они невесте свадебный наряд на завтрашнюю свадьбу. Невеста - дочь визира. И смотри, смотри, белыми нитками пришили, заткнули они к изнанке платья невесты всякие заклятья и порчу.

А это дом умалишенных. А вот, сумасшедший поэт, разыгрывает комедию о несчастной принцесс Елене, и орет в окно:

"Держи леопарда! Держи хищника!!! Люди - спасайтесь от леопарда''!

А в этот момент на темной улице с перепугу беременная девушка рожает прежде времени.

- Всего этого я не видал, о Аллах! Я что же, был слепцом?

- Да нет. Ты человек, ты просто человек. Не больше, не меньше. Человек всегда слабый, ибо он сильным быть не может. Да, ты пророк, но ты такой же человек, как и все, как и нищий на базаре, как слуга. У вас у людей, у всех одинаковая физиология, клетки, гормоны, ткани.

Однако, уж светает, нам пора заканчивать обзор. Пусть солнце само потрудиться, заглянет в щели, дыры. А - вот, последнее, смотри - ка, глянь на тех грабителей. В дом богача они вломились. В правительстве сидит богач. Вот, вот, уже подбираются воры к большущему мешку, набитому деньгами, золотишком. А там, в мешке, высунул голову сам хозяин - богач. Ха! Оказывается, он сидит внутри, никому не доверяя сторожить свое добро.

''Вот мы, воры, все в сборе'' - говорит хозяин им. Грабители же, испугавшись, попадали все в разные стороны; кто в лево, кто в право.

Но Мохаммед, смотри - ка, там много денег, целое состояние! И оно твое! Бери, твое оно, ты слышишь?


Пространство разлетелось в клочья. Это был совершенно неожиданный приказ. Сердце у меня остановилось. Но если бы только это!

- Да что ты, о Господь? О чем Ты, Боже-ж мой? - спросил я, чуть не сойдя с ума.

- Так это-ж краденые деньги. А ты пророк! Верни их людям!

- Нет и нет! Ни в этом дело, о Аллах! Толкаешь ты меня на преступление!

- Так ты не слушаешься?

- Нет!

Он с ненавистью посмотрел на меня.

- Тогда защищайся! - крикнул Он.


После этих слов, Аллах достал два огромных блестящих кинжала, отблеск звезд засверкал на их лезвиях. Он бросил мне один из них. Машинально с земли я подобрал кинжал, и стал я наготове защищаться. Тут же Он сделал выпад, а я отбился. Между нами завязалась битва, послышался лязг кинжалов. Я убежать хотел, но Он мне преградил путь.

- Именем Аллаха, пропусти меня! - я ляпнул глупость.

- Чего? Клянешься моим именем ты? Получай же, вот тебе, так, так, так!


С трудом сдерживал я его атаки.

- Тогда именем Сатаны! - сказал я наугад.

- Сатане здесь нечего делать! - сказал он, и вновь скрестились наши кинжалы.

Между нами завязался настоящий бой, но всевышний встретил достойный отпор, и был немного озадачен. Он мне наносил удары, искры дождем сыпались с кинжалов.

- Защищайся, пророк! - крикнул Он, и по ходу драки, говорил мне:

- Эх вы, люди, людиГлупые вы все! Клянусь собою, ай Мохаммед! Ученые, писатели, поэты, сценаристы, пишут всякую ересь, в надежде на то, что через десятки лет (!), их оценят пару таких же умных слепцов. И это будет, если будет, в идеальном случае.

Теряют они здоровье, пыхтят, нервничают, становятся завистливыми, получая взамен бедность и раннюю смертьЯ устал от этой глупости, Мохаммед!

Получай! Ого! Молодец!


Заметил я в Творце сверкающий взор. Я дышал порывисто, у меня была одышка, Он чувствовал это, но нападал Он на меня все агрессивнее, и продолжал говорить:

- Не совершенен и я сам, и создал я несовершенную Природу. У вас, на земле не ясно ничего, поэтому среди людей вечны споры, драки и войны!!!

Сколько глупцов на земле - о солнце! Одни влюбляются, не встречая взаимности. Другие ревнуют своих жен, следя за ними. Третьи плачут, рыдают над могилой матери, которую при жизни избегали. Четвертые пьют и жрут как свиньи, развлекаются с женщинами, хотя скоро будут голодать.

Пятые на грани разорения, бедны как слепые кроты, но мнят себя богатыми. На людях косят под богача, а дома у них вечный пост. Мол, они такие гордые.

Шестые осознанно живут в нищете, носят лохмотья, голодают, лишь бы попасть в рай. Более того, они обзывают других неверными, злорадствуют, ибо те будут гореть в аду. Даже иногда обещают молиться за них. Какое "милосердие"!

Седьмые лезут в политику ради славы и денег, вместо того, чтобы тихо сидеть дома, в уюте и тепле, и не выпендриваться.

Восьмые богаты лишь в мечтах, услаждаясь приятными снами, они вполне довольны и счастливы. Дескать, им от жизни ничего не надо, мол, они такие сытые.

Девятые замышляют государственные перевороты, десятые уезжают гулять за рубеж, там, в Рому, Рио, Московию, лишь бы "повидать мир''.

А иные мнят себя грамотеями, учеными, умнейшими людьми, учат в школах детей грамматике, хотя сами чахнут от смрада и грязи, и им это нравиться. Они же ученые! Они думают, что им это зачтется в небесах.

На, на, лови, лови удар, пророк!


Он окинул меня таким взглядом, описать которого невозможно. Он сделал очередной шаг вперед, продолжая говорить:

- Находятся и такие, которые написав одну две формулы, мнят себя Пифагором. А что сказать о тех, которые якобы искупив свои грехи, пожертвовали на церковь, мечеть, синагогу, на бедняков и нищих, и безмятежно радуются, измеряя срок своего пребывания в раю годами, месяцами, неделями без малейшей ошибки, мол, иначе и не будет, будто при помощи математического вычисления.

Много и таких, которые заводят себе собаку кошку или иную скотину, считая их лучше других скотин, а иногда и лучше самих людей. А что сказать о тех, которые выступая на сценах, смешат толпу. Толпа смеется, держась за животы, и все расходятся довольными, как будто сделали они общее дело.


Аллах не "щупал" меня, Он без "разведки" наносил яростные удары, которые я парировал. Параллельно говорил:

- Вот, я вижу, вижу людей - знахарей, врачевателей, которые вылечивают безнадежно больного, возвращают его к жизни, получают за это вознаграждение, и радуются, что совершили доброе дело. А тот больной через несколько лет становиться преступником.

А вон, вон патриоты своих наций, которые создают геноцид, объявляют войну всем инакомыслящим, защищая честь своего народа. А за это их сажают в темницы их же правители.

Более того, они, защищая свою отчизну, становятся шехидами, погибают, проливая кровь за землю, и думают, что та земля, которая накрыла их во время похорон этого стоит.


Все время я отражал Его удары, отступал от него, а Он, нападая на меня, не переставал говорить:

- А ты, как я посмотрю, не плохо дерешься. Ну, ну…Вот и военные, вот, вот, в кольчугах, с мечом в руках защищающие рубежи своей Родины, своего короля. Из-за своей почетной профессии они горды. Свою душу вкладывают они в работу, теряют здоровье, время, молодость, но потом и вовсе не жалеют о загубленной жизни, ибо считают себя бывалыми, видавшими виды людьми, при этом получая крохи за былые заслуги, и не имея никакого уважения.

Есть такие дряхлые старики, которые надевают на голову парик, красят свою седину, вставляют себе зубы, усиливают половую функцию, удлиняют свой половой орган, сидят на диете, едят только фрукты, овощи, и жалобно вздыхают на молоденьких девиц.

А вон рыхлые женщины - старухи, которые не отходят от зеркала, демонстрируя при людях свое увядшее тело, соревнуясь с юными девками, потягивают вино, смеются, танцуют, и довольны собой.

Может ли быть что - либо глупее? Да нет! Нет, нет, и нет!!!


Он нанес мне кинжалом два ужасных удара, второй коснулся моего плеча. Подошел Он совсем близко ко мне, чтоб нанести третий удар, окончательный. Еще раз я отступил назад. Но вдруг Он остановился, и неожиданно с шумом бросив на землю кинжал, сказал:

- От тебя шикарно пахнет, Мохаммед. Что за запах это? А? Эй, Мохаммед, чем надушился ты?

- Ничем - смиренно я ответил.

- Ну в общем, твое дело. Не хочешь, помолчи.

Так вот! Кругом сплошной разврат! Комедия и фарс. Но так надо. Что лучше: наслаждаться, веселиться, или повеситься? Что случилось бы, если кругом были бы одни мудрецы? Пошло бы развитие вперед! Пришлось бы все начать с нуля!

Создал я много наций. Много! И каждую поровну наделил глупостями. Без нее не было бы прогресса.

Англичане считают себя высшей расой, родовитой нацией. Французы приписывают себе красоту лица и вкусную кухню. Русские присвоили себе первенство в литературе и ораторстве. Греки мнят себя творцами всех наук. Испанцы считают, что основали воинскую славу, опираясь на историю амазонок, конквистадоров, кабальеро, идальго. Немцы бахвалятся четкостью и усердием. Арабы притязают на обладание единственно истинной религией, и смеются над суеверием остальных. Евреи же доселе ждут свою Мессию, цепко держась за Моисея.

И как я смеюсь, когда все эти идиоты бывают одураченными, оставаясь с носом. Короче говоря, когда я гляжу на людскую суету, то вижу стаю мух, которые дерутся, воюют, грабят, обманывают, умирают и рождаются. И этим я сыт полностью!

Человек глуп, он верит счастью, которое никогда не наступает. И не наступит. Это иллюзия, которая всегда близка, и все - таки вечно далекая, недостаточная.

Но человек туп, ему не нужно счастья. Хватает и того, что он надеется на счастье. Вот и все. Одной надеждой способен жить разве что человек. Ни одно животное не прельщается надеждою, а человек - это безмозглое создание, кормится только надеждой. Это меня раздражает.

И вынужден я посылать к вам землетрясения, смерчи, ураганы и войны, и уничтожить целыми тысячами этих недолговечных тварей.

- Но быть глупцом - это же несчастье?! - дерзнул я спросить всевышнего. Я тоже отложил в сторону свой кинжал.

Не ожидал Он моего вопроса. Остановился, опустил веки, и ответил:

- Нет! Это значит быть человеком, ибо значит быть глупцом! Ибо именно человек создал науку. Кому нужна наука? Кому?! Вместе с наукой пришла беда. В былые века люди не знали учености, подчиняясь только указам Природы. Какой толк и от языкознания, если у всех народов был общий язык? Кому нужна логика и психология, если не было различных мнений? К чему нужны знания законов при отсутствии преступлений? К чему? Кому нужна религия, которая тщетно пытается исследовать, если еще исследует, то, что находиться в поднебесье?

Природе ненавистна всякая подделка, и лучше бывает то, что не искажено ни наукой, ни человеком.

Мохаммед, послушай, все это называется комедией жизни! 5000 лет назад Адам и Ева выпили дурное вино. И одних глупцов стал производить их нектар. Так что, таков мой закон:

- Или пей это вино - или, пошел прочь!

Если нет, не выпьешь это ты, то знай, что скоро, очень скоро, твои враги отравят баранью грудинку, которую ты очень любишь есть. Намажут индийским ядом это мясо, и об этом ты не узнаешь. Ты должен будешь по запаху узнать это. Но ты съешь его, ты должен умереть! Скоро будет месяц - сафар. Съешь, съешь это мясо''. Все!

Это признание меня так поразило, что я лежал у обрыва еще долго, а Он в белом одеянии медленно уходил в сад. Даааа Вот это дааа

Ни слова. Только учащенное дыхание. Я чувствовал, что достиг того момента, когда ни один человек не захочет мне верить. И все же я продолжу свой рассказ.

Что происходит? Что? Я хочу найти изюминку. Что было главным для меня? Не то ли, что я стал пророком? Или когда-то был сарваном, а до того пастухом, еще раньше ребенком? Или что мне некогда, в давно исчезнувшие времена, нравилась одна девушка?

В ужасе я поднял глаза. И тут я все понял! Понял!!! Так это и была жизнь?! Это было все?! И я ударил себя по лбу и оглушительно рассмеялся.

А между тем сон пролетал. Никогда прежде мой сон не летал так быстро и неумолимо. Мне казалось, будто я стою на том же самом месте, на обрыве, а подо мною опять кипит жизнь. Но она кипит глубоко внизу, а я стоял уж слишком высоко. Я был почти в небесах.

Этот сон изменил меня. Я стал одновременно старше и моложе. И это все во сне.

Кем же был я в прошлой жизни? Кем? Меня обожгла догадка!

Многие поколения отработали мою карму, освободили от оков и цепей судьбы. Они это сделали для меня, не осознавая того сами. И моя карма очистилась, они открыли мне путь, поэтому я стал пророком.

Внезапно я почувствовал некий запах, вкус, испытал смутные и хрупкие ощущения - кожей, глазами, сердцем.

Может быть, это было в прежние времена, а может быть, еще в колыбели, но был со мной запах, и я чувствовал, что в нем живо нечто, о чем я не знал, и чего не мог назвать и определить. Это был божественный запах.

Многое я отдал бы даже сейчас за этот запах. Это был невероятный, неземной запах.

Ведь в меня влюбилась эта девушка, изначально понюхав меня. И те посланцы с неба, эти высокие, очень высокие люди в белом шепнули мне то же самое.

Многое отыскал я в беспомощных блужданиях по пропастям памяти. Одного я лишь не нашел: что значил для меня этот запах?

Я стоял в глубине долины, у реки Евфрат, под широкой зеленой листвой тихо текли воды, а все остальное затихло в ожидании.

Река текла мощно, шумя своими водами, ударяясь о большие камни берега.

Невольно я поднял вверх руки. От всей души я крикнул:

- О, древнейшая река! Ты не человек, ты совершенен! Это человек всегда меняется. Сначала он ребенок, потом растет, становиться зрелым, старым, и умирает, не поняв ничего. А ты, древнейшая река, всегда одна и та же! Ты не покорена, о, моя река Евфрат!

Ты божество природы, а я - всего лишь человек. Как это звучит гадко! Я просто скрасил свою скучную жизнь. Религия! Какая религия?! Это вздорная и нудная комедия!

О, река - ты девственна! Ты много людей сожрала, утопила, и этим наслаждаешься!

Хочу я быть похожим на тебя! Хотел бы я, что б была во мне часть твоего величья. Наряду с тобой так жалок я, как муравей передо мной, о, древняя река!

Я хочу тебе посвятить свою любовь. Никто не знает, сколько накопилось ее во мне. Куда мне тратить то ее? Людям не нужна любовь, они не поймут ее. Людям нужен страх! СТРАХ!!!

Скажи мне одному, а не наивным болванам: что заставляет тебя так быстро течь? Ты боишься замерзнуть? Или что? Что тебя заставляет? Не дыханье ль Сатаны, о - милая река?

Нет, я не в силах больше ждать, пора мне к людям. Настало мне вернуться к массам, в грубый мир людей.

И вновь пришел ко мне тот миг, который снился в детские года. Я тихо запел, и медленно спускалась вниз моя дорога. На родину…

Я человек, какой с меня пророк? Я нюхаю пыль пустыни и запах верблюжьего дерьма. Я слышу лепет, бормотание людей, и меня это раздражает. На мне балахон, изъеденный молью.

Видимо Аллах долго подбирал меня, как ключ к замку, но у природы крепкие затворы. Мне не дано это понять, ибо я ЧЕЛОВЕК! Не учел я что-то, хоть и неплохо начал.

Ну вооот, пожалуйста, испортил воздух я, и потекли из носа сопли. Какой же я пророк? Хотя иных пророков не бывает, они же люди все!

Я возомнил себя равным богу, переоценил свои права. Счел себя явленьем неземным, но я всего лишь человек, воистину я человек. Я пасынок природы. И я решил сказать, что я пророк последний. Будто жизнь после меня остановилась.

Мол, после меня на нашу землю не явятся пророки. Глупо это! Жизнь продолжается, и значит, пророки еще будут. Конечно же, мне было нужно так сказать, но это же был блеф! Сюда пророки еще явятся! Они уже явились, их просто не узнали. Но мне больше повезло, я выиграл бой при Басре. Не выиграй я этот бой, меня никто бы не признал. Народ обсуждает результат, народу личность не нужна.

Я считал, что дошел до совершенства, но ошибся. Я прошел лишь пол пути!


Увидев меня на берегу Евфрата, седовласый старик, приподнялся, приблизился ко мне:

- Ты где был, мой зять?

Я удивился, не понял его.

- Какой зять, отец? О чем ты?

- Э - эх, сынок… Значит ты забыл свою семью, свою супругу.

Я абсолютно не вникал в слова старика. Старик указал рукой мне в реку Евфрат. И я увидел, как две маленькие девочки, держась за руку, медленно входят в воду. Когда их головы накрыла вода, я обернулся, но уже старик исчез. И прямо перед моими глазами показалось дно реки.

Я видел отчетливо, как трое девушек сидя в воде, щекотали невод рыбакам. Прочие расположились в тине. Рядом с ними сидел тот старик. Видимо это был глава семейства. Он обратился к самой красивой из девушек, которая собирала самоцветные ракушки.

- Дочь моя! Сейчас ты на берег выйдешь, там будет мужчина. Близок он тебе, он твой отец. Береги его.

Она заговорила ангельским голосом.

- Это тот, который покинул нас и женился на другой?

- Он самый. И расскажи все то, что от меня ты знаешь про свое рожденье.

К ней обратилась мать девушки. Красивая женщина, излучающая свет и аромат ландыша.

- Дочь. И если спросит он, забыла ль я его иль нет, скажи, что все его я помню и люблю. И жду к себе. Поняла ты меня?

- Да, поняла.


Непонятным образом я вновь очутился на берегу Евфрата. Вернее, я его не покидал, мне удалось увидеть дно реки, и его обитателей. Странно это все. Невольно к этим грустным берегам меня влечет неведомая сила. Все здесь напоминает мне былое. Здесь некогда любовь меня встречала, свободная, кипящая любовь.

И тут я увидел девушку, которая на берег вышла. Она направилась ко мне, и…''


Сулейман тихо шепнул некоторые слова. Он пристально посмотрел на меня Никогда я не забуду этого взгляда. Потом Сулейман странно рассмеялся.

Меня стало леденить ужасом, сжигало сердце. Я остолбенела. Теперь я уже его поняла.


- Сулейман! Тебе не кажется, что ты слишком далеко зашел? - я встретила его взгляд, не спуская глаз.

Лодка давно причалила к берегу. Нас слегка качало волнами. Я стала вставать с лодки.

Сулейман приготовился объяснять, что делал на берегу Мохаммед, но после моего ответа понял, что говорить больше не о чем.

- Ты слишком далеко зашел, Сулейман! - я повторила. - …Это каторжно…это гадостно…этоэто…тут и слов нет, чтоб выразить.

- Я араб, зовут меня Атуба! Мне можно. Мне все грехи простят. Я ж мусульманин.

- Ты не араб, ты гад. Ты подонок, причем махровый, самый натуральный! Ты хочешь на евреев все списать. Но это глупо! Зачем ты это делаешь? Что тебе сделали евреи? Все говорят, твердят - евреи, евреи, евреи - но никто не понимает даже суть этого выражения. Что вам сделали евреи? Что!?

Люди, которые в XIX веке распространяли миф о всемирном еврейском заговоре, составляют довольно пестрое, разношерстное общество. Это продолжается и сейчас.

Эта фантазия легла в основу антисемитизма. Если евреи специфично понимают политику и жизнь, то не надо это понимать превратно и из этого делать вывод.

Спокон веков людям нужен козел отпущения, и он найден - еврей!

Когда спрашиваешь, что вам сделали евреи - ответы людей далеки от ясности и согласованности. Это все вызывает недоумение. Никто ничего не может придумать получше, чем просто обвинять евреев во всех грехах человеческих.

Изобретаются все новые версии. Дескать, всюду видна направляющая и разрушающая рука еврейства. Ни у кого нет ни одного единого мнения о «преступлениях» евреев. Мол, идеи либерализма - это изобретение евреев и они распространяют их с единственной целью: дезорганизовать и деморализовать неевреев. Или, например, как угроза взорвать мятежные столицы, пользуясь для достижения этой цели метро, подземным переходами.

Многие находятся под дьявольским наваждением. У всех на устах - евреи, евреи.

Везде подлог, грязная антисемитская фальшь. Если евреев больше в руководстве страны, то это что? - влияние массонов, сионских мудрецов?

Евреи-политики, как правило, идеалисты, вдохновленные идеей построения общества, где будут уничтожены все виды дискриминации. Обычно это плохие политики, и их, как правило, убирают сразу после свершения какой нибудь революции, реформы, переворота.

Но мифы о еврействе живучи.

Это как в стихах, может слышал:


Если в кране нет воды,
Значит, выпили жиды.
Евреи, бля, евреи,
Кругом одни евреи...

Если в кране есть вода,
Значит, жид нассал туда.
Евреи, бля, евреи,
Кругом одни евреи...


- Да…а ты умна, Эрна, я не ожидал.

- Не нужно, зачем это тебе? Лучше найди себе девушку … Знаешь, почему в твою голову лезут всякие кошмары? Я отвечу: у тебя нет денег. Я тебе желаю богатства. С богатством смиряешься легче, чем с бедностью. Трагедия бедности в том, что ей по средствам только гордость. Тебе срочно надо научится зарабатывать деньги, а то потянет тебя в политику.

И охота же тебе надрываться. Ты ищешь жадными руками клада, всю жизнь копаешься ты в хламе, и рад находке, что нашел ты старое дерьмо.

- …Э - эхЭрна…ты думаешь, я знаю, что хочу от жизни? Или, ты считаешь, что ты сама знаешь, что ты хочешь от жизни? Нам всем кажется, именно КАЖЕТСЯ, что хотим того то или этого. А на самом деле, хотим мы совсем другое. СОВСЕМ ДРУГОЕ! Соооо - всеем!

Сердце хочет одно, голова другое, а сам ты и вовсе иное хочешь. В юности мне казалось, что я хочу стать летчиком, я любил летать. Я хотел ощутить что-то новое, возвышенное, руками тронуть облака, очутиться в поднебесье. Поэтому я и поступил в летное училище. Но потом я понял, что это лишь казалось мне. Это иллюзия, плазма, самообман. В результате я стал злодеем. Везде противоречия.

У меня был сосед, он был бездетным.10 лет был женат, и не было у него детей.

Он молил от бога себе ребенка. Однажды он сказал мне: "Сулик, если бог пошлет мне ребенка, то обещаю - я не буду мечтать. Ни о чем''!

И оппа! - через год у него родился мальчик. Радости, пьянки, гулянки. А через два года он мне сказал:

- Сулейман, знаешь, я понял, что я ни этого хотел. Ни ребенка я хотел от бога…

- А чего ж ты хотел? Сам же сказал, что не будешь после этого мечтать...

- Нет. Сам не знаю, пока не установил, чего я хочу. Нужно прожить две жизни, чтоб окончательно понять, что ты хочешь на самом деле. Ни одну обезьяну нельзя научить термодинамике, потому что, в отличие от человека, она понимает, что ей это совсем не нужно.

Ведь наша жизнь, Эрна, знаешь что? Это как цыпленок в яйце. Пока он в этом яйце, дрыгается, крутится он там, - это есть его жизнь. Но как только он выйдет из своей скорлупы, тут же наступит смерть. Хотя на самом деле, жизнь только начнется после этого выхода из скорлупы, когда он увидит солнце.

А еще проще объяснить жизнь так: наш мир - это песочная крепость, выстроенная детской рукой на берегу моря, и от которой на следующий день не останется следа.



В краткий миг, дарованный судьбой,

Веселись, оставь пустой сарказм.

Радуйся, кружись, танцуй и пой,

Жизнь - прелюдия, а смерть - оргазм!



19.



- Папа, кушать будешь?

Это была 15 летняя дочь Сулеймана, Яэль, его единственная дочь. Она прижалась к отцу, обняв его за плечи. Они были почти одного роста. Она горячо обнимала отца, он же поспешил сократить эту сцену, как бы стыдясь выказать полноту своих чувств.

Сулейман развелся со своей женой уже давно, но периодически встречался с любимой дочуркой. Любил он ее безумно. Яэль знала о гомосексуальных похождениях отца, о его безбожной деятельности, однако им не брезгала. Они сидели на веранде, у себя на даче.

- А что есть кушать, дочка?

- Рыба! Судак, любимый твой судак.

- Э - а, доча, у меня цейтнот. Спешим, спешим мы с тетей.

- Папа, а деньги у тебя есть?

- Сколько нужно?

- Дай мне 500 долларов.

Глядя на Яэль, становилось грустно. Напуганная, с глухим голосом. Она была тучна, но бледна, вечно с влажными глазами. Жизнь ее измордовала.

Сулейман лизал ее как котенка. Вытащив с кармана бумажник, отсчитал ей ровно 10 стодолларовых купюр.

- Бери, тут 1000 долларов. И не считай, все верно.

Крепко поцеловав отца, Яэль приняла эти деньги.

- Спасибо пап, я верну их тебе. Обязательно верну. Через пару месяцев.

Взгляд Сулеймана остановился, глаза вспыхнули.

- Ты что, девочка, совсем что ли? Что значит верну? Я же твой отец! Я не взаймы даю, мой долг - помогать тебе всегда! И если ты еще раз заговоришь на эту тему, мы поссоримся. Поняла?

- Хорошо (отвела взгляд).


Ей стало обидно, и немного неловко. Ибо доброта, выказанная подлецом, разочаровывает совершенно так же, как и подлость, свершаемая человеком высокого идеала.

- Пап, а зачем вы с мамой развелись? Ну зачем? Меня бы пожалели. Ведь для меня же травма - ваш развод.

- Моя девочка, милый мой цыпленок. Знай, что я принадлежу не только тебе одной, хоть я и твой отец. Меня природа породила не только для тебя, мой воробушек. Во мне нуждаются и другие тоже. Так что, извини.

Через 10 минут Сулейман с Фейруз ушли, Яэль же презрительно провожала взглядом свою тетю Фейруз.

Их маршрут был в Крым, в город Евпаторию. Они ехали туда продолжать свою миссию.

По пути на вокзал, по дороге в Адлер, у обочины стоял мальчик лет 13. Он был в шортах и сандалиях. Кучерявый, смуглый молдаванин - худой хлыщ. В маленькой коробке он продавал белого кролика.

Сулейман остановился перед ним. Фейруз дернула его за рукав: "пошли, ты чего? Зачем тебе кролик''?

- Да погодь. Слышь, пацан, сколько стоит кролик?

- 5 долларов, дядя.

- На, стольник, и дай мне кролика. Сто баксов говорю, возьми, и давай его!

Пацан застучал глазами, замер на минуту.

- Ну что, ты продаешь, иль нет? - занервничал Сулейман.

- …Да, да. Конечно, дядя. Вот, возьмите...

Всучив 100 долларов США этому мальчугану, Сулейман взяв кролика за уши, посмотрел ему в глаза, положил на траву. Кролик один момент не двигался, только дрожал.

- Иди, иди, беги косой, пока я добр! - крикнул ему Сулейман, и побежал догонять Фейруз, которая остановилась, дожидаясь брата. Она уже привыкла к его этим странностям.

Фейруз на ходу ему бросила: "Ты что, дурак? Зачем тебе кролик? Ненормальный!''

Сулейман ответил:

- Офра, милая моя сестренка. Эти денежки были фальшивые! Фаль-ши-вы-е! А куда мне их деть?

Пусть хотя бы кролик временно погуляет вдоволь.


Они ехали на экспресс поезде, и на станции Чемитоквадже, городок на побережье Черного моря, их поезд столкнулся с другим составом. Это была страшная трагедия.

Об этой аварии писали газеты, говорили по телевидению.

Из 223 пассажиров, многие погибли. Выжило всего несколько, в том числе Сулейман с Фейруз.

Очухавшись, придя в себя, они стали топать пешком по полям и лугам в Евпаторию. Они спешили. Были видны их спины, они удалялись от станции Чемитоквадже, торопливо, вперевалку шли в сторону города Евпатории, крыши зданий которого уже издали показались на горизонте.

Взяв друг друга под руку, они ушли, даже убежали, будто взялись за руки двое детей и пустились бежать, сами не зная почему. Было видно, что у них видимо невидимо дел. Они свыклись друг с другом, будто луна и небо.

Повторяем: не смотря на многочисленные жертвы, Сулейман с Фейруз остались живы. В катастрофе погибло много честных людей, среди которых были монахи, попы, раввины, дети, пожилые, и пр. Но Сулейман и Фейруз не умерли.

Видимо, Природе не нужна точка, не любит она точку. Ей нужно многоточие, или запятая, но не точка… Фейруз и Сулейман свою точку в жизни еще не поставили.



Сжигая жизнь, сжигая все подряд,
Терзая разум, два факела горят…
Залить бы, погасить бы их навеки…
Но ведь тогда темнее станет ад!




20.





Колодец во дворе иссяк,

И мы с ведром и котелком

Через поля пошли к ручью

Давно нехоженым путем.




Архангел указал рукою вдаль, сказав мне:

- Ну что, девочка, потерпи, уже мало осталось. Мы дадим тебе шанс попасть в рай. Ты узнаешь, что ЭТО такое. Сначала ты поговоришь с богом, а потом попадешь в предрайник, там феи живут. Нам интересно твое мнение о жизни этих фей. Дорогу укажет тебе наш проводник. Кстати, с тобой пойдут еще муж и жена. Они тоже умерли.

Я обернулась, и увидела Каму с Айдыном. Кама долго изменяла Айдыну, и Айдын терпел эти ее выходки, но чаша переполнилась, когда у них родился мальчик, и Кама назвала малыша Ашдадом. Айдын не выдержав, убил и жену и себя. Теперь они оба боялись попасть в ад.

- Инар! - крикнул в сторону архангел. Появился проводник. Он был в черном длинном плаще, с капюшоном на голове. Лица не видно.  




- Пойдем в горы - услышала я сзади.

Это был Инар. В этих краях его называли преподобным. Он обещал меня сопровождать до той горы, где жил сам бог, потом привести к вершине, именно той вершине, где находится домик феи. Фея там живет одна. Она там счастлива, вечно улыбается, собирает с лужаек белые розы, поет блаженные песенки. Это со слов проводника.

Там действительно есть прекрасная лужайка. Кругом все желтое, будто лимонная опера. Цветы, маки, белая лошадь грациозно скачет мимо.

И мы пошли. Медленно передвигаясь, я плелась за проводником, изредка поглядывая в сторону родного города. Чуть сзади под руку шли Кама с Айдыном.

Показалась белая гора. Проводник сделал знак рукой, и мы остановились. Устремили свой взор на дорогу. Посреди дороги лежал человек.

Сталкер Инар начал медленно говорить:

- Все в Природе выполняет свой долг. Все! И хищники, и рыбы, и птицы, и люди, и планеты, и ветер, и дождь, и гроза, и снег. Абсолютно все! Все они выполняют свой долг! Все! Кроме всевышнего! Вот он, лежит у наших ног, на земле.

- Это и есть бог? - раскрыв пошире глаза, спросила я, указывая рукой на нищего в рваном балахоне, валявшегося на дороге.

- Да, это бог!

Творец действительно валялся на дороге в рваном тряпье. Ему было больно, он силился встать. У него тряслись руки, был раскрыт рот, приоткрыв давно нечищеные зубы. Только волосы были золотые. Еще издали сверкали они золотистым блеском.

Тело всевышнего было в пыли. Он был беспомощным, был лишенным сил как дите, как червяк, которого откопал рыбак, чтоб насадить на крючок.

Падая, угодил лицом он в грязь, и из его ноздрей текла кровь. На его одежде красовалось столько заплат, будто сшита была она из отдельных тряпок.

Я вскричала:

- Не поняла!? Он пьян?

- А может и обкурен…- добавил Инар.

Всевышний пьян, или обкурен - кто б мог поверить?! КТО!?!?

Но внезапно Он проснулся, огляделся по сторонам, и увидев путников, Он резко исчез, и на вершине белой горы появилась небольшая тень.

- Это он? - вновь спросила я.

- Да - ответил Инар.

- И перед ним можно исповедоваться? - дрожащим голосом спросила Кама.

- Пожалуйте - ответил Инар.

Как только оборванец поднялся наверх, все люди, подняв вверх головы, тут же зауважали того, кто наверху.

Это и есть человеческий принцип - уважать того, кто наверху. Не важно кто он, лишь бы он был вверху. Вот и все!

Кама с Айдыном приблизились к подножию горы, взглянули высоко наверх, и начали рассказывать о своей жизни. Кама вспомнила свои грехи, и Айдын вспомнил свои.

Закончили они свой рассказ, и полное молчание.

В небесах воцарилась тишина. "Идите на хер!" - эти слова готовы были сорваться с губ всевышнего, но он их не произнес. Но лик его потемнел, и они спросили себя, неужели же ради этого сотворил он этот мир, где после зимы идет весна, а после ночи утро?

- Мне иногда кажется, - промолвил всевышний, - что звезды сияют ярче всего, когда отражаются они в грязной воде луж.

Впервые я услышала его голос. Это был низкий, но звонкий голос, чуть грудной, с придыханием. Я обернулась на Инара, и так посмотрела на него (как бы призывая его в поддержку), что про этот взгляд можно написать целый роман. Глубокий был взгляд, как бы говорящий: "и это был сам бог? Это его голос, это его первые слова? Не правильно он начал говорить''.

И по-прежнему стояли перед ним две тени, и сейчас, рассказав свою невеселую историю, супруги испытывали известное удовлетворение.

Борьба была тяжкой, но они свой долг исполнили. Всевышний легонько дунул - как дуют на горящую спичку, и - глядите-ка! - там, где только что стояли два несчастных духа, не осталось ничего. Всевышний, сказав - ''вы спасены ', послал, направил их в рай.

- Я удивляюсь, почему люди полагают, будто супружеской неверности я придаю такое важное значение, - сказал Он. - Если бы повнимательнее они читали мои произведения, они увидели бы, что я всегда с симпатией относился именно к этой человеческой слабости. Ибо измена - это тоже мой облик.

Я сердито молчала. И Бог повернулся ко мне, я все еще ждала своей очереди. Я нервничала, я производила впечатление опасливо озирающегося, затравленного зверя, угодившего в клетку.

- Не можешь ты не согласиться, - сказал всевышний, - что в данном случае очень удачно я соединил свою власть с моим благородством. Хотя поверь мне, что во многих моментах и я бессилен.

- Но ответьте, с какой стати тогда считаете вы себя богом? - не выдержала я.

- А это очень просто, милая. Все элементарно. У меня нет родителей! У бога не бывает родителей, вот и все.

- Странно это все. Я вам больше верила, чем себе, но вы меня разочаровали. И вы - это тот самый Бог?

- А что тебе не нравиться во Мне?

- Да мне без разницы. Я - Эрна, а это что-то значит! Но меня ты удивил... А не боишься ль ты своего имиджа? Скажут, мол, кому мы поклоняемся? Ты пал ниже людей, кого слепил ты сам.

- Да?... Что-жа я тебя сейчас протестирую, моя милая Эрна.

- Это как?

- Сейчас увидишь. Посмотрим, какая ты на ощупь. Ты готова?

- Валяй!

- Ну, начнем. Мои вопросы нужно ощутить, а не услышать. Этот тест не очень прост.

- Может сразу к делу перейдем, а то болтаешь языком.

- Кхи… Смелая ты Эрна! Что - ж, начнем. Мне говорили, что слово- это начало всему! Мне тоже обещали, что слово - спасенье! Спасенье, спасенье. Ты выбираешь молчанье?

- Да!

- И Отреченье! А, Эрна? Это твое - начало!

- Я отрекаюсь!

- Что? Каюсь?

- Нет!

- Люстры потоков! Ватты, протоны... Высшие фантомы, а под ногами тонны... натриево-хлорной грязи. Душа вязнет, теряется, ей душно...

- Нет!

- Нет? Узор извилин, эффект отраженья. И мыслей сплетающийся венец! Всякая жизнь - сраженье, я знаю. Пораженье - конец! Мертвец?

- Нет...

- Ооо. Если в рабе не холить скотины, в выборке малой пастух, ты прикопаешь к пристенку овина, одного из двух: сдохнет - скотина - останется дух!

- Нет!

- Эрна! Дух не бывает рабом! Рабство не терпит духовности! Дух не озабочен ртом! Словом и чревоугодностью! Условности?

- Нет.

- Впечатляет, впечатляет, Эрна…Очень впечатляет. Ты стойкая, однако! Но люди - идиоты, Эрна! ИДИОТЫ! Человек тебе не чета, Эрна! Люди вечно должны поклоняться. Не важно кому - богу или ослу! Ты думаешь, зачем это я привил людям религию. Зачем? Зачем я послал пророков на землю? Зачем?

Объясняю. Читая священные книги, люди превращаются в моих рабов. Людей прельщает слово - раб! Им нравится это слово - раб. Люди слабы, ибо им нравиться быть рабами. Поэтому они читают и будут читать эти священные писания!

И потом: разве мало случаев, когда сын сильнее своего отца? Так что, человек может быть сильнее меня. Молод я еще, и значит долго еще терпеть человечеству мои жестокие капризы.

- Да уж… ну и урод же ты!

- Какой я есть...

- Послушай, покажи мне свои глаза. Глаза, глаза! Я хочу на них взглянуть!

- А у меня их нет! Я все делаю вслепую. Да, да, вслепую! Но чувствую я все! Причем я мнителен. Да, да, да, да, да, мнителен! Обычные земные вопросы вызывают во мне обидный намек, или оскорбление.

Вы служите мне все, я знаю вашу подноготную. Все вы на месте стоите, но думаете, что вечно вы в движенье. Нет! В природе все что есть, все мчится мимо вас, а сами вы недвижимы. Вы тупые, и главное, вы с самомнением.

Вот элементарно, я спрошу тебя, тебя, Эрна, ответь: что такое мир? Что это за понятие? Кхи…

Если бы люди могли охватить все в своих мыслях каждый раз, когда они слышат или произносят слово "мир", большинство из них должны бы допустить - что это слово "мир" не дает им никакого точного представления. Просто ухватывая ухом привычное созвучие этого слова (они привыкли это слышать), значение которого кажется им понятным, они как бы говорят себе: "А... мир... Я знаю, что это такое", и спокойно переходят к другому.

Например, кто-то из людей, прочитавший, в числе прочего, несколько книг по астрономии, сказал бы, что "мир" - это множество солнц, окруженных планетами и расположенных на колоссальном расстоянии друг от друга, формирующих то, что мы называем "Млечным Путем".

Другой, интересующийся современной физикой, рассказал бы о "мире" как о постоянной эволюции материи, от атомов вплоть до громадных объектов, таких как планеты и солнца.

Третий, который по той или иной причине увлекается философией и читает что попало по этому предмету, сказал бы, что "мир" - только продукт нашего представления и воображения, и что наша Земля, например, со своими горами и морями, растительным и животными царствами, всего лишь видимость, иллюзорный мир.

Человек, чье мировоззрение основано на религиозных догмах, утверждал бы, что "мир" - это все сущее, видимое и невидимое, созданное Богом и зависящее от Его Воли. В видимом мире наша жизнь коротка, но в невидимом мире, где человек получает награду или наказание за все свои деяния во время его пребывания в видимом мире, жизнь вечна.

Другой человек, изучающий парапсихологию, магию, мистику, сказал бы, что рядом с видимым миром существует другой "мир", "потусторонний", и что уже установлена связь с существами, населяющими этот "потусторонний мир".

Фанатик теософии продолжал бы и сказал, что существует семь взаимопроникающих "миров" и что они состоят из все более и более разреженной материи, и так далее.

Все это мыслеблудие!

Короче говоря, ни один из наших современников не смог бы предложить точное определение, принятое всеми, реального значения слова "мир".

Все дети и взрослые всегда любили получать на день рождения какую-нибудь игру или игрушку. Но самую лучшую игрушку - наш мир - каждый человек на свой первый день рождения уже получил. Эта игрушка такая интересная и такая сложная, что человек играет с ней всю жизнь.

Много игр придумывает в жизни человек, но Божью Мировую игру никакой человек не создавал. Некоторые из правил, советов, указаний, что за тысячелетия существования игры были людьми сформулированы, могут однажды оказаться просто неправильными. Например, утверждение "Земля плоская" считалось когда-то абсолютной правдой, но сегодня таковою не является.

Может быть, это вообще не мир для жизни, может быть это конец игры?

Люди, людиВы ничего не знаете! И только живете, дышите и спите. Вы не понимаете, что жизнь - это не игра, а конец всех игр. Игра была раньше, но уже закончилась. Результат игры мне ясен, но я вам его не скажу.

Мне доверили эту игру в карты, под названием жизнь. Мне просто доверили, не я главный. Я перетасовываю карты, то есть вас, и жертвую многими козырями, ради одной бездарной карты. Жертвую туз - козырем ради обычной шестерки. Я так хочу, я играю на свое усмотрение. Это игра, поэтому в любой миг целые народы могут умереть, не зная сами почему.

Мне игру доверил тот, кто выше меня. Одним своим зевком я мир могу разрушить.

Глупые люди, а их большинство, думая, что ничто не возникает из ничего, сделали монументальный вывод, что мир создал я. Но из этого исходит, что сам я тоже возник из чего-то. Но мне выгодно, чтоб люди думали, что я - творец единый, верховный господин.

Однажды, это было очень давно - лет 200 тому назад - я получил сообщение, что один человек на Земле в своих мыслях поднялся до понимания сокровенных тайн мироздания. Он отрицал бога, то есть, меня. И группа религиозных фанатов собиралась уничтожить философа. Я думал: вмешаться или нет? Требует ли этого историческая необходимость? Тот ли это случай?

И все-таки я пришел на Землю в качестве странника - нищего. Я мог бы помочь этому философу. Я увидел его, его хотели сжечь живьем. Собралась на площади толпа, многие подбрасывали хворост в костер.

Вывели философа на площадь, и он, заметив меня одним глазом, почувствовал, что я хочу его спасти. И проходя мимо, остановился, и выговорил он мне следующее:

- Не надо, чужеземец! Это будет только новое чудо, новая радость церковникам. Они сразу же начнут утверждать, что меня спас сам дьявол. Ты не докажешь им, что ты не дьявол, а бог. Спасение получиться сверхъестественным, а это для меня неприемлемо. Их и так много, этих выдуманных церковниками чудес. Я прошел свой путь, и это его логический конец.

И тогда я посмотрел на толпу и гневно подумал: ''Что ты делаешь, человек? Что за страшный мир? Люди живьем сжигают своего брата, ибо он не признал меня. Меня, который положил на вас всех! Ты слышишь, положил''!

Меня тогда очень разозлили люди! Я это так не оставлю. Потом плюнул. Ведь люди такие темные и убогие, что им нужна жертва. Жертва! Без разницы, какая - лишь она была - эта жертва!

Ну а если завтра кто-то из этих угловатых туземцев задумается: за что все - таки сожгли философа, это тоже для меня успех.

Мои милые и добрые Пророки! Да поймите же вы наконец! Не трогайте вы людей; не распаляйте вы в их душах возвышенных чувств, и не делайте вообще никаких попыток сделать людей лучше. Ибо вы видите: пока люди плохи - они ограничиваются мелким подличаньем - когда становятся лучше - они идут убивать. Ибо они умеют любить, а кто любит, тот убьет.

Хотя смерть людей меня устраивает, это для меня оргазм, это финиш и оконченность, и все же жалко мне людей, особенно детей. Поймите же, добрые Пророки, что именно заложенные в душах людей чувства Человечности и Справедливости и заставляют людей возмущаться, негодовать, приходить в ярость, и идти на убийство. Поймите, что если бы люди лишены были чувств Человечности, так они бы вовсе и не негодовали бы, не возмущались.

Если человек - говно, мерзость, падаль, тварь, то увидев себе подобное говно, он его не тронет, он даже радоваться будет, мол, я не один таков.

А чистый человек, заметив перед собой дерьмо, захочет его уничтожить, стереть, убрать с глаз долой. Джихад и газават объявляют чистые люди, а не грязные. Они не воспринимают людскую гниль. Самобичевание тоже элемент чистоты. Эгоист и падаль не будет себя бить хлыщом, проливать свою, и тем более, чужую кровь. Террористы также чисты, они идут убивать за чистую и высшую идею. Грязный человек в террор не пойдет.

На убийство пойдет лишь тот, кто умеет любить. А секрет любви прост: ты должен любить не человека, не самого человека, а все его дерьмо, гниль, гадость, которыми он наполнен, напичкан по горло.

Поймите, что не коварство, не хитрость, не подлость разума, а только Человечность, Справедливость и Благородство Души принуждают людей негодовать, возмущаться, приходить в ярость и мстительно свирепствовать.

Поймите, Пророки, это механизм человеческих душ - это механизм качелей, где от наисильнейшего взлета в сторону Благородства Духа и возникает наисильнейший отлет в сторону Ярости Скота.

Это стремление взвить душевные качели в сторону человечности и неизменно вытекающий из него отлет в сторону Зверства, проходит чудесной и в то же время кровавой полосой сквозь всю историю человечества, и люди видят, что как раз те особенно темпераментные эпохи, которые выделяются исключительно сильными

и осуществленными в действии взлетами в сторону Духа и Справедливости, кажутся особенно страшными в силу перемежающихся в них небывалых жестокостей и сатанинских злодейств.

Э - эх…Эрна, ЭрнаСколько людей живут правильно, мудро, но сами этого не понимают, не осознают. Они делают это подсознательно, хотя какая разница - главное, они на правильном пути. Сельчане, рабочие, труженики, бедняки и многие лица такого сорта племени живут в душе уютно и спокойно, верно и умно, хоть и нуждаются во многом.

ОНИ ЖИВУТ ОТРАДНО ДЛЯ МЕНЯ!!!! Они во многом счастливы, и место им в раю! Но сами они этого пока что не поймут. Они вечно недовольны, мучаются, плачут, хотя живут моей идеей.

- И все же, почему ж ты в таком виде? Почему? Не красиво ж это! Ты же бог! - я Его перебила.

- Не понимаешь ты ничего. Такой вид создает эффект неожиданности. Если я буду иметь вид богача, и параллельно говорить умные слова, мне никто не поверит, подумают что я вычитал где то те слова. А когда я нищ и прокаженный, когда я необразованный болван, то мои слова воспринимаются как чудо. Ведь все пророки были нищи, не мог же быть пророк купцом или вельможей. Пророк обязан быть в грязи, он чернь, на то он и пророк.

Я равнодушия вам прощаю, мои дети. Хоть я и мал, но старше вас, и чтоб понять меня, должны пожить на свете столько же и вы.

Садовник изначально знает свое деревце, которое посадил он сам. Наперед известен и урожай и плод. Я знаю, чем вы дышите, на что горазды вы. Помнится мне, ты интересовалась, почему это я прибираю к себе молодых, высылаю смерть не только старым людям. Почему, мол, не жалею я детей, юных подростков? Тебе это интересно узнать? Я отвечу!

Если на вашей Земле будут умирать одни старики, то молодые не на шутку обнаглеют. Они будут знать, им не подвластна смерть, и будут борзеть дальше. Их наглость дойдет до неимоверных пределов.

Ты думаешь, если бы умирали одни старики да старухи, было бы хорошо? В мире воцарился бы тогда хаос. Молодежь всех грабила и убивала бы.

Действую я напрямик, а не с оглядкой и зигзагами, как вы - двуногие отродья.

А теперь ступай, заждалась твоя фея, тебе она понравиться. Я уготовил тебе там место лучшее из всех.


Я с проводником продолжили свой путь.

"Какой у него голос. Какая в его речах мягкость и нежность '' - процедила я про себя.


У входа в ущелье, возле темных скальных ворот, я встала в нерешительности, обернулась и снова посмотрела назад. "Дааа… И это был сам Бог?''

Сияло солнце, на лугах мерцало летучее коричневатое разноцветье трав. Над головой пролетел розовый фламинго.

Солнце милей, когда оно сзади, когда ты видишь перед собою яркую сверкающую дорогу, похожую на твое зеркало жизни. Если солнце впереди, то это раздражает. Невольно закрываешь глаза.

Я видела перед собой освещенную солнцем лужайку. Там жилось хорошо, там было уютно и тепло, там глубоко и спокойно гудела душа. И, возможно, я круглая дура, если захотела покинуть все это и подняться в горы, к фее.

Теперь я посмотрела на ущелье, погруженное в бессолнечный мрак: маленький черный ручеек выползал из расщелины, чахлые пучки бледной травы росли вдоль его кромки, на дне ручья лежала разноцветная, обкатанная водой галька, мертвая и бледная, как кости тех, кто был жив когда-то, а ныне умер.

"Разве там, откуда мы пришли, не было в т